read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


ПРО ВЫДАЮЩУЮСЯ РОЛЬ.
Ко мне обращаются товарищи — участники Курской битвы с вопросами: почему Г. К. Жуков в своих воспоминаниях искажает истину, приписывая себе то, чего не было? Кому-кому, а ему не следовало бы допускать этого!
«ВИЖ» 1992 № 3 С. 32.Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский.
1.
Ладно, под Сталинградом Жуков себя не имел возможности проявить. Но Курская дуга! Вот где он себя показал!
Ситуация была вот какая: после Сталинградской стратегической наступательной операции войска двух советских фронтов, Центрального и Воронежского, вырвались далеко вперед, исчерпали наступательный порыв, понесли большие потери, и потому получили приказ перейти к обороне. Образовался мощный выступ в сторону противника — такназываемая Курская дуга. Германский план на лето 1943 года: из районов Орла и Белгорода нанести два встречных удара на Курск, срезать Курский выступ, окружить и уничтожить войска двух советских фронтов в этом выступе.
Советская военная разведка вскрыла замысел германского командования, добыла планы наступления и установила примерную дату его начала. Все это делалось без участия Жукова. Главное разведывательное управление (ГРУ) подчинялось Жукову только с февраля по июль 1941 года, когда он был начальником Генерального штаба. В 1943 году ГРУ подчинялось не Жукову, а Василевскому и Сталину.
Командующие Центральным и Воронежским фронтами генералы армии К. К. Рокоссовский и Н. Ф. Ватутин получили от Верховного главнокомандующего Маршала Советского Союза И. В. Сталина три предупреждения о подготовке германского наступления. Сталин предупреждал Рокоссовского и Ватутина 2 мая, 20 мая и 2 июля о том, что германское командование готовит фланговые удары по войскам двух фронтов. И Центральный, и Воронежский фронты к отражению германского наступления были готовы.
В ночь на 5 июля 1943 года из штаба 13-й армии на командный пункт Центрального фронта было передано сообщение о захвате германских саперов, которые расчищали проходы всоветских минных полях и снимали проволочные заграждения. Пленные показали: начало германского наступления — в 3 часа ночи, ударные группировки уже заняли исходное положение. До начала германского наступления оставалось чуть больше часа.
Артиллерия Центрального фронта находилась в полной готовности к проведению артиллерийской контрподготовки. Заранее был спланирован огневой удар 506 орудий, 468 минометов и 117 реактивных установок залпового огня по исходным районам германских войск. Планировалось прямо перед началом немецкого наступления нанести по изготовившимся к наступлению войскам противника сокрушительный артиллерийский удар. Этот огневой налет замышлялся очень коротким. Всего 30 минут. Но интенсивность огня — исключительная.
Артиллерия соседнего Воронежского фронта тоже находилась в готовности к проведению артиллерийской контрподготовки такой же продолжительности и мощи.
Но сведения о точном времени начала германского наступления сомнительны. Понятно, что пленные саперы заговорили сразу и говорили только правду. В разведывательных отделениях, отделах и управлениях советских штабов умели беседовать с пленными так, что они сразу сознавались во всем. Однако, захваченные саперы могли точного времени и не знать, или могли ошибаться.
Если наша артиллерия начнет контрподготовку раньше запланированного немцами срока наступления, то мы истратим тысячи тонн снарядов по пустым полям и рощам. Можетоказаться что, немецкие ударные группировки еще не вышли в исходные районы. Если проведем контрподготовку позже, то результат будет такой же. Удар будет нанесен попустым площадям, ибо основная масса германских войск, покинув исходные районы, уже выдвигается к переднему краю.
Итак, вышли главные силы немцев в исходные районы или еще не вышли? А, может быть, уже их покинули? Ночь, темнота, посылай разведывательные самолеты — они сверху все равно ничего не увидят. Что делать? Ошибка и в ту, и в другую сторону в одинаковой мере крайне нежелательна. В случае ошибки прямо в момент начала величайшего сражения наша артиллерия попусту истратит половину своих снарядов.
В фильме «Освобождение» артист Ульянов изобразил Жукова на Курской дуге. Представитель Ставки ВГК, заместитель Верховного главнокомандующего Маршал Советского Союза Жуков появляется в штабе Центрального фронта, которым командовал генерал армии Рокоссовский. Жуков оценивает обстановку, мучительно рассуждает, наконец, взвесив все, решительно отдает приказ…
2.
Тот же исторический момент описывает Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский. Жуков действительно прибыл на командный пункт Центрального фронта накануне сражения, но приписываемой ему решимости не проявил. Приказ о начале контрподготовки на свой страх и риск принимал сам Рокоссовский. Риск практически смертельный. Если Рокоссовский ошибся в расчете времени, сражение на Курской дуге может быть проиграно. Последствия такого поражения могут быть для Советского Союза катастрофическими. Поэтому перед тем, как отдать приказ, Рокоссовский просил Жукова, как старшего начальника, утвердить принятое решение. Но Жуков ответственности на себя не брал.Жуков от ответственности всегда уклонялся решительно и энергично. Позиция Жукова в данном случае: ты — Рокоссовский, ты командующий Центральным фронтом, ты и командуй.
