read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Слепой не ответил. Ворон схватил винтовку и обернулся — Слепой мирно посапывал на голой земле. В маленьком кулачке он сжимал обгоревшие листки, которые были бесценны. Следопыт тихо поднялся, вытащил бумаги из руки спящего подростка и осторожно сложив их, положил в сумку. Затем он снял курку и накрыл ее Слепого.
— Ну, он явно не безнадежен, — прошептал следопыт.
Он переложил патроны для винтовки из сумки в свой карман и снова лег, прижимая винтовку к замерзшему боку.
Утро встретило их ярким солнечным светом — тучи исчезли, и теперь палящие лучи солнца беспрепятственно падали прямо на выжженную землю. Едва заметное марево, дрожащее в ярких лучах, пряталось между холмами. Теперь путешественники шли молча, берегли влагу, что теряется при разговоре.
Первым не выдержал Слепой:
— Ворон, ты под ноги-то смотришь?
— А что? — буркнул тот, наклонив голову.
Слепой ковырнул носком сапога ломкую корку спекшейся земли и из-под нее показался желтый булыжник.
— И что? — спросил Ворон нагибаясь и рассматривая камень, — вроде крашенный кирпич.
— Ты цвет оцени! Желтый! Помнишь сказку такую, там про дорогу из желтого кирпича было?
— Шутники, мать их, — следопыт выпрямился, — сказок начитались.
— Ворон, куда мы идем? — Слепой ухватил спутника за рукав.
— За водой! — следопыт внимательно оглядел окрестности. — Ты бы пригнулся, Слепой.
— Ну и где вода? Наша уже скоро кончится, а ты все тянешь меня куда-то!
— Тихо! — сказал Ворон.
— Я дальше не пойду, пока ты не скажешь, куда мы идем! — крикнул подросток. — Ты меня точно куда-то ведешь! Почему не говоришь, куда? Мы ведь вдвоем идем или как? Я…
Следопыт ногой ударил Слепого в бедро и подросток упал на землю, перекатившись на бок. Отплевываясь от земли, Слепой краем глаза успел заметить огромную тень, пронесшуюся над ним. Выстрел гулко бухнул над головой подростка, затем раздались проклятия Ворона. Слепой поднялся на колени, судорожно пытаясь вырвать из-за пояса свойсамодельный нож, — в клубах пыли он увидел, что Ворон катается по земле в обнимку с огромной обезьяной. Ростом она была чуть меньше, чем следопыт, но гораздо шире в плечах. Слепой вскочил на ноги и, зажав нож лезвием к себе, шагнул к дерущимся, намереваясь выбрать удобный миг для удара. В этот момент Ворон откатился в сторону, а обезьяна осталась лежать на месте, вздрагивая в предсмертных судорогах.
— Ворон! — Слепой бросился к другу, — ты цел?
— Цел вроде! — следопыт поднялся, морщась от боли. Правый рукав его курки был оторван и валялся на земле, а на руке виднелись две огромные царапины, из которых сочилась кровь.
— Укусил меня стервец, — простонал Следопыт и уселся на землю, придерживая левой рукой правую. Слепой подбежал к следопыту, присел рядом и сорвал с головы кусок материи, что служила ему головным убором. Эту тряпку он приложил к ранам следопыта на руке и промакнул сочащуюся кровь.
Следопыт сморщился от боли и выхватив из рук подростка материю, прижал к окровавленной руке.
— Ворон, у тебя и щека разворочена. Правая! — Слепой стал рыться в сумке.
— Да? — хмыкнул Ворон, — не чувствую!
Вытащив из сумки чистый кусок тонкой кожи, Слепой аккуратно промокнул щеку следопыта. Тот скривился от боли, но промолчал.
— Нормально, — сказал подросток, — пара царапин на щеке и все! Правда это похоже на зубы.
— Я же говорю, укусил, сволочь такая!
