read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Почти все опустили глаза, стараясь не смотреть в сторону руководителя. Ответа на этот вопрос ни у кого не было. Ланс тем временем продолжил:
– Вы вообще меня разочаровываете всё больше и больше. Некомпетентность достигла таких масштабов, что даже Бровкин до сих пор не обнаружен, хотя уж чего проще? Этот человек не способен сидеть в тени, он должен был засветиться десятки раз, однако вы его не заметили. Как это могло получиться? Очень просто – благодаря вашему разгильдяйству. Господин Картыш, вы курируете многие объекты, в том числе и тюрьму. Скажите, вы окончили расследование на месте побега?
– Так точно! Нам удалось полностью проследить путь Бровкина до выхода из режимной зоны. Для этого пришлось поднять его личное дело, без него мы не могли быть уверены за некоторые моменты. Оказывается, он телекинетик, хотя и слабый, но даже минимальных способностей ему вполне хватило для вскрытия пары замков.
– Понятно. А что, неужели в камере не осталось никаких следов, по которым можно предположить, куда предположительно он направился после побега? Кто мог его укрыть или помочь?
– Никак нет, в камере не нашли ничего интересного.
– А искали?
– Так точно. Осмотрен каждый предмет, кроме... кроме книги на столе.
– Что за книга?
– Во время пребывания в тюрьме Чапай всегда писал книги. Вот и сейчас он оставил очередной шедевр на столе. Это просто стопка исписанных листов, а сверху титульный с рабочим названием «Экстремальная проктология».
Собравшиеся откровенно заулыбались, кто-то хохотнул. Ланс бесстрастно уточнил:
– А почему никто не удосужился осмотреть эту... книгу?
– Там сверху лежала записка. В ней Бровкин предупредил, что если кто прикоснётся к его книге, то на своей заднице узнает, что означает её название.
– Понятно, – кивнул магистр. – Что ж, другого я от ваших людей и не ждал. Приступим к вопросу мятежных гарнизонов. Для начала оговорюсь, что слово «мятеж» можно произносить только в нашем кругу, официально его факт мы не признаем ни в коем случае.

– Ты меня слышишь?..
– Нет, не слышат...
– Вот... опять...
– Не слышат...
– Холодно...
– Один...
– Опять один...
– И опять рядом...
– Ответь, ведь я маленький...
...
– Не слышат...

Проснувшись, Лина несколько минут бездумно смотрела в потолок. Она балансировала на тонкой грани между явью и владениями сновидений, как будто что-то не давало ей окончательно вернуться в реальный мир. Думая о себе странным образом как о постороннем человеке, она бесстрастно признала, что такое с ней первый раз. В Монастыре умели вбивать рефлекс поднимающегося солдата: вскакивая иной раз по тревоге, Лина, бывало, открывала глаза, уже успев наполовину одеться – тело двигалось само собой, будто на автопилоте. Вся казарма однажды долго смеялась, когда девушка, рефлекторно пытаясь застегнуть новый лифчик, запуталась в «зеркальной» застёжке и громко пожаловалась на нерасторопную приёмщицу, по ошибке выдавшую ей мужское бельё. Самое удивительное, что окончательно проснулась она только после взрыва хохота. Нет, даже в госпитале, будучи прикованной к постели, она никогда не лежала так, в полудрёме. А может, лежала? Лежала... и голос... и это всё... Лина почувствовала, что ещё немного, и она поймает ускользающую мысль... Важную мысль...
Ей не дали.
Дверь спальни раскрылась, заглянула белокурая мужская голова. Иронично улыбнувшись, Павел произнёс:
– Доброе утро, неприступная дочь Онассиса. Чаю будешь?
– Нет, – с досадой ответила Лина, окончательно потеряв ускользнувшую нить.
Тот, поняв, что дело нечисто, уточнил:
– В чём дело? Что-то не так?
– Всё нормально, сон нехороший приснился.
– Бывает. Могу повысить настроение очень смешным анекдотом. Он, правда, несколько пошлый...
– Не могли бы вы закрыть дверь с другой стороны, – перебила его девушка. – Мне надо одеться.
– Ничего, ты мне не мешаешь, – обаятельно улыбнулся Павел, но, едва не задымившись под возмущённым взглядом Лины, дверь всё же закрыл.
Девушка повалялась ещё с минуту, пытаясь вспомнить, что за мысль перебило появление Павла, но, увы, безуспешно. Впрочем, она тут же предположила, что это просто сон, так часто бывает, что после пробуждения кажется, что снилось что-то важное, очень интересное, но не можешь вспомнить даже маленький кусочек. Просто знаешь, что это было. Неприятное ощущение, скорее всего, она столкнулась с ним и сейчас.
Девочки ждали её на кухне, вовсю стуча вилками по тарелкам. Едва Лина присела, как Павел, уже занявший свою стратегическую позицию у окна, заявил:
– Не советую долго рассиживаться, минут через пятнадцать появится визажист.
– А зачем он здесь нужен? – удивилась Юля.
– Тебе незачем, принцесса татарская, – усмехнулся мужчина. – Нине, наверное, тоже. А вот Алина у нас человек известный, её лицо знакомо слишком многим. Так что специалист немного над ним поработает, в целях безопасности.
У Лины тут же пропал аппетит – она сразу вспомнила ныне покойную инструкторшу по прозвищу Садистка. Она перед спаррингами любила повторять одни и те же слова:
– Сейчас я так поработаю над вашей внешностью, что вы сами себя потом не узнаете.
Иногда эти слова оказывались пророческими.

