read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Пользуясь моментом, Шакунтала снова заговорила:
— Да. Мне потребуется флот. Грузовые корабли. По крайней мере полторы сотни. Лучше двести. Вы обеспечите их вместе с необходимыми средствами для осуществления такой миграции.
Официальные лица Кералы снова начали возмущаться, их голоса наполнили зал. Но Холкар, внимательно наблюдавший за происходящим, почувствовал победу. А когда в самом деле она пришла, даже раньше, чем он предполагал, только порадовался и мысленно похвалил себя, но не удивился. Он был рад. Следуя за своей правительницей по коридорам дворца наместника, назад к поджидающему их эскорту, он с восхищением смотрел на маленькую девушку, широкими шагами идущую впереди него.
«Она меня слушает. Наконец».
Когда они ехали назад к лагерям беженцев, Шакунтала повернулась в седле и посмотрела на Холкара. Она улыбалась.
— Все прошло очень неплохо.
— Я же говорил тебе, что это сработает.
— Да. Да, — пробормотала она. — Теперь вижу: я должна внимательнее прислушиваться к тому, что говорит мой советник.
Холкар не упустил хитрую улыбку.
— Нахальный ребенок, — проворчал он.
— Нахальный? — переспросила она. — И это говоришь ты? Подожди, пока правитель Тамрапарни не обнаружит, что обещал мне помочь в войне против малва! И руку своего сына!
— У него есть сын, — с достоинством ответил Холкар. — На самом деле даже несколько. И я не сомневаюсь, что он бы уже предложил тебе руку одного из них, если бы внимательно слушал своих советников.
Шакунтала рассмеялась.
— Ты неисправимый мастер интриги, Дададжи!
— Я? Да вы и сами, Ваше Величество, в этом неплохо преуспели.
Холкар улыбнулся ей.
— Хотя и случается, что ты просто ошеломляешь меня или приводишь в оцепенение своей смелостью. Я думал, ты сошла с ума, когда приказала Рао…
— Я же говорила тебе, что Рим сразу же присоединится к Персии, — заявила императрица. Удовлетворение на лице девушки было очевидным. Нечасто случалось, чтобы девятнадцатилетняя императрица оказалась права в споре с хитрым, опытным пешвой средних лет. — И я говорила тебе, что армию поведет сам Велисарий.
— Да, говорила, — согласился Холкар. — Именно поэтому ты отвергла мои возражения по поводу сумасшедшей идеи незамедлительно взять Деогхар. Я думал, следует подождать, пока мы не будем уверены, что Велисарий и римляне уже ввязались в войну.
Вся веселость исчезла с лица Шакунталы.
— У меня не было выбора, Дададжи, — прошептала она. — Ты присутствовал, когда курьер от Рао рассказывал нам про те ужасы, которые вытворяет Венандакатра в Махараштре. Этот зверь убивает по десять деревенских жителей за каждого своего солдата, убитого во время набегов Рао. — Лицо Холкара вытянулось.
— Венандакатра убьет значительно больше людей в отместку за Деогхар.
Императрица покачала головой.
— Думаю, тут ты не прав, Дададжи. Сейчас крупнейший город в Фасной Махараштре находится в наших руках. И у Венандакатры нет выбора. Его собственное положение будет зависеть от того, может ли он снова взять Деогхар. Иначе неизвестно, что сделает с ним император малва. У него нет такой большой армии, чтобы держать осаду Деогхара —ты сам знаешь, насколько хорошо укреплен город, это же настоящая крепость — и одновременно отправлять свою конницу совершать набеги на мирных жителей, обитающих на Деканском плоскогорье. И он не может попросить помощи у императора Шандагупты. Ты знаешь не хуже меня: малва уже давно давят на него, чтобы отправил войска на персидский фронт. Теперь в войну включился Рим с Велисарием во главе, поэтому малва совершенно определенно не пошлют Венандакатре дополнительные силы.
Она снова покачала головой.
— Нет, я в этом также права. Я уверена в этом. Давление на простых жителей из народности маратхи ослабнет, пока Подлый занят с Деогхаром. А он должен сконцентрировать все усилия на городе.
