read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Ну-ну, шучу, – улыбнулся я. – Мудрый король Барсиад решил лично удостовериться, как живется простому народу, и не тиранят ли его попусту государевы мздоимцы.
Тут уже на меня дико воззрился Злой Бодун.
– А этого витязя вместо себя оставил Исполняющим Обязанности, но об этом я тебе уже сказывал. Титул у него – И.О. государя. Так что прошу любить и уж во всяком случае жаловать.
Стременной почтительно склонил голову, хотя, казалось, мои слова его не слишком убедили.
– Поэтому, – продолжил я, возвращаясь к обладателю загадочного голоса, – следует искать известного могущественного человека, которому давно не по нраву государь и его окружение.
Горизонт неумолимо светлел. Вдали меж темными зазубренными пиками сосен виднелась широкая серебристая полоса реки Непрухи. Девять толстенных дубов, сошедшиеся в круг на вершине холма, образовали величественную корону, словно древний лесной государь силою чар обратился в этот холм и прилегающие к нему земли. Устроившись на его темечке, мы нетерпеливо ждали появления мистера Икс местного криминального мира, который, судя по затягивающейся паузе, не так страстно желал встретиться с Юшкой-кааном, как пытался в том убедить Соловья-разбойника.
Дорога, ведущая к городским воротам, была видна отсюда, как на ладони, но кроме крестьянских возов с провизией, которые неспешно потянулись к столице в предрассветный час, на ней не было ничего, стоящего внимания.
– По-моему, нас тривиально прокинули, – закрывая ладонью распахнутый зевотой рот, недовольно проговорил один из охранников Юшки-каана голосом Вадима Ратникова.
– Вряд ли, – с моей интонацией отвечал ему второй разбойник. – Ну-ка, – я повернул коня к стоящему посреди поляны Соловью-разбойнику, – может, вы от головной боли своему шефу пароль какой забыли сказать?
– Ничего я не забыл, – грубо отрезал гулевой атаман, чувствуя себя в лесу куда увереннее, чем в каменных палатах. – Я ничего не забываю. А только не приедет хозяин.Я о том пытался сказывать, да вы не слушали.
– Это почему же не приедет? – вкрадчиво начал я.
– Стреляного воробья на мякине не проведешь. Коли и впрямь он из первачей, с него обязательно станется послать верного человечка в палаты Юшки-каана да вызнать всё до малости – Фуцик там в чужом обличье али кто другой?
– Может, так, а может, нет, – покачал головой я. – Чтобы кого-то к Юшке-каану посылать, ему вас в измене следует заподозрить, а оно вроде бы не с чего.
– Звучит-то гладко. – Соловей-разбойник запустил пятерню в темные космы. – Да только за те годы, что я под хозяином стою, он завсегда что сказал, то сделал. Коли сюда не явился, то, стало быть, и не думал идти.
– Да мало ли, – вмешался в наш разговор Вадюня. – Так прикинуть – и короли у вас чисто не каждый день в тумане тают.
– Не придет он, – вновь покачал тяжелой головой низложенный вожак голодной стаи.
– Ладно. – Я махнул рукой. – Ждем десять минут. Если клиент не появляется, засаду можно снять. Направляемся в Елдин.
– Э-э-э… нет! – Возмущенный заложник политических страстей упер руки в боки, всем своим видом давая понять, что в столицу Субурбании его можно залучить только силком. – Уговор каков был? Я вашу брехню… то есть волю, от слова до слова в зеркало сказываю, на место вас привожу и, коли что, за вас стою. А вы мне за то в иных краях – домик в тихом месте, крепкую сторожу да жабсов на бестужную старость.
– О жабсах речи не было… – начал я.
– Заря зазря заряд взирая…
– Уши затыкайте! – что есть мочи завопила фея. – Переплутень!
Уж кому-кому, а нам с Вадимом дважды повторять надобности не было. Еще не успели отзвучать слова нашей соратницы, как ушные отверстия были заблокированы так надежно, словно ценная информация, влетевшая в одно из них, ни под каким предлогом не должна была вылететь через другое. Выполнить команду феи – лишь минимальная предосторожность при встрече с безобидной в общем-то тварью, которая, по странной прихоти предвечного Творца, обладала не только человеческим лицом и туловищем облезлой дворняги, но и замечательным бархатистым голосом, имеющим к тому же дивное свойство завораживать всякого невольного слушателя.
Никто бы, пожалуй, не решился обвинить Переплутня в злонамеренности. Вещать странным верлибром для него было так же естественно, как дышать. На его беду, всякий, услышавший складные бредни, помимо воли шел за ним, не в силах оторваться, не ведая ни сна, ни отдыха. Покуда не падал с ног от усталости.
Вот и сейчас, точно выводок утят за мамой-уткой, за гордо вышагивающим Переплутнем тянулось человек десять, одетых в буро-зеленые плащи поверх кожаных гамбизонов.[15]На лицах слушателей крупными буквами был написан неземной восторг от услышанного. В отличие от нас они не успели заткнуть уши.
