read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Что там с караваном на Ирму-7?
– Идёт строго по расписанию. Передний вымпел совершит прыжок примерно через двадцать пять минут.
Вновь продребезжал зуммер:
– Объект?
– Нет данных, подозреваем ложное срабатывание системы.
– Математическая вероятность подобного невероятно мала. Контроль!
– Есть контроль! Данных не поступает, резервной смене отправлена контрольная запись показателей.
Взбесившийся зуммер выдал целую серию звонков, сигнализируя, что в охраняемом районе вышли из гиперпространства сразу несколько кораблей.
– Объект? – с тревогой спросила Яфира.
– Нет данных, – испуганно ответила наблюдательница.
– Проверь всеми средствами, это может быть флот воительниц! Не хватало нам только их обстрелять!
– От наших сенсоров закрыться невозможно, рабочим телом системы является всё пространство вокруг Тенир-4. И здесь нечего делать флоту воительниц, у нас нет резиденции, это простой технологический мир без биологически благоприятных планет.
Зуммер не замолкал, выход оставался один – сняв защиту, Яфира полностью активировала оборонную систему и по громкой связи заявила:
– Боевая тревога! Незадействованному персоналу немедленно занять свои места в резервных ячейках!
– Есть уверенный контакт на гравитационных каналах! – обрадовано отозвалась наблюдательница.
– Объект?
– Что-то странное! Множественные цели, но ни одна не имеет линейных размеров. Система воспринимает их как точки с массой, приравненной к лёгкому крейсеру.
– Бред!!!
– Но это так!
– Остальные каналы?
– Ничего!
– Мы не можем вести точную стрельбу по одним данным гравиметрии!
Мигнуло освещение, стены задрожали. Взвыла сирена, панели взбесились яркой россыпью сигнальных огней.
– Пост №8, повреждены мощным залпом субсветового гравера, отключаем энергопроводы четвёртой палубы, переход на запасные через пятнадцать секунд.
– Щиты на полную мощность!!! Объект?! – крикнула Яфира.
– Других данных не поступает, отслеживаем трассу выстрела. Постойте! Есть! Получено изображение в оптическом диапазоне, передаю на мониторы.
Обзорный экран вспыхнул. Яфира потрясённо замерла: в космосе неслась огромная чёрная рыбина, суженная к голове до иглы, далеко вперёд уходили шипы спаренного гравера.
– Анализ! – приказала офицер.
– Нет данных, – немедленно отозвался нужный наблюдатель.
– Вы что, сговорились сегодня?
– Все наши сенсоры сошли с ума, они показывают полный бред, мы не в состоянии сканировать этот объект!
– Но хоть примерно что это такое?
– Код на обшивке соответствует лёгкому крейсеру Империи Звездного Содружества, масса тоже совпадает, всё остальное полный бред. Этот корабль просто не может существовать, его габариты не позволяют иметь кольцевое оборудование, а спаренный гравер занимает большую часть объёма. Непонятно, как они вообще могут стрелять!
– Перегрузка системы защиты одиннадцать процентов, – предупредил другой пост.
– Дайте пеленги с соседних станций, – приказала Яфира. – Наше вооружение не может целиться в эти странные корабли, необходима точная триангуляция. Торпедному посту, беглый огонь – секторы сто девятнадцать, сто сорок четыре и двести восемь по верхней полусфере. Задержка от двадцати до семидесяти секунд, плотность огня – максимальная.
– Перегрузка системы защиты семнадцать процентов!
Яфира не надеялась зацепить эти невероятные корабли слепым ракетным обстрелом, но если создать на их пути завесу раскалённой плазмы, это немного сбавит повреждения от их беспощадного огня. Остальные боевые станции Тенир-4 тоже были атакованы, рассчитывать на их помощь было бессмысленно, а флот отсутствовал, дружно отправившись на междоусобные разборки.