«Теперь о личной работе Г. К. Жукова как представителя Ставки на Центральном фронте. В своих воспоминаниях он широко описывает проводимую якобы им работу у нас на фронте в подготовительный период и в процессе самой оборонительной операции. Вынужден сообщить с полной ответственностью и, если нужно, с подтверждением живых еще свидетелей, что изложенное Жуковым Г. К. в этой статье не соответствует действительности и им выдумано. Находясь у нас в штабе в ночь перед началом вражеского наступления, когда было получено донесение командующего 13-й армией генерала Пухова о захвате вражеских саперов, сообщавших о предполагаемом начале немецкого наступления, Жуков Г. К. отказался даже санкционировать мое предложение о начале артиллерийской контрподготовки, предоставив решение этого вопроса мне, как командующему фронтом. Решиться на это мероприятие необходимо было немедленно, так как на запрос Ставки не оставалось времени.» («ВИЖ» 1992 № 3 С.31)
Рокоссовский сам принял решение. По приказу Рокоссовского артиллерийская контрподготовка на Центральном фронте была начата ночью 5 июля 1943 года в 2 часа 20 минут. Это, собственно, и было началом Курской битвы.
В 4 часа 30 минут, противник начал свою артиллерийскую подготовку, а 5 часов 30 минут орловская группировка германских войск перешла в наступление.
Рокоссовский продолжает рассказ:
«В Ставку позвонил Г. К. Жуков примерно около 10 часов 5 июля. Доложив по ВЧ в моем присутствии Сталину о том (передаю дословно), что Костин (мой псевдоним) войсками управляет уверенно и твердо и что наступление противника успешно отражается. Тут же он попросил разрешения убыть ему к Соколовскому. После этого разговора немедленно от нас уехал. Вот так выглядело фактически пребывание Жукова Г. К. на Центральном фронте. В подготовительный к операции период Жуков Г. К. у нас на Центральном фронте не бывал ни разу».
3.
Вот такой личный вклад Жукова в разгром противника на Курской дуге. В подготовительный период перед сражением, Жуков в войсках Центрального фронта не появлялся, и в войсках Воронежского фронта — тоже. Прибыл на Центральный фронт прямо накануне сражения. Никаких решений не принимал. Ответственность за решение, которое принял Рокоссовский, Жуков на себя не взял. Контрподготовку проводил не только Центральный, но и Воронежский фронт. Там решение на проведение контрподготовки принимал командующий фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин. Это решение было утверждено Маршалом Советского Союза А. М. Василевским. К проведению артиллерийской контрподготовки на Воронежском фронте Жуков вообще никакого отношения не имел. Его там не было.
Жуков ничем себя на Центральном фронте не утруждал. Через четыре с половиной часа после начала сражения Жуков уехал на другой фронт. На самолете он лететь не мог — в воздухе развернулось настоящее сражение. От командного пункта Рокоссовского до командного пункта Соколовского — 740 километров по разбитым фронтовым дорогам, забитым войсками. Потому в первый самый трудный день Курской битвы великий стратег Жуков руководить сражением не мог. Он путешествовал. Возможно, и второй день — тоже.
4.
Во времена Брежнева культ личности Жукова раздували всей мощью коммунистической пропаганды. Особое старание проявили главный идеолог КПСС М. А. Суслов, министр обороны маршал А. А. Гречко, начальник Главного политического управления Советской Армии генерал армии А. А. Епишев. Все, что рассказал Рокоссовский, о роли Жукова в Курской битве, все что могло бросить тень на образ великого стратега, было беспощадно вырезано из книги Рокоссовского. Отрывки, которые я цитировал, были опубликованы только через четверть века после того, как вышла в свет беспощадно изрезанная книга Рокоссовского. Однако, даже брежневско-сусловские цензоры не посмели споритьс Рокоссовским. Против правды не возразишь. В изрезанной книге Рокоссовского все равно сохранен главный смысл сказанного: «Времени на запрос Ставки не было, обстановка складывалась так, что промедление могло привести к тяжелым последствиям. Присутствующий при этом представитель Ставки Г. К. Жуков, который прибыл к нам накануне вечером, доверил решение этого вопроса мне.» (К. К. Рокоссовский. Солдатский долг. М. Воениздат. 1968. С. 217)
Тут сказано мягче, но смысл тот же: Жуков решения на проведение артиллерийской контрподготовки не принимал. Это заявление Рокоссовского никто никогда не оспаривал. Рассказ Рокоссовского — не вымысел и не досужие воспоминания. Начальник штаба Центрального фронта генерал-лейтенант М. С. Малинин был обязан вести журнал боевыхдействий фронта. И он, как образцовый штабист, такой журнал вел. Сейчас этот журнал доступен исследователям. Все приказы и распоряжения отдаваемые на КП фронта там зафиксированы. Было все так, как рассказал Рокоссовский, но не так, как описывали авторы жуковских мемуаров. Не так, как изображал артист Ульянов.