Следопыт поднялся на ноги, подобрал оторванный рукав и сунул за пояс. Слепой тем временем подошел поближе к обезьяне и рассматривал ее. Это была человекообразная обезьяна, напомнившая Слепому гориллу, которую он видел в книжке. Правда, шерсть у этой твари была темно-бурая, вся свалявшаяся и в пыли. Только глаза были человеческие — темно-коричневые, почти черные, они были словно стеклянные — смотрели вверх, и казалось, что в них отражается небо.
— Что это, — спросил он, когда Ворон подошел к нему.
— Черт его знает! — ответил следопыт, — когда она прыгнула, я выстрелил. Потом эта тварь выбила у меня ружье. Но я в нее попал, и оставалось только ждать, когда она сдохнет. Черт! Винтовка!!!
Следопыт бросился на колени и стал ползать вокруг места схватки, рыхля руками развороченную землю. Наконец он издал радостный крик и вскочил на ноги, держа винтовку в руке.
— Сыщик мне голову оторвет! — огорченно проговорил Ворон заглядывая в ствол. — Надеюсь, она в порядке.
Обезьяна дернулась в судорогах, и Слепой, наклонившийся над ней, с воплем отскочил. Ворон мгновенно вскинул винтовку к плечу и выстрелом разнес обезьяню голову в кровавые ошметки.
— В порядке! — проговорил следопыт, ласково поглаживая винтовку. — Слепой, давай-ка убираться отсюда, а то набежит еще таких тварей.
Подростка не надо было долго уговаривать. Быстро собрав раскиданные вещи, они снова тронулись в путь. Едва они отошли от места схватки, как Слепой спросил:
— Все-таки, куда мы идем-то?
— Ну ладно, — сказал Ворон, — я тебе еще тогда хотел рассказать, да не успел. Значит, так!
Следопыт остановился и махнул рукой в холмы.
— Вон видишь, птицы летают над холмами?
— Где? — Слепой обернулся.
— Ах да, прости, ты, наверно, не видишь. В общем, птицы там летают. Кружат, точнее. Это скорее всего город, про который говорил Черный. А мы идем правее. Там должен бытьДом. Как наш, только без жителей. Именно к нему и ушел Черный.
— А почему я не знаю? — удивился Слепой.
— Не положено! — отозвался Ворон, — эта информация только у следопытов.
— Что, и Седой не в курсе?
— Ну, — протянул Ворон, — не знаю. Мне Сыщик сказал перед самым выходом. Ладно, пошли. Здесь вроде уже недалеко.
— А в город не пойдем? Вдруг там вода есть!
— А вдруг там толпа таких же тварей! — Ворон резко развернулся, — пошли говорю.
Ночь опустилась на холмы, как черное покрывало. Казалось, с наступлением ночи все затихает в выжженных холмах, но это было не так. Мелкие твари шуршали по земле, привлеченные теплом и светом костра. Те, что покрупнее, обходили этот свет стороной. Огонь — враг.
— Как удачно здесь это деревце валялось! — Слепой сел рядом с костром наслаждаясь теплом. Он держал в руках страницы дневника, пытаясь разобрать строки, написанные торопливой рукой.
— Н-да? — Ворон помешивал угли железным прутом, — так просто здесь ничего не валяется.
— Может, бурей принесло?
— Вряд ли. Не маленькое деревце-то. Жалко, ветер все следы пылью занес.
— А откуда же оно тут взялось? — подросток разгладил ладонью листы бумаги.
— Мне вот кажется, что здесь есть люди. Такие же, как мы. Они-то и тащили за собой бревно.
— Ага, — Слепой приподнялся на локте, — тащили, тащили, а потом бросили. Мы бы их тогда встретили давно. А может, это обезьяны?
— Нет. Тогда бы эта тварь на меня не кинулась, а позвала бы еще штук пять таких же.
Слепой сунул бумаги в сумку и откинулся на спину. Ему никак не удавалось разобрать целых три листа. Наверно Том торопился, дописывая последние страницы. Его почерк стал неразборчивым и буквы сливались в одну большую закорючку. Это раздражало — Слепому безумно хотелось знать, что там в дневнике, но он не мог ничего поделать. Может, Седой сможет разобраться. Ворон подтянул к себе поближе винтовку и тоже лег. Сон не шел. Тихо потрескивали угли в догорающем костре, небо было ясное и были четко видны жемчужные точки звезд. Тихие шорохи из темноты не беспокоили путников. Они уже привыкли к ним за время путешествия.