Корабли противника, помимо огромной мощи и невидимости, отличались немалой маневренностью. Спешно подстраиваясь к быстро меняющимся данным триангуляции, «Энеро Локус» открыла огонь из всего, что только можно. Станция успела уничтожить два вражеских крейсера; с момента первого тревожного сигнала до своей гибели она яростно сражалась почти тринадцать минут. Оставив на месте уничтоженной крепости облако раскалённого газа, чёрные корабли перестроились в защитный порядок, принимая под охрану десантные суда, выходящие из гиперпространства. Вооружённых сил на планетах Тенир-4 практически не было – в это кризисное время их отозвали на штурм резиденции мятежной властительницы. Через один час сорок три минуты после начала операции вся система перешла под полный контроль космического флота Империи Звёздного Содружества.
Систёмная оборона оказалась бессильной перед чёрными кораблями, каждый из которых нёс в своей конструкции пять с половиной килограмм невзрачного меркита.

ГЛАВА 7

Солнце пустило первые лучи, робко выглядывая из-за горизонта, когда первые колонны солдат потянулись к осаждённому городу. Этот день должен был окончательно решить, кто останется хозяином Кораллиума. Бойцы Ноттингема переоделись в чистую белую одежду, скудно позавтракали, каждый получил чашу вина. Враг понёс немалые потери, но все ещё был силён, битва обещала быть трудной. Все учебники тактики говорят одно: бой в городских условиях – наиболее тяжёлая операция. Не играет роли, что за эпоха на дворе. Не всё ли равно, зазубренное ли лезвие алебарды всадят тебе в живот из-за угла или выстрелит с крыши гранатомётчик, пустив реактивный снаряд в заднюю, слабо защищённую часть бронированной машины? Не важно, ведь результат будет один – ты умрёшь, а торжествующий враг продолжит охоту на твоих товарищей. Это его город, а дома помогают даже стены; нет такого богом забытого переулка, который он не изучил бы до последнего камешка. А ты здесь просто гость, причём гость незваный.
Остаток ночи машины метали только камни, огонь не должен мешать атакующим. Но город продолжал гореть в нескольких местах, слишком много было выпущено зажигательных снарядов, часть из них нашла неплохую добычу в жилых кварталах и храмовых постройках. На южную стену высыпали все защитники – намерения ноттингемцев были очевидны: никто не станет выставлять перед крепостью осадные башни для красоты. Город готовился к отражению штурма.
Робин собрал своих приближённых: Хонду, Тевтона, Пересвета, Петровича и Стабра, командовавшего сейчас всеми велитами. Вождь раздавал последние распоряжения, на всякий случай, словно сомневался, а вдруг кто-нибудь забудет о своём месте в предстоящем бою.
– Хонда и Тевтон, как только башни двинутся к стенам, выводите своих единорогов к воротам, стреляйте из арбалетов и луков, но близко не подходите. Едва ворота откроются с помощью магии или под натиском нашей пехоты, врываетесь в город и не останавливаетесь до центральной площади. На улицах может быть полно нуров, но замедлять ход всё равно нельзя. Понятно?
– Да, всё сделаем, как надо! – Хонда отсалютовал кольчужной перчаткой. – Кстати, по вполне надёжным оперативным данным на этой самой площади располагается крупнейший во всей Южной Вертине бордель! Давненько мечтаю в этом убедиться!
– Не вздумай туда заглянуть верхом на единороге, – пригрозил Робин.
– Ладно, пожалею бедное животное, а то околеет от такого чудовищного отсутствия невинности. Пешком схожу!
– Пересвет, на твоих латников вся надежда. Они разделены на четыре отряда, по числу наших осадных башен. Смотри, чтобы бойцы не растерялись, ворвавшись на стену. Нампотребуется их чёткое взаимодействие, кнехты должны хорошо понимать, куда им следует двигаться дальше.
– Не волнуйся, мои ребята не слепые щенки, суетиться не будут.
– Петрович, твои лучники должны стрелять со скоростью пулемёта, расчищая сверху путь тяжёлой пехоте. И сами пусть ушами не хлопают: в городе ещё остались уцелевшиеохотники, пускай немного, но опасность сохраняется.
– Да их почти всех вытоптали наши зверюги ещё при первой вылазке. Остальных мы так, шапками закидаем и сверху кучу наложим! – благодушно заявил егерь.
– Не остри, тебе не идёт! Стабр, велиты поднимаются только после того, как кнехты хорошо укрепятся наверху, иначе вас просто порвут. Смотри, идти надо на плечах тяжёлой пехоты, пилумы берегите, если есть возможность, лучше используйте арбалеты. Ясно?