Чтобы заглушить речитатив Переплутня и не дать звукам его нелепых речей достигнуть сознания, каждый из нас во всю мощь горланил первое, что пришло ему в голову. Лично я, например: «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам». Всякая конспирация была отброшена напрочь. Выйдя на полянку меж девяти дубов, Переплутень наткнулся взглядом на Делли и, узнав старую знакомую, принялся самозабвенно толкать речь, стараясь довести до сведения выбранной жертвы свою интерпретацию последних новостей. Комментарии Переплутня весьма причудливы, но порой небезынтересны.
В прошлом году мы уже имели возможность убедиться, что при недюжинном таланте образного анализа бессвязные вирши этой человекоподобной собаки являются кладезем ценной информации. Глядя, как кривится лицо феи, старающейся не попасть под чары дружелюбного говоруна, я искренне сожалел, что не успел достать спрятанный в дорожной сумке диктофон. Однако пока я размышлял, как половчей извлечь его и включить, не подвергая себя риску получить информационную контузию, случилось непредвиденное: дремавший всё это время грифон, набегавшийся за ночь, открыл глаза и увидел поблизости четвероногое хвостатое существо сходных с ним размеров. Уж и не знаю, решил ли он поиграть с незнакомцем или же доказать, что сильнее, а значит, главнее, но крылья Проглота единым махом распахнулись, и он стремительным прыжком оказался на спине у речистого пустоброда.
Стоит ли говорить, что четвероногий оратор не привык к столь бесцеремонному обращению, и потому, опрокинувшись навзничь, испуганно заверещал. Гримаса ужаса исказила его лицо, и, вероятно, спустя несколько минут нам пришлось бы приводить в чувство несчастного болтуна, когда бы столь неожиданная реакция не ввергла в недоумение жизнерадостного Проглота. Грифеныш отскочил на пару шагов, удивленно наклонил голову с торчащей в клюве «волчьей плетью» и опасливо покосился на нас, должно быть, ожидая окрика. Однако мы продолжали утреннюю распевку, чем еще усилили недоумение и без того удивленной домашней твари. Воспользовавшись этим, Переплутень резво вскочил на ноги и рванул в ближайшие кусты со скоростью, неожиданной для его худосочного тела.
– Проглот, к ноге! – прекращая называть себя девочкой с плеером, заорал Вадюня, опасаясь, что разыгравшийся грифон пригонит обратно нашего старого знакомца.
Воспитанный щен нехотя выполнил громогласную команду, а оставленные нам в наследство спутники Переплутня, потеряв «идейного лидера» похода, опустошенно рухнули наземь. Этот фокус мы с Вадимом помнили очень хорошо. Спустя считанные минуты после того, как утихал волшебный голос хвостатого пустобреха, сознание целиком и полностью возвращалось в те места, где находилось прежде, но голова при этом еще полдня напоминала футбольный мяч после серии пенальти. Вот примерно как сейчас. Один из сидящих враскорячку на земле мужиков мучительно сфокусировал взгляд на Соловье-разбойнике, потом на мне и вслед за тем очень медленно, старательно выговаривая каждую букву и удивляясь звуку произнесенных слов, пробормотал: «Они!»
Правая рука его малоосознанным, скорее рефлекторным движением поползла под плащ и вернулась с короткой толстой арбалетной стрелой. Сам арбалет, должно быть, был оставлен в том месте, где настигли стрелков завораживающие рулады Переплутня. Но, похоже, жертва говоруна весьма слабо осознавала мир вокруг себя.
– Засада! – хватаясь за «мосберг», заорал Вадим Ратников.
– Была, – хмыкнула фея, многообещающе поднимая тонкие персты, окруженные золотистым сиянием, на уровень глаз.
Тихий переливчатый звук прервал ее пассы.
– Что это?
– Соловьиное зеркало, – запуская руку за голенище сапога, недоуменно проговорил я.
Глава 9
Сказ о том, что «неча на зеркало пенять»
Громкий звук вызова, настырный, точно студент с хвостовкой в руках, висел над утренним лесом, служа будильником просыпающемуся зверью.
– Вадим! – резко скомандовал я. – Разложи-ка этих орлов в живописных позах. Соловей, ну-ка, быстро на землю, лицом вниз! Да засунь арбалетную стрелу себе под мышку, точно тебя подстрелили. И не вздумай двинуться, а то ведь недолго ее и впрямь тебе промеж ребер засунуть!
– Хитрован, – скривился разбойничий вожак, недовольно сползая с коня.
Не отвечая на его замечание, я обвел взглядом поляну, убеждаясь, всё ли готово к маленькому спектаклю «по заявкам нетрудового элемента». Вадюня со знанием дела заканчивал глушить неудачливых киллеров, буквально не жалея зачарованного приклада своего «копья».
– Девочки, держите животину, чтоб не лезла в кадр!
Делли с Оринкой удивленно переглянулись, но поспешили выполнить распоряжение. Зеркало всё не унималось, всё требовало к себе внимания.
– Да, слушаю, – вытаскивая портативное средство волшебной связи, выкрикнул я, имитируя тяжелое дыхание, точь-в-точь после долгого бега.
– Кто это говорит? – без излишних любезностей вымолвило черное, как дело измены и совесть тирана, стекло.
– По-настоящему я – Живопыра! – выпалил я цитату из любимого фильма юности.
– Живопыра? – с удивлением повторил неизвестный. – А где Соловей? Почему не отвечает?
