read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Похоже, они штурмуют цитадель, – произнёс Келексел.
– Бастилия, – прошептала Рут. – Это Бастилия.
Понимание происходящего гипнотизировало её. Это был настоящий штурм Бастилии. Сейчас она перенеслась в 14 июля 1789 года, когда выстроенные в боевой порядок солдаты устремились навстречу толпе. Она слышала стук копыт по булыжнику, грохот выстрелов, ржание лошадей, проклятия.
Рут вцепилась в подлокотники кресла. Неожиданно Келексел шагнул вперёд и нажал на серую кнопку слева от неё. Сцена потемнела.
– Я хорошо помню этот сюжет, – заметил он. – Одно из самых удачных произведений Фраффина. – Он провёл рукой по волосам Рут. – Ты поняла теперь, как он работает? Управлять им достаточно просто, но он доставит тебе немало удовольствия.
“Удовольствия?” – подумала Рут.
Она медленно повернулась и взглянула на Келексела. В её глазах застыл ужас. “Штурм Бастилии – произведение Фраффина!” Имя Фраффина было известно ей. Келексел объяснял, как строится работа на Корабле историй.
Корабль историй!
Раньше она никогда не пыталась проникнуть в смысл этого названия.
Корабль историй.
– Обязанности требуют в настоящий момент моего присутствия в другом месте, – сказал Келексел. – Надеюсь, ты будешь получать удовольствие, забавляясь этим устройством.
– Я… думала, ты намерен побыть, – произнесла она. Её вдруг испугала перспектива остаться один на один с этой машиной. Она чувствовала смешанный со страхом интерес к воссоздаваемой реальности, где ей могли открыться вещи, которые она не в силах была вынести. Она чувствовала также, что действительность пространственного репродьюсера может спалить ей душу. Устройство было диким, опасным, и она не могла ни контролировать его, ни обуздать собственное желание пользоваться им.
Рут завладела рукой Келексела и с трудом изобразила на лице просительную улыбку: “Пожалуйста, останься”.
Келексел заколебался. Выражение лица его любимицы было сейчас обещающим и очень привлекательным, но цепочка мыслей, пришедших ему в голову после общения с Юнвик, продолжала вытягиваться в любопытный порядок. Над ним довлела сейчас ответственность за свою миссию, за проведение следствия. Юнвик – бесстрастный и лаконичный хирург корабля – могла оказаться слабым звеном в организации Фраффина. Келексел ощущал потребность испытать новую дорожку.
– Мне очень жаль, – сказал он, – но я должен идти. Как только смогу, вернусь.
Она поняла, что не сможет удержать его и отступила, повернувшись лицом к пугающему искушению, заключённому в этой машине. Келексел вышел, и она осталась наедине с репродьюсером.
Чуть помедлив, она произнесла: “Сюжет из текущей жизни, последняя продукция”. И нажала соответствующие кнопки.
Овальная сцена покрылась почти непроницаемой тьмой, лишь по периметру слабо светились жёлтые огоньки. Маленькая голубая точка возникла в центре сцены, сверкнула белая вспышка, и вот уже там стоял у зеркала человек, он брился опасной бритвой. У неё перехватило дыхание, когда она поняла, что узнаёт его. Это был Энтони Бонделли, адвокат её отца. Глубоко вздохнув, она попыталась совладать с собой и отогнать возникшее мерзкое ощущение подглядывания в замочную скважину.
Бонделли стоял спиной к ней, но она видела его лицо в зеркале. Лицо было загорелым, блестящие чёрные волосы зачёсаны назад над высоким, но узковатым лбом. Под тонкимносом с широкими ноздрями чернела тонкая полоска усов. Рот был маленьким, а подбородок непропорционально крупным. Весь его облик излучал благодушие.
Невнятные выкрики послышались где-то на заднем плане. Бонделли прервал бритьё и по-петушиному повернул голову. Затем он повернулся всем корпусом и прокричал в открытую дверь справа от него:
– Кажется, пришёл газетчик. Пусть сын выйдет и заберёт почту.