И вот после выхода, пусть и изрезанной, книги Рокоссовского по приказу Брежнева и Суслова были начаты съемки фильма «Освобождение». Это даже не фильм, а киноэпопея.В народе — киноопупея. Главный замысел опупеи — прославить в веках величайшего полководца всех времен и народов товарища Жукова.
Рокоссовский был ознакомлен со сценарием фильма. Он написал письмо Озерову, который был главным создателем опупеи, и артисту М. Ульянову, который играл Жукова. Рокоссовский, сославшись на документы, убедительно доказал, что Жуков решения на артиллерийскую контрподготовку не принимал. Но ни Озеров, ни Ульянов принципиальности не проявили. Раздуваемый культ личности Жукова был кормушкой, вернее, — неисчерпаемым корытом номенклатурных яств. Озеров и Ульянов ринулись к корыту, расталкивая окружающих. Главное для них — угодить Брежневу и Суслову. И угодили. Вопреки исторической правде, вопреки документам и свидетельствам очевидцев, они показали в фильме мудрого, чуть усталого Жукова, который на свой страх и риск, не посоветовавшись со Сталиным, принимает самое драматическое решение в ходе сражения.
5.
Самое интересное во всей этой истории вот что: 5 июля 1943 года в момент начала грандиозного сражения на Курской дуге Жуков поехал к Соколовскому. Зачем?
В тот момент судьба войны решалась на Курской дуге. Центральный и Воронежский фронты находятся в выступе, который врезался в территорию, занятую противником. Воронежский и Центральный фронты уже охвачены противником с севера, с запада и с юга. Противник взял эти фронты в гигантские клещи, он наносит удар по правому крылу Центрального фронта и по левому крылу Воронежского фронта. Если противник сокрушит и проломает оборону наших войск, то два фронта окажутся в мешке.
Фронты Рокоссовского и Ватутина устояли, остановили противника и сами перешли в наступление. Но 5 июля 1943 года, в момент начала германского наступления, исход сражения не мог предсказать никто. Сражение вполне могло завершиться грандиозным поражением советских войск. И вот великий Жуков резво поскакал из Курского выступа, который мог стать западней. И гремела его сабля по верстовым столбам, как по штакетнику.
А кто такой Соколовский, к которому так спешит непобедимый Жуков?
Генерал-полковник (впоследствии Маршал Советского Союза) Соколовский Василий Данилович в то время командовал Западным фронтом. Как мы помним, 26 августа 1942 года Жуков получил повышение и сдал командование Западным фронтом. Вместо Жукова Западный фронт принял Конев, затем — Соколовский. В марте 1943 года Западный фронт под командованием Соколовского (но без Жукова), наконец взял Ржев, Вязьму и Сычевку. После этого на Западном фронте наступила оперативная пауза. Проще говоря, затишье. На Западном фронте без перемен. Летом 1943 года противник по Западному фронту ударов не наносил. Никто Западному фронту не угрожал. Судьба войны в тот момент на Западном фронте не решалась. Судьба войны решалась на Курской дуге, на Центральном и Воронежском фронтах, по флангам которых противник нанес удары колоссальной мощи.
Отчего же в решающий момент войны Жуков несется с главного направления на второстепенное, на Западный фронт, которому ничто не угрожает?
Ответ простой: он туда и несется именно потому, что Западному фронту ничто не угрожает. Жуков спешит на Западный фронт потому, что там спокойно.
Но, может быть, на Западном фронте Жукова ждали неотложные дела? Может быть, на Западном фронте надо было решить какие-то важные проблемы, указать Соколовскому на грозящие опасности? Все может быть. Но в этом случае надо так и писать историю: рассказать о тех неотложных делах, которые ждали Жукова вдали от Курской дуги, а про еговыдающуюся роль в Курской битве скромно помолчать.
6.
Как только стало ясно, что на Курской дуге противник войсками Рокоссовского и Ватутина остановлен, что последнее наступление германской армии против Красной Армии окончательно захлебнулось, что хребет германским танковым войскам переломан, Жуков снова появился на Курской дуге.
Сталинград и Курск — это вершины полководческого мастерства Жукова, величайшего стратега и выдающегося военного мыслителя. Помимо этого были другие битвы, сражения, блистательные стратегические операции. Правда, личный вклад Жукова в их организацию, проведение и успешное завершение был не таким грандиозным, как в Сталинградской битве и Курском сражении.