– Повелитель, мы готовы ехать.
– Вы устранили повреждение «Камаза»?
– Да. Там и повреждениями это не назвать, обычный осмотр, на всякий случай.
– Тогда уезжайте из этого места.
– Опять будем колесить по городу?
– Нет, езжайте к Магистрату.
Рог издал нечленораздельный, булькающий звук, сползая по сиденью. Фауст даже не обратил внимания на потрясение своего гориллообразного напарника – он был шокирован не меньше.
– Повелитель, но... магистрат... У него чудовищная охрана... Там... Там много людей из Монастырей, даже вашей свите не совладать с таким противником.
– Слуга, твоё дело выполнять мои приказы. Вперёд.
– Д-да повелитель!
– И не проявляйте свой страх столь явно, для самца это недостойно. Я встречал самок, которые несравнимо храбрее вас. Прекратите трусить, я не собираюсь нападать на Магистрат.
– Но повелитель, зачем же нам тогда ехать в пасть к врагу?
– Тот, кого мы ищем, человек Ордена, раз он в этом городе, то рано или поздно появится там, и мы его не упустим.
– А если он покинет Москву? – уточнил пришедший в себя Рог.
– Моя свита это почувствует. Он здесь, рядом, просто теряется среди всех этих жизней.

Очередной, особо удачный удар обрушил целый участок кладки. Настоятельница бросила кувалду на пол, вытерла пот со лба, отметив про себя, что его крайне мало – сказывалось обезвоживание.
– Всё, проход готов.
Лилит присела напротив темнеющей дыры, посветила фонарем, спокойно произнесла:
– Там узкий коридор, облицован тёсаными камнями. Это очень старый ход, ведь начиная с середины девятнадцатого века, для этого использовали кирпич.
– Ничего, – заявила настоятельница. – Раньше строить умели, вон, дренаж тоже так построен, и до сих пор работает. Сколько мы там ни ходили, ни разу не видела, чтобы где-то что-то обвалилось. Вперёд.
Нельма подняла старинный фонарь, найденный в зале. Внутри него горела свеча, их подземные скитальцы обнаружили немало – можно было не экономить. К сожалению, и толку от них было немного, но глаза, привыкшие к темноте, в этом скудном свете могли различать дорогу на несколько шагов вперёд. Помимо прочего, настоятельница всё время опасалась, что они забредут в невентилируемый тупик с пониженным содержанием кислорода, в этом случае по затуханию огонька можно будет вовремя узнать об опасности и выбраться до начала обмороков. Однажды, в годы молодости, она с группой бойцов исследовала старую шахту, и при этом глупейшим образом погибли двое ребят – простозадохнулись, свернув не туда, куда следовало.
– Лилит, ты уверена, что этот ход ведёт на север? – уточнила настоятельница.
– Да, – кивнула девушка, – но не исключено, что он изменит направление уже через полсотни шагов. В монастырских подземельях такое случается нередко.
– Будем надеяться, что этого не произойдёт, – произнесла Нельма и шагнула вперёд.

