read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Если вы откажетесь от таблетки, или начнете звать на помощь, или, чего доброго вздумаете на меня наброситься, — Олег подмигнул, давая понять, что ход мыслей собеседника для него тайной не является, — тогда вы изберете иной способ самоубийства. Расшибете себе голову об один из этих столбов.
Он показал на четырехгранные металлические колонны, подпиравшие потолок ангара.
— То есть на самом деле башку вам, конечно, проломлю я. А потом подтащу труп к столбу и приложу пробитым местом. Получится очень правдоподобно. Выбирайте: таблетка или вот это.
Молодой человек отошел в угол, где стояло японское чучело для кэндо, и вынул из гнезда деревянный меч.
— Ххха! — выдохнул он, рассекая воздух молниеносным ударом сверху вниз. — И череп напополам. Меч я помою с мылом, никто не догадается. Да и не будут особо копать, папа позаботится. Ну так что? Таблетка и улыбка на лице или вышибленные мозги и похороны в закрытом гробу?
Всю последнюю минуту Николас медленно, как бы ненароком, перемещался вбок — туда,где у стены лежали всякие спортивные принадлежности.Оставалось преодолеть еще какие-нибудь два метра.
— Ну и зря. — Олег даже расстроился. — Предстоит унизительная сцена. Сейчас будете от меня убегать, орать во всю глотку. Кстати, это бессмысленно — тут полная звукоизоляция. А то умерли бы красиво, с достоинством, по-античному. Как Сократ или Сенека.
— Хрен тебе! — злобно выкрикнул Ника, должно быть, заразившись хамской лексикой от Валентины.
Он метнулся к стене и схватил с подставки бейсбольную биту.
— Не стану я от тебя бегать, огрызок!
Когда-то в юности Ник Фандорин неплохо играл в бейсбол, даже был лучшим хиттером школьной команды. Конечно, он не надеялся перефехтовать шустрого гения, но появилась одна идея — дикая, даже полоумная. Шанс она давала самый крохотный. Но утопающий ведь хватается и за соломинку, а тут все-таки бита. Прочная, ухватистая, тяжелая.
Ника взял биту покрепче, встал в угрожающую позу.
— Ого! — Олег смотрел на него с радостным изумлением. — Беру свои слова обратно. Так даже интересней. Бой Пса-Демона с Красноволосым Дьяволом.
Он тоже встал в боевую стойку: руки подняты над головой, меч вытянут параллельно полу.
— Можно глоток воды? — попросил Фандорин.
Противник учтиво поклонился в пояс:
— Последнее желание осужденного всегда выполняется.
Подойдя к столу, на котором лежала таблетка, Ника плеснул в стакан воды и отпил.
— Эй, я же просил стакан не трогать! — закричал Олег. — Неужели трудно? Я теперь из него пить не смогу!
Ответа он не дождался. Ника молча двинулся навстречу врагу, помахивая своим оружием.
— Кяааа! — истошно возопил Пес-Демон, скакнул вперед и ударил мечом по бите.
Потом еще, еще и еще — Николас еле успевал закрываться. Да не очень-то и успевал.
— Атари! — крикнул Олег, слегка коснувшись клинком его лба. — Снова атари! — Теперь меч несильно шлепнул Николаса по плечу. — И опять атари!
Последний удар — по колену — был довольно чувствительным.
Прихрамывая, Фандорин отступал к середине ангара. Его начинало охватывать отчаяние — из идеи ничего не выходило.
— Сделаем задачу более интересной, — объявил Олег и, достав из рукава пульт, открыл входную дверь. — Попробуйте прорваться. Ну-ка?
Николас скосил глаза. До двери было каких-нибудь пятнадцать метров. Нет, нечего и пытаться. Пустой номер.
В этот миг сзади раздался стон. Это зашевелилась Валя. Она еще не очнулась, но начала двигаться и даже приподнялась на локте, озираясь вокруг тусклым, невидящим взглядом.
— Двое на одного! — шутовским тоном провозгласил Олег. — Но Инуяся не сдается!
Взгляд Вали остановился на черном прямоугольнике распахнутой двери — должно быть, оттуда потянуло свежим воздухом.
Ассистентка приподнялась на четвереньки и медленно поползла к выходу. Ее голова раскачивалась из стороны в сторону — похоже, сотрясение мозга.
— Идет бычок, качается, вздыхает на ходу, — продекламировал Олег, перемещаясь так, чтобы перекрыть Вале дорогу. — Ой, доска кончается, сейчас я упаду…
Николас бросился на него, со всей силы нанес удар, но бита наткнулась на меч и вылетела у него из рук.