— А если он возьмет Деогхар? — спросил Холкар. — Что тогда? А что, если малва быстро разобьют и персов, и римлян?
Шакунтала рассмеялась.
— Быстро? Когда римлян ведет Велисарий? — Холкар улыбнулся.
— Признаю: подобное маловероятно. — Потом внимательно посмотрел на Шакунталу и прищурился. — Ты ведь на это рассчитываешь?
Она кивнула. Уверенно, серьезно.
— В противном случае я никогда бы не приказала Рао взять Деогхар.
Теперь она не смотрела на советника, как нахальный ребенок. Теперь она смотрела, как старая умудренная опытом женщина, просчитывающая все свои шаги.
— Он использует нас, как ты понимаешь. Я имею в виду Beлисария. Именно поэтому он освободил меня из рабства и отдал мне большую часть сокровищ, которые украл у малва.Чтобы начать восстание у них в арьергарде, ослабляя и изматывая силы, которые в противном случае были бы посланы против него.
Дададжи кивнул.
— Да, это его образ мыслей. — Он внимательно изучал ее лицо. — Но тебя это не возмущает, — заметил он.
Императрица пожала плечами.
— А с какой стати мне возмущаться? Велисарий всегда был честен со мной. Он прямо сказал мне, что делает. И он также обещал сделать все, что в его силах, чтобы помочь нам. И он это определенно делает, — она рассмеялась.
Шакунтала заставила лошадь идти быстрее.
— Ты прекрасно знаешь этого человека, Дададжи, лучше, чем я, если уж быть откровенными. Он самый хитрый человек в мире, непредсказуемый в своей тактике. Но в этом человеке есть и предсказуемое. Как восход солнца.
— Его честь.
Шакунтала кивнула.
— Он обещал мне. И он не отказался от этого обещания. Велисарий будет бить малва в Персии, а мы в это же время обескровим их на Деканском плоскогорье.
Она пустила лошадь рысью. В этом не было необходимости, ну если только немного выпустить бьющую через край энергию.
— Я была права, приказав Рао взять Деогхар, — объявила она. — А теперь мы должны сделать все возможное, чтобы он удержал город.
Глава 13
Восточное Средиземноморье.
Лето 531 года н.э.
Армада, отправившаяся в плавание от берегов Родоса в конце лета, впечатляла.
Во-первых, Антонина привезла с собой из Константинополя довольно внушительный флот. У нее было достаточно транспортных судов, чтобы разместить на них гренадеров, пятьсот катафрактов под командованием Ашота и пехотинцев из сирийской армии, которые сядут на борт позднее, неподалеку от Селевкии. Все эти корабли, которые строились как купеческие, сопровождались двумя большими парусными галерами, военными весельными судами, предпочитаемыми римскими моряками.
Антонина также забрала три больших корабля, использовавшихся для перевозки зерна. Купцы, обычно перевозившие товар на этих судах, сильно возмущались, несмотря на полученную щедрую компенсацию, однако императрица Феодора смогла заставить их замолить. Она просто нахмурилась, поджала губы и бросила взгляд на главного юстициария. Внезапно купцы решили, что получили достаточную компенсацию и сказали «спасибо».
Огромные суда, использовавшиеся раньше для перевозки зерна, сильно тормозили движение, но у Антонины не было выбора. Во время большой церемонии на Форуме в Константинополе, за пять дней до ее отплытия из города, Михаил Македонский представил Рыцарей-госпитальеров, которые сами вызвались отправиться в Египет. Антонина ожидалаувидеть монахов из нового религиозного ордена, но только не три тысячи человек, гордо носящих простые белые туники, украшенные большими красными крестами.
Она планировала небольшую военную экспедицию, но изначальный план изменился, и состав отправляющихся в путь значительно вырос. Как только Антонина договорилась осудах для перевози зерна, на которых поплывут рыцари-госпитальеры, на причале появилась небольшая орда чиновников и бюрократов. Это был персонал — как и обычно раздутый — для занятия новых граждански и канонических должностей в Египте. Клерки, писари и остальные должны были служить новому префекту Египта и патриарху Александрии. Каждый из них с наслаждением произносил свои громкие титулы, которые по римскому обычаю получали те, кто занимал подобные бюрократические должности. И так далее, и тому подобное.