– Да, Робин! Мы тебя не подведём!
– Отлично! Ну что, джентльмены, поработаем?

Со стен летели редкие горящие стрелы. Охотники метали их, отчаянно надеясь поджечь хотя бы одну осадную башню. Тщетно: бычья кожа не поддавалась огню, надёжно защищая деревянную конструкцию. Из бойниц и с верхних площадок метко стреляли рейнджеры, сверху поражая беззащитных врагов. Камнемёты делали последние выстрелы: время этих исполинских монстров прошло, их нельзя будет использовать при штурме из-за риска поразить собственных солдат.
Первая башня достигла стены и замерла на дистанции, позволяющей уверенно дотянуться до гребня подъёмным мостом. Его не опускали в ожидании готовности остальных машин: атака должна начаться одновременно в четырёх местах. На эти участки спешили храмовые стражники – выстраиваясь плечом к плечу, они выставляли стену щитов. Ширина стен позволяла глубокое построение: первая шеренга выставляла короткие арны, призванные резать и колоть, следующие готовили копья. Незваных гостей ждал горячий приём. Некоторые защитники всё ещё надеялись подсжечь одну из башен и вручную метали зажигательные снаряды; ещё они лили кипящую смолу, пытаясь достать до осадныхбашен. На этих поджигателей рьяно охотились меткие рейнджеры, к тому моменту они уже подавили вражеских лучников.
Вождь не спешил командовать атаку. Лишь дождавшись времени, когда все четыре башни заняли удобную позицию, Робин кивнул сигнальщику. Тот замахал ярким оранжевым флагом на длинном древке. На верхних площадках рейнджеры отставили свои луки, достали большие жестянки, набитые смесью чёрного пороха и кусочков сырого железа. Осторожно поджигая короткие фитили, они бросали самодельные гранаты в толпы приготовившихся к бою стражников. Эффект был просто превосходный. Взрывы вмиг разметали врагов, на короткой дистанции от увесистой картечи спасения не было. Когда с противником было покончено, с грохотом упали мосты, и ревущие отряды тяжёлой пехоты ринулись на стены Кораллиума.

Сата медленно шла к воротам города, рядом с ней, отставая на один шаг, двигался Торанвер. Десмериум бешено бурлил; такого кипения Волн девушка не видела со времен первой схватки с Зардраком, когда он вернулся в ролиум с помощью слезы Хранителя. Слишком тесно сегодня было в верхнем срезе мира. Глядя на совершенно новенькую, отреставрированную надвратную башню, маг усмехнулся:
– Внучка моя, тебе случайно не кажется, что история повторяется?
– В прошлый раз мы здесь были одни.
– Согласен, такой компании раньше не наблюдалось.
Перед надвратной башней стояли четверо атонов. Они мрачно следили за приближением противников, но атаковать не решались. Десмериум не такое место, где стоит спешить, да и численное превосходство не имеет здесь большого значения.
– Никакой самодеятельности! – в последний раз предупредил девушку Торанвер. – Ты обеспечиваешь нашу защиту, это у тебя получается просто превосходно. Что бы ни случилось, не вздумай пытаться атаковать!
– Да помню я, не забыла!
– Если бы я всерьёз надеялся на память таких лёгкомысленных девчонок, как ты, то никогда бы не дожил до этих лет!
– А заодно и не знал бы, что такое старческий маразм! У тебя наблюдаются все симптомы!
– Спасибо тебе, моя любимая внученька! – паясничая, прошамкал маг. – Ты случайно не видела, куда я положил свой мягкий войлочный стульчик с дыркой для ночного горшка? Старичку без него ох как нелегко!
– Торанвер, мы сейчас начнём сражаться по-настоящему, в ролиуме уже вовсю льётся кровь, а у тебя только шутки на уме!
– Это моя обычная реакция перед схваткой. Вот, как всегда, ещё и левая ягодица нестерпимо зачесалась. Все симптомы!
– Всё, молчи! Они уже рядом.
Противников разделял десятк шагов, но никто не стремился преодолеть это критическое расстояние, за которым начнёт интенсивно взаимодействовать Рябь, излучаемая их телами. Опытный маг может эффективно использовать это явление; никто не хотел давать врагу лишний шанс.