7.
Слаб человек. Я тоже жертва коммунистической пропаганды. Я тоже свято верил в то, что Жуков не имел ни одного поражения в войне. Об этом я писал. У своих читателей прошу прощения. Свои слова беру обратно. К Жукову стоит только присмотреться. И вдруг мы видим перед собой кровавую карьеру палача, полную катастроф и провалов.
Практически всю войну Жуков координировал действия нескольких фронтов. С этой работой Жуков просто не справлялся.
В июне 1941 года он координировал действия Юго-Западного и Южного фронтов во встречных сражениях с германскими войсками. В итоге — провал.
Весь 1942 год, с небольшими перерывами Жукова координировал действий Западного и Калининского фронтов. В итоге — серия провалов под Сычевкой.
Далее Жуков координирует действий фронтов на Курской дуге. Там стратег побоялся взять ответственность на себя.
В феврале 1944 года Жуков координировал действия фронтов на Правобережной Украине. Об этом мы уже вспоминали. Результатом был провал. Окруженная вражеская группировка вырвалась из кольца, а Жукова Сталин был вынужден отозвать в Москву, так как Жуков не понимал обстановки и был неспособен выполнять возложенные на него обязанности.
Летом 1944 года Жуков координирует действия двух фронтов во Львовско-Сандомирской операции. Тут был грандиозный провал. И в нем виноват лично Жуков. Провал был настолько глубоким, а вина Жукова настолько явной, что ему пришлось ее признать. «Мы, имея более чем достаточные для выполнения задачи силы, топтались перед Львовым, а я как координатор действий двух фронтов не использовал эти силы там, где было необходимо, не сманеврировал ими для успеха более быстрого и решительного, чем тот, который был достигнут». (ВИЖ. 1987, № 12 стр. 44)
Сталин пять раз обжегся на попытках использовать Жукова в качестве координатора действий нескольких фронтов. После этого Сталин был вынужден координировать действия фронтов лично сам из Кремля. А Жукова Сталин назначил с понижением — не координировать действия нескольких фронтов, а командовать одним фронтом, 1-м Белорусским.
На этом посту Жуков навеки опозорил свое имя тупым, бездарным, преступным проведением Берлинской операцией. Штурм Берлина показал, что за четыре года войны Жуков так ничему и не научился. Начало войны — провал. Конец войны — никак не меньший позор и провал в Берлине.
Вот командир танкового батальона капитан С. Штрик 2 октября 1942 года писал в письме: «Ворвалась наша пехота на окраину Сычевки и дальше не может сделать ни шагу — до того сильный огонь. Пошли в ход наши „коробки“… Бой в городе для танкистов — гроб» (ВИЖ 1995 № 2)
Не надо быть командиром танкового батальона, чтобы это понимать. Каждый солдат, который видел танки в бою, знал, что бой в городе — смерть для танков. Танки предназначены не для этого. Жуков гнал танки на Сычевку батальонами, полками, бригадами и корпусами. Но ничего не понял, ничему не научился.
И вот не Сычевка перед ним, а Берлин. И вот величайший полководец, ничему не научившись на войне, загоняет в Берлин две гвардейские танковые армии: 1-ю и 2-ю. И обе они гибнут в Берлине.
Если бы Жуков был честным человеком, то после завершения Берлинской операции он был обязан застрелиться. По крайней мере, — сорвать с себя все побрякушки и уйти в монастырь замаливать свои грехи и преступления.
8.
Теперь статистика.
Сколько корпусов загубил Жуков? Предлагаю считать только те корпуса, которые погибли без всякого толка. Вот навскидку некоторые:
Шесть механизированных — 4, 8, 9, 15, 19, 22-й во встречном сражении в районе Дубно, Луцк, Ровно. Три из этих корпусов, каждый в отдельности, по количеству танков превосходили любую танковую армию, как советскую, так и германскую. Остальные армии мира в своем составе не имели ни танковых армий, ни механизированных корпусов такой мощи.
Четыре корпуса дальней авиации без истребительного прикрытия были брошены на бомбардировку мостов и танковых колонн противника. Мосты были разминированы по приказу Жукова, поэтому их пришлось бомбить. Дальняя авиация должна работать ночью с больших высот по большим неподвижным целям в глубоком тылу противника. Наша дальняя авиация работала днем с малых высот по малым и подвижным целям на переднем крае и в ближайшем тылу противника. Дальняя авиация была уничтожена Жуковым.
1-й гвардейский кавалерийский корпус под Вязьмой.
4-й воздушно-десантный корпус под Вязьмой.
Отдельный воздушно-десантный корпус в Днепровской операции 1943 года, в полосе 1-го Украинского фронта.
Этот список я только начинаю, каждый желающий может его продолжать.