— Ворон! Вода-то кончается. Завтра, наверно, последние глотки допьем, — тихо сказал Слепой.
— И что? — следопыт подтянул свою сумку себе под голову.
— Как же без воды-то?
— Научу тебя кровь пить у мелких тварей.
— Ты что, серьезно? Фу, — Слепой даже дернулся от отвращения.
— Все равно придется. Если воды не найдем.
— Слушай, Ворон, а мы долго идти будем?
Следопыт повернулся к подростку:
— Вообще-то мы должны были наткнуться на убежище. Давай еще покружим по округе. Не найдем за два дня — повернем назад. Дома запасемся водой и опять сюда. Дорогу теперь знаем.
— О! Дорога! — спохватился Слепой.
Он резким движением выдернул из-под головы сумку и принялся рыться в ней.
— Чего, дорога? — спросил следопыт, наблюдая за другом.
— Зарисовать забыл, черт! — отозвался с раздражением Слепой копаясь в сумке. Наконец он достал обрывок кожи, уголек и усевшись на корточки стал что-то выводить на импровизированной карте.
— Вот еще беда, — расстроено сказал подросток, — это последний чистый кусок, завтра не на чем будет рисовать.
— Ну ладно! — следопыт отвернулся, — я спать буду. Если, что, буди.
Слепой только хмыкнул в ответ, продолжая увлеченно чертить.
Следующий день прошел спокойно. Друзья тащились по пыльным холмам под палящим солнцем и молчали. Идти было тяжело, и обстановка не располагала к разговорам. Толькокогда солнце спряталось в холмах, стало немного легче. Жара спала, и они устроились на ночлег. Хотелось пить — вода кончилась в обед, вдобавок не было дров для костра. Куски дерева с прошлой стоянки они решили не тащить с собой — и так тяжело идти. Измотанные тяжелой дорогой, они мгновенно уснули, успев только сжевать по куску сушеного мяса.
Когда солнечные лучи нового дня разбудили Слепого, то он увидел что, следопыт сидит на земле к нему спиной и внимательно рассматривает раненую руку.
— Чего там? — Слепой встал и подошел ближе, — хуже стало?
Следопыт медленно встал и закинул винтовку на плечо. Затем он повернулся к подростку и дрогнувшим голосом произнес:
— Мы должны поскорее найти воду.
Слепой отшатнулся от него. Все правая щека следопыта заросла грубой бурой шестью. Такой же шерстью была покрыта и правая рука. К тому же на пальцах заметно удлинились ногти.
— Что с тобой, — подросток отступил еще на шаг.
— Не знаю. Наверно это проклятая обезьяна. Черт знает, что это такое, но только не обезьяна. Это, наверно, мутант. Знаешь, что такое мутант?
— И ты тоже? — Слепой запнулся, не решаясь произнести страшное слово.
— Мутант, ты хочешь сказать? Не знаю, вроде так быстро мутанты не получаются, если верить Сыщику. Хватит об этом. Немедленно идем дальше. Если до вечера не найдем убежище — поворачиваем. Надо предупредить наших ребят насчет этой чертовой обезьяны. Это не менее важно, чем вода.
Следопыт резко отвернулся от подростка и быстрым шагом устремился в холмы, словно стремясь убежать от страшной правды. Слепой подобрал свою сумку и зашагал вслед, не стараясь, правда, догнать товарища.
Следопыт не останавливаясь шел уже несколько часов. Слепой после первого часа пути решил догнать его, но потом махнул на все рукой и теперь плелся шагах в двадцати позади. Когда наступил полдень и тени почти пропали, Слепой решил, что пора и отдохнуть и крикнул:
— Ворон! Погоди, давай отдохнем!