– Привет, Линн! – вежливо произнёс Торанвер, кивнув главному атону. – Как твои ноги?
– Ничего, – спокойно ответил настоятель, – уже почти не беспокоят.
– Прости, – сокрушённо вздохнул Торанвер, – перестарался я в прошлый раз. Не рассчитал свою силу.
– Девчонку я знаю, – хладнокровно заявил Линн, – Сата Неомо Кайя, Зардрак тебя очень хорошо описал.
Настоятель вежливо поклонился в сторону иссы и с натянутой улыбкой отвесил довольно сомнительный комплимент:
– Ты и впрямь великолепна, даже жалко уничтожать такую красоту.
– Линн! – картинно удивился Торанвер. – Похоже, у тебя пострадали не только ноги. Откуда такое восхищение женской красотой, неужели тебя больше не интересуют пухлые мальчики?
Ничего не ответив на ехидное замечание, Линн невозмутимо произнёс:
– Не хотите ли нам представиться, таинственный незнакомец? Признаться, мы на ваше присутствие никак не рассчитывали.
– Не могу же я оставить свою маленькую внучку наедине с четыремя мужчинами. Впрочем, – маг критически оглядел Линна, – пожалуй, от одного из них нравственность моей малютки точно не пострадает. Но ведь остаются ещё трое – и все мужчины в самом рассвете сил!
– Какая внучка, о чём это ты, старик? – не понял атон.
– Неужели ты глуп настолько, что даже не знаешь, кто такая внучка? Объясняю для полных идиотов: это ребёнок дочки или сына, причём желательно женского пола.
– Мне кажется, что ты просто не хочешь назвать вслух своё никчёмное имя, – с превосходством усмехнулся настоятель.
– Что ты, Линн, мне просто за вас страшно. Если я представлюсь, у вас дружно случится приступ недержания кала!
– Не пытайся нас запугать столь дешёвыми методами, – рассмеялся Линн. – Как твоё имя, несчастный?
– Раньше меня все называли Торанвер акх Рэйг.
Атонов проняло моментально – с их лиц смело напускное безразличие, Линн невольно отшатнулся.
– Ну вот, я же вас предупреждал! – сокрушённо вздохнул Торанвер. – Штаны рекомендуется хорошо застирать в течение десяти минут после подобного происшествия, так что не затягивайте с этим.
– Откуда ты взялся? – охнул Линн.
Бывший атон понял: надо поскорее забить последний гвоздь в остатки самообладания врага и атаковать настоятеля. В четвёрке врагов он отвечал за общую защиту магов, Торанверу хватит одного мгновения, чтобы полностью расстроить оборону противника. Необходимо было поспешить, пехота уже ринулась на стены Кораллиума; если уничтожить ворота, то всадники немедленно ворвутся в город. Сбросив с лица напускную весёлость, он торжествующе сверкнул глазами и чётко произнёс:
– Сам Хранитель просил меня присмотреть за этой молодой иссой. Ты получил свой ответ, а теперь умри!
С рук Торанвера сорвался целый рой Умирающих Звёзд. Атоны поспешно взмахнули руками, ставя щиты, но тщетно: без всякой паузы маг замкнул их в основательную Сферу Яда, которая могла атаковать сама, без дополнительной подпитки энергией. Полностью перегрузив вражескую систему защиты, Торанвер спокойно убил суетящегося Линна, растворив его фантом мощнейшим ударом голой Силы.
Сата потрясённо смотрела, как один за другим погибают младшие атоны. Мощь и умения Торанвера были просто ужасающими, он не дал противнику ни одного шанса. Девушка напрасно удерживала основательный купол защиты: враг даже не пытался атаковать, все их силы уходили на оборону, но и это не помогало. Маг снимал их защиту, как кожуру с фрукта, затем следовал мощный удар, десмериум вскипал бурными волнами, растворяя гибнущий фантом, а где-то в укромном уголке городского храма корчилось в агонии тело, пугая помощников расползающейся кожей и плотью, отваливающейся от костей.
Уничтожив последнего атона, Торанвер повернулся к волшебнице и мёртвым, ничего не выражающим голосом произнёс:
– Уничтожай башню, мне надо немного восстановить силы.