– Хозяин, тут такое было! – суетливо затараторил я. – Ищейки из Головного Призорного Уряда сели нам на хвост. На девяти дубах ждала засада. Мы дрались, как львы! Как драконы! Мы положили их всех! Вон шакалье поганое валяется. – Я крутанул зеркало, давая возможность заказчику полюбоваться плачевным состоянием группы уполномоченных по встрече. – Но и нас помяли изрядно. Соловью прямиком под сердце каленую стрелу всадили – до полудня не дотянет. И каана подранили, кровища из него так и хлещет! Что делать, хозяин?
– Вешайся, – коротко отрезал неизвестный. – Кого провести вздумал, Живопыра? Или, может, лучше Клин, а? Что ж ты, паря, чужим именем зовешься? И свое-то небось знатное – Клин! А не тот ли это одинец-следознавец, боярин грусский, что в прошлом годе королевишну Марью Базилеевну из полона ворочал? Молчишь? Значит, тот! Ох, сидел бы ты, боярин, у себя в терему да мед-пиво пил. Неча тебе в здешних краях искать. Но уж коли ты моего слова крайнего спрашивал, истинно говорю: или беги отселя быстрее ветрасуховейного, или как есть вешайся. Иначе примешь муку смертную, будь ты хоть боярин, хоть сам царь-батюшка.
– Спасибо за совет, – сухо отчеканил я, засовывая зеркало в задний карман штанов. – На досуге обмозгую.
– Ну что, одинец-следознавец? – поднимаясь с земли и отряхивая прилипшую сухую листву, насмешливо проворковал Соловей-разбойник. – Не удумал еще убираться из наших краев подобру-поздорову? Поразмысли-то умишком своим – хозяин зря пужать не станет. Ему человека жизни лишить, что сморчок растоптать.
– Н-да! Утро не задалось. – Я с досадой пнул подвернувшийся шлемак одного из перехватчиков. Тот со звоном улетел в кусты, но легче на душе от этого не стало. – Все пугают. Смертью грозят! Вадим, глянь-ка, из твоих подопечных найдется живая душа, которую в ближайшие минут десять можно допросить? Может, сыщется доброволец намекнуть, как нам этого хронического человеколюбца отыскать?
– Боярин! – не унимался Соловей-разбойник, кажется, не на шутку взволнованный происходящим. – О чем ты этих выродков барсучьих спрашивать удумал? Это же лесная стража! Им хвостней заслали да с ними наказ: как пред рассветом у девяти дубов кто соберется, так всех, значит, и положить. Им-то что! Стрелами утыкают, а затем доложат. Мол, разбойничью шайку подстерегли да изничтожили. Им еще и награда какая выйдет, а меня, того гляди, еще главарем к вам припишут.
– А он в натуре дело говорит, – хмуро отозвался Вадим.
– Еще бы не дело, – едко хмыкнул Соловей-разбойник. – Голова-то, чай, не шишак, чтоб ею без толку пуляться. Раз собьют – обратно не нацепишь. А вот еще себе о том померкуйте, что ныне хозяину доподлинно известно, какую вы его засаде судьбинушку уготовили. Стало быть, он вам непременно иную подставит. Уж поверьте, я его знаю! Покудова кровь вам не пустит, нипочем теперь не уймется. А вдруг как Переплутня на сей раз не случится, что делать будете?! Положат вас в сыру землицу, и меня, стало быть, вместе с вами. А только, глядишь, вызнают, что вы боярин грусский, а оно и вызнать-то – плевое дело, коли Самому о том доподлинно ведомо. А там, глядишь, разговор крамольный пойдет. О чем, спрашивается, ближний государя Базилея слуга и боярин с беглым каторжником в темном лесу рядили? Тут-то враз и сыщется, кто нашего Барсиада со двором его скрал.
– Кто? – заинтересованно глядя на Соловья-разбойника, решившего испытать себя в амплуа вещей птицы, негромко спросил Вадим.
– Да уж не сомневайся, всё-то на нас свернут. И градобой, и в казне недостачу, и короля пропавшего, будь он неладен! Зачем тебе, боярин, такая незадача? Да и Базилей, поди, за таковскую подмогу благодарен не будет. Али я не прав?
– Прав, – вынужденно согласился я.
– То-то же! – с явным облегчением и воодушевлением продолжил наш пленник. – Уезжать отсюда надо. До малиновой линии я вас лесом выведу, а там уж… – Соловей-разбойник развел руками. – Вы мне защиту обещали.
– Что обещали, то исполним. – Я задумчиво кивнул. – Мое слово твердо не меньше, чем у твоего хозяина.
– Ну, вот и славно. – Широченная физиономия бывшего гулевого атамана расплылась в плотоядной улыбке. – И то сказать, зачем тебе, боярин, так вот, по душе судя, эта чужестранная невзгода?
– Раз я здесь, выходит, нужна, – отрезал я, пресекая дальнейшие увещевания. – Тебя это больше ни в коей мере не касается! Во всяком случае, пока. Тебя же мы спрячем, как было уговорено. Немедленно. Вадим! Брательный крест при тебе?
– А как же! – гордо просиял могутный витязь Злой Бодун, доставая из-под кирасы болтающийся на шелковом гонте массивный крест, врученный ему некогда Светозаром Святогоровичем.
