read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Алексей нашел неплохое место для огневой точки и устроившись поудобнее отстрелил в воздух летающего разведчика.
Ожил речевой информатор «Вереска»:
— Обнаружен скоростной низколетящий летательный аппарат неизвестного типа. Кодовый сигнал неизвестен.
— Сокол. Засек неопознанную цель.
— Мочи всех, кого видишь, Белый, — азартно выкрикнул Кэп, — тут пока наших нет.
Алексей успел только скосить глаза в сторону иконки, изображавшей ракету, как она мигнула зеленым а затем чуть тряхнув броню, ракета по-минометному хлопнув, ушла вверх и, вильнув зигзагом, практически сразу пропала из виду.
— Это чем же ты стрельнул? — раздался голос Рыжего. Похоже на алатскую «Канно», но те вообще-то по прямой летают.
Ответить Белый не успел.
Ракета, предназначенная в том числе для взлома бетонных укрытий, просто прожгла корпус корабля насквозь, зацепив главный ходовой реактор и энерговод. Шлемофон сначала донес гулкий звук взрыва, а потом нарастающий хруст и грохот, затем, догоняя звук, на поле перед группой, вырывая деревья и гоня перед собой вал из земли и обломков стволов, выполз, теряя скорость, большой, метров около ста длиной, корабль.
— Ребята, он лег брюхом на главный шлюз! Живем! Рыжий, Ваня, Крот, заткните аварийную шлюзовую, а Туз с Белым — пробоину.
Алексей переключился на пушку. Сервомоторы бронескафандра выпрямили левую руку и жестко зафиксировали сочленения, образуя из труб над рукой разгонный ствол. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как из дыры в корпусе начали вылезать солдаты в броне болотного цвета.
Десяти миллиметровые болванки в «шубе» из пенокерамики, вылетая из ствола со скоростью около четырех километров в секунду, пробивали и броню, и обшивку корпуса насквозь. Практически сразу, наступательный пыл десантников угас, и из дыры больше никто не появлялся. А у шлюзовой шел настоящий бой. Около десятка таннух смогли выбраться наружу, и под их прикрытием сквозь ворота выскакивали все новые и новые солдаты.
Снайперы группы довольно успешно прореживали комсостав, а Туз, подобравшийся на предельно близкую дистанцию, бил из крупнокалиберного пулемета в упор, выкашивая всех остальных. Но, несмотря на чудовищные потери, солдаты лезли, как очумелые, пока не показалась массивная бронемашина, загородившая своей тушей весь шлюз. Болванки и пули с визгом рикошетировали от ее брони, не причиняя видимых повреждений. Алексей двинул ползунок регулировки скорости шариков на максимум, и дал длинную очередь по бронемашине. Точнее попытался дать потому как легкий щелчок приемного лотка и загоревшийся перед глазами транспарант, сообщили, что боезапас для пушки кончился.
Алексей тяжко вздохнул. Этот момент он бы предпочел отодвинуть а в идеале избежать совсем. Пушка Петровича была не опробована никак, а ракет осталось всего три штуки. Тогда, в подземелье, глядя на сто миллиметровое жерло, он просто побоялся, что после таких проб перекрытия элементарно завалит так, что не нужно будет хоронить. По размеру энерговода и самого оружия это могло быть что угодно. От плазмы крупного калибра до какой-нибудь экзотики вроде гамма-лучевой пушки. Он вскинул оружие к плечу, поймал в визир дверь шлюза и нажал спусковую кнопку. Отдачи не было совершенно. Просто короткая вспышка, и в сторону противника метнулся небольшой, словно мячик, огненный шар.
Алексей уже успел разочаровано вздохнуть, как шар врезался в металл обшивки и начал растекаться светящейся пленкой по всему корпусу корабля, за доли секунды покрыв тускло светящимся слоем. Затем все ослепительно вспыхнуло, и взрывная волна сильно толкнула Белого в грудь.