Снова взялся за бритьё, пробурчав себе под нос:
– Экстренный выпуск – значит, в городе произошло какое-то заметное событие. – Он повысил голос: – Мардж! Включи радио. Может, поймаешь передачу новостей!
Рут почувствовала знакомые запахи: аромат мыла, который перебивал запах поджариваемого мяса. Реальность этой сцены заставила её застыть, выпрямившись в кресле.
В дверях ванной комнаты появилась женщина, одетая в шёлковый китайский халат. Она читала газету, держа се в руках.
Сердце Рут сжалось в предчувствии чего-то ужасного. Она хотела выключить аппарат, но не смогла найти в себе сил пошевелиться.
– Тони! – воскликнула Мардж Бонделли. Её круглое лицо перекосилось от неожиданного потрясения.
Бонделли, задрав голову, тщательно скрёб – лезвием нижнюю сторону подбородка.
– В чем дело?
Его жена подняла голову. Взгляд её голубых глаз был тусклым, остекленевшим.
– Вчера ночью Джо Мёрфи зарезал Адель!
– Су! – Тоненькая красная полоска появилась на шее Бонделли. Не обращая на это внимания, он бросил бритву в раковину и схватил газету.
Рут почувствовала, что дрожит. “Все, как в кино, – сказала она себе. – Это не происходит сейчас на самом деле”. И тут же следующая мысль сверкнула у неё в голове: “Убийство матери – это произведение Фраффина!” Возникшая острая боль в груди не давала ей как следует вздохнуть.
– Этот ужасный нож! – прошептала жена Бонделли.
Рут казалось, что она находится среди действующих лиц этой сцены, в полной мере разделяя ужас и потрясение четы Бонделли. Ей были хорошо видны фотографии в газете: лица её матери и отца… диаграммы с белыми крестами и стрелками. Она приказала себе отвернуться и не смогла пошевелиться.
Бонделли сложил газету и сунул её в карман пальто, висевшего за дверью ванной комнаты.
– Завтракать не стану, – сказал Бонделли. – Еду в контору.
– Ты порезался, – заметила его жена. Она взяла из аптечки тюбик с кровеостанавливающей мазью и выдавила немного на палец. – Стой спокойно, не то я испачкаю тебе воротник. – Она ткнула его в подбородок. – Тони… не совался бы ты в эту историю. Ведь ты не занимаешься уголовными делами.
– Но ведь я защищаю интересы Джо Мёрфи с тех пор как… Ой! Проклятые лезвия! Осторожней, Мардж!
– Ну ты же не можешь выйти из дому в кровавых порезах. – Она замазала ранку и положила тюбик на полочку рядом с раковиной. – Тони, у меня плохое предчувствие… Лучше держись в стороне.
– Я – адвокат Джо и так или иначе уже втянут в это дело.
Рут вдруг почувствовала, что снова владеет своим телом. Она отключила репродьюсер, встала и отошла подальше от машины.
“Убийство моей матери должно развлекать Чемов!”
Она отвернулась и шагнула к постели. Но вид постели вызвал у неё отвращение. Она повернулась к ней спиной. Беззаботность, с которой Келексел позволил ей сделать этооткрытие, вызвала бешеную ярость. Его это не волновало. Хуже того, он об этом и не подумал. Все это не касалось его, не удостоилось его внимания. Чувства и страдания жалких существ могли вызвать у него лишь пренебрежение, отвращение.
Рут опустила глаза и обнаружила, что заломила себе руки. Она оглядела комнату. Здесь должно быть какое-то оружие, что-то, чем можно поразить этого отвратительного… Она опять увидела постель. Вспомнила о золотом экстазе, который она испытала на этой постели и внезапно возненавидела своё тело. Ей захотелось растерзать свою плоть. Слезы струились из её глаз.
“Я убью его!”
Но Келексел говорил, что Чемы невосприимчивы к насилию, им нельзя повредить по одиночке. Они бессмертны. Их нельзя убить. Оки никогда не умирают.
Эти мысли заставили Рут почувствовать себя ничтожной частицей, пылинкой, потерянной, одинокой, обречённой. Она упала на кровать, повернулась на спину и уставилась на сверкающие кристаллики аппарата, с помощью которого, как ока теперь знала, Келексел контролирует её состояние. Под плащом у него был спрятан маленький пульт, связанный с устройством над её кроватью. Она однажды видела, как он пользовался им.
