read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Возьми Трифиодороса и его ребят, Евфроний, — сказал Гермоген. — Он из Александрии.
— Он также очень хороший трибун, — согласился сирийский гренадер и кивнул с одобрением.
Антонина резко остановилась. Повернулась и посмотрела на командующего Когортой Феодоры. Смотрела сурово, почти яростно.
— Хороший трибун или нет, ты, Евфроний, — старший. Пехота отправляется только для того, чтобы тебя поддержать, ни за чем больше.
Евфроний начал протестовать, но Антонина пресекла протест.
— Ты всегда кому-то подчинялся. Но не сегодня. Сегодня ты старший. Ты поведешь отряд. Ты готов к этому — как и гренадеры. Я ожидаю, что ты покажешь себя блестяще.
Молодой сирийский командир выпрямился.
— Мы все сделаем, Антонина. Мы тебя не подведем. — Антонина повернулась к Ашоту и Гермогену.
— Собирайте войска. Я хочу, чтобы они надели все доспехи. Это включает лошадей катафрактов. Все доспехи — не меньше. Проверьте. В этой жаре многие попытаются не надеть часть.
— Все доспехи? — сморщился Ашот. — Да это же как в печке сидеть. Антонина, тут против нас выступают не персидские дехганы, ради всего святого. Просто свора нечесаных…
Антонина твердо покачала головой.
— Я знаю, что это перегиб против уличной толпы. Но в любом случае ваши войска не будут находиться в центре действия, а я хочу, чтобы вы выглядели как можно более устрашающе.
Глаза Ашота округлились. Как и Гермогена.
— Не в центре? — спросил армянский катафракт. Антонина улыбнулась. Затем повернулась к Зенону.
— Считаю, пришло время рыцарям-госпитальерам занять центральные позиции.
Зенон торжественно кивнул.
— Я тоже так думаю, Антонина. И это прекрасная возможность.
— Я не уверен в этом, — пробормотал Гермоген. Он посмотрел на Зенона полуизвиняющимся-полускептическим взглядом. — Я не хочу оскорбить, но твои монахи совсем немного тренировались. А предстоит жуткая бойня. Та, в которую ты собираешься их бросить.
Антонина уже собралась вмешаться. Но потом увидела уверенность на лице Зенона и решила дать рыцарю-госпитальеру самому решить вопрос.
— Мы имели гораздо больше возможности для подготовки, чем ты думаешь, Гермоген, — сказал Зенон. — Конечно, не в вашем полном вооружении и не на полях сражений. Но мы воспользовались долгим путешествием сюда, чтобы потренироваться на борту кораблей для перевозки зерна. При помощи посохов с железными наконечниками.
Гермоген уставился на рыцаря-госпитальера так, словно этот человек объявил, что вооружен палкой из хлебного мякиша. У Ашота глаза вылезли из орбит.
— Посохами с железными наконечниками? — подавился армянин. Теперь Антонина вмешалась.
— Это была идея моего мужа, — сообщила она. — Он сказал, что это идеальное средство для подавления мятежей.
Велисарий для них всегда являлся авторитетом. Поэтому Ашот с Гермогеном немного умерили свое презрение. Чуть-чуть. Зенон заговорил опять.
— Я думаю, что ты, Гермоген, не совсем понимаешь ситуацию здесь. И ты, Ашот. — Он откашлялся. — Я сам египтянин, как вам известно. Не из Александрии, я родился в Насре, в дельте Нила, но мне знакомо это место. И его религиозная политика.
Он показал на открытые двери.
— Мы должны быть очень осторожны. Не надо создавать мучеников. И — в особенности — не нужно приводить в ярость большие массы ортодоксальных греков, которые составляют треть населения Александрии.
Он одобрительно кивнул Антонине.
— Вы видели, как хорошо Антонина решила вопросы с гильдиями. Немного раньше. Но вы не должны забывать: почти все эти люди — греки и ортодоксы. Они полностью держат в руках город, скую торговлю и производство. Это те люди, на которых мы будем полагаться — завтра и многие годы спустя — чтобы подготовить римское оружие против малва. Большинство этих людей склонны поддержать Павла и его твердокаменных, несгибаемых последователей. Но им также не нравится их фанатизм и их манеры уличных разбойников. Плохо для ведения бизнеса, если не по какой-то другой причине.