Когда в воздухе перестали летать куски обшивки и фрагменты тел, в эфире прорезался Рыжий:
— Мля! Чо это было? — он сквозь заляпанное грязью стекло смотрел на корабль, превратившийся в комок бесформенного металла. — Я такое даже в кошмарном сне не видел.
— Показать еще раз?
— Ну, на хрен. — Рыжий нервно хохотнул. — Я лучше пешком постою.
Небрежно забросив на плечо тяжелый гравидеструктор, подошел Кэп.
— Да. Сильно ты его. Че-т я сомневаюсь, что кто-то выжил. — он поднял стекло. — Крот!
— Здесь!
— Пройдись сканером. Может, все же кто еще дышит…
— Ага. Как же. Дышит. — проворчал Крот. — У меня, бл…, в ста метрах чуть дух не вышибло, Туз, вон, еще на небо таращится, все не может понять, куда его пулемет улетел. Белоснежке в трехстах метрах камнем бронестекло раскололо. Камень в пыль, стекло пополам, а он хочет, чтобы в эпицентре что-то выжило. Щазз!
Кэп присел и включил связь со штабом.
— Верба, я Сокол. Да, на месте. Полностью уничтожен средний транспорт класса «Тангон». Как? А это ты у Шереметьева спроси. Ага. Того самого… Да. Штурмовики отзывай… А?… Насчет этого, опять же, к Шереметьеву. Но, думаю, поисковикам тут делать нечего… Ну, сам увидишь… Да, с нами… Ты чего на меня орешь, салага? Он офицер, а не институтка. Не хрен за ним присматривать. Он сам за кем хошь присмотрит… — Кэп помолчал, затем тон его резко изменился. — Да, тащ генерал. Нормально… Так это он спалил транспорт… Откуда я знаю… Нет… Не знаю… Ну чего вы мне жилы мотаете?!.. Так сами у него и спросите… Есть, тащ генерал… Белый!
— Здесь. — Алексей с наслаждением вдыхавший не испорченный фильтрами воздух оглянулся.
— Тут меня спрашивают, можем ли мы повторить подвиг. А то ребята из двадцатой зенитной, похоже, снова прохлопали прорыв. Сейчас туда стягиваются еще три группы, и идет батальон заслона и артдивизион. Но мы с восьмой ближе всех.
— Я только за. — Алексей кивнул. — А как остальные?
— Белка! Чего у тебя со стеклом?
— Менять. — вылезшая из кустов снайперша мотнула головой. — Вообще ни хрена не видно.
— Так, парни. Все в машину. Рыжий и Крот, помогите заменить лицевую Белке.
Машина плавно, словно лимузин поднялась в воздух и легла на курс.
— А у нас есть псевдооптика в зипе?
— Я с бронестеклом как слепая. — девушка с миловидным веснушчатым лицом поправила локон, загнав его в щель между головой и шлемом.
— Ага. Вот, есть одно. — Крот с подозрением посмотрел бронещиток на свет. Тока какой-то он мутноватый… Наверное, вайшат совсем старый.
— Крепи. — Белоснежка протянула шлем. — На базе поменяю.
— Это мы разом. — Рыжий кивнул и начал ловко шуровать инструментами.
— Белый. — Кэп, сидящий на командирском месте, чуть обернулся. — Надеюсь, эта твоя штука не одноразовая?
Белый скосил глаза на индикатор реактора. На первый взгляд, зеленый столбик, показывающий уровень энергии, даже на волос не опустился ниже максимальной отметки
— Думаю, еще раз на тридцать — сорок хватит. — Он пожал плечами. — Опытный экземпляр.
— Ну и славно. — Кэп кивнул и снова отвернулся.
Летели недолго. Минут через десять бронетранспортер снизился и пошел на малой высоте, лавируя среди холмов.