Сколько же армий сгубил Жуков? Опять же предлагаю считать только те, которые погибли по глупости Жукова без всякого толка и пользы.
В 1941 году 3-я и 10-я армия Западного фронта и часть сил 4-й армии по приказу Жукова были выдвинута в выступ в районе Белостока. В случае нападения противника их разгромбыл полностью гарантирован. Обороняться в этой ситуации было невозможно.
6, 12, 18и 26 армии Жуков загнал в Львовско-Черновицкий выступ, в котором было невозможно обороняться. Что и предопределило их разгром.
По большому счету, гибель тринадцати армий Первого стратегического эшелона — на совести Жукова. Без планов воевать нельзя. В отсутствии планов виноват Жуков.
29-я, 33-я и 39-я армии в районе Вязьмы.
Осенью 1943 года Жуков двинул вперед 3-ю гвардейскую танковую армию, не позаботившись снабдить ее топливом. Армия ушла вперед и погибла.
1-я и 2-я гвардейские танковые армии в Берлине.
И пусть меня простят, если я не всех вспомнил. А теперь поднимите мне веки и покажите другого полководца в истории человечества, который Жукова превзошел.* * *
Миру внушили: Жуков не имел ни одного поражения. Из этого гордого заявления как бы автоматически следует: если не было поражений, следовательно, ему сопутствовали одни только победы.
Окинем взором непрерывную цепь провалов и поражений Жукова и удивленно спросим: а где те же победы?
Глава 18
О ЧЕМ РАССКАЗАЛИ ОРДЕНА.
Мерзавец должен быть назван мерзавцем вне зависимости от наград.
Спор о Жукове. «Независимая газета».
5марта 1994.А. Тонов
1.
Мы смотрим на портреты Жукова и видим прежде всего ордена. Много красивых орденов. Жукова без орденов и представить невозможно. Любил он их. И считал, что в вопросе наград его обошли, заслуг по достоинству не оценив. Так же считают и почитатели Жукова. Но так ли это?
Чтобы разобраться в этом вопросе сравним Жукова с кем-нибудь, ибо все познается в сравнении. С кем же сравнить? Только со Сталиным.
Первый советский орден был учрежден в 1918 году. Это орден Красного знамени. Он выполнен из серебра.
У Сталина — три таких ордена. И у Жукова — три.
В 1930 году был учрежден орден Ленина, как высшая государственная награда. Орден — из золота. Профиль Ленина — платина.
У Сталина — три ордена Ленина. У Жукова — шесть.
В 1942 году учреждены полководческие ордена: Суворова, Кутузова и Александра Невского. В следующем году — орден Богдана Хмельницкого. Высший из них — орден СувороваI степени. Он выполнен из платины. Орден Суворова I степени с номером 1 — Жукову. Чуть позже Жуков получает второй такой орден.
Орденов Суворова I степени у Сталина — один. У Жукова — два.
В 1943 году учрежден высший военный орден «Победа». Основа ордена — из платины. В лучах звезды — пять крупных рубинов. В мировой ювелирной практике рубины такой величины были использованы впервые. Орден усыпан бриллиантами общим весом 16 каратов.
Всего (законных) награждений орденом «Победа» было 19.
«Победа» с № 1 — Жукову. № 2 — Василевскому. № 3 — Сталину. № 4 — Коневу. № 5 — опять Жукову. № 6 — Рокоссовскому. № 7 — второй раз Василевскому. Пять орденов были присвоены высшим военным руководителям союзных государств. Остальные ордена — маршалам, которые были представителями Ставки ВГК или командовали фронтами на заключительном этапе войны: Говорову, Малиновскому, Мерецкову, Тимошенко и Толбухину. Еще один орден — начальнику Генерального штаба генералу армии Антонову. Это единственный советский генерал, удостоенный этого ордена.
Сразу после войны решением правительства и высшего командного состава Красной Армии вторым орденом «Победа» был награжден Сталин. Но он отказался этот орден принять.
В 1978 году был изготовлен орден «Победа» номером 20. Им был награжден Маршал Советского Союза Брежнев Леонид Ильич. После смерти этого полководца указ о награждении был отменен, как не соответствующий статуту ордена.
Краткий итог. Сталин сначала награждал Жукова и Василевского, потом — себя. Так было не только с орденами, но и со званием Маршала Советского Союза. Жукову это звание Сталин присвоил 18 января 1943 года, Василевскому — 16 февраля, себе — 6 марта 1943 года.
По ордену Красного Знамени у Жукова и Сталина равенство. Этот орден за время войны был обесценен обильными раздачами, и на том уровне, где находились Сталин и Жуков, большой ценности не представлял.
По остальным орденам у Жукова ровно двойное превосходство. За два года до смерти Сталин все же согласился принять второй орден «Победа». Получилось равенство по этому ордену, но по орденам Ленина и Суворова все равно у Жукова сохранилось двойное превосходство.