Подумав о контрольном устройстве, она вдруг ясно представила, что произойдёт, когда Келексел вернётся. Она ещё раз покорится ему. Золотой экстаз погасит все другиечувства. Она снова будет подлизываться к нему, добиваться его внимания.
– О Боже! – прошептала она.
Она повернулась и взглянула на репродьюсер. Там содержалась запись гибели её матери – она была уверена в этом. Хватит ли у неё сил воспротивиться страшному искушению увидеть эту сцену?
Какое-то шипение послышалось позади неё, она резко повернулась на кровати и глянула на дверь.
Юнвик стояла на пороге комнаты, её лысая голова блестела в жёлтом свете. Рут оглядела маленькую фигуру, холмики грудей, короткие толстые ноги в зелёном трико.
– Ты в беде, – произнесла Юнвик. Её голос звучал профессионально уравновешенно, успокаивающе. Он был так похож на голоса многих других докторов, что Рут захотелось закричать, разрыдаться.
– Что ты делаешь здесь? – резко спросила Рут.
– Я – Врач корабля, – спокойно продолжала Юнвик. – Моя работа в основном состоит в том, чтобы приносить пользу. Ты нуждаешься во мне.
“Они выглядят, как карикатуры на людей”, – подумала Рут.
– Уходи, – произнесла она вслух.
– У тебя проблемы, и я могу помочь тебе, – сказала Юнвик.
Рут села на кровати.
– Проблемы? Почему у меня должны быть проблемы? – Она чувствовала, что её голос звучит истерично.
– Этот болван Келексел оставил тебе репродыосер с неограниченным подбором сюжетов, – заметила Юнвик.
Рут внимательно посмотрела на женщину Чем. Есть ли у них эмоции? Существует ли какой-нибудь способ задеть их самолюбие?
– Как размножаются ваши мерзкие существа? – спросила Рут.
– Ты ненавидишь нас, да? – ответила вопросом на вопрос Юнвик.
– Что, боишься отвечать? – настаивала Рут.
Юнвик пожала плечами:
– По существу, так же, как и вы… за исключением того, что женщины лишаются органов воспроизводства на ранней стадии развития. Мы должны обращаться в центры размножения за специальными разрешениями – довольно нудная, скучная процедура. Но мы способны неплохо наслаждаться жизнью и без названных органов. – Она подошла и остановилась в шаге от постели.
– Однако ваши мужчины предпочитают женщин моего типа, – сказала Рут.
Юнвик ещё раз пожала плечами.
– О вкусах не спорят. У меня было несколько любовников с твоей планеты. Одни были хороши, другие – нет. К сожалению, все вы так быстро увядаете.
– Но вы наслаждаетесь нами. Мы развлекаем вас!
– В подходящий момент, – сказала Юнвик. – Интерес к вам то возрастает, то падает.
– Но зачем вы тогда торчите здесь?
– Это выгодно, – ответила Юнвик. Про себя она отмстила, что аборигенка почти освободилась от эмоций, которые недавно владели ею. Побуждение к сопротивлению и объект для выплеска эмоций – вот всё, что для этого нужно. Этими существами так просто управлять!
– Итак, мы нравимся Чемам, – сказала Рут. – Чемам нравятся истории о нас.
– Вы представляете неисчерпаемый источник самоформирующихся сюжетов. Вы можете без посторонней помощи выстраивать естественную цепь событий, поражающих самое искушённое зрительское восприятие. В то же время, эти истории подчас могут быть причиной глубокого разочарования, поэтому необходима очень тонкая корректировка в процессе подбора сюжета для демонстрации. Искусство Фраффина состоит в отборе тех неуловимых нюансов, которые забавляют и завораживают нас.
– Ты вызываешь у меня отвращение, – прошипела Рут. – Ты не человек.
– Мы – не смертные люди, – ответила Юнвик и подумала: “Интересно, находится ли уже в ней зародыш? Как она поступит, когда узнает, что должна родить Чема?”