Следопыт услышал сразу. Он сел на землю все так же не оборачиваясь и стал ждать, пока Слепой доплетется до него.
— Ворон, — прохрипел Слепой, падая на колени за спиной следопыта, — а ты не заметил, что дорога-то из желтого кирпича кончилась?
— Где? — Следопыт обернулся. Шерсть на его щеке стала еще гуще, но Слепой решил не замечать этих зловещих изменений.
— Да вот, я тебе и крикнул, когда она кончилась, чтоб ты подождал.
— Пошли! — Следопыт вскочил на ноги и как ни в чем не бывало, пошел по своим следам назад.
— Ты что, железный? — жалобно крикнул Слепой ему вслед, поднимаясь с колен.
Следопыт внимательно смотрел под ноги, разгребая изредка носком сапога землю. Он помогал себе железным прутом, прихваченным еще из заброшенного городка. Найдя то место, где желтая дорога, засыпанная землей обрывалась, следопыт опустился на колени и принялся ожесточенно взрыхлять землю руками.
— Кончилась, — презрительно фыркнул он через минуту, — просто резко повернула!
Слепой подобрал железный прут, брошенный следопытом и теперь стоял рядом, опираясь на него, как на костыль.
— Лучше скажи, как воду будем добывать?
Следопыт поднялся.
— Пошли!
— Куда! — застонал Слепой, — а как же вода?
Следопыт отобрал у него прут и спокойно пошел дальше, изредка тыкая прутом в землю. Подросток тащился следом, осыпая проклятьями жару и следопыта. Минут через пять следопыт остановился у подножья холма, который был значительно больше остальных. Высотой он был метров десять и давал приличную тень, в которой и стояли путешественники.
— Здесь! — спокойно сказал Ворон и бросил прут Слепому, — рой!
— Чего? — изумленно протянул подросток.
— Копай, говорю, — ответил следопыт, доставая из сапога свой нож. Он присел на корточки и стал неторопливо ворошить рассыпчатые комья сухой земли. Нехотя Слепой поднял штырь и ударил в склон. Не прошло и пяти минут как Слепой выругался и бросил железяку.
— Так мы ни фига не найдем! — крикнул он и сел прямо на землю.
— Найдем, — сквозь зубы прошипел Ворон, продолжая расширять яму, — найдем!!!
Его нож уперся во что-то твердое. Ворон сунул его за голенище и принялся раскидывать осыпающуюся землю руками.
— Помогай, Слепой! Кажется, я что-то нашел!
Совместными усилиями они очистили от земли здоровенный проклепанный кусок металлической плиты.
— Это запасной вход, — Ворон вытер пот со лба грязной рукой, — все как и говорил Черный. Правда, засыпало маленько.
— Откуда ты знаешь, что это заброшенное убежище, и что внутри него есть Дом? Может, он давно развалился от старости и его засыпало. Или внутри живут.
— Нет! — Ворон сел на колени, — здесь только одно такое место. А после Черного не мог он развалиться — рано. И не живут там. А то бы нас давно прихлопнули. Вокруг нашего убежища, например, не погуляешь.
Ворон отложил нож и принялся выгребать раскрошенную землю руками, стараясь открыть как можно больше поверхности плиты.
Слепой лег на спину и закрыл глаза. Было жарко, хотелось пить, и пыль покрывала сухой коркой все его тело. И очень хотелось домой.
— Ты чего разлегся? — Ворон продолжал разгребать руками землю.
— А что?
— Давай карту рисуй. И напиши точно, сколько шли, куда шли. Обязательно про обезьяну напиши.
Слепой приподнялся и принялся лениво ковыряться в сумке. Затем он выругался — запас бумаги и чистой кожи кончился. Половину запаса Слепой потратил на то, что бы остановить кровь из ран Ворона, а оставшиеся листы и клочки были исписаны с обеих сторон.
— Давай, давай! — прикрикнул на него Ворон — пиши на чем есть! Это самая важная надпись в твоей жизни!