— Корабли сели в ложбину между высотами 330 и 348. Там два «Тангона», и один «Ашарк». Наша задача — не дать им развернуться и обойти восьмую группу и район развертывания артдивизиона с тыла. Как сами понимаете, из-за «Ашарка» штурмовикам здесь не место. Сюда уже идут самоходки, но до их подхода нужно по возможности придержать противника в котле. Всем понятно?
Вместо ответа защелкали забрала шлемов.
— Белый. Ты со своей пушкой попробуй подойти поближе. Летающую дрянь мы у таннухов еще на подлете пожгли, так что пока новой не напустят, все будет спокойно. Видишь,там холм? С него все как на карте. Если мы запалим хоть один транспорт, начнутся интересные варианты. Поэтому в заслон пойдут я, Рыжий, Крот и Туз. Бельчонок с Крастой— во фланговое прикрытие рубежа. Ваня, ты пойдешь с Белым. Бери тяжелую плазму и десятый грав. Прикроешь его.
Транспорт нырнул в небольшую рощу и замер.
— Вперед!
Белый выскочил из машины и понесся бегом к виднеющейся невдалеке высотке. Оглянувшись через пятьсот метров, он увидел отставшего Ваню, прущего две больших пушки на плече.
— Вань, давай свои дуры. А то мы так никуда не успеем.
— Что-то аисанаг[10]сдох. — лейтенант поднял лицевую пластину и мучительно сплюнул густой слюной.
— Там разберемся. — Алексей глянул в лицо Ване. — Без груза дойдешь?
— Ага, — тот кивнул, — погнали.
С трудом взобравшись на пологий, но осыпающийся мелкой каменной крошкой холм, они осторожно раздвигая высокую траву вползли на вершину. Метрах в трехстах от подножия на земле стояли три корабля таннух. Два таких же, как уничтоженный ранее, а один серьезно побольше. Около двухсот метров в длину и сплющенный, словно рыба, он опустил свои грузовые аппарели, с которых сплошным потоком шли солдаты и техника.
Алексей внимательно огляделся и сверил свои расчеты с анализом тактического компа.
— Ваня.
— Здесь.
— Стрелять будем быстро, уходить шустро. Ели что, бросай на хрен, что не жалко, и беги со всех ног вон в ту ложбинку. — Белый показал на овраг, прорезающий холм сверху вниз. — Там можем еще немного повоевать и даже снова подняться на вершину.
— Понял. — Офицер кивнул, поднял гравидеструктор на сошки и выдвинул фокусировочный кожух.
Алексей поймал в прицел проем аппарели большого корабля и коротким волевым усилием скомандовал запуск. Метнувшись едва заметной тенью, ракета влетела в раскрытыеворота. Взрыв прозвучал глухо, почти неслышно. Но сразу за звуком из ворот выхлестнулся длинный язык огня, вспоровший обшивку корабля и расколовший его корму рваными лепестками металла. Не дожидаясь окончания спектакля, Белый пустил еще две ракеты и сбросил опустевший пенал.
— Меняем позицию.
Сначала ползком, а потом одним коротким рывком они достигли завала из тяжелых гранитных валунов.
На площадке, там, где находились корабли, теперь царил настоящий ад. Корабли дымили и искрили словно фейерверк, а те, кому посчастливилось выжить, носились, пытаясь хоть что-то спасти из огня.
— А неплохо вышло? А? Вань?
— Зашибись. — прошептал Ваня, оглядывая апокалипсис местного масштаба восхищенным взором. — Смотри, — он ткнул Белого в бок, — наши начали танцы.
Техника таннух спешно разворачивала хоботы стволов, пытаясь поймать в прицел взявшихся откуда ни возьмись врагов.
— Поможем браткам?
— Не вопрос. — лейтенант кивнул и щелкнул рычажком активатора грава.
Таннух довольно быстро вычислили вектора, откуда вели огонь, и начали методично перепахивать все подозрительные места.
— Уходим.
— Да. — Ваня коротко кивнул. — Что-то здесь климат поменялся.
Уже с новой позиции они увидели, как под прикрытием двух танков на их холм взбирается до взвода таннух. Правда, шли они в то место, где уже никого не было.