Антонина поддержала его.
— Необходимо, чтобы мы вбили клин между фанатиками Павла и большинством ортодоксального населения. Если у нас получится бойня, то греки, живущие в городе, открыто выступят в оппозиции. И вы знаете не хуже меня — лучше, чем я — как катафракты и пехотинцы регулярной армии молотом пройдутся по этой толпе, если греки окажутся в первых рядах.
Она посмотрела на Ашота и Гермогена. Двое офицеров отвернулись.
— Вы знаете! — рявкнула она. — Эти люди научены делать одно и только одно. Убивать людей. Вы в самом деле хотите, чтобы град стрел катафрактов был выпущен в толпу? Это не восстание «Ника», черт побери! Тогда мы имели дело против кшатриев малва и тысяч профессиональных головорезов, вооруженных до зубов. Здесь…
Она выдохнула воздух.
— Боже! Половина толпы придет только из-за царящего в воздухе возбуждения и любопытства, а не по каким-то другим причинам. Среди них будет много женщин и детей. Вы, может, и сумасшедшие, но я — нет. Феодора послала меня сюда, чтобы стабилизировать императорскую власть в Египте. Остановить гражданскую войну, а не начать.
Теперь Ашот и Гермоген выглядели униженно. Но Антонина безжалостно продолжала:
— И я намерена выполнить поставленные передо мной задачи. Я абсолютно уверена, что рыцари-госпитальеры в состоянии справиться с ситуацией. Я просто хочу, чтобы вы были там — на заднем плане, но в полном вооружении, доспехах, при оружии — и просто добавили к блюду немного специй. Чтобы толпа знала — после того, как приспешников Павла разобьют — что дело могло бы повернуться гораздо хуже.
Она рассмеялась, очень холодно.
— Вы можете смеяться над этими посохами, но мой муж не смеется. И, я думаю, к концу дня вы тоже не будете хмыкать при их упоминании.
Она выпрямилась, стараясь выглядеть как можно выше. Но высокой она быть не могла, хотя и старалась выглядеть внушительно.
— Вы получили приказ. Выполняйте.
Гермоген и Ашот ушли, очень поспешно. Если бы за ними наблюдал неблагосклонно настроенный зритель, он сказал бы, что они поспешно скрылись. Мгновение спустя за нимипоследовал Зенон. Однако значительно медленнее. Шагал он очень гордо.
Евфроний тоже собрался уйти. Но, сделав три шага, остановился. Он колебался, затем повернулся.
— Да? — спросила Антонина.
Сириец откашлялся.
— Мои гренадеры тоже не натренированы ни на что, кроме… убийства людей. А гранаты приносят еще больший урон, чем стрелы. И одновременно большему количеству людей. Я не понимаю, как ты ожидаешь от меня…
Антонина рассмеялась.
— Евфроний! Расслабься!
Она подошла к нему, успокаивающе улыбнулась и положила руку ему на плечо.
— Во-первых, тебе не придется иметь дело с толпой. Ты будешь иметь дело с бандами. В той своре не найдется ни одного невинного наблюдателя, поверь мне. Это будут головорезы, обычно болтающиеся у ипподрома, желающие крови евреев. Это воры, насильники, убийцы — никто больше.
Следующие слова прозвучали почти как рычание.
— Убей столько, сколько сможешь, Евфроний. Чем больше, тем лучше. А затем пусть Трифиодорос и его пехотинцы повесят тех пленников, которых вы возьмете. На месте. Никакой жалости. Никакой. Если вы покроете окраины квартала Дельта кишками, кровью, мозгами и трупами, вы сделаете меня очень счастливой женщиной.
Евфроний вздохнул с облегчением.
— О! — сказал он. Затем добавил с дикой улыбкой: — Вот это Мы можем сделать. Нет проблем.
Теперь он тоже поспешил из комнаты. Антонина осталась с Феодосием.