Слепой вздохнул и вытащил из сумки дневник Тома. Подросток знал — если сейчас угольком нацарапать на бумаге текст, то потом его можно будет легко стереть. Слепой выбрал первый лист дневника — он прочитал, что на нем было написано, вроде ничего особо важного там не было. Можно и почирикать угольком. А вот на тех листах, что он не смог прочесть, писать не стоило — вдруг там что-то ценное.
Подросток расстелил лист дневника на колене и принялся чиркать по нему крошащимся углем. Постепенно это занятие его увлекло, и он высунув кончик языка, принялся в красках описывать бой Громилы с чудовищем. Когда он дошел до места, где Ворон начал обрастать волосами, то остановился в нерешительности и внезапно понял, что не слышит шороха земли. Обернувшись, он увидел, что Следопыт стоит на коленях и внимательно разглядывает свои руки. Невольно подросток бросил взгляд на измазанные землей руки следопыта и вздрогнул. Правая рука полностью заросла бурыми волосами. Ногти уже заметно удлинились и стали загибаться. Ворон взглянул на лицо подростка и рывком поднялся на ноги.
— Знаешь, Слепой, — сказа он дрогнувшим голосом, — а ведь у Черного, если верить Сыщику, были темно-карие глаза. Почти черные.
Слепой медленно спрятал в сумку кусок кожи и тоже встал. Он понял, на что намекал Ворон: такое зрелище как глаза чудовища не забываются. Они стояли, рассматривая друг друга и молчали. Ветер поднимал клубы пыли и, они завивались вокруг сапог путешественников маленькими вихрями. Первым не выдержал Ворон.
Он рывком скинул с плеча винтовку и щелкнул затвором словно проверяя готовность. Слепой попятился.
— Написал? — резко спросил следопыт. Слепой кивнул.
Тогда Ворон бросил ему винтовку. Подросток неловко попытался подхватить ее одной рукой но не удержал и выронил. Не отводя глаз от следопыта, Слепой нагнулся и медленно подобрал оружие. Ворон тем временем скинул свою изорванную куртку на землю и поверх нее бросил свой мешок.
— Вот, — сказал он, — забирай!
— А ты? — спросил Слепой не двигаясь.
— Я пойду вперед. Дальше на юг. Не знаю, насколько меня хватит, но ты немедленно забираешь это барахло и отправляешься обратно. Иди быстро насколько сможешь. Дома все расскажешь.
Слепой подошел ближе и, подобрав куртку и мешок следопыта, застыл. Ему казалось, что это все сон, все происходило так быстро, что он не мог поверить в реальность событий. Еще казалось, что следопыт просто испытывает его. Но дрожащий голос Ворона и его тон заставили подростка поверить, что все это происходит на самом деле.
— Так надо? — тупо спросил Слепой.
— Надо! — согласился следопыт, — помнишь деревья? Там у третьего слева зарыта фляжка с водой. Фляжка пластмассовая, запечатанная из брошенного дома. Это неприкосновенный запас следопытов. Таких мест немного, все они на границах разведанной земли. Доберешься до нее — вот тебе и вода. Тогда дойдешь до дома. И поговоришь с Сыщиком или Седым, больше не с кем. Все. Иди.
Слепой медленно повернулся и побрел обратно по своим следам, которые ветер уже почти занес пылью.
— Слепой!
Подросток обернулся. Ворон медленно вынул из сапога нож и бросил его под ноги подростку.
— Если вы найдете меня здесь, ну когда я, — Ворон запнулся, — в общем, если я не буду понимать человеческую речь, пусть Сыщик пристрелит меня. Как я пристрелил эту тварь. Но прошу, сразу не стреляйте, только если я…
Ворон резко махнул рукой и бросился бежать. Слепой ошеломленно смотрел ему в спину, пытаясь очнуться от этого сна. Когда следопыт скрылся за холмом, подросток перевел взгляд на нож, лежащий у его ног. Лезвие наполовину ушло в землю, а оставшийся кусок сверкал на солнце, как кусок зеркала. Черная гаутаксовая ручка уже побурела от пыли, нанесенной ветром, но все равно была так красива, что захватывало дух. Слепой наклонился, подхватил нож левой рукой. Затем он забросил за спину, где уже болтались два мешка, винтовку и переложил нож в правую руку. Плотно обхватив удобную рукоять, он повернулся и зашагал по своим следам обратно в холмы.