– Но вы прячетесь от нас, – сказала Рут. Она указала на потолок. – Там, наверху.
– Когда это отвечает нашим настроениям, – сказала Юнвик. – Сейчас нам необходимо скрываться. Но тах было не всегда. Когда-то я открыто жила среди вас.
Рут чувствовала разочарование от спокойного, отстранённого тона Юнвик. Она понимала, что не сможет задеть это существо, но все же упрямо продолжала свои попытки.
– Ты лжёшь, – сказала она.
– Может быть. Но я скажу тебе, что однажды была богиней Иа, вселяющей ужас в пленных евреев… в Сумерии, некоторое время тому назад. Устанавливать религиозные культы – довольно безобидное и приятное развлечение.
– Ты была богиней? – Рут задрожала. Она знала, что Юнвик говорит правду и сказанное почти не имеет значения для неё.
– Кроме того, мне приходилось выдавать себя за циркового уродца, – продолжала Юнвик. – Я участвовала во многих событиях, которые сейчас стали эпическими поэмами. Иногда мне нравится иллюзорное ощущение античности.
Рут закрыла глаза и тряхнула головой. Она не могла произнести ни слова.
– Ты не понимаешь меня, – сказала Юнвик. – Как ты можешь понять? Это наша проблема, не так ли? Когда будущее безгранично, понятия древности не существует. Ты всегда пребываешь в Бесконечном Настоящем. Когда ты начинаешь думать о своём прошлом, как о чём-то несущественном, будущее тоже не имеет значения. И тогда это может погубить нас. Корабли историй защищают нас от рокового конца.
– Вы… шпионите за нами, что ли…
– Безгранично далёкое прошлое, безграничное настоящее и безграничное будущее, – произнесла Юнвик. Она чуть наклонила голову, с удовольствием прислушиваясь к своим словам. – Да, мы обладаем этим. Ваша жизнь лишь короткая вспышка, и все ваше прошлое немного длиннее, но тем не менее мы, Чемы, обретаем с вашей помощью определённое ощущение старины, ощущение прошлого, столь нужное нам. Вы даёте это нам, понимаешь?
Вновь Рут отрицательно покачала головой. В этих словах присутствовал, очевидно, глубокий смысл, но ей было дано понять лишь очень малую его часть.
– Есть вещи, которые паутина Тиггиво не может нам дать, – продолжала Юнвик. – Видимо, это расплата за наше бессмертие. Паутина объединяет Чемов в единый организм – я чувствую жизнь каждого из нас, миллионов и миллиардов Чемов. Это давнее чувство, но отнюдь не древность.
Рут проглотила слюну. Это создание перескакивает с одной мысли на другую. Однако беседа дала ей время прийти в себя, и Рут почувствовала, что внутри неё формируетсяядро сопротивления, уголок в её сознании, куда можно отступать и где она будет чувствовать себя в безопасности от Чемов, что бы они ни предпринимали. Она осознала, что все ещё не сможет противостоять воле Келексела, да и сейчас эта Юнвик занимается дальнейшим подавлением эмоций пленницы Чемов. Все же спасительный уголок существовал внутри неё, он становился Дольше, давал ей силы для борьбы.
– Ну, ладно, – сказала Юнвик. – Я пришла исследовать тебя. – Она приблизилась к краю кровати.
Рут глубоко, судорожно вздохнула.
– Вы наблюдали за мной с помощью ваших устройств. Знает ли Келексел об этом?
Лицо Юнвик стало совершенно бесстрастным, но в глубине души она была поражена. “Как могло это глупое существо проявлять подобную проницательность и задать столь острый вопрос?”
Рут почувствовала брешь в обороне Юнвик и воскликнула:
– Ты ведёшь речь о безграничности, эпосах, но вы использовали ваш… – она сделала жест, охватывая пространство корабля, – для записи… убийства…
– Действительно! – отозвалась Юнвик. – Ну, а теперь ты расскажешь, почему Келексел расспрашивает обо мне на корабле.