Алексей забросил денантор за спину, снял с зажимов на спине странный агрегат Петровича и навел на танк.
— Всем, кто меня слышит, — он сдвинул флажок предохранителя, — рекомендую упасть на пару секунд.
— Ох, ё… — Ваня бодро залег за камнем, ухитрившись вместить в небольшую ямку все свое недетское тело.
Такой невзрачный с виду шарик весьма удачно накрыл сразу два танка и, словно перекрасив их на мгновение красной светящейся краской, полыхнул ослепительным взрывом. Гравикомпенсаторы не дали Белому упасть, но качнуло от души. Уже на обратном движении, он успел заметить, как мимо пролетают невнятные ошметки и обломки.
«Так. Тут пока все чисто». — Алексей посмотрел в сторону места высадки. Пожары в основном были уже потушены, а в центре площадки десантники спешно возводили странное сооружение, напоминавшее невысокую трубу большого диаметра. По тому, как суетились враги, не прекращая работать даже под обстрелом, можно было понять, что возводят они совсем не водонапорную башню.
— Сокол.
— На связи. — отозвался Кэп.
— А чего это они строят такое странное? — Алексей до предела увеличил изображение но кроме конструкции невнятного назначения, ничего разглядеть было нельзя.
— Не знаю, но это мне очень не нравится.
— А что у нас с артиллерией?
— Колонну накрыли с орбиты. — Судя по голосу Кэп был зол на весь белый свет. — Народ в основном цел, но технике — хана. Сейчас собираются устроить массированный налет штурмовиков. Есть шанс, что кто-то прорвется. Но им, чтобы собрать шоблу, тоже нужно минут пять.
Затем новая мысль посетила голову Алексея, и он перевел прицел на центр утихающего пожара.
«Превышена дальность.» — сухо отозвался речевой информатор.
— А, черт!
Алексей медленно скользнул перекрестьем по земле, ловя момент, когда оружие откажется стрелять.
«Не густо». — Прокомментировал он сам себе полученную информацию. «Сто пятьдесят метров — предел». Глядя как уцелевшие пушки кораблей и тяжелая техника перепахивает все подозрительные места, Алексей вдруг поежился, затем загнав страх подальше, подполз к напарнику.
— Ваня. — Алексей коснулся плеча десантника. — Сможешь меня прикрыть? Хочу подобраться поближе.
— А как пойдешь?
— А вот как раз по оврагу вверх, потом вдоль кустов спущусь вниз и чуть-чуть под огнем пробегусь. Думаю, не успеют подстрелить.
— Ты е…тый. — сухо прокомментировал Ваня, устраивая пушку поудобнее. — Сдохнуть хочешь?
— Не хочу, Ваня. — Серьезно ответил Алексей. — Но, похоже, другого выхода нет. Кто знает, что за фигню они там строят, но могу голову дать на отруб, что не освежительвоздуха.
Это точно. — Иван кивнул потом приладил рядом еще пару камней и положил на них плазмомет. — Сделаю.
— Белый, здесь Сокол. — вышел на связь Кэп. — Хотя бы запали им что-нибудь. Тогда потери у штурмовиков будут гораздо меньше. По твоей команде мы врежем со своей стороны, и ещё поддержат восьмая и двенадцатая.
— Хорошо, Сокол.
Алексей вздохнул, поправил оружие и быстрой рысью побежал в сторону оврага.
До кустов он добрался без происшествий, а дальше двигался только ползком. Наконец, из за побитых взрывом веток появилось открытое пространство, за которым таннух спешно возводили баррикаду из корабельных обломков.
«Ладно» — со злым весельем подумал Алексей. — «Один хрен все помрем»
— Меня слышно? — Голос Белого от куража и адреналина хрипел и вибрировал словно натянутая струна.
— Мы готовы, Белый! — Донесся азартный крик Красты.
— Давай!