– Вот и прекрасно. Вызывай конвой!
Хорошее магическое изобретение – брательный крест! С виду вполне обычный крестик. Ну, может, самую малость покрупнее и потяжелее нательного, но до тех, что носят священнослужители и очень новые русские, понятно, не дотягивает. Так вот. Если было на роду написано обменяться с кем-нибудь брательными крестами, не стоит удивляться,ежели вдруг, в один прекрасный день, вечер, утро, тут уж как получится, неведомая сила на полуслове увлечет тебя за тридевять земель, и всего лишь потому, что твоему названому братцу пришла в голову идея срочно потолковать с мил-дружком. Удобно, что и говорить! Ни тебе виз, ни билетов, ни перевеса багажа. Крутанул заветный крестик, прошептал тайное слово – и всё в порядке: «Здравствуй, дорогой, давно не виделись!» Думаю, торговый люд дорого бы заплатил за этакую возможность беспошлинных транзитов.
Вероятно, когда-нибудь так оно и будет, но сегодня брательные кресты – военная разработка и подлежат строгому учету. Ведь, если вдуматься, в условиях кругового братства по оружию, стоит двум-трем таким вот побратимам просочиться во вражеский тыл, и спустя час там уже тихой сапой может сосредоточиться целая армия. Однако сейчас подобные войсковые операции не планировались.
Вадюня с воодушевлением проделал ритуал вызова, и, стоило ему закончить высокое таинство, как прямо из воздуха на поляне возникли три полностью одоспешенных витязя, среди которых мой весьма рослый друг отнюдь не являлся самым крупным. Невзирая на столь ранний час, опасения застать стражей земли грусской в одних портках оказались необоснованны. Все трое – и Светозар Святогорович, и Неждан Незваныч, и Лазарь Раввинович не смыкая глаз бдели в дозоре, а потому были готовы немедля вступить всхватку с притаившимся чужестранным воинством.
– Пошто призвал нас, брат? – трубным гласом взревел великан Светозар Святогорович по прозванию Буйтур. – Не ворог ли где притаился? – Богатырская рука козырьком прикрыла суровые очи старшего из побратимов, и висевшая на запястье двухпудовая булава при этом казалась не тяжелее полосатого жезла регулировщика. – Ответствуй, брате!
Если и притаился где в окрестных кустах хитрый недруг, после этих слов его можно брать голыми руками. Раскаты громового баса начисто лишили бы супостатов возможности слышать распоряжения командиров.
– Да не! – встряхивая головой, чтобы вернуть нормальное восприятие звуков, отмахнулся Злой Бодун. – Так, чисто пассажира на базу притаранить надо.
Позади нас послышалось тихое завывание и звук падающего тела. Батька Соловей отнюдь не был хлипок и стойкостью отличался недюжинной, однако события нынешнего дня и в довершение всего негаданная встреча с богатырем, чья палица оставила неизгладимый след на кудлатой башке разбойного атамана, исчерпали его силы.
– О, так ить я его знаю! – Меж бородой и усами необоримого столпа государственности Золотой, Зеленой и Алой Груси появилась горделивая ухмылка. – Я ж в этих самых местах чижика сего лет восемь назад палицей с ветки ссадил! Нешто еще озорует? Та я ж его… – Шипастая палица впорхнула в подставленную ладонь, как голодная птичка в полную кормушку.
– Прошу прощения, – вмешался я, спеша защитить от бессудной расправы пребывающего в отключке разбойника. – Это весьма ценный свидетель и он находится под защитой. Его необходимо доставить в апартаменты отеля «Граф Инненталь» и до нашего возвращения содержать в достойных условиях под неусыпной стражей.
– В каменный мешок его доставить нужно! – обиженно насупился старший из хоробрых витязей гвардии короля Базилея. – На хлеб и воду! Мы тут, понимаешь, очей не смыкаем, сутками кольчуг не сымаем, а он, ишь, подлючий сын, на перинах нежиться будет!
– А точно, – ни с того ни с сего вмешался в наш содержательный разговор о социальной несправедливости Вадим. – Вы че, только с наряда сменились? Чуть свет, а вы в железе.
– Война на носу, – с героическим пафосом проговорил Неждан Незваныч, широко известный среди честных витязей под вполне заслуженным прозвищем Ломонос, до половины обнажая булатный меч-кладенец. – Отчины и дедины в опасности!
– Я, конечно, извиняюсь, – вмешался в пламенную речь собрата Лазарь Раввинович. – Но не надо ж всё являть в темном цвете! Какая война, Неждан! Что ты такое говоришь! Вокруг будет мир, до полной победы нашего оружия.
– И всё же, – насторожился я, – что за военные игры тут намечаются?