Бюрократы взвыли, как потерявшиеся овцы, когда им показали грубые места на кораблях — по большей части шатры, установленные на палубах небольших судов, которые быстро собрала Антонина, несмотря на вопли владельцев судов. Владельцы небольших судов, как и купцы, торгующие зерном, хоть и с большим недовольством, но смирились со своей судьбой. Хмурящаяся Феодора действовала на них просто магически.
Затем, в день перед отплытием, пришел Михаил, чтобы проинформировать ее — несносный святой! проклятый пророк! — что рядом с Селевкией и на берегу Тирренского моря ее будут ждать еще немало рыцарей-госпитальеров, возможно, даже в нескольких портах, готовые присоединиться к экспедиции, отправляющейся в Египет. Захватили еще три корабля, ранее перевозивших зерно, причем один из них пришлось останавливать парусным галерам, когда он пытался выйти в открытое море. Из него быстро выгрузили товар и передали на службу императору. Снова Феодоре пришлось хмуриться.
Наконец наступил час отплытия. Несколько дней Антонина наслаждалась относительным спокойствием морского путешествия, пока не причалила к берегам Родоса, где от нее потребовалось выполнение новых обязанностей. Иоанна предупредили заранее, курьером, о том, что император планирует перевезти оружейный комплекс в Египет. Но с его упрямым, ослиным характером Иоанн не особо старался подготовиться к перемещению комплекса, поскольку был категорически против. Антонина взяла организацию на себя. Поскольку судов опять оказалось недостаточно, пришлось реквизировать несколько родосских кораблей, потом, когда оказалось, что и их не хватает, Антонина отправила Ашота в Селевкию. Наконец экспедиция была готова к отплытию.
И в конце концов отчалила. Новый военный корабль Иоанна, присоединившийся к ним на Родосе, возглавлял флотилию.
Иоанн очень гордился этим судном. Это первый военный корабль в мировой истории, объявил он, который специально сконструирован исключительно для ведения морского боя пороховым оружием. Услышав заявление, Менандр попытался возразить, указывая, что малва уже проектировали и строили корабли для использования ракет. Но Иоанну удалось убедить молодого катафракта в своем мнении. Как он заметил, корабли малва, предназначенные для ракет, — это просто переделанные торговые. За основу взят неповоротливый корабль, которым в другом случае пользовались бы купцы, а к нему добавлены желоба, из которых выпускаются ракеты. Просто артиллерийские платформы, ничего больше.
Лично увидев новый корабль Иоанна, Менандр быстро изменил свое мнение. Это на самом деле оказалось что-то новое.
Конечно, гордость и радость Иоанна ничем новым не являлся. Поскольку родосец был ограничен временными рамками, то не строил корабль с нуля. Он взял уже существующий корпус эпакт-рокелеса — более крупной версии курьерского судна Римской империи. Затем добавил к нему планширы и укрепил палубу фальшбортом, чтобы отдача пушек неразбивала деревянную обшивку.
В конце концов у него получилось быстроходное судно, вооруженное десятью бронзовыми орудиями, по пять с каждой стороны. Пушки были короткоствольные, с пятидюймовыми стволами, которые регулярно мылись и натирались до блеска.
Стрелять они могли с разумной точностью на расстояние до трехсот ярдов. Для стрельбы Иоанн выбрал мраморные ядра. Ядра тоже тщательно полировались и идеально подходили для стволов.
— Как ты решил его назвать? — спросил Менандр.
— «Феодора».
— Хороший выбор, — заметил Менандр и кивнул. Иоанн улыбнулся.
— Я, Менандр, упрям, как осел, меня не заставить изменить свое мнение, я вступаю в споры и спорю до хрипоты, я непредсказуем, я раздражительный и вспыльчивый, но я не дурак.
Если бы ее флот состоял только из военных кораблей, то Антонина смогла бы добраться до Александрии менее чем за неделю, при условии попутного ветра — за три или четыре дня.