Хрустальные грани над кроватью начали излучать спокойный голубоватый свет. Рут почувствовала, что слабеет. Она покачала головой:
– Я не…
– Ты скажешь мне! – Откровенная ярость проступила в чертах женщины-Чем, лысая голова отливала мокрым серебром.
– Я… не знаю, – прошептала Рут.
– Он сделал глупость, когда позволил тебе пользоваться репродьюсером с неограниченным подбором сюжетов, а мы были дураками, когда вовремя не остановили его, – сказала Юнвик. Она провела рукой по своим полным губам. – А что ты сама думаешь об этом?
Рут глубоко вздохнула, почувствовав, что напряжение несколько спало. Заветный спасительный уголок по-прежнему существовал.
– Это была моя мать, вы убили мою мать, – пробормотала она.
– Мы убили?
– Вы заставляете людей делать то, что нужно вам, – сказала Рут.
– Людей! – усмехнулась Юнвик. Ответы Рут выдавали её мизерную осведомлённость в делах Чемов. Тем не менее она была опасна. Она все ещё могла послужить причиной возникновения у Келексела несвоевременного интереса к запретным областям.
Юнвик положила руку на живот Рут и быстро взглянула на манипулятор над постелью. Характер свечения контрольного индикатора вызвал у неё довольную улыбку. Несчастное существо уже несло внутри себя плод. Какой странный способ получать потомство! И какой приятный и безболезненный способ заманить в ловушку этого шпика Первородных.
Все же факт беременности Рут вызвал у Юнвик странное чувство беспокойства. Она отдёрнула руку, почувствовав характерный мускусный запах аборигенки. Как сильно развиты грудные железы у этого существа! А вот её щеки выглядят впалыми, как после длительного недоедания. Свободная накидка, надетая на Рут, напомнила Юнвик греческую тунику. Это была интересная культура, просуществовавшая, к сожалению, так недолго. Так недолго!
“Я должна наслаждаться своим открытием, – подумала Юнвик. – Почему оно тревожит меня? Неужели я что-то проглядела?”
Неожиданно и необъяснимо в её голове возникли четыре строчки из застольной песни Чемов:Давно, давно, давно, давноКогда каждый из нас был молодМы слушали музыку нашей плотиИ пение горящего солнца.
Юнвик резко тряхнула головой. Слова этой песни были бессмысленны. Она была хороша только чередованием ритмов, разгоняющих скуку.
Но может быть, когда-то эти слова что-то означали?
Линзы манипулятора над кроватью приобрели зеленоватый оттенок, потом стали излучать мягкий красный свет.
– Отдохни, дитя, – сказала Юнвик. Она необычно мягко погладила Рут по обнажённой руке. – Расслабься и постарайся получше выглядеть к приходу Келексела.
13
– Просто дело в том, что для неё события приняли слишком крутой оборот, и она не выдержала и сбежала, – сказал Бонделли. Он сочувственно смотрел на Энди Фурлоу, удивляясь, почему тот выглядит столь измождённым.
Они сидели в рабочем кабинете Бонделли, обставленном полированной мебелью из дорогой древесины, в застеклённых шкафах тонкой работы стояли на полках книги в кожаных переплётах, по стенам были развешаны дипломы в тонких тёмных рамках и фотографии известных людей с их автографами. Только что наступил полдень, ярко светило солнце.
Фурлоу сидел сгорбившись, опираясь на колени, руки были плотно сжаты в замок. “Я не смею рассказывать Бонделли о моих подозрениях, – думал он. – Не смею… не смею”.
– Кто захотел причинить ей вред или похитить её? – недоуменно спросил Бонделли. – Наверняка она поехала к друзьям, может быть, во Фриско. Или возможно другое, столь же простое объяснение. Мы услышим о ней, когда она избавится от своего страха.
– Точно также думает и полиция, – сказал Фурлоу. – Они полностью сняли с неё обвинение в смерти Нева… Физические улики…
– Сейчас нам лучше всего заняться делом Джо. Рут вернётся домой, когда она будет в порядке.
“Вернётся ли?” – спросил себя Фурлоу. Он не мог избавиться от ощущения, что все происходящее – кошмарный сон. Был ли он на самом деле в роще вместе с Рут? Действительно ли Нев погиб в развитие этого рокового несчастного случая? Сбежала ли Рут куда-то? И куда?