– Разве ж это игры? Почтеннейший одинец, это пока еще песни и пляски! Может, вы уже слышали последнюю хохму? В этой стране таки пропал король! А если внимательно приглядеться, и не он один. По слухам, это мало кого заботит здесь, и меня почему-то это совершенно не удивляет. Но среди тех, кого это волнует там, – наш любимый государь, что уже неприятно, особенно принимая во внимание его склонность к буйству. А с другой стороны, пусть живет наш король еще сто лет, а только чему ж тут удивляться?! Если столько человек будут столько раз на дню говорить: «Чтоб вы провалились!», то отчего бы местному Богу, из любви к собственному народу, не выполнить эту маленькую, буквально ничтожную просьбу хотя бы один раз, в честь праздника, которым теперь будет этот день?! Мне не дает спать другое: когда мудрый король Базилей решит проявить свое известное миролюбие и заботу и по-братски разместить заставы в субурбанских городах, там, пристально глядя на нас, могут догадаться, что по королевскому дворцу гуляют только сквозняки, и многие тут же захотят посидеть на троне. Вот это будет, таки да, игра, от которой вы устанете хлопать! Это я вам говорю, как славный витязь и просто неглупый человек.
Я оторопело уставился на храброго сына древнего народа. Черный кудрявый локон выбивался из-под его шлема и кокетливо развевался на ветру.
– И-и-и… когда же это произойдет? – негромко выдавил я.
– Передовые отряды уж близ малиновой линии! – гордо проговорил Неждан Незванович. – Коли будет на то приказ, так хоть сейчас на защиту соседей, мил-друг, станем. Оградим их от недруга злого стеной червленых щитов наших! Ужо попомнят супостаты блеск мечей булатных! Не сносить им головы. А нам сносить!
– Я бы так сказал, что завтра поутру здесь уже могут накрывать стол, встречать соседей, – поправил боевого товарища Лазарь Раввинович.
– Но… – послышался возбужденный голос подставного Юшки-каана, уже, впрочем, принявшего свой привычный образ, – это невозможно!!!
– Отчего же вдруг? – сдвинул брови Неждан Незванович, смеривая взглядом статную фигуру гридня и с тоской сознавая, что прямо сейчас схлестнуться с раненым воиномбыло бы неспортивно: – Кто ты вообще таков, чтоб пред именитыми мужами дерзостные речи держать?
– Рода я чужедальнего, – горделиво расправив плечи, начал представляться гридень, – из холодной страны Финноэстии, что на самом краю Царства Вечных Льдов. Кличут меня Финнэст, а по прозванию – Ясный Беркут, потому как всякому ясно, что кто меня обидеть удумает, на того я птицею хищной брошусь, да как есть в клочья порву! Состою я стременным при особе Юшки-каана.
– Ну, особа не особо, – протяжно заговорил Неждан Незванович, – а уж больно слова твои на похвальбу смахивают. Был бы ты чуток поздоровее – схлестнулись бы в честном бою, да там бы сразу и узрели, на кого ты, юнак желторотый, хищной птицей кидаться будешь.
– Не о том речь. – Я с возмущением перебил задиристого витязя, как обычно, подыскивающего достойный повод для схватки. – Какой, к джапанским демонам, бой!
– Ну, хошь я правую руку к поясу прикручу, одной левой биться стану?
– Уймись, Неждан! – грозно прикрикнул Светозар Святогорович. – Дай парню слово молвить! Ты говори, малый, не пужайся.
– Я и не пужаюсь, – нахохлился Финнэст. – Как сказывал уже, я при Юшке-каане состою. Так он, стало быть, только вчерашним днем в Субурбанию из-за хребта примчался, как стало ведомо, что государь-надежа и верные челядинцы – все без вести сгинули. А дотоле он у генерального мурлюкского майора гостил. Тот ему по жене свойственником приходится.
– Ну, гостил себе и гостил, – пробурчал Неждан Незванович. – Я вон намедни тоже славно погостил.
– Король Барсиад, – не обращая внимания на реплики отчаянного забияки, продолжал стременной, – Юшку-каана за Хребет послал не щи хлебать. Он, сказывают, всё твердил, что вокруг вороги злые притаились, со свету его сжить хотят. Нужна, мол, ему крепкая оборона от всех недругов. Вот о том-то в Мурлюкии и рядили. О том же Юшка-каан в Елдин и привез договор, скрепленный вислыми печатями.
– Погоди-ка, – встревоженно прервал Ясного Беркута Светозар Святогорович. – Ведь это ж у нас с королем Барсиадом договор на вечные времена против общего ворога заедино стоять. Ведь это же…
– Это значит, – четко проговаривая каждое слово, перебил его я, – что стоит первому грусскому витязю пересечь малиновую линию, откуда ни возьмись, здесь объявится мурлюкская армия. Делли, это необходимо остановить немедля! Иначе завтра Субурбанию раскатают, как площадку для гольфа.
Гнилозубый призрак беспощадной полномасштабной бойни замаячил на горизонте, заклубился серой пылью вечного забвения над золотыми куполами елдинских храмов. Ситуация, с самого первого часа казавшаяся донельзя запутанной, теперь осложнялась еще больше. Как в старом анекдоте: пессимист говорит: «Хуже некуда!» «Есть куда!» – радостно утешает его оптимист.
Само по себе исчезновение монарха со всем его двором, насколько я помнил школьный курс истории, – дело небывалое. По крайней мере при таких обстоятельствах. Ну, хорошо, отложим в сторону боярские регалии и Вадюнины притязания на престол. В конце концов, нас интересует исключительно криминальная подоплека расследуемого дела.