— Оп-ля! — удивился Олег. — И весь поединок? Нет, в кино так не бывает. Можешь подобрать свое оружие, благородный чужеземец.
На всякий случай Ника прикрыл голову скрещенными руками. Так не ударит — с переломанными запястьями самоубийства не получится.
— Берите, берите, — разрешил Олег, толкая Валю ногой — та бессильно завалилась на бок.
Фандорин сделал шаг вперед и осторожно наклонился.
Ухмыляющийся подросток посетовал:
— Ну что вы все молчите? Даже невежливо. Будто воды в рот набрали.
Пора!
Николас ринулся вперед и выплюнул ему в лицо согревшуюся во рту минералку.
— А-а-а-а! — захлебнулся воплем Олег. Выронив меч, зажмурился. — Гадость! Гадость!
Что было сил Ника пихнул его в грудь — так что тщедушное тельце отлетело метра на два и ударилось о металлический стол. Оно еще не успело грохнуться на пол, а Фандорин уже подхватил подмышки Валю и поволок к двери.
Ни разу не обернулся — дорога была каждая секунда. Догонит так догонит.
Кое-как перевалил через порог, столкнул безвольное Валино тело с крыльца и захлопнул за собой дверь.
— Помогите! На помощь! — крикнул он. Вскочил, ринулся к главному корпусу. Навстречу по дорожке бежали охранники.
— Туда… нельзя… опасно! — задыхаясь, пробормотал Фандорин. — Вызывайте милицию! Нет, ОМОН! Нет, спецназ!
Четверо здоровенных парней смотрели на него, как на сумасшедшего. Валю в ее наряде человека-невидимки они пока не заметили.
Николас попытался взять себя в руки, изъясняться понятней. А то они тут привыкли иметь дело с психами. Разбираться долго не станут — скрутят и смирительную рубашкунаденут.
— Олег, сын господина Сивухи, впал в буйство. Мы с помощницей еле унесли ноги.
Он показал на Валю, которая свернулась калачиком на земле и снова погрузилась в забытье.
— А Марк Донатович где? — недоверчиво спросил Котелков.
— Убит.
Охранники переглянулись. Их лица сделались напряженными.
Один расстегнул кобуру.
Котелков (очевидно, он был старшим) быстро сказал:
— Даже не думай. Чтоб депутат нам бошки открутил?
— Сергеич, пули же резиновые.
— С этого хлюпика и резиновой хватит. А потом отвечай. Ничего, так скрутим. Только полегче, мужики, ясно?
— Вы не понимаете! — снова повысил голос Николас. — Он не хлюпик! Он вооружен и очень, очень опасен! Знаете что, я позвоню его отцу. Пускай сам решает, как быть.
Этому предложению Котелков обрадовался:
— Вот это правильно.
— Из ангара другой выход есть?
— Нету.
— Тогда будьте здесь и держите оружие наготове. Если выйдет, стреляйте своими резиновыми пулями. Сразу и без разговоров. За последствия я отвечаю. Единственное — отнесите мою ассистентку внутрь. У нее сотрясение мозга. Как раз по профилю вашей клиники.
Фандорин быстро вышел на улицу. Слава Богу, Саша не выкинула свой мобильный.
«Альфа-ромео» стояла на прежнем месте. Девочки внутри не видно — молодец, не высовывается.
Он подбежал, дернул дверцу.
— Скорее! Дайте теле… Саши в машине не было.
16. ФОКУСНИК-МАНИПУЛЯТОР
Но испугаться Николас не успел. Заоглядывавшись по сторонам, он почти сразу увидел ее. Саша была в каких-нибудь тридцати метрах, просто стояла за фонарным столбом, поэтому он ее и не заметил. Девочка разговаривала по мобильнику, к Нике была повернута спиной.
Он хотел ее окликнуть, но Саша вдруг выскочила на проезжую часть и замахала кому-то рукой.
По улице на большой скорости неслись две машины: длинный лимузин и, прилипнув почти вплотную, большой черный джип.
Заскрежетали тормоза. Лимузин остановился, из него выскочил высокий мужчина в летнем светлом пальто, а из джипа в ту же секунду выпрыгнули двое телохранителей.
Сивуха!
В руке у депутата тоже был телефон.
Саша бросилась к Аркадию Сергеевичу и начала что-то говорить, показывая на место, где Фандорин с Валей перелезли через забор.
Не может быть… Этого просто не может быть! Наваждение какое-то!