2.
Помимо орденов существовало звание Героя Советского Союза. К этому званию полагалась Золотая Звезда. Сразу после введения этого звания возникло противоречие. Орден Ленина — высшая государственная награда. А Герой Советского Союза — это не орден, а звание. Как сочетать Золотую Звезду Героя и орден Ленина? Что важнее? Сталин нашел простое решение: к Золотой Звезде выдавать и орден Ленина. В указах писали: «Присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали ЗолотаяЗвезда» Кавалер высшей государственной награды имел орден Ленина. А Герой Советского Союза — и Золотую Звезду, и орден Ленина. Так Сталин разрешил противоречие.
Но было установлено — орден Ленина вручается только к первой Золотой Звезде, но не к последующим.
Жукову Сталин присвоил первую Золотую Звезду еще в 1939 году. За Халхин-Гол. За время войны добавил еще две. Жуков стал трижды Героем Советского Союза.
В принципе, была допущена большая ошибка. Любому человеку, сколько бы геройства он ни проявлял, звание Героя следовало присваивать только один раз. Дважды Герой и трижды Герой — это вроде как дважды хирург или трижды танцор, дважды великий, трижды могучий и четырежды прекрасный. И если героем можно было быть дважды и трижды, то где предел? Потому было решено больше трех Золотых Звезд не давать. Трижды Герой — предел.
Пока был жив Сталин, трижды Героев Советского Союза было трое — Жуков и два авиационных полковника, Кожедуб и Покрышкин.
Среди советских генералов и маршалов Жуков был единственным с тремя Золотыми Звездами. У Рокоссовского — две. У Василевского — одна. Вторую Василевский получил позже, за войну с Японией в сентябре 1945 года. У Сталина — ни одной. И тогда генералы и маршалы решили сделать Сталина Героем Советского Союза. Это звание ему присвоили, но он отказался от Золотой Звезды.
Через пять лет, в 1950 году Сталин после долгих уговоров согласился принять Золотую Звезду и второй орден «Победа», но никогда их не носил.
С момента, когда Сталин согласился принять Золотую Звезду, Жуков стал в три раза больше Герой, чем Сталин. А пока Сталин отказывался принимать звание Героя Советского Союза, счет по Золотым Звездам был 3:0 в пользу Жукова.
И этого ему было мало.
3.
Не мог Жуков мириться с тем, что у него всего только в три раза больше Золотых Звезд, чем у Сталина. Не мог спокойно жить, зная, что помимо него есть еще два трижды Героя Советского Союза.
Но четвертую Звезду по закону получать не полагалось. Что прикажете делать? Оставалось нарушить закон. Жуков закон нарушил. 1 декабря 1956 года он сам себе присвоил звание четырежды Героя Советского Союза. И повесил на свою могучую грудь четвертую Золотую Звезду. У остальных Маршалов Советского Союза по одной или две. У некоторых — ни одной. У Жукова — четыре!
А за что четвертая?
За здорово живешь. В мирное время взял да и повесил себе на день рождения. Так сказать, «учитывая большие заслуги и в связи с шестидесятилетием». Никогда до этого звание Героя не присваивали на юбилей. Это награждение Жукова — тройное нарушение закона.
Во-первых, нельзя давать четвертую звезду.
Во-вторых, нельзя давать на юбилей. Звание Героя давали за подвиг.
В-третьих, Жуков к этой Золотой Звезде повесил себе на грудь еще и орден Ленина. (Маршалы Советского Союза. Москва. 1996. Стр. 36) А это, как мы помним, нарушение закона. Орден Ленина полагался только к первой Золотой Звезде, но не к последующим.
До этого праздновали Сталину и 50 лет, и 60, и 70. И никому в голову не пришло присваивать Сталину звание Героя Советского Союза просто так, юбилея ради.
На 60 лет, в 1939 году, дали Сталину Героя Социалистического труда. Но это не боевая награда. Да и было за что. По крайней мере, в 1939 году страну, руководимую Сталиным, не разворовывали, как при наших «демократах».
На 70 лет не дали Сталину никаких Золотых Звезд, хотя он уже считался гением всех времен и народов.
А Жуков себе на 60 лет повесил боевую награду. Чтобы ее заслужить нужно совершить подвиг. Где же подвиг? И тогда жуковские лизоблюды придумали объяснение: Жуков получил четвертую Золотую Звезду по праву, вся его жизнь — сплошной подвиг.
Жуков обесценил звание Героя Советского Союза. В России, которую мы потеряли, существовал орден святого Георгия. Особый престиж этому ордену доставлял его статус. Кавалером этого ордена мог стать только тот, кто совершил блестящий подвиг, проявил храбрость в бою, провел выдающуюся военную операцию. Было просто нельзя купить «Георгия», получить по блату или на юбилей, пусть даже и самый, что ни есть круглый. Только выдающиеся свершения на поле брани вели к получению «Георгия». Звание ГерояСоветского Союза имело цену именно по той же причине: это звание можно было получить только совершив героический подвиг.