Есть некто, кому на руку исчезновение короля со всеми его чиновными прихлебателями. Есть у него на то свои мотивы. Будь у меня под рукой соответствующая оперативно-следственная группа, я бы, пожалуй, дал задание отработать разнообразные боковые линии вроде тайной мести, похищения с целью выкупа и тому подобную несусветицу. Бывает всякое, даже вариант с пополнением своих продовольственных запасов каким-нибудь разгулявшимся драконом не стоит окончательно сбрасывать со счетов. Но всё же, на мой взгляд, наиболее вероятна и оправданна версия незаконного завладения имуществом, так сказать, в особо крупных, буквально гигантских размерах. Попросту говоря, желание правильно распорядиться освободившимся престолом. Сядет ли на него организатор преступления или же его ставленник – вопрос открытый. Я невольно представил себе Соловья-разбойника в короне, длинной горностаевой мантии и при остальных дорогостоящих причиндалах, с которыми любят изображать монархов придворные живописцы. А почему, собственно, нет?
Много ли нужно, чтобы грабитель с большой дороги обернулся народным мстителем, не щадившим живота ближнего своего в борьбе с зажравшимися государевыми мздоимцами. Благо, под рукой есть малый джентльменский набор: и тебе дерзкий побег из застенков, и борьба с иноземцами в лице Светозара Святогоровича, и раздача награбленного бедному люду. Тут я припомнил вчерашних представителей простого народа, по единому слову Вадима без оглядки бросившихся ускорять эту самую раздачу.
Впрочем, дай волю историкам – герой из Соловья-разбойника получится поистине легендарный! Хотя, пожалуй, королем ему не быть. Наш утренний пикничок в глазах высокого начальства ударил по его рейтингу не хуже, чем паровой молот по шляпки гвоздя. И с теми же результатами. Но всё же кто бы ни был загадочный хозяин разбойничьего атамана, военные действия на территории Субурбании вряд ли ему на руку. Бандитизм, даже хорошо организованный, требует состояния хотя бы относительной стабильности, поскольку даже самая большая разбойничья шайка по силе не идет в сравнение с регулярной армией, а перебиваться с полушки на грош определенно не в духе неведомого хозяина.
«А может, он и не субурбанец вовсе? – мелькнула у меня в голове шальная мысль. – Может, он нарочно решил стравить здесь мурлюков с Грусью, чтобы потом перейти на обескровленные земли таким себе избавителем? Нет. Это уж как-то совсем…» Я не нашелся, как определить это «совсем», просто подобный расклад казался мне чересчур навороченным. В конце концов, разбойник он, видно, матерый и влиятельный, но всё же только разбойник, а не какой-нибудь там кардинал Ришелье. А может, именно поэтому он и знать не знает ни о военном союзе с Грусью, ни о таком же соглашении с мурлюками? Вряд ли! Крышу он держал высоко, стало быть, где-то близ главной кормушки круги нарезал. Должен был знать! А может быть, это и не он вовсе эту бодягу затеял? Когда трон опустел, он, понятное дело, за шанс ухватился. А затеять все мог, скажем, тот же Юшка-каан.Например, с востока в Субурбанию войдут полки короля Базилея, а с запада, где у Юшки главная вотчина, мурлюкские борцы за мир. Если подсуетиться, сойдутся они лицом к лицу на берегах реки Непрухи, обложат друг друга по матушке, да и разделят бесхозную державу между собой? Так сказать, в целях обороны от всяческого недруга. Кто в таком случае станет править новоприобретенными мурлюкскими землями? Да уж и дятлу понятно – майорский сродственник. А может, еще кто здесь крутит? Никаких гарантий, что истинный организатор грядущего бедлама попал в зону нашего внимания. Абсолютно никаких!
– Виктор! – прерывая стремительный ход моих расчетов, удивленно проговорила фея. – Как же Базилея-то остановить? Нешто не ведаешь: коли он решил чего, тут хоть ужом извейся, хоть в колокола звони – толку чуть.
– Делли, ты лучше меня знаешь короля Базилея. Так что, хочешь – уговаривай, хочешь – околдовывай. Если тебе интересно довести до конца дело о пропаже здешнего монарха, войска в Субурбанию войти не должны. Иначе всё сведется к изучению формального повода к войне, но это уже забота не следознавцев, а дипломатов и историков.
– Оно-то, конечно, так, – вздохнула фея. – Да только…
– Слышь! – прервал затягивающуюся паузу Вадюня. – А если типа запустить мульку, что король не спекся, а ушел в народ? Ну, как мы на Соловьиной блатхате по ушам протерли.
– Негоже, брат, государю облыжные байки сказывать, – с укором покачал головой Светозар Святогорович.
– Братан, я тебе по жизни говорю, какие в натуре байки! Никто ж не в теме, где король. Может, он конкретно в этих лесах партизанит? Здесь без горячки четко всё надо разрулить. А если шобла на шоблу ломанутся, тут будет стоять такой пиф-паф, как у недоделанных отморозков на разборке. От такой предъявы мы здесь чисто конкретно сплетем лапти, и нихрена от этого мочилова толку не будет!
Ораторский дар моего друга, видно, не пропал даром. Он вверг собравшихся меж девяти дубов витязей в состояние недоуменной задумчивости. Даже Неждан Незванович, удивленно склонив голову, поскреб латной перчаткой заднюю часть шлемака, пытаясь добраться до затылка.
– А чего это ты молвил, брат?