Ника вскинул руку, чтобы потереть лоб. Это резкое движение его и выдало.
— Осторожно! — крикнул один из охранников. Дюжие парни, двигаясь синхронно, прикрыли собой Аркадия Сергеевича и выхватили оружие.
— Эй, ты чего там спрятался? — позвал один. — Ну-ка, выйди на свет! Только медленно.
Глядя не на пистолеты, а только на Сашу, Николас вышел. Каждый шаг ему давался с трудом, ноги были как ватные.
Сивуха и Саша, обернувшись, смотрели в его сторону. Когда он попал в освещенную фонарем зону, узнали.
— Николай Александрович? — удивился депутат. А Саша попятилась, споткнулась о бровку, чуть не упала.
— О господи! — со страданием выкрикнула она. — Простите меня, простите!
Развернулась и побежала прочь, по-девчоночьи выбрасывая ноги в стороны.
— Всё нормально, парни. Это свой, — сказал Аркадий Сергеевич.
Как телохранители опустили оружие и расступились, Фандорин не видел. Он стоял, опустив глаза. Ощущение было такое, словно в сердце воткнулся гвоздь — не острый, но длинный и, кажется, ржавый. От этого сердце тоже будто подернулось ржавчиной, как в японской песне. Но это было неплохо. Похоже на анестезию.
Зато мозг вышел из ступора и заработал четко, быстро. Онемение сердца явно было на пользу логическому мышлению.
Цепочка выстроилась моментально. Все звенья встали на свои места. Прояснилось даже то, о чем прежде Николас не задумывался. Потому что сердце мешало.
Всё очень просто.
Саша с самого начала была подослана Сивухой. Тогда в подворотне она оказалась неслучайно и под колеса фандоринского автомобиля попала намеренно. Ей было поручено заманить Николаса в больницу. Выходит, Аркадий Сергеевич уже тогда знал о существовании Фандорина. Откуда?
Ах, Саша, Саша…
Теперь понятно, от кого Аркадий Сергеевич (а стало быть, и Олег) узнали про Лузгаева и про Марфу Захер. Понятно, почему Саша не выбросила мобильный — ей нужно было предупредить своего нанимателя о том, что Николас с Валей проникли на территорию Центра.
Ход мыслей, пронесшихся в голове магистра истории, очевидно, отразился на лице, потому что Сивуха сказал:
— Не судите девочку слишком строго. Ей надо брата спасать. Она честно выполняла условия договоренности со мной, но очень из-за этого мучилась. Неприятно, конечно, японимаю — вы ей доверяли. Но должен же я был держать ситуацию под контролем. Ладно, не суть важно. Лучше расскажите, удалось ли вам расколоть Коровина? Вы говорили с ним? Он признался?
Депутат так и впился в Николаса взглядом.
Ах да, Саша ведь ничего не знает про Олега, она могла доложить Сивухе лишь про то, что Фандорин подозревает доктора.
Нехорошо, конечно, но в этот миг Ника ощутил что-то вроде злорадства.
— Эту ситуацию под контролем вам не удержать, — мстительно произнес он. — Давайте-ка сядем.
Он показал на «альфа-ромео».
— Сядем? — В глазах Аркадия Сергеевича читалась тревога. — Зачем?
— Чтоб у вас ноги не подкосились.
За всё время, пока Николас говорил, Аркадий Сергеевич не произнес ни слова. Смотреть на него Фандорин не решался. Мстительное чувство прошло, осталась только неловкость, усиливающаяся с каждой секундой. У человека рушится мир, сердце разрывается на куски — какое тут может быть злорадство. Особенно если и сам сидишь на пожарище собственного мира, с разбитым, заржавевшим сердцем.
Договорил, умолк. Какое-то время оба погорельца сидели молча. Потом Ника наконец осмелился взглянуть на слушателя — и увидел, что сраженный горем отец улыбается. Улыбка была странная, адресованная не собеседнику, а куда-то в пространство. При этом в глазах депутата блестели слезы.
— Я только одно скажу, — нетвердым голосом проговорил он. — Я ни о чем не знал. Даже не догадывался. Говорю не для того, чтобы отгородиться от сына. Он мне всякий дорог, а такой еще больше. Как же он меня любит!
Сивуха смахнул слезу, и Николас вдруг понял: Аркадий Сергеевич растроган и горд. Такой реакции магистр никак не ожидал.