Кивнув, Сата резко взмахнула рукой. Клубок силовых жгутов чисто срезал верхнюю часть надвратной башни, но рухнуть вниз обломки не успели. Девушка хотела сохранить проход свободным и новым ударом отбросила их в недра города. Интерферирующие Волны закрыли весь обзор цветным взбесившимся туманом, исса с трудом смогла прицелиться в третий раз и, напрягая все силы, ударила по воротам.

Тяжёлая пехота ворвалась на стены, обрушившись на уцелевших стражников, не успевших восстановить даже подобие строя. Нуров здесь не было: на полуразрушенных укреплениях толку от них было немного, для эффективных действий монстрам требовалась более-менее ровная почва. Стражники, чьи шеренги здорово проредила картечь, не смогли удержать яростный напор кнехтов, и ноттингемцы легко разбросали их.
Засверкали молнии и цветные вспышки: в десмериуме воевали маги. С грохотом смело башню, ворота вынесло следом с такой невероятной силой, что они пролетели вместе с бронзовой решёткой добрую сотню метров и завязли в куче искалеченных нуров, которую они же нагромоздили перед собой. В копошащуюся массу монстров тут же полетели ветвящиеся молнии и огненные стрелы – магия сметала тварей с лёгкостью, ведь город лишился своих атонов, и его некому было защитить. Улица превратилась в ад. Поводыри стали торопливо разгонять нуров, чтобы укрыть их в переулках, где магам труднее будет поражать их в большом количестве.
Выждав, когда затихнет буйство молний, в рваный проём, оставшийся на месте ворот, ринулись всадники. Рога единорогов сметали монстров, не успевших убраться с пути их стремительной лавины, всадники работали пиками и метали стрелы в переулки. Следом за кавалерией шла отдельная сотня велитов, в неё были собраны лучшие арбалетчики. Выстроившись по ширине улицы в несколько рядов, они организованно, залпами, били по нурам, не давая им высунуться из закоулков. Передняя шеренга, разрядив оружие, отбегала назад, освобождая место изготовившимся стрелкам. Арбалет – хорошее оружие, достаточно мощное и не требующее слишком долгого обучения. Но у него есть существенный недостаток – длительное время перезарядки; этим и занимались в задних рядах, под прикрытием передних стрелков.
Тем временем тяжёлая пехота вытеснила врага с большей части южной стены, на освобождённое место высыпали три сотни велитов, туда же переместились рейнджеры, покинув осадные башни. Бой у ворот перешёл в фазу тотального уничтожения. Стрелы и пилумы затмили солнце, выкашивая последние очаги сопротивления. Когда в ворота втащилиполевые баллисты, Крысу оставалось только недоумённо вертеть головой – наводить машины было некуда, уцелевшие солдаты врага отступили в глубь города, туда же убрались нуры.
Робин вошёл в город с последним резервом всадников, следом за артиллерией. К нему тотчас подскочил Крыс:
– Что делать, тут же не в кого стрелять?!
– Тащи батарею за велитами; когда выйдете на центральную площадь, займёшь там круговую оборону. Оттуда простреливаются все радиальные улицы. Понял?
– Да эти солдаты еле плетутся! – Крыс махнул рукой в сторону лёгкой пехоты.
– Ничего не поделаешь, тут в каждом переулке полно нуров. Сейчас подойдёт Пересвет со своими кнехтами, дело пойдёт веселее.
Робин повёл свой отряд через строй велитов, те поспешно расступались, пропуская единорогов. Всадники вырвались на перекрёсток с широкой кольцевой улицей, слева донёсся треск грома, засверкали ослепительные молнии. Услышав вой монстров, вождь понял, что видит отголоски атаки Торанвера или Саты. Мысленно перекрестившись, он пожелал девушке быстрее вернуться в лагерь.
На центральной площади было пусто. Робин огляделся, пытаясь понять, куда подевались отряды Хонды и Тевтона, но тщетно: они пропали бесследно. Из-за угла показалась пять нуров, подгоняемых младшим атоном. Завидев цель, вождь заорал:
– Бей!
Выставив пику, он помчался на врага. Монстров смели одним ударом, а в конце этой улицы Робин заметил других единорогов и поспешил туда. Это оказался отряд Хонды; онивыходили из ворот городского храма, оставив там одни трупы.