На самом деле ветер был попутным. Антонина узнала от Иоанна и Ашота, что ветры в восточном Средиземноморье почти всегда попутные для тех, кто направляется на юг в летние месяцы. Восемь дней из десяти можно рассчитывать, что тебя понесет ветер, дующий с северо-запада.
Конечно, медленные корабли для перевозки зерна задавали скорость армады. Но даже эти суда с попутным ветром могли бы добраться до Александрии за неделю.
Тем не менее, по ее прикидкам, оказалось, что путешествие должно занять по меньшей мере месяц, не исключено, и два. Причина была не связана с морем, дело заключалось в политике и военных вопросах.
Непосредственной целью экспедиции была стабилизация власти империи над Египтом и Александрией. Но Ирина и Антоний Александрийский посоветовали, а Феодора согласилась, что Антонине следует убить двух зайцев. Или напугать львят перед тем, как лезть в логово ко льву — если использовать более подходящее к ситуации выражение.
Религиозные беспорядки не докатились до Леванта. Но те же силы, которые подрывали империю в Египте, также работали в Сирии и Палестине, а в лице патриарха Ефраима имели авторитетного лидера, вокруг которого стремились объединиться.
Поэтому Феодора проинструктировала Антонину, что ей следует по мере продвижения вдоль восточного берега Средиземного моря, так сказать, «продемонстрировать штандарт».
Антонине очень понравилось выражение. Когда она упомянула его в разговоре с Велисарием, ее муж хитровато улыбнулся.
— Заразное выражение, — сказал он. — Знаешь, она его услышала от меня. Правильнее сказать — от Эйда. Хотя следует говорить «флаг».
Антонина нахмурилась, не понимая.
— А что такое «флаг»?
После того как Велисарий объяснил, Антонина покачала головой.
— Некоторые вещи, которые они станут делать в будущем, кажутся просто глупыми. Зачем разумному человеку, находящемуся в здравом уме, заменять прекрасно подходящий императорский золотой штандарт на какую-то тряпку?
— О, не знаю. Как солдат, одобряю. Флаг — то, что нужно. Попробовала бы ты потаскать за собой тяжеленный золотой штандарт во время сражения. В особенности в Сирии, в середине лета.
Антонина отмахнулась от проблемы, причем с достоинством.
— Чушь. Я ведь не солдат-пехотинец низшего ранга. Я — адмиральша. И мои корабли прекрасно покажут им наш штандарт.
И они показали.
Вначале у Селевкии. Они целую неделю стояли в этом огромном порту. Два дня потребовалось только для того, чтобы принять на борт сотни рыцарей-госпитальеров, которые пожелали отправиться в Египет. Но большая часть времени была потрачена на поддразнивание патриарха Ефраима в его логове.
Порт Селевкии являлся выходом Антиохии к морю. Антиохия считалась третьим по величине городом в империи, после Константинополя и Александрии. Антонина не стала доставлять свои войска в саму Антиохию, но провела целую неделю, демонстрируя их на улицах Селевкии и в гавани. К третьему дню большая часть населения, в особенности простые сирийцы, встречали ее радостными криками и прославляли, как сумасшедшие. А те, кто не радовались ее появлению и не восторгались ее силами, сидели, спрятавшисьпо своим усадьбам и монастырям. Думали черные мысли, но не смели ничего произнести громко, только бормотали себе под нос.
На седьмой день, последний день стоянки в порту, прибыл большой контингент сирийской армии из крепости под Дарасом. Большинство этих солдат поднялись на борт кораблей Антонины. Остальные…
Во время торжественной церемонии Антонина обязала их охранять большую группу ремесленников, которым предстояло строить сигнальные станции в этой части империи. Эти станции будут служить связующим звеном между прибрежной сетью, которую она создаст, и сетью Анатолия-Месопотамия, которую строит Велисарий.
Пока Антонина занималась выступлениями на публику, Ирина наоборот старалась не показываться никому на глаза. Она тайно съездила в Антиохию и к концу недели укрепила ранее ненадежную императорскую шпионскую сеть в вотчине Ефраима.