Чапай отхлебнул глоток пива и, кивнув Робинсону, поинтересовался:
– Ты не устал? А я вот взмок немного.
Куратор не ответил – он пребывал в глубоком обмороке с того самого момента, когда Бровкин несколько секунд продержал включенный паяльник в его левой ноздре. Поняв, что собеседник вряд ли сможет ответить ему в ближайшее время, рыцарь отхлебнул очередной глоток, развернулся к перепуганной женщине, привязанной ко второму стулу:
– Мадам, вам с нами не скучно?
Пленница ожесточённо замотала головой, всем своим видом показывая, что она в полном восторге от всего происходящего и несколько не скучает. Ей было страшно даже подумать о том, как этот жуткий человек сможет её «развлечь». Чапай поймал её взгляд, ускользающий куда-то влево, посмотрел в ту сторону. Спутник женщины, лежащий в луже собственной крови, подавал явные признаки жизни – едва шевеля конечностями, он пытался ползти в сторону входной двери.
– Надо же! Очнулся! – изумился рыцарь. – Я слышал, что есть безмозглые люди, но первый раз с таким сталкиваюсь. Да, по голове в таких случаях бить бесполезно... Ничего, сейчас изменим тактику.
Насвистывая попсовую мелодию, Чапай взял с журнального столика огромный кухонный нож с широким лезвием. Подойдя к извивающемуся раненому, он уже приготовился было перерезать ему горло, как тут в дверь позвонили.
– Достали меня эти посетители, – пожаловался сбрендивший от предвкушения крови рыцарь и направился в прихожую.
Взглянув в глазок, он завидел на лестничной клетке тройку мужчин. Одного из них Бровкин узнал – это и был долгожданный магистр Свен. Он как раз копался в карманах, очевидно, собираясь достать ключи от квартиры. Чапай был полным психом, но прекрасно понимал, что телохранители сотрудника подобного ранга вовсе не похожи на слепых котят – вступать в рукопашную с такими противниками неразумно. Взяв ружьё, он отошёл на несколько шагов, присел на колено, положил палец на спусковой крючок. Жаль, что придётся завершать дело с таким шумом, но ничего не поделаешь.
Дверь распахнулась, палец согнулся.
Первый патрон был с тяжёлой пулей – она размозжила телохранителю кисть выставленной руки и, угодив чуть повыше печени, уложила его на спину. Тут же грохнул новый залп – картечь хлестнула по второму секьюрити, разворотив ему живот. Свен отпрыгнул назад, но тщетно – третий выстрел припечатал его к стене.
Поднявшись, Бровкин выпустил последний патрон в корчащегося телохранителя, вытащил из-за ремня один их трофейных пистолетов, обернулся в сторону гостиной, подмигнул обезумевшей от страха женщине:
– Думаю, теперь вам точно не скучно!
Обернувшись, он увидел, что тело Свена исчезло.

Лина изо всех сил сдерживалась, чтобы не моргнуть – кисточка мелькала перед самым глазом, нанося тушь на ресницы. А ещё девушка старалась не фокусировать взгляд назеркале, которое немедленно отразит всю глубину её грехопадения. Такого издевательства над своим лицом она даже представить не могла: вот уже почти час визажист, женщина неопределённого возраста, буквально создавала ей новую внешность. Учитывая, что в Монастыре слово «косметика» считалось нецензурным, а причёски и одежда у всех были одинаковые, то Лина сейчас чувствовала себя несколько необычно.
– Чуть-чуть расслабьте губы, – попросила визажист. – Я немножечко контур подведу.
Девушка закрыла глаза, выполняя требование мастера. Та, двумя движениями поправив свой огрех, задумчиво произнесла:
– Ну, вроде бы всё. Жаль, что волосы нельзя покрасить, был бы и вовсе шедевр.
От окрашивания волос Лина отказалась категорически, несмотря на уверения, что это кардинально изменит её внешность. Она согласилась на парик, но этому воспрепятствовала мастерица. У девушки была слишком пышная причёска, под ним её не спрятать – будет слишком неестественно. Стричься выпускница тоже не согласилась, несмотря на всю разумность подобного поступка. Таким образом, Лина сохранила свои локоны в неприкосновенности.
Открыв глаза, она настороженно уставилась в зеркало. Из стеклянной глубины на неё взглянуло некое существо, смутно кого-то напоминающее. Лина попыталась представить, что бы сделала настоятельница при виде подобного создания в стенах Монастыря. Но даже буйная фантазия девушки не смогла подсказать, что скажет Нельма в этой ситуации. Логичнее всего, что ничего – молча убьёт столь наглую нарушительницу устоев, а её трупом прикажет вытереть полы во всех туалетах.
Или сперва вытрет, а потом убьёт.
– Что вы со мной сделали! – с затаённым ужасом вопросила Лина.
– Ничего особенного, – удивлённо ответила женщина. – У тебя великолепная кожа, честно говоря, давно такой не встречала. Просто эталон чистоты и здоровья. Очень интересно, какой косметикой ты пользуешься? Даже элитную надо подбирать индивидуально, ведь все мы такие разные.
– Никакой я не пользуюсь, – чуть не плача произнесла девушка. – А как это смыть? Оно воде поддается?
– Ну, зачем же так! Есть специальные средства... Боже! В наши времена, и встретить такую дикость. Сейчас я тебя немного просвещу.
– Только быстрее, у нас очень мало времени.
– Милая моя, твоё лицо заслуживает потраченного времени, поверь мне.