Мгновение они с новым патриархом просто смотрели друг на друга. Во время предшествовавшей дискуссии Феодосий ничего не сказал. Но его беспокойство было для Антонины очевидным. Теперь беспокойство ушло. Но она была не уверена, какая эмоция его заменила. Феодосий очень странно на нее смотрел.
— Тебя что-то беспокоит, патриарх?
— Совсем нет, — ответил Феодосий и покачал головой. — Я просто… как бы мне объяснить? — Он улыбнулся. — Наверное, можно сказать, что я думал о божественной иронии. Это аспект Высшей Сущности, который большинство теологов просто упускают из вида по моему опыту.
Антонина нахмурилась.
— Боюсь, я не…
— Когда фанатик Павел называет тебя вавилонской блудницей, он демонстрирует свою необразованность. На самом деле свою глупость. Суть Христа в его милосердии, Антонина. И кто в этом хаосе, называемом Александрией, может найти милосердие — кроме женщины, которая понимает разницу между грехом и пороком?
Антонина все еще хмурилась. Феодосий вздохнул.
— Я не очень хорошо объясняю свою мысль. Давай я просто скажу: я очень рад, что ты здесь, ты, а не кто-то другой. Кто-то, полный лицемерия, самодовольства и уверенности в своей правоте.
Она перестала хмуриться, вместо этого на лице появилась несколько грустная улыбка.
— Наверное, я переняла у своего мужа несколько искривленный взгляд на вещи. Хитроватый и искривленный.
— Хитроватый? Возможно. — Патриарх повернулся, собираясь уйти. — Но я напомню тебе, Антонина, что виноградная лоза совсем не прямая. Она изгибается и переплетается. Тем не менее она дает самый ценный в мире фрукт.
Оставшись совсем одна, Антонина медленно вернулась к трону и села. Ей долго не удастся насладиться отдыхом, потому что она собиралась встать вместе с катафрактами,которые будут прикрывать спины рыцарей-госпитальеров. Через несколько минут ей придется надеть собственные доспехи. И весь день в них ходить, под горячим египетским солнцем. Она сморщилась, думая о том, как будет жарко и неприятно телу под доспехами. Но ей требовалась эта минута в одиночестве. Вспомнить хитроватую улыбку мужа,его извилистый разум — и прямую душу. Вспомнить находящегося далеко мужа.
— Береги себя, — прошептала она. — О, пожалуйста, береги себя.
Глава 32
Евфрат.
Осень 531 года н.э.
— Это смехотворно! — рявкнул Велисарий. — Это не «безопасно», это абсурдно!
— Мы поклялись, полководец, — торжественно сказал Анастасий.
— Самому персидскому императору, — добавил Валентин, пытаясь (но ему это не очень удавалось) выглядеть должным образом — печально и мрачно.
Велисарий гневно смотрел на них обоих. Затем перевел гневный взор на врага, находящегося на некотором удалении.
Вообще-то на довольно значительном расстоянии. Велисарий вместе с Анастасием и Валентином стояли на вершине искусственной горы из камней, которые кушаны вытащилииз Нехар Малки.
Сирийские пехотинцы, защищающие эту самодельную гору, соорудили обзорную площадку, с которой Велисарий следил за разворачивающимся сражением. Они также проложили узкую, изгибающуюся дорогу, на самом деле скорее тропинку, которая вела к вершине с защищенной северной стороны груды камней.
Велисарий не мог придраться к месту. Точка обзора оказалась отличной. Даже без телескопа высота горы давала возможность прекрасно рассмотреть расположение врага на южной стороне Евфрата и Нехар Малки. Телескоп позволял увидеть даже небольшие детали построения врага.
Но…
— Черт побери, — проворчал он. — Я слишком далеко. К тому времени, как курьер доберется сюда, а потом вернется назад — ведь вверх на гору на коне не въедешь — я с таким же успехом могу делать заказ на вчерашний завтрак.
«Здесь ты в безопасности», — настаивал Эйд.
До того как Велисарий успел ответить, одна из ракет малва, которую выпустили на римские войска, защищающие дамбу внизу, сильно отклонилась от первоначального курса. На мгновение показалось, что ракета направляется прямо на гору камней. По крайней мере пролетит достаточно близко. Валентин с Анастасием кинулись к небольшой стене, окружающей площадку, чтобы за ней укрыться.