– Не важно, – перебил его я. – Делли, я выдвигаю гипотезу, что король находится на территории страны. В каком состоянии – не имеет значения. Вполне может быть, что в здравом уме и полной памяти. В любом случае, Вадим, как старший по званию, на данный момент исполняет обязанности государя. Никаких возражений против этого со стороны местного населения мы еще не слышали. А поскольку, кроме всего прочего, И.О. здешнего короля еще и грусский боярин, волноваться Базилею не о чем. Как говорится, если вдруг чего, мы немедля призовем его на помощь. Правда, Вадик?
– Ну, так, ясный перец! – пожал могучими плечами Ратников.
– Что от меня потребно? – встрепенулся начавший было подремывать Финнэст.
– Он сказал перец, а не беркут. Это разные вещи, – отсекая возможные разночтения, заявил я. – Делли, отправляйся к королю. Убеди его вернуться в столицу, а мы пока выясним, откуда ветер дует.
– Да как же вы без меня-то управитесь? – всплеснула руками фея.
– Мы постараемся, – сухо ответил я, понимая, что слова чародейки отнюдь не лишены смысла. – Оринка поможет. Но ты уж, будь добра, не задерживайся.
– Так, стало быть, славою не покрывшись, к родным очагам ворочаемся? – совершенно разочарованный холостым пробегом, горестно нахмурился Неждан Незваныч. – Э-э-эх, вот ведь незадача!
– Почтеннейшая Делли, дочь Иларьева! – Лазарь Раввинович стремительным аллюром подскочил к фее. – Позвольте вас слегка приобнять с целью вашего удобства и полной безопасности по дороге отсюда и обратно.
– Эй ты, кенар-озорник! – заглушая куртуазную речь собрата, громыхнул Светозар Святогорович. – Иди-ка, миленок, в мои объятия! – Он распахнул клещи своих огромных ручищ, которыми, не особо напрягаясь, мог удавить быка. – Прогуляемся, дрозд ты мой певчий, как в былые времена!
Глава 10
Сказ о правом деле и левом наезде
Взметнулись серые хрупкие листья, устилавшие землю вкруг заветных дубов. Взметнулись и закружили, подхваченные вихрем неведомых чар. Когда же стих чудодейственный порыв и унялся хоровод потревоженной волшебством опавшей листвы, лишь мы с Вадюней да Оринка с Финнэстом остались стоять на прогалине, точно и не было мгновение назад здесь никого более. Припорошенные листвяной трухой, вокруг нас лежали бесчувственные стрелки лесовой стражи в живописных позах. Но их в счет можно было не брать. В конце концов, стояли только мы!
– Ну вот, – печально вздохнул Ратников, глядя на то место, где совсем недавно находились его побратимы и Делли. – Блин горелый!
Чувства напарника были мне близки и понятны. Расставание с друзьями всегда наводит тоску. Однако времени для меланхоличного созерцания горизонта и махания вдаль заплаканным платком у нас не было. Этим ясным безоблачным утром тучи над Субурбанией собирались нешуточные. И раз уж дернула нелегкая впрячься в этот бесхозный воз,то, стало быть, самое время нам заняться своими прямыми тягловыми обязанностями.
Я кинул взгляд на просыпающийся Елдин. Где-то там сейчас готовился к решительным действиям Юшка-каан. Желал ли он и впрямь взойти на пустующий трон короля Барсиада,или же, как я предполагал, возглавить новую мурлюкскую колонию, простирающуюся от руин Железного Тына до неспешных вод Непрухи? Вопрос пока оставался открытым.
Но не стоило даже заключать пари, что смирно ожидать, когда всё разрешится само собой, Юшка не станет. Чего-чего, а амбиций в нем побольше, чем калорий в сале. Однако будь ты хоть весь из амбиций, но без головы останешься – корону возлагать будет не на что. А в том, чтобы оказаться с башкой порознь, каану готовы были весьма настойчиво помочь. Судя по описанию, неведомый хозяин Соловья-разбойника не оставит затею добраться до Юшки. Наверняка подобных «соловьев» у него не один десяток. Субурбания – государство не маленькое, и если на каждый порядочный большак такого вот пернатого сажать, птичник должен быть размером с королевский дворец.
– Клин, ты о чем думаешь? – настороженно оценивая мою задумчивость, поинтересовался Вадюня.
– Об этом типе из Зазеркалья, – поморщился я, массируя переносицу. – Похоже, этот тип собрался охотиться на Юшку, как фермер на кролика. Из разряда: всё перекантую, но не сдамся! Видимо, тот стоит между нашим таинственным собеседником и заветным троном. Но тут есть вопрос: желает ли он грохнуть соперника или же убедить его вдребезги и наповал весело плясать под свою дудку.
– Будьте покойны, бояре, – оскорбился за вельможного господина стременной. – Каан ни под чью дуду плясать не станет.
– Станет – не станет? Почем ты знаешь? – Я с сомнением махнул рукой. – Тут бы ему самому покойным не заделаться! А то ведь, сам видишь, наши тайные недоброжелатели умеют находить убедительные доводы.
Ясный Беркут обвел присутствующих возмущенным, точно море в шторм, взором, словно мы начали уже применять прогрессивные методы экспресс-убеждения к главе Союза Кланов Соборная Субурбания.