— Говорю, чтобы вы меня не боялись: покрывать и заметать следы не стану. Я же член Государственной Думы, — с достоинством продолжил Сивуха. — Наше дело — вырабатывать законы, а не нарушать их. Мое появление здесь объясняется очень просто. Мне позвонила Саша. Сообщила, что вы собираетесь учинить допрос доктору Коровину. Я знаю Марка Донатовича много лет, мне было ясно, что ваша версия нелепа. Но он мог с перепугу наговорить вам лишнего — например про мои отношения с Сашей, это ведь он нас свел. Вашей беседе нужно было помешать. Я немедленно связался с Олегом — предупредить и посоветоваться. Я привык во всем с ним советоваться, он же гений. Олежек сказал:я все улажу.
И позвонил в охрану, сообщил, что в окно третьего этажа влезли ниндзя, сообразил Ника.
— …Потом я перезвонил Саше и сказал, что выезжаю. Ждал всякого, но такого… Значит, Марк Донатович умер?
— Не умер, а убит! — жестко поправил Фандорин. — Вашим сыном. Как и многие другие.
— Не кричите, — попросил Сивуха. — Я это и так понял. Сказал же: покрывать Олега не буду.
Дальнейшие слова депутата не стали для Николаса неожиданностью.
— Да и зачем? Сына все равно освободят от уголовной ответственности. Он болен. Вы знаете, что это правда. Мы его подлечим, и как только позволят врачи, я увезу Олега за границу. В Америку. Там у нас будет другая жизнь. Без грязи, без охранников, без политики. Ему не придется убивать, чтобы защитить отца. Денег у меня достаточно. Мы будем жить в покое, цивилизованно, общаться с приятными, культурными людьми — знаменитыми писателями, режиссерами, продюсерами…
— Да на что вы им сдались? — не выдержал Ника, выведенный из себя мечтательной улыбкой Аркадия Сергеевича. — Подозрительный иммигрант из подозрительной страны сбогатством подозрительного происхождения!
Сивуха хитро взглянул на него.
— А вот тут вы ошибаетесь. Я им всем очень даже сдался. Не из-за депутатства, конечно, которому грош цена и от которого я откажусь. Не из-за денег. А из-за Федора Михайловича. Вы извините, но пока вы тут играли в казаки-разбойники, третью часть рукописи из вашего офиса мы забрали. Четвертую раздобыл Олег. Значит, вся повесть в сборе.Я владею культурно-историческим сокровищем.
— Да что с того? Ну, продадите вы манускрипт на аукционе. Прибавьте к этому какие-то деньги за первую публикацию — и всё.
— Не продам. — Аркадий Сергеевич взял с сиденья портфель и открыл его. — Я буду издавать повесть сам, буду продавать права во все страны, буду давать интервью, вести переговоры об экранизациях и театральных постановках. Это же мировая сенсация, вне зависимости от литературных достоинств произведения. А когда умру, правопреемником станет Олег. Наше имя станет неразрывно связано с именем Федора Михайловича. Видите ли, Николай Александрович, когда я показывал вам документы, один, самый ценный, приберег. Вот, почитайте-ка. Это распечатка, оригинал я храню в сейфе.
Он протянул Николасу какой-то листок.
УСЛОВИЕ, ЗАКЛЮЧЕННОЕ МЕЖДУ КУПЦОМ 2 ГИЛЬДИИ Ф. Т. СТЕЛЛОВСКИМ И ОТСТАВНЫМ ПОДПОРУЧИКОМ Ф. М. ДОСТОЕВСКИМ
С-Петербург, тысяча восемьсот шестьдесят пятого года, августа 15 дня.
Я, нижеподписавшийся подпоручик Федор Михайлович Достоевский, заключил настоящее Условие с купцом Федором Тимофеевичем Стелловским в том, что Достоевский собственное свое сочинение под заглавием «Теорийка» продал ему, Стелловскому, за аванс в сто семьдесят пять риксталеров с последующей по издании уплатою в семь тысяч рублей серебром на вечное время с переходом права издания и всех прочих прав к наследникам Стелловского.
К сему условию с-петербургский 2 гильдии купец Федор Тимофеев Стелловский руку приложил.
/Подпись/
К сему условию отставной поручик Федор Михайлов Достоевский руку приложил.
/Подпись/
Составлено 1865 года, августа, первого дня в СПБурге в конторе маклера Б. Г. Брандта и подписано Ф. Т. Стелловским тогда же, а Ф. М. Достоевским в Висбадене того же месяца 15 дня в присутствии свидетелей коллежского советника Ивана Пантелеевича Суркова и его камердинера мещанина Прохора Савельевича Леонтьева.
/Подписи/
В маклерскую книгу под № 49 вписано.