В первый момент Чапай подумал, что окончательно сбрендил. Это вообще-то было недалеко от истины, но на все вопросы ответа не давало. Слишком странно для шизофренической галлюцинации – ведь трупы телохранителей чинно лежали на своих местах, даже не пытаясь улизнуть. А вот магистр не стал покоиться с миром и куда-то подался, не оставив после себя даже пятен крови. Нет, Бровкин понимал, что Свен мог носить бронежилет, но будучи опытным специалистом по смертоубийству, понимал и то, что после попадания пули двенадцатого калибра придёшь в себя не скоро – тут защитит только хитиновый боекостюм, да и в нём тебя может отбросить на несколько шагов. А ведь воскресший противник поймал такую пулю грудью с её хрупкими рёбрами. Нет, тут дело нечисто.
Рыцарь с невозмутимым видом вернулся в гостиную, набросил на себя рясу, достал из кармана жменю патронов, оттянул цевьё ружья, зарядил трубчатый магазин, вернул лишние боеприпасы на место. Он был уверен, что Свен не мог далеко уползти после такого приключения, и не сомневался, что сможет его догнать. Спешка в таких случаях вредна – всё равно пострадавший не сможет двигаться быстро.
Выходя из гостиной, Чапай кивнул измученному куратору:
– Прощай Робинсон, приятно было с тобой побеседовать.
В глазах последнего можно было прочесть целую гамму чувств, но уж огорчения от расставания там точно не наблюдалось. Впрочем, рыцарь не обратил на это внимания. Выйдя за порог, он приметил старушку, выглядывающую из приоткрытой двери соседней квартиры. Та без страха, с каким-то нездоровым любопытством разглядывала трупы телохранителей. При виде Бровкина она проскрипела:
– Батюшка, что же это творится?!
Чапай вскинул ружьё, дослал патрон в ствол, басовито ответил:
– Старуха, а ты как думала? Сатана зело хитёр, и биться с ним по всякому незазорно. Сатанисты в доме есть?
– Да откуда ж, батюшка?!
– Нехорошо. Ну а хоть Свидетели Иеговы?
– Есть, – кивнула бабка. – В соседнем подъезде, квартира четыре. Вся семейка оттуда.
– Благослови тебя Бог! – благодарственно произнёс Чапай. – Молись за упокой их грешных душ.
Развернувшись, рыцарь направился вниз по лестнице. Несмотря на несомненные проблемы с психикой, он продолжал мыслить относительно рационально и спускался осмотрительно. Бровкин не сомневался, что магистр вооружён, и вовсе не хотел схлопотать пулю. Однако пули он не дождался.
Всё произошло настолько быстро, что Чапай не успел нажать на спусковой крючок – магистр возник будто из воздуха. Страшный удар вырвал ружьё из рук, перелетев черезголову, оно с силой ударило рыцаря по спине, удержавшись на ремне, перекинутом через плечо. Бровкин, как и следовало ожидать, не растерялся, бросился на Свена, сжав его в объятиях. Несмотря на неказистую внешность, объятие его было что у медведя – бревна заставляло трещать.
Лицо магистра замерло в нескольких сантиметрах от покрасневшей физиономии рыцаря, причём на нём не было ни малейшего следа напряжения или боли – он был абсолютно спокоен. А вот Бровкин как раз начал своё спокойствие терять – он понял, что нарвался не просто на опасного противника, а на ПРОТИВНИКА. А ещё ему очень не понравились глаза Свена, а точнее, их безжизненное, отрешённое выражение, будто его нисколько не касались потуги беглого заключённого. У трупа недельной давности взгляд на порядок живее. Ну нет, сейчас я тебе устрою!
Чапай оторвал тело Свена от пола, подался вперёд, ударив его спиной об угол перил. После такого хладнокровие не сохранишь – Бровкин умел делать людям больно, и сейчас не подкачал. Магистра, очевидно, проняло – лицо его дрогнуло, но вместо мучительной гримасы исказилось в улыбке, больше похожей на оскал. Рыцарь понял, что сейчас начнутся неприятности.
Он угадал.
Его железные объятия разорвало с дивной лёгкостью, руки магистра схватили Чапая за плечи, сжав, будто тисками, оторвали от пола, швырнули с невероятной силой. Рыцарь пролетел над лестничным пролётом спиной вперёд, вышиб стекло на площадке, увлекая за собой шлейф сверкающих осколков, проследовал далее и, едва не задев за бетонный козырёк, рухнул на крышу припаркованной машины. Оставив на ней солидную вмятину, он перекатился через багажник и закончил своё воздушное путешествие, шмякнувшись об асфальт.
Редкие очевидцы феерического полета священнослужителя решили было, что попику пришёл конец. Но не тут-то было – так просто Чапай не сдавался. Перекатившись на спину, он сделал глубокий вдох, выполняя вход в боевой режим по монастырской методике. В пару секунд рыцарь отрешился от боли, терзающей его тело, мобилизовал все резервы организма. Резко взмахнув ногами, он, оттолкнувшись от асфальта, выгнулся, вскочив сразу в низкую стойку, напряжённый, готовый ко всему. Свена рядом не оказалось, но это ничего не доказывало: Бровкин был уверен – противник так просто его в покое не оставит.
Как ни странно, дробовик так и продолжал болтаться за спиной. Чапай моментально взял его на изготовку, целя в темнеющий провал вышибленного окна на площадке между первым и вторым этажом. Что-то ему подсказывало, что его невероятный противник не станет пользоваться дверью.
Он опять угадал.
Свен вылетел из окна рыбкой, будто ныряя навстречу рыцарю. Бровкин выстрелил и, к своему позору, ухитрился промахнуться – первый патрон был с пулей, угодить ею в подобную цель нелегко. Он успел отвести цевьё назад, выщёлкивая следующий патрон из магазина, но загнать его в ствол уже не получилось – магистр, хитро извернувшись в воздухе, впечатал пятку ему в лоб.
Удар был столь силён, что только перекачанные шейные мышцы спасли Чапая от разрыва позвонков. Его отбросило назад с такой силой, что в какой-то миг он увидел свои ноги на фоне пасмурного неба. Следом картинка погасла – тело рыцаря грохнулось на асфальт, и хотя он начал группироваться, всё же не успел защитить затылок от соприкосновения с твёрдой поверхностью. Сознание помутилось, Бровкина охватила знакомая по многочисленным приключениям слабость, во рту появился резкий, металлически-кисловатый привкус, верный спутник сильных ударов в голову.
Перед глазами показалось лицо Свена; склонившись над поверженным рыцарем, он с тем же оскалом упивался слабостью противника. Чапай, всё ещё не сдаваясь, нашёл в себе силы и зловеще произнёс:
– Попрощайся со своей задницей, сейчас я начну вставать.
Магистр ухмыльнулся ещё шире, занёс руку и, сжимая ладонь в кулак, обрушил её вниз.
Темнота...