– Где Тевтон?
– Пошел к загонам нуров, – ответил Хонда. – Как обстановка?
– Норма! Мы им здорово навешали, остатки рассеялись по городу.
– Надо их громить, пока не объединились!
– Это нам не грозит, они бегут без оглядки. Но крыс не стоит зажимать в углу, а то начнут кусаться. Мчись к северным воротам, оттуда уже наверняка все разбежались. Если нет, то захвати их. Отряд выведешь из города, спрячешь так, чтобы со стен не видели. Туда потянуться разбитые отряды стражников, давай им отойти подальше и уничтожай. Всё понял?
– Не дурной!
– Давай, поспеши!
Организованное сопротивление защитников на южной стене закончилось. Атакующие не знали, что случайным выстрелом баллисты в начале штурма оторвало голову старшему офицеру городского храма. Он был назначен Линном руководить сопротивлением, поскольку настоятель должен был сражаться в верхнем срезе мира. Многие толковые командиры погибли на стене, сметённые картечью и стрелами, вырезанные тяжёлой пехотой Пересвета. Оставшись без командования, солдаты растворились в городских переулках, стараясь прорваться к северным воротам, за которыми их окончательно громил Хонда. Несколько организованных групп, от избытка глупости или отчаяния, бросались в атаки, однажды даже прилично потрепали велитов. Большую проблему представляли нуры. Монстры остались без поводырей, взбесились от ран и вида крови; они нападали на всех подряд, не делая разницы между солдатами и простыми горожанами. К счастью, чудовища действовали в одиночку, и уничтожать их было довольно просто.
Сказалась малочисленность небольшой армии Ноттингема. В большом городе она просто растворилась. Нынешнее население Кораллиума достигало более тридцати тысяч человек; кроме того, здесь было много кварталов, состоявших из величественных руин древности. Чтобы прочесать этот лабиринт, тысячи солдат было маловато. Робин не стал впускать в город ополченцев: он справедливо полагал, что недисциплинированная толпа немедленно приступит к грабежам, а этого он позволить не мог. Ноттингемцы пришли сюда надолго и не собирались портить отношения с мирным населением. Впрочем, храмовую казну, драгоценности и самое ценное имущество солдаты вывезли в лагерь, атонам это добро уже ни к чему.
На ночь солдаты укрепились тремя отрядами – у обоих ворот и на центральной площади, с рассветом они продолжили прочёсывание города. Однако результатов оно не было. Пользуясь темнотой, уцелевшие защитники выбрались за стены, а нуры, которые и не думали скрываться, были уничтожены ещё вчера. К обеду Робин пришёл к выводу, что военные действия можно прекращать. Он послал вестовых к всадникам, приказывая собраться на центральной площади. Пехота вернулась в лагерь через южные ворота. Несколько десятков глашатаев промчались по улицам, призывая прячущихся горожан идти на площадь, где будет решаться судьба Кораллиума.
Робин направился туда же, он должен был произнести перед жителями речь. Его догнал Тевтон и сообщил:
– Группа ополченцев пробралась в город через проломы стен.
– Грабят?
– Уже нет, мои ребята их схватили.
– Сильно набедокурили?
– По мелочам. Пару домов разграбили, несколько девок обидели.
– Повесить!
– Как повесить? – опешил Тевтон.
– За шею, – равнодушно ответил Робин.
– Ты чего? Это же наши люди!
– Они нарушили мой приказ без уважительной причины.
– Их там больше десятка.
– Неужели в городе не найдётся столько верёвок?
– Оно, конечно, найдётся, только с деревней, откуда они пришли, у нас потом испортятся отношения.
– Нам важнее не испортить отношения с этим городом, чем с какой-то вонючей деревней, мужчины которой не могут выполнить простейший приказ. Впрочем, пусть казнят только половину, остальные должны уяснить, что помилованы только в честь торжеств по поводу большой победы. Понял?
– Да. А где их вешать?
– Не знаю. Можно прямо на воротах.
– Так их смели наши маги, вместе с башней.
– Северные остались целыми, пусть там и висят.
– Там все не поместятся, – засомневался Тевтон, – проём узкий.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.