– Нам следует сейчас углубиться непосредственно в рассмотрение юридического определения невменяемости, – сказал Бонделли. – Сущность и последствия этого состояния. Правосудие требует…
– Правосудие? – Фурлоу изумлённо посмотрел на своего собеседника.
Бонделли повернулся на стуле, показав свой профиль; тонкий рот казался тенью от его усов.
– Правосудие, – повторил он и вновь повернулся к Фурлоу. Бонделли гордился умением разбираться в людях и сейчас изучал Фурлоу. Кажется, психолог постепенно преодолевает свой испуг. Конечно, понятно, почему он так потрясён. Все же любит Рут Мёрфи… Хадсон. Ужасное происшествие, но все утрясётся. Всегда так бывает. Все окончательно встанет на свои места в суде.
Фурлоу глубоко вздохнул, напомнив себе, что Бонделли не специализируется на уголовных делах.
– Нас больше должно интересовать реальное положение вещей, – произнёс он. В его голосе послышалось циничное отвращение. “Справедливость!” – Официальное определение психического состояния – это чепуха. Важно то, что общество требует казни виновного, а наш окружной прокурор мистер Парет должен скоро переизбираться на должность.
Бонделли был потрясён:
– Закон выше этого! – Он тряхнул головой. – И не может все общество быть против Джо Мёрфи. Почему они должны быть против?
Фурлоу ответил тоном, которым обращаются к непослушному ребёнку:
– Потому что они боятся его.
Бонделли позволил себе взглянуть в окно – знакомые крыши, отдалённая зелень деревьев; в воздухе, около соседнего дома, появилось что-то вроде облачка дыма. Струйкидыма свивались в кольца, образуя интересный узор на переднем плане. Он снова переключил своё внимание на Фурлоу и произнёс:
– Вопрос в том, как может сумасшедший осознавать свои поступки и их последствия? Я хочу, чтобы вы опровергли такую возможность.
Фурлоу снял очки, осмотрел их и снова надел. Очки чётко очерчивали контуры предметов и падающие на них тени.
– Сумасшедший не думает о последствиях своих действий, – сказал он. Одновременно он спросил себя, готов ли он всерьёз принять участие в безумных проектах Бонделли по защите Джо Мёрфи.
– Я придерживаюсь мнения, что мы можем опереться на самобытные взгляды лорда Котенхема. – Бонделли повернулся, вытащил из шкафа позади себя толстенную книгу, положил на стол и открыл на заложенной странице.
“Он не может быть серьёзным”, – подумал Фурлоу.
– Вот, что пишет лорд Котенхем, – сказал Бонделли. – “Неправильно следовать любой доктрине, которая предполагает наказание для субъекта, действующего в состоянии помешательства. Нельзя себе представить, чтобы человек, не способный отличить плохое от хорошего или отдавать себе отчёт в своих действиях, обязан был нести ответственность как с моральной, так и с юридической точки зрения. Я считаю нереальным, что какой-либо субъект может находиться в заблуждении о своей вменяемости фактически, если он не может быть невменяемым”.
Бонделли захлопнул книгу и уставился на Фурлоу с победным видом, как будто говоря: “Вот! Решение найдено!”
Фурлоу откашлялся. Становилось все более очевидным, что Бонделли живёт в мире грёз.
– Все, что вы сказали, бесспорно, – заметил Фурлоу. – Но разве нельзя допустить, что в случае, если наш уважаемый окружной прокурор подозревает, или, прямо говоря, даже уверен в невменяемости Джо Мёрфи, он сочтёт более целесообразным казнить такого человека, чем помещать его в лечебницу.
– Боже всемогущий! Почему?
– Двери психиатрических лечебниц иногда открываются, – сказал Фурлоу. – Парент был избран для того, чтобы защищать здешнее общество, если потребуется, то и от него самого.
– Но ведь Мёрфи несомненно сумасшедший!
– Вы не хотите выслушать меня, – сказал Фурлоу. – Конечно, он сумасшедший. Именно этого люди и боятся.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.