И вот первое исключение из правила: Жуков сам себе привинчивает Золотую Звезду на день рождения.
С этого момента пошла раздача геройского звания направо и налево. Вот Маршал Советского Союза Огарков Николай Васильевич. Звание Героя Советского Союза получил в мирное время — 28 октября 1977 года. За что? За то, что ему 60 лет исполнилось. Маршал Советского Союза Устинов Дмитрий Федорович — тоже герой. Звание присвоено 27 октября1978 года. Вроде нет войны. Как он Героем стал? Так он же до 70 лет дотянул! Разве не героизм? День рождения ему 30 октября. Так вот за три дня до юбилея… Это и гражданским товарищам в Политбюро понравилось. Сидят они в Кремле, подходит одному из них круглая дата, ему соратники объявляют: вся твоя жизнь в кремлевских покоях, в номенклатурных санаториях — один беспробудный подвиг. Прими, дорогой товарищ, звание Героя Советского Союза!
И вскоре все руководящие товарищи в Кремле героями стали.
Жуковский подход ужасно товарищу Брежневу понравился.
У Леонида Ильича день рождения — 19 декабря 1906 года. А вот даты присвоения ему званий Героя Советского Союза: 18 декабря 1966, 18 декабря 1976, 19 декабря 1978 и 18 декабря 1981 года. На 60 лет — Герой. На 70 — снова Герой. На 72 — опять Герой. Ну и на 75 — еще раз. Сначала давали по круглым датам. Потом решили давать и по полукруглым. Но не утерпели и разок дали на обыкновенный день рождения. В дополнение к праздничному торту.
И навешал на себя Брежнев столько же, сколько и Жуков, — четыре геройских звезды. Да еще у Брежнева одна тоненькая звездочка Героя Соцтруда. И стало пять. Так что догнал он Жукова и даже перегнал.
Но все это безобразие не от Брежнева, а от Жукова пошло. Жуков первым себе в день рождения звание Героя присвоил.
4.
Но, правда ли, что Жуков сам себе повесил четвертую звезду?
Правда. После ХХ съезда партии Жуков чувствовал себя почти полновластным хозяином и творил, что хотел. Хрущева Жуков публично Никиткой называл. Жуков демонстрировал Хрущеву свое презрение не только в тесном кругу, но и публично.
«Красная Звезда» (13 мая 1997) описывает одну из множества подобных выходок великого полководца. «Жуков в качестве министра обороны был приглашен на „правительственное мероприятие“ — премьеру спектакля, которую должен был посетить Хрущев. Ранг министра обязывал к присутствию. Жуков приехал с женой и занял место в правительственной ложе, во втором ряду. Когда появился Хрущев, зал начал аплодировать стоя. Рукоплескали все, за исключением маршала, задумчиво изучавшего программку. Жена тихо спросила: „Ну хоть вид сделай…“
«Красная звезда» в восторге от такого поведения: жена просит хоть вид сделать, а он не сделал! Вот какой храбрый был наш великий стратег товарищ Жуков!
Между тем, тут проявлено хамство высшей пробы, хамство в отношении лица, которое официально является первым в великом государстве. Ты можешь Никитку считать придурком, но зачем свое неуважение демонстрировать публично? В данном случае Жуков проявляет хамство, не только в отношении к первому лицу государства, но и ко всему залу. Если все стоя аплодируют, а один демонстративно игнорирует общий порыв, значит, он молча шлет послание: я любил тебя, толпа! А ведь в зале на «правительственном мероприятии» сидели не одни только рабочие и колхозницы. Тут сидела и вся правящая элита. И каждый, — уверен в этом, — думал: что будет, если этот хам дорвется до власти?
Жуков своим поведением оскорблял не только лидера страны, но в его лице — и всю державу. Если кто-то публично хамит главе государства, то это оскорбление всему народу. А ведь там присутствовали и послы великих держав, и наши многочисленные зарубежные друзья.
Такими выходками, — а откалывал он их регулярно, — Жуков демонстрировал не только полное презрение ко всем окружающим, но и удивительную, просто невероятную, глупость. Жуков готовился стать диктатором. Нероном или Калигулой. И уже в эту роль вживался, осваивал ее. Власть в стране уже почти полностью принадлежала Жукову. И тутследовало проявить совсем немного хитрости. Следовало учиться у Сталина. Сталин вошел во власть на мягких кошачьих лапах. Звезд на себя не вешал. Не хамил. Всем улыбался. Вот как Борис Бажанов описывает начало обычного рабочего дня в Политбюро в середине 20-х годов. «Зиновьев не смотрит в сторону Троцкого, и Троцкий тоже делает вид, что его не видит, и рассматривает бумаги. Третьим входит Сталин. Он направляется прямо к Троцкому и размашистым широким жестом дружелюбно пожимает ему руку.» (Воспоминания бывшего секретаря Сталина. Стр. 63) Троцкий считал Сталина серостью. И это правильно: серенький такой мурлыкающий котик Иоська.