Третий день Слепой шел по холмам, надеясь на то, что идет он правильно. Сначала он держался желтой дороги, постоянно проверяя, не свернул ли с нее, потом стал узнавать места. Но все-таки раньше его вел следопыт. На него можно было положиться во всем, что касалось дороги. Теперь же полагаться не на кого. Только на себя.
В первый же день пути он решил: пора добыть немного влаги. Дождавшись вечера, Слепой застыл как камень с ружьем в руках. Ему повезло — через полчаса довольно большая холмовая крыса пробежала рядом. Слепой выстрелил в нее и попал. Удивляясь своей удаче, подросток подошел к крысе вспоминая о том что следопыт говорил насчет крови.Нагнувшись над добычей, Слепой понял, что погорячился. Тело крысы было буквально разорвано в клочья винтовочной пулей. Вся кровь, что была в этом маленьком тельце, ушла в сухую землю. Слепой выбрал самый большой кусок и принялся его сосать, стараясь не обращать внимания на запах. Хоть что-то. Следующая крыса ушла — на этот раз удача изменила Слепому и он промахнулся. Поджидая очередную жертву он заснул. Утро было кошмарным. Кровь подсохла и образовала жесткую и сухую корку во рту и горле. Кое-как откашлявшись сухим горлом, Слепой пошел дальше. Жажда просто-таки душила его, но теперь он решил терпеть до деревьев, где по словам Ворона, была спрятана фляжка. И вот сейчас он напряженно всматривался в холмы, надеясь увидеть знакомый силуэт рощицы. По всем расчетам, она была где-то рядом. Если, конечно, эти расчеты верны.
Слепой остановился, поправил винтовку и снова двинулся в путь. Сейчас он шел медленно, часто останавливался, чтобы передохнуть. Жажда обжигала горло огнем и сильноболели натертые ноги. Но он шел — просто механически двигался, наклонив голову, под палящими лучами солнца. Двигался потому что, рядом была влага — где-то под деревом спрятана заветная фляжка, специально законсервированная, военная, из старого мира. Фляжка, полная прохладной воды.
Слепой остановился и поднял голову, осматриваясь. Очки из темного стекла он потерял день назад. Теперь приходилось щуриться на солнце. Слепой сощурился, пытаясь разобрать что-нибудь в ярком свете солнца, и замер. На ближайшем холме, метрах в двадцати от него стояли три человека. «Следопыты» — мелькнуло в голове у Слепого. И сразу за этим: — «вода». Подросток бросился бегом к этим расплывчатым фигурам — черпая земляную крошку сапогами, спотыкаясь на каждом шагу, — к людям. Вернее, ему казалось, что он бежит, — на самом деле он едва передвигался, натужно хрипя высохшей глоткой. Но его разум был устремлен вперед — туда где ждала его влага, прохладная и мокрая. Но не успел он пройти и половину пути, как одурманенный жарой мозг наконец оценил ситуацию. Это не были следопыты. Три человека были одеты во все черное, с головы до пят. Такой одежды никогда не было в родном Доме. Чужие. Вот это кто. Фонтанчик земли взметнувшийся у ног Слепого подтвердил его догадку. Они стреляли. Стреляли по человеку. Следопыты никогда не стреляют по людям. Слепой упал на землю и попытался стянуть с плеча винтовку. Ему это удалось со второго раза. «Жалко я не следопыт» — подумал Слепой и выстрелил. Не целясь пальнул в ту сторону, откуда раздался выстрел. Ткнулся лицом в холодный металл. Большего он сделать не мог и поэтому замер, сжавшись в комок на горячей земле. Выстрелы стали раздаваться чаще, и вдруг дикий крик взметнулся к безоблачному небу. Слепой вскочил на ноги, судорожно сжимая оружие,и огляделся. В десятке метров от себя он увидел страшную картину: на земле валялись остатки, людей разорванных в клочья. Сколько их было, уже не разобрать. Слепой подался назад и в этот момент, что-то огненно жгучее впилось в его правую руку. Подросток с криком выронил винтовку и упал на колени зажимая левой рукой рану. Дикий рев,раздавшийся сквозь звуки выстрелов вырвал его из оцепенения боли. Слепой поднял голову — прямо на него мчалась огромная мохнатая обезьяна. Словно прошлое вернулось на секунду. Слепой закричал и, не поднимаясь с колен, принялся шарить по земле руками, ища винтовку. Он судорожно царапал пальцами сухую землю забыв про рану и про боль, только не мог оторвать взгляд от глаз чудовища — они были карими. Слепой так и смотрел на него, пока мохнатая туша не навалилась на него, закрыв собой солнечныйсвет.