Потом они останавливались в каждом порту любого размера, попадавшемся им на пути. Пусть и на несколько часов.
Демонстрировали штандарт.
Путешествие было праздником. И великой, достигнутой хитростью победой.
Население городов собиралось практически полностью, протискивалось в гавань и стояло там плечом к плечу, ожидая прибытия Антонины. Она и ее солдаты слышали приветственные крики еще за милю до того, как оказаться в порту. По пути они забрали еще тысячу гордых рыцарей-госпитальеров.
Среди встречающих в Тире оказался епископ Иерусалима.
Феодосий, вновь назначенный патриарх Александрии, которого Антонина собиралась доставить в Египет, показал его ей, как только ее флагманский корабль приблизился к причалу. Феодосий тут же стал шептать ей на ухо, объясняя важность появления епископа. С другой стороны Ирина шептала то же самое в другое ухо Антонины.
Антонина жестом велела им обоим замолчать.
— Я прекрасно знаю, что это означает, Феодосий, Ирина. Епископ Иерусалима решил выйти из-под власти патриарха Ефраима и подчиниться империи.
Она сухо усмехнулась.
— Конечно, он преследует собственные цели. Иерусалимская епархия давно пытается получить официальное признание как патриархия. Сколько времени? Три столетия?
Феодосий кивнул.
Антонина рассмеялась громче.
— Почему бы и нет? Разве Иерусалим не является самым святым городом в христианском мире, если подумать?
Феодосий в негодовании потрепал бороду.
— Ну да, наверное. Но совет церквей всегда выступал против притязаний Иерусалима на основании…
— …того, что это маленький приграничный городок. В котором живут, причем в малом количестве, сонные провинциалы.
Феодосий скорчил гримасу.
— Ну, это ты грубо выразилась. А вообще… да. Суть именно такова.
— И что не так с сонными провинциалами? Они-то уж точно не испортят тебе приятный вечер спорами об ипостаси Христа.
Она отвернулась от палубного ограждения, все еще улыбаясь.
— Патриарх Иерусалима, — тихо сказала она. — Да. Да. Звучит.
В конце концов она все-таки отправилась в Иерусалим. Отложила путешествие на целый месяц, пока она сама, Когорта Феодоры и все рыцари-госпитальеры из Константинополя пешком шли внутрь материка, горя желанием собственными глазами посмотреть на святую землю.
Это был огромный великолепный эскорт для епископа Иерусалима. Возвращался он с триумфом. Сам епископ, по мнению Антонины, оказался довольно неприятным и надоедливым типом. Мелочным, если судить по вопросам, которые его волновали, и вечно недовольным.
Но ей очень понравилось то, что она сделала. К тому времени, как она покинула Иерусалим, епископ, который теперь именовался патриархом, публично благословил ее экспедицию.
По традиции патриарх Антиохии всегда имел в своей юрисдикции большую область Сирии и Левант. Теперь нет. За неделе проведенную в Антиохии, Антонина сильно подорвала престиж Ефраима. Теперь после месяца в Палестине она срезала половину его территории.
Конечно, придется провести новый совет, чтобы подтвердить или снова отказать в притязаниях Иерусалима. Сама Антонина не обладала достаточной властью для окончательного решения этого вопроса. Даже император без одобрения совета не мог утвердить новую патриархию. Но любой такой совет состоится не скоро, Феодора будет оттягивать время, оттягивать и оттягивать. В ближайшие годы епископ Иерусалима будет бросать вызов Ефраиму и как можно крепче держаться за юбку императрицы-регентши.
На самом деле стоит показать штандарт. Когда ее флагманский корабль покидал Тир, Антонина с восхищением смотрела на огромный золотой императорский штандарт, укрепленный у грот-мачты.
— Флаг! — фыркнула она. — Как, черт побери, можно кого-то запугать глупым куском материи?
Но лучшее — самое лучшее — случилось у рыболовецкой деревни. Антонина, конечно, была довольна тем, как ее встретило небольшое, но горящее энтузиазмом население, которое приветствовало ее армаду на своих маленьких лодках. Но она просто была счастлива приветствию людей на гораздо большем корабле, который пробирался среди маленьких суденышек.