Велисарий аж замурлыкал от удовольствия, но стоял прямо — так прямо, как только возможно.
«Ложись! Ложись!» — ментально кричал Эйд.
«Ты же говорил, что я тут в безопасности», — саркастически напомнил Велисарий.
И на самом деле он был тут в безопасности. С типичной непредсказуемостью ракета внезапно отклонилась на восток. Несколько секунд спустя она взорвалась, не принеся ущерба, над центром Нехар Малки.
Эйд благоразумно не стал ничего комментировать.
Велисарий сделал глубокий вдох и воздержался от дальнейших споров. В настоящий момент не было смысла настаивать. Валентин с Анастасием, очевидно, хотели в точности выполнить обещания императору Хосрову. Если уж быть точным, то все офицеры Велисария дали ясно понять, что полностью согласны с позицией Хосрова. На самом деле Велисарий испытал шок, когда понял, как сильно его командный состав хочет, чтобы он во время предстоящей битвы находился вне линии огня.
— Тебе нет необходимости находиться на передней линии, — заявил Агафий на совещании командного состава в вечер перед сражением. — Нет необходимости! И мы очень многое потеряем, если тебя убьют или ранят. Это будет просто перестрелка, соревнования в стрельбе, по крайней мере вначале.
Сейчас перевалило за полдень, далеко перевалило, и сражение уже шло несколько часов. Малва провели разведку боем еще на восходе, на обеих сторонах Евфрата. Враги встретили большую группу персов, охраняющих лагерь Ормузда на южном берегу, и решили ограничиться обороной. Они, очевидно, были счастливы дать Ормузду и его двадцати тысячам тяжелой конницы сидеть с краю, пока сами концентрируются на римских силах.
В любом случае римские силы были бы их главной целью. Именно римляне, а не персы Ормузда забаррикадировались на дамбе через Евфрат. Римляне заняли позиции, чтобы охранять дамбу от любой атаки на Нехар Малку.
В первый день стороны просто обменивались выстрелами, причем римляне находились в лучшем положении и имели шансы выиграть дуэль.
Положение, занятое армией Велисария для обороны, было очень удачным. С запада пустыня, двадцать тысяч Ормузда стоят лагерем на южном берегу Евфрата. Таким образом, малва могли только наступать вверх по дну реки и вдоль по узкому участку земли между Евфратом и Нехар Малкой. Королевский канал ответвлялся прямо на восток от Евфрата, текущего с востока на юго-восток, и сужался до простой точки. Угол треугольника охранялся хорошо построенными римскими укреплениями. Лесоматериалы привозили поЕвфрату на баржах. Камни и валуны собирали на окружающей местности. Возле укреплений стояли сирийские драгуны. Когда требовалось, драгунов поддерживали все катафракты из Константинополя, готовые к вылазке через мгновение после уведомления. Что они и делали снова и снова, ожидая, пока сирийцы не измотают очередное подразделение наступающих малва перед тем, как разбить их окончательно.
Враги не могли пройти и по флангам на востоке. Для этого пришлось бы переходить через бурный поток Нехар Малки, а там их ждал еще один римский барьер. Огромная грудакамней на северном берегу Королевского канала, которые кушаны извлекли со дна, превратилась в некое подобие крепости для защиты левого фланга римлян. У этой груды камней также стояли сирийцы под командованием Кутзеса, вместе с гарнизоном Карбелы. У этих солдат выдался легкий день. Малва пока не предпринимали попыток перебраться через Нехар Малку и атаковать дамбу с северного берега Королевского канала. Они сконцентрировали свои усилия на самой дамбе, в особенности восточной части, пытаясь там прорваться к победе.
Да, тут Велисарий не мог спорить. Первый день оказался просто обменом стрелами, ракетами, ничего больше, как и предсказывал Агафий. И правда полководец не смог бы сделать ничего полезного на передней линии.