Тварь медленно огляделась. Никого. Нет угрозы. Все, кто хотел причинить ей вред, мертвы. Медленно втягивая воздух широкими ноздрями, обезьяна прошлась по полю боя. Мертвы. Как камни. Запах свежей крови слега пьянил, раздражая и успокаивая одновременно. Тварь наклонилась над последним противником — маленькое тельце, разорванное ее могучими лапами. Запах этого тела был знаком. Кажется, это тельце уже встречалось. Тварь села рядом с трупом. Очень болела голова, казалось прямо расколется. Огромная лапа медленно впилась в землю и, оставляя рваные следы в хрупкой корке, выхватила горсть земли. Медленно, просыпая крошки, лапа нависла над трупом и высыпала землю на остывающее тело. «Зачем я это делаю» — мелькнуло в огромной голове.
«Я?»
Тварь завыла, обхватив мохнатую голову огромными лапами…
Сегодня все не ладилось. Все валилось из рук. Седой осторожно присел на старый кожаный диван в углу маленькой закопченной комнаты. Старая зеленая куртка с протертыми локтями уже не грела — 50 лет, какое тут тепло! Да и ночь на дворе. Старик поправил пояс, на котором висела кобура с большим многозарядным пистолетом — рукоятка неудобно давила в бок. Все начинало раздражать. Старость, — подумал Седой.
Нет вестей от поисковых групп. Уже две недели. С севером все понятно. Туда ушел Сыщик — устанавливать контакты с другим Убежищем. А с востока и с запада вестей нет. Ис юга. Зря он отпустил Слепого на юг. Надо было послать двух следопытов, и дело с концом. Правда, развалины… Там могли быть книги. Книги, полные знания, что так необходимы возрождающемуся из праха войны миру. Потому и послал — одернул себя Седой. Следопыты справочник по физике пустили бы на растопку костра.
В коридоре нарастал шум голосов. Седой резко встал и скользящим шагом направился к двери, прислушиваясь на ходу к шуму в коридоре. Дверь распахнулась и в комнату ввалился молодой следопыт, приставленный утром к внешней охране.
— Седой!!! Там чудище!!! На запасном выходе! Охрана тебя кличет, не знают, что делать.
Седой оттолкнул следопыта и стрелой помчался по коридору. Следом бухали сапоги молодого следопыта, мчавшегося вдогонку за координатором. «Могу еще», — мелькнуло в голове, когда он несся по черному изломанному туннелю, расталкивая тех, кто не смог вовремя убраться с его пути. Впереди блеснул лунный свет. Седой рванулся к нему, не обращая внимания на боль, полыхнувшую огнем в колене. У самого выхода он притормозил и выхватил пистолет. Седой шагнул на свет — охрана стояла около входа — три воина и следопыт. Старший — следопыт Гриф, шагнул к Седому.
— Вышел из холмов, — сказал Гриф, — появился прямо как из-под земли. Вот нервы-то у ребят и не выдержали.
— Какие, к чертям, нервы? — рявкнул Седой осматриваясь, — где оно?
— Да вон, — Гриф ткнул рукой в полумрак, — еще живо. Держим на прицеле.



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.