– Я силюсь понять, судари мои, кто же вы такие есть на самом деле? В замке разбойном вы изволили величаться мздоимцами государевыми. Тут нежданно-негаданно оказалось, что вы – бояре грусские. Может, и в мурлюкских землях у вас какой чин имеется, али в имперских – титул?
– Че ты суетишься, доходной? – не на шутку оскорбился Вадим. – Кто тебя в натуре из кичи вынул? Ты б там сейчас у соловьиной сборной мячом работал! Нет, чтоб спасибо сказать! Ишь, заговорил. Здрасьте-нате, хрен в томате!
– Остынь, Вадим. – Я положил руку на плечо друга. – Парень имеет право знать правду, если мы планируем с ним дальше работать.
– А мы че, планируем? – недовольно пробормотал Злой Бодун, недвусмысленно поигрывая «мосбергом».
Я пропустил последние слова мимо ушей и повернулся к гридню.
– Наши имена тебе уже известны. Титулы и звания, которые все здесь слышали, тоже целиком и полностью относятся к нам. Нравятся они тебе, нет ли, сути дела не меняет. А суть такова. Я и вправду завзятый одинец-следознавец. Вадим – мой помощник. Мы расследуем дело о небывалом исчезновении короля Барсиада II и его двора.
– А ты, – с укором переведя взгляд на свою милую спутницу, горестно промолвил Финнэст, – стало быть, тоже на них работаешь?
– Молодой человек! – резко вмешался я. – Орина работает не «на нас», как ты изволишь выражаться, а с нами. И прошу не забывать, что это спасло твою жизнь. Уж и не знаю, насколько тебе интересна судьба этой страны, но если не совсем безразлична, ты должен понять, что от нашей работы сейчас зависит, будет сия держава в дальнейшем существовать или же нет. Если ты этого уразуметь не способен – возвращайся побыстрей в свою Финнэстию, потому как здесь в скором времени может стать очень горячо.
– Я не из робкого десятка! – гордо выпрямился гридень.
– Да хоть из наихрабрейшей сотни, мне нет до этого никакого дела! – пожал плечами я. – Голова покуда твоя неотторжимая собственность. Хочешь, складывай ее здесь, хочешь – еще где.
– Я словом и честным именем на оружии клялся быть верным своему каану. – В словах молодого воина чувствовалось гордое безрассудство, вполне соответствующее его возрасту и званию. – И какие бы грозы здесь ни бушевали, я останусь при нем неотлучно.
Мне едва удалось спрятать под гримасой показной суровости предательскую улыбку. Сам того не сознавая, Финнэст сделал мне замечательный пасс, из тех, которые учитываются наравне с голами. Сам собою мой голос из резкого стал увещевающе ласковым.
– Это верно. Ты клялся преданно служить своему господину, клялся защищать его, не жалея жизни, от любого врага. Так вот, сейчас ему грозит опасность, которую никто не в силах предотвратить. По слогам повторяю – ни-кто. Кроме нас! А без тебя даже нам это будет сделать очень трудно. Почти невозможно.
На лице молодого воина отразилась задумчивость, призванная, точно масло, опрокинутое в бушующее море, смирить ураган разнонаправленных чувств, терзавших его неокрепшую душу.
– Коли желаете, я без промедления отправлюсь к приснославному каану, дабы упредить его о таящемся недруге. А уж затем и вас ему представлю. Не извольте сомневаться, он людей верных да полезных завсегда привечает и щедро оделяет.
– Да мы уж типа знакомы. – Желваки на Вадюниных скулах забегали, наглядно иллюстрируя характер этого знакомства. – И щедрот его нахавались, аж из ушей поперло!
– Ты отправишься в Елдин, это без сомнения, – почти нежно проговорил я. – И будешь охранять каана так, чтобы никто в его сторону и чихнуть не мог. Но говорить о том,что ты здесь видел и слышал, не стоит.
– Это почему же? – насторожился гридень.
– Тот, кто охотится на Юшку, жизнью крепко ученый, а потому бараном в запертые ворота ломиться не станет. У него наверняка свой присмотр за кааном налажен. Откуда-то ж он узнал о том, когда и где вы проедете. И о том, что Соловей его подставляет, тоже узнал. А этого без человечка рядом с твоим ненаглядным кааном он выяснить никак не мог. Теперь представим себе, что ты обо всем господину своему поведаешь. Охраны при нем станет не в пример больше, чем нынче, а толку от нее – меньше. У семи нянек, как водится, дитя без глазу. О всяком же изменении в порядке охраны ворогу в тот же день непременно станет известно. Юшка-каан – не иголка. Его в стоге сена не упрячешь. Он всегда на виду, а стало быть, в опасности. Пока же легкая доступность, – вникай, мнимая доступность, – будет подталкивать противника к действию. Здесь-то мы его и возьмем. Если же Юшка по подвалам, точно мышь, прятаться начнет, бойцов локоть к локтю поставит, проку от них будет, что жабе от расчески, и «соловьиный» хозяин, пользуясь неизбежной кутерьмой, обязательно улучит случай его по-тихому порешить. Хорошо бы, конечно, вычислить, кто из каановой свиты разбойникам барабанит, однако на разгадывание новых загадок времени у нас может и не хватить.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.