А Жуков еще до полного захвата власти себя львом возомнил. И вел себя соответствующим образом. Станешь диктатором, хами сколько хочешь. А пока ты еще диктатор не стопроцентный, пока ты еще должен делить власть с Хрущевым, так спрячь же свои диктаторские замашки. Тебя же стратегом считают, а главная сила стратегии во внезапности. Умей скрывать свои замыслы.
В хамском поведении этого горе-стратега снова и снова проявлен неисправимый порок бездарного полководца: Жуков всегда недооценивал противников. В том числе — и глупенького на вид Никитку.
Отношению Жукова к руководству страны, великие планы по захвату власти, мы рассмотрим в следующей книге. Сейчас мы говорим об орденах. Мысль повторяю: Жуков чувствовал себя уже почти полным хозяином в великой стране и мог себе позволить не только самопроизводство в четырежды Герои, но и куда более серьезные вещи.
5.
Жуков законов не признавал. В нарушение установленного порядка, сам на себя награды вешал и на своих любимцев — тоже. А они, в свою очередь, творили беззаконие. Незаконная раздача орденов — один из многих примеров отношения Жукову к правилам и законам.
«Красная звезда» (30 ноября 1996), опять же взахлеб, рассказывает о том, как командир 29-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майор Г. И. Хетагуров получает из рук Жукова орден Суворова I степени: «Такой награды, согласно статуту, удостаивались от командарма и выше. Но это же был Жуков».
Какие бы чудеса корпус ни совершил на войне, командир корпуса не мог получить полководческий орден выше Суворова II степени. Надо наградить командира корпуса за блистательную операцию, — вот тебе «Богдан Хмельницкий» II степени. Если совершил корпус нечто выдающиеся, — тогда «Кутузов» II степени. Ну, а уж если — нечто из ряда вон, тогда «Суворов», но опять же — только II степени. Просто потому, что корпус — это не стратегическая единица. И даже не оперативная, а чуть ниже того — оперативно-тактическая. Корпус не может совершить нечто такое, что кардинально влияет на ход войны. Сталин установил совершенно четкую систему, кого, за что и как награждать. Сталинское решение своим указом утвердил Президиум Верховного Совета СССР, и эта система стала законом. Кроме того, статут каждого ордена тоже утверждался указом и потому имел силу закона.
А Жукову плевать на законы, на Верховный Совет СССР, на сталинскую систему награждений, на самого Сталина, который эту систему ввел.
За малейшее непослушание Жуков расстреливал. Но сам же и вводил анархию в стране и армии. О каком порядке речь, если заместитель Верховного главнокомандующего демонстративно и публично нарушает не только воинскую дисциплину, но и законы, введенные Верховным главнокомандующим и утвержденные высшим законодательным органом страны.
Вот дали Брежневу в свое время орден «Победа». А потом после смерти указ отменили. Почему? Потому, что в статуте записано, за какие заслуги этим орденом могут наградить: «за успешное проведение таких операций в масштабе нескольких или одного фронта, в результате которых в корне меняется обстановка в пользу Красной Армии». Брежнев таких операций не проводил. Он вообще никаких операций не проводил. В своей жизни он не то что операцией не руководил, но даже и боем: ни полка, ни батальона, ни взвода, ни отделения. Понятно, орденом «Победа» Брежнев был награжден незаконно.
Следующий по старшинству за орденом «Победа» идет орден Суворова. Параграф пятый статута четко определяет: «Орденом Суворова II степени награждаются командиры корпусов, дивизий и бригад, их заместители и начальники штабов.» А орден I степени полагался только тем, кто по своему положению — выше командира корпуса. Об этом говорит параграф 4.
А Жуков награждает командира корпуса Хетагурова орденом Суворова I степени, который Хетагурову не положен. Жуков нарушает Указ Президиума Верховного Совета СССР и статут.
Удивительна позиция «Красной Звезды». Если Брежнева наградили орденом, нарушив статут, значит это позор. Этого нельзя было допускать! А если допустили, надо нарушение исправить, указ отменить, а орден вернуть.
А вот то же самое деяние Жукова. Он награждает Хетагурова, с нарушением статута. Газета должна протестовать: это позор! Отнять у Хетагурова орден! Он выдан незаконно! Но Центральный орган Министерства обороны умиляется: да, это нарушение закона, но ведь это же Жуков нарушает! Ах, как смело он топчет законы!
6.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.