/Подпись маклера/
— Документ интересный, но что это меняет? — пожал плечами Николас. — Авторские права сразу после первой публикации будут принадлежать всему человечеству. Не станут с вами общаться ни продюсеры, ни режиссеры, ни издатели. Зачем?
Улыбка Аркадия Сергеевича стала еще шире.
— То, что Морозов отнес свою находку сначала к коллекционеру автографов, потом к литературному агенту, потом к издателю, понятно. Но разве вас не удивило, что затемон обратился ко мне? Какое отношение депутат и портфельный инвестор имеет к Достоевскому? Эх вы, мастер дедукции. На всякого мудреца довольно простоты. — Сивуха рассмеялся. — Просто, когда Морозов в очередной раз перечитал это завещание, ему пришла в голову идейка получше. «С переходом права издания и всех прочих прав к наследникам Стелловского» — так сказано в «Условии». Морозов выяснил, какое потомство оставил Федор Тимофеевич Стелловский. И оказалось… Ну-ка, отгадчик ребусов, а?
— Не может быть! — пролепетал Ника.
— Да, Николай Александрович, да. По отцу-то я Сивуха Сивухой, но моя покойная матушка Октябрина Игнатьевна — урожденная Стелловская, родная правнучка Федора Тимофеевича, скончавшегося в сумасшедшем доме ровно сто тридцать лет тому назад. А я, стало быть, его праправнук и единственный наследник, поскольку иных потомков не обнаружено. В нашей семье к Федору Михайловичу всегда было особое отношение. Потому-то я и купил пресловутый «перстень Порфирия Петровича» — вдруг, действительно, тот самый? Ладно, черт с ним, с перстнем. В конце концов это всего лишь кусок золота с блестящим камешком. Зато рукопись у меня в руках. Знаете, я уже решил, что мы с Олегом возьмем двойную фамилию. «Сивуха-Стелловский» звучит вполне аристократично, не хуже, чем какой-нибудь «Миклуха-Маклай» или «Говоруха-Отрок». Срок владения авторским правом — 50 лет с момента первой публикации, так что хватит и на мой век, и на век Олежки.
В сотне метров, запертый в своем логове, ждал своей участи его кошмарный отпрыск, а депутат с блаженным видом разглагольствовал о том, как чудесно заживут они вдалиот России.
— …В Америке приятно быть богатым, не то что у нас. У нас сидишь в какой-нибудь «Ванили», обедаешь, любуешься видом на чудесный храм — и вдруг увидишь за окном бомжа или нищую старуху, лягушачья ножка в горле-то и застрянет. А там все сыты, одеты, ухожены. Ну, машина у соседа попроще и дом поменьше. На психику это не особенно давит. У меня еще многое впереди. Человек я не старый, нахожусь где-то в середине августа…
Заговаривается, дошло вдруг до Фандорина. От нервного шока.
— Какого еще августа? Сивуха охотно объяснил:
— Это я сам придумал. Если человеческую жизнь уподобить одному году, получится, что мой возраст, пятьдесят лет, — это середина августа. Отличная пора. Время сбора урожая, а впереди еще и золотая осень. Ну и про бабье лето не будем забывать, — подмигнул он. — Калифорния, Голливуд, модельки, старлетки…
— Вы что, боитесь идти к сыну? — перебил Николас. — Время тянете?
Улыбка на лице Аркадия Сергеевича из хитрой сделалась смущенной.
— Честно говоря, робею. — Депутат виновато поежился. — Я всегда знал, что Олег гений, но это… это… — Сивуха задохнулся. — Он фри-масонский бог. Мой Бог! У нас всё наоборот, понимаете? В Библии Бог — Отец, а у меня Бог — Сын.
Он с восторгом обернулся к Фандорину, наткнулся на суровый, неприязненный взгляд и коротко вздохнул.
— Ладно. Пошли.
Охранники так и торчали во дворе. Один держал в руке пистолет, остальные — резиновые дубинки. Правда, увидев депутата, все четверо, как по команде, оружие спрятали.
— Мы не сами, — нервно сказал Котелков и показал на Фандорина. — Это вот он. Говорит, будто ваш сын… Ну, короче… — Он совсем смешался. — Мы ничего такого, даже не совались. Я только к двери подходил, слушал… А там тихо…
— Всё правильно, — оборвал Сивуха, не глядя на говорившего. — Идите. Вы больше не нужны. С милицией свяжутся мои ребята. Когда понадобится.
Входить в дом он не торопился. Наверное, ждал, когда уйдут посторонние. Даже телохранителей с собой не взял.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.