Военный корабль из Аксумского царства. На его борту находились принц Эон и его давазз, которые принесли официальное приветствие негусы нагаста новому римскому императору. Вместе с предложением заключить союз для борьбы против малва.
— Как вам только удалось пробраться на военном корабле в Средиземное море из Красного? — был ее первый вопрос к Эону.
— Переправили волоком, — скорчил он гримасу. — Не спрашивай как. Я не помню.
— Глупый мальчик! — сказал Усанас. — Он не помнит, потому что это невозможно. Я его предупреждал.
— Наверное, ты дал ему тысячу подзатыльников, — улыбнулась Ирина Усанасу.
— Не мог, — застонал Усанас. — Очень устал. Идиот принц заставил меня нести корму. Меня одного.
— Усанас — самый сильный человек в мире, — гордо сказал Эон.
Усанас дал ему подзатыльник.
— Молокосос! Самый сильный человек сейчас отдыхает в своей постели. Сохраняет силы для настоящих подвигов. Разумных Подвигов!
Глава 14
Месопотамия.
Лето 531 года н.э.
Первый признак беды появился после того, как армия покинула Анату. Этот город, расположенный прямо на Евфрате, был одним из цепи укреплений, возведенных императорами из династии Сасанидов на протяжении нескольких столетий, чтобы охранять Персию от римского вторжения.
Баресманас и Куруш предложили расквартировать римские войска в самом городе вместе с их собственными солдатами, но Велисарий отказался.
Если проходящая армия какое-то время стоит в городе, всегда остается риск происшествий и непонимания с местным населением. В особенности это относится к иностранной армии. Если бы армия Велисария состояла исключительно из фракийских катафрактов и сирийцев, его бы это не волновало. Его букелларии уже давно были приучены к дисциплине, а армия Сирии только технически являлась иностранной.
Сирийцы находились в тесном родстве с населением Западной Месопотамии — и национальном, и языковом. Арабы, составлявшие значительную часть сирийской армии, являлись теми же самыми арабами. Арабы по обе стороны имели склонность смотреть на политические границы между Римом и Персией, как просто воображаемые императорскими умами. Эти солдаты были прекрасно знакомы с персидскими обычаями и традициями, большинство из них понятно изъяснялись на пехлеви. У многих имелись родственники, разбросанные по всем западным провинциям Персидской империи.
Но подобное нельзя было сказать о греческих и иллирийских войсках.
Проблема заключалась в том, что Аната не являлась достаточно большим городом, способным вместить всю армию. Велисарий не мог оставить греческих и иллирийских солдат не под наблюдением фракийских или сирийских войск, которые следили бы за порядком. С другой стороны, если он позволит сирийцам или фракийцам наслаждаться комфортом, который может предоставить город, в то время как войска из гарнизона Константинополя или иллирийцы останутся в лагере за его стенами…
Ему снова придется столкнуться с возмущением и недовольством, с которыми он с таким трудом справился. Да и в этом случае недовольство вполне могло бы удвоиться.
Поэтому он приказал всей армии встать за пределами города.
Конечно, этот приказ вызвал некоторое недовольство в войсках, и все оно было направлено на него. Но это полководца не беспокоило. Как раз наоборот — он с веселым видом воспринимал коллективное недовольство и яростные взгляды. Негодование, выражаемое горящими глазами, зацементирует армию, а не подорвет.
По крайней мере пока все солдаты одинаково воспринимают приказ и вместе с наслаждением ворчат, перемывая косточки сумасшедшему главнокомандующему. Недовольные фракийцы жалуются чувствующим себя обделенными иллирийцам, мрачные греческие катафракты — хмурым арабским кавалеристам.
— Чертов кретин.
— Кто сделал этого клоуна полководцем?
— К тому времени, как мы доберемся туда, куда идем — а мы, похоже, идем на луну, — мы слишком устанем, не сможем даже отшлепать ребенка.
— Чертов кретин.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.