Но Велисарий знал, что долго так продолжаться не может. Против римлян тут не выступали обычные полководцы малва. Прикладывая телескоп к глазам, он увидел среди рядов вражеской армии слона, на верху которого был установлен паланкин. Целая толпа слуг поливала паланкин ведрами воды, которую носили с реки, — это был грубый, но эффективный способ охладить внутреннюю часть паланкина.
В расположении войск малва появился сам Линк. Велисарий был уверен в этом, как в собственном имени.
«Я должен подобраться поближе, — думал он. — Очень скоро начнется по-настоящему серьезное сражение. Бойня. Я должен подобраться ближе».
Внезапно Велисарий услышал, как изменились далекие крики врага. Полководец напрягся. Битва разворачивалась так далеко, что ему приходилось полагаться и на слух, а не только на зрение, причем в не меньшей степени.
— Мы отражаем атаку, — сказал он.
Анастасий с Валентином тоже напрягли слух. Они слушали ушами опытных ветеранов.
— Думаю, ты прав, — согласился Валентин. Анастасий кивнул.
— Первая, сразу после восхода, скорее была просто разведывательной, — заметил гигант. — С тех пор они предприняли только четыре массированные атаки.
— Сумасшедшие ублюдки, — фыркнул Валентин. — Неужели они в самом деле думают, что могут прорваться сквозь дамбу без осадных орудий? Боже, там наверное бойня. Катапульты сами по себе не подарок, а за ними идут Бузес с драгунами. И малва также придется столкнуться с Маврикием и иллирийцами.
Он одобрительно посмотрел на полководца.
— Это была великая идея, когда ты заставил кушанов построить ту дорогу.
Велисарий хитро улыбнулся.
— Боюсь, не могу принять похвалу. Я украл эту идею у Навуходоносора.
Велисария вдохновил проект укреплений Вавилона и он приказал построить дорогу как раз за гребнем дамбы. На самом гребне воздвигли каменную стену. Конечно, и дорогу, и стену соорудили довольно грубо. Дорога была достаточно широка только для того чтобы фракийские или иллирийские катафракты могли броситься к любой части дамбы, которая подвергалась атаке. Стена оказалась достаточно широкой и высокой, чтобы предохранять войска от ракетного огня. В то же самое время она позволяла лучникам-всадникам стрелять из луков над стеной в солдат малва, пытающихся прорваться вперед.
В соединении с артиллерийскими орудиями, установленными по дамбе, а также спешившимися сирийскими лучниками и гренадерами результат получился смертоносным. Большинству вражеских войск пришлось идти в атаку на дамбу по дну Евфрата. Глинистая почва не только замедляла продвижение вперед, но также ломала стройность их рядов. Евфрат не высох полностью. Дамба отклонила большую часть воды в Нехар Малку, но оставалась достаточно просачивающейся, чтобы образовалось несколько ручейков и луж.В конце концов эти ручейки сливались и создавали небольшую реку, но только через несколько миль. Ниже самой дамбы дно реки оказалось страшным сном для атакующих — глина, водоросли, камыши, лужи, обломки.
Пока малва старались концентрировать усилия на восточном конце дамбы. Там вражеские войска могли наступать по сухой почве, которая когда-то была левым берегом Евфрата. Но Велисарий ожидал этого и именно поэтому поставил на том конце дамбы константинопольские войска, в поддержку которым дал «катюши». Он провел ночь перед сражением с Агафием и его людьми, объясняя, что они должны стоять твердо. Греки, объяснял он, — это якорь всей линии обороны. Да, по ним будут нанесены самые тяжелые удары, но пока они держатся — враг не пройдет. Когда Велисарий закончил объяснения, греки поклялись удержать позиции.
И они их удерживали на протяжении четырех яростных штурмов. Но они отразили каждый и разбили врагов.
Теперь звуки сражения быстро стихали. Было очевидно: малва отступают. В течение минуты Велисарий видел потоки вражеских солдат, уходящих от дамбы. Они несли с собой много раненых, а им вдогонку летели ракеты, выпускаемые из «катюш».
Велисарий посмотрел на небо. Солнце начинало садиться.
— Будет ночная атака, — предсказал он. — Массовый штурм по всей линии, — он показал на восточную часть. — Основная атака будет там. Рассчитывайте на это.
