read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Какого он года?
— Ой, он у бати старший… Лет сорок ему, точно не скажу.
Зариф стучал по клавишам, Маркус, откинувшись, потягивал кофе. Внезапно Анке в голову пришла чрезвычайно тревожная мысль.
— Дядя Маркус, есть один человек, кто может про дядю Игоря знать, — наш бывший директор школы. Они же в детстве все в нашу школу в район ходили. И папа, и дядька. И приезжает когда, к учителям ходит.
— Телефон знаешь?
— Откуда в деревне телефон? — приуныла Анка. — Дяденька Маркус, а можно?..
— Ну говори, говори.
— Нас ведь с Валей в школе уже ищут, вдруг маме в больницу сообщат, что нас нет. Боюсь за нее, разволнуется. Может, как-то можно телеграмму дать?
Мужчины обменялись взглядами. Зариф приподнял бровь.
— В школе-то есть телефон? Это неважно, что ты не знаешь. Область — Архангельская? Номер школы? Охо-хо… Ага! — И протянул Анке трубку со светящимся дисплеем. — На, сейчас снимут. Длинные гудки.
Младшая в ужасе замотала головой.
— Дяденька Зариф, я не могу. Лучше вы сами, а? У нас завуч просто ненормальная, всех уже достала, она мне ни за что не поверит. Скажите ей…
— Какой я тебе дядя? — фыркнул Зариф. — Ладно, кого спросить?.. Алле! Здравствуйте! Это говорит дядя Анны Луниной, будьте любезны…
Анка не сдержалась, прыснула. Зариф сделал страшные глаза.
— Так! — закончив переговоры, подытожил Маркус. — Мы тебя отмазали, теперь сосредоточься. Еще есть кто-нибудь? Знакомые? Родные? Хорошенько подумай.
Младшая покачала головой.
— Он женат, ваш дядя Игорь?
— Второй раз, у них ребенок маленький. Только я жену его не видела.
Зариф повернулся ко второму «ноутбуку».
— Дядю вашего мы уже нашли… Теперь как можно подробнее опиши своего брата.
— Так у Марии же фотография есть…