Со стороны дальнего холма протяжно заухали гравы и звонко защелкали крупнокалиберные винтовки Белоснежки и Касты. Словно сговорившись, группа перестала менять позиции и била с уже пристрелянных точек, прижимая огнем противника, а Ваня встал во весь рост и стрелял из двух пушек одновременно, собирая на себя весь ответный огонь и давая Алексею лишний шанс.
Белый выдернул оружие из зажима и рванул вперед.
Заметили его на второй секунде бега. Сначала один, потом второй, и вот уже десяток стволов начали взбивать каменное крошево вокруг петляющего, словно заяц Алексея. Несколько раз броня искрила, словно попадала под удар микроволнового излучателя, а пару раз в грудь довольно чувствительно толкнуло, чуть не опрокинув на спину, а потом страшная, опаляющая разум боль вспыхнула в груди, заставив сердце сбиться с ритма. На фоне этой боли Алексей даже не почувствовал пулю, пробившую ногу, и осколок снаряда, срезавший плечевую пластину с изрядным куском плоти.
Он не мог видеть, как получивший удар из лучевой пушки, Ваня вспыхнул словно факел, но даже продолжая гореть заживо, вел огонь по вражеским солдатам.
Прикинув на глаз дистанцию, Белый непослушными, словно чужими руками вскинул оружие и с ревом дважды нажал спусковой крючок и рухнул под прикрытие валуна, торчащего из земли.
Что там, в остатках кораблей, сдетонировало, Алексей так и не понял. Но чудовищной силы взрыв смел его вместе с каменными обломками, в которые превратился валун, и даже протащил пару метров по камням.
Над головой неторопливо, словно в замедленной съемке, проплыл сначала таннухский танк со свернутой набок башней, а потом нечто, перекрученное в штопор. Завершали воздушный парад тела двух с половиной десантников в сопровождении рваного листа металла.
«Многочисленные повреждения броневого слоя. Повреждение основного воздушного фильтра. Повреждения разгонного блока основной пушки…»
«Жив что-ли?» — подумал Алексей, осторожно перевернулся на живот и, превозмогая боль, чуть приподнял голову. На месте высадки десанта полыхал огромный плазменный шар. Выжить в таком аду не смог бы никто.
«Интересно, а медицина у них как?» — Слабо шевельнулась мысль, и боль накатив словно волна чуть не смыла его в беспамятство.
— Белый, здесь Сокол. Ты как?
— Жив пока.
— Ваня? Ваня, ответь.
— В него попали из корабельной пушки, Кэп.
— Суки. — Кэп помолчал. — Краста, Белка как вы?
— Нормально. Только опять стекло в утиль. Белый оказывается снайпер почище нас с Белкой.
— Крот?
— Ща. Я уже иду. Вот только выберусь из ямы… Меня эта ё… пушка чуть не похоронила.
— Жив, значит. — прокомментировал Кэп. — Рыжий!
— А я чо. Как чо, так сразу Рыжий.
— Отставить балаган. Туз?
— Порядок.
— Кто двигаться не может, включайте радиомаяк. Сейчас я всех соберу.
— А чистить?
— Батальон заслона уже развертывается. Так что без нас обойдутся. Да и чистить тут похоже нечего.
Пространство империи алатов, планета Омара
Алат о гору, генерал-коммандеру Кассао им Равой.
Срочно!
Сообщаю, что 5. 10 в 12.40 по локальному времени Омары, была пресечена попытка штурма планеты силами 2, 3 и 8 акрасов Третьей Звездной Орды. Не входя в соприкосновение с силами Флота, корабли таннух смогли прорваться в атмосферу Омары и на пяти точках Северного материка высадить десант. Силами планетарной обороны клана Красной Звезды, десант уничтожен.
Прошу утвердить прилагаемый наградной лист.Полковник Тано им Эват.
Пространство империи Алат, Планета Омара, Дальнегорск
— А как вообще мы смогли прохлопать такой прорыв?
— Флотские не рассчитали, товарищ полковник. — майор Нагаев виновато пожал плечами. — Таннух почти все, не вступая в бой с орбитальными крепостями, нырнули в атмосферу. Несколько даже сгорело, не успев погасить скорость. Такое ощущение, что рвались к планете не считая потерь. На камикадзе мы все же не рассчитывали. Их потери от этого маневра составили примерно сорок процентов. Орбитальные крепости сбили все тяжелые крейсера но треть «Ашарков» и половина «Тангонов» проскочили.
При отражении атаки мы безвозвратно потеряли пять кораблей. Еще девятнадцать ремонтопригодны. Потери личного состава флота — сто тридцать шесть человек погибшими и около двух тысяч двухсот с травмами и ранениями различной тяжести. Потери наземных войск — триста двадцать человек убитыми и ранеными. Захвачены три корабля и значительное количество вооружения и техники.
— А что с этой установкой?
— Уцелело совсем немного. Сейчас наши и алатские спецы ковыряются в остатках. Будь там хоть чуть побольше…
— Если бы там было побольше, возможно, мы бы сейчас с тобой не разговаривали. — проворчал Шереметьев. — Еще спасибо скажем нашим потомкам, заделавшим такую пушку.Жаль, только одну. — полковник помолчал. — И не забудьте провести служебное расследование по факту прорыва. Карательных санкций не надо, но клизму со скипидаром вставьте. И мне материалов подбросьте. Я на совете Бунчукова пропесочу.
— Сделаем, — майор кивнул и перевернул пару листков в папке, которую держал в руках. — Тут еще рапорт Капитоненко и ходатайство о награждении старшего лейтенанта Белого «Яростным потоком».
— Ну, «Поток» — то он заслужил. Сколько там было десантников? По триста в трех «Тангонах», и еще полторы тысячи в «Ашарке». Даже два и «Звезду Славы» за четыре уничтоженных корабля. Плюс «Верность» за пробежку в двести метров.
— Но так не делается… — попытался возразить майор.
— А ты вообще-то под огнем бегал? — сухо поинтересовался полковник. Там на броне живого места нет. Если бы не защита, которую наши спецы облизывают уже третью неделю, мы бы ему все это просто ссыпали в гроб. По нему в упор били зенитные пушки. В парне восемь дырок, а вырубился он только после того, как получил двойную дозу тероана. Так что награды эти, он заработал как никто. Кроме того, хорошо бы задним числом оформить ему пару-тройку орденов, медалей и ускорить проработку легенды. А то получится, что он возник у нас сразу старшим лейтенантом, профессионалом и без наград и подробного прошлого. Ерунда на постном масле. И кстати. С результатами рейда и рапортами уже ознакомились наблюдатели Главного Командования и ясно выразились насчет двух орденов «Яростного потока» и «Славы». Плюс приглашение на Танец Цветов в Айнард Те
— Так он же ни слова по-алатски? — удивился майор. — Как бы казус какой не вышел.
— Это кто ж тебе такое сказал? — Шереметьев удивленно поднял кустистые брови. У мальчика, между прочим, вполне приличный литературный алатский с легким равойскимакцентом. Что, как ты сам понимаешь, вовсе не минус, потому как клан Равой традиционно лидирует в поставке специалистов для разведки, безопасности и деятелей искусства. В общем, каша вокруг нашего парня будет нешуточная. Так что давай, оформляй предписания по агентуре и оперативным службам. Сварим под шумок свой супчик.Планета Земля, Российская империя, Большая Москва.Великокняжеская резиденция Белое озеро.
— Я слушаю вас, Денис Сергеевич. — стоявшая у окна великая княжна Екатерина промокнула красные от недосыпания глаза влажной салфеткой, выпрямилась и расправила плечи.
— Работы продвигаются успешно. Но, из за боязни повредить установку, вся тяжелая техника отозвана с участка. — Седой как лунь офицер, облокотился на стол и перевел дыхание.
— И когда они планируют закончить?



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.