— Агафий их удержит, — уверенно сказал Анастасий. — Что бы ни случилось, Агафий удержит позиции.
Валентин согласно проворчал.
Велисарий гневно смотрел на далекого врага. Затем гневно посмотрел на телохранителей. Если бы он умел выворачивать глаза и смотреть внутрь себя, то гневно посмотрел бы и на Эйда.
— Я слишком далеко! — взревел он.
Атака началась через два часа после заката и продолжалась полночи. В самом худшем положении, как и предсказывал Велисарий, оказались те, кто находился у восточной части дамбы.
Час за часом полководец сидел на постоянно проклинаемой им смотровой площадке. Склонялся через стену, напрягал слух.
Проклинал Хосрова. Проклинал Валентина с Анастасием. Проклинал Эйда.
Он немного поспал перед рассветом после того, как вражескую атаку отразили. Валентин разбудил его, когда солнце начало всходить.
— Приближается курьер, — объявил катафракт.
Велисарий поднялся на ноги и направился к краю площадки, туда, где заканчивалась идущая снизу тропинка. Он взглянул вниз и увидел, как человек в доспехах с трудом поднимается по узкой, петляющей между валунами тропинке.
— Думаю, это Маврикий, — сказал Анастасий.
Велисарий удивился и пригляделся повнимательнее. Он ожидал кого-то из молодых катафрактов, кого Маврикий использовал, чтобы держать полководца в курсе дела, но не самого хилиарха.
Но это определенно был Маврикий. Велисарий напрягся, почувствовал холод в сердце.
Валентин высказал мысль вслух.
— Плохие новости, — сказал он. — Точно. Это единственная причина, которая заставила бы Маврикия прийти лично.
Как только Маврикий показался за стеной, Велисарий перетащил его через нее.
— Что случилось? — тут же спросил он. — Судя по звуку, я решил, что их опять отбили.
— Отбили, — проворчал Маврикий. Он снял тяжелый шлем и вздохнул с облегчением. — Боже, чувствую себя так, словно сижу в печке. Забыл, какой он — свежий воздух.
— Черт побери, Маврикий! Что случилось?
Серые глаза хилиарха встретились с карими Велисария. Прямо сурово, взгляда он не отводил.
— То же самое, что обычно случается во время сражения независимо от того, хорошо оно складывается или плохо. Да, мы с ними разделываемся, но они тоже не стоят на месте и отвечают ударом на удар. У нас тяжелые потери, в особенности у греков.
Маврикий сделал глубокий вдох.
— Тимасий погиб. Он повел иллирийцев в атаку на малва, это были кушаны, которые перебрались через стену. Не повезло. Его коню вспороли брюхо и… — Маврикий пожал плечами, не вдаваясь в детали. Во время сражения можно быть уверенным в нескольких вещах. Одна — это судьба одетого в доспехи катафракта, которого сбросила наземь пехота. Упав на землю, Тимасий не прожил и десяти секунд.
— Либерии? — спросил Велисарий.
— Он взял на себя командование иллирийцами, — ответил Маврикий. — Он делает хорошую работу. Организовал контратаку и отогнал кушанов назад.
Велисарий внимательно посмотрел на мрачное лицо Маврикия. Он почувствовал, что холод в сердце стал сильнее. Маврикий не стал бы лично взбираться сюда на гору, чтобы сообщить о замене тупого, консервативного командующего более способным подчиненным.
— Мне жаль Тимасия, — тихо сказал Велисарий. — Он был надежным человеком, если и ничего более. Его семья получит полную пенсию — я прослежу за этим. Но ты пришел не за тем, чтобы рассказать мне о нем. Так что давай выкладывай.
Потрепанный в боях фракиец с мрачным видом вытер лицо.
— Это Агафий.
— Черт побери, — прошипел Велисарий.
В его шипении было настоящее отчаяние, и трое катафрактов, услышавших его, поняли: это боль человека, потерявшего дорогого друга, а не полководца, потерявшего отличного офицера,
— Черт побери, — повторил он очень тихо. Маврикий покачал головой.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.