Глава 15

Павел позвонил в дверь третий раз, затем постучал кулаком:
– Глюк! Падла электронная! Я знаю, что ты дома, открывай немедленно!
Повернувшись к Лине, мужчина усмехнулся:
– Не беспокойся, принцесса, это обычное явление. Сейчас откроет, куда он денется.
Будто по сговору, тут же заскрежетал замок, дверь приоткрылась, явив миру голову некоего создания. Основными приметами оной головы были мертвенно-бледная кожа, безумные глаза и повышенная волосатость в сочетании с крайней степенью нерасчёсанности шевелюры.
– Паша?
– Нет, тетя Наташа! Пустишь, или мы так и будем стоять по разные стороны баррикады?
Дверь раскрылась во всю ширь, Павел отвесил картинный жест, представляя хозяина квартиры:
– Знакомься, принцесса, это и есть знаменитый Глюк, наш электронный принц.
Лина обвела хакера внимательным взглядом и в восторге от него не осталась. Невзрачной у него была не только голова, но и всё остальное. Спортивные штаны были чудовищно грязными, на коленях провисли настолько, что едва не доставали до носков растоптанных тапок. Футболка пребывала в ещё худшем состоянии – её воротник засалился настолько, что блестел, будто зеркало, а плечи покрывал почти монолитный слой перхоти. В придачу от компьютерного гения распространялся неприятный запах. Принцем, пускай даже электронным, этого человека мог назвать только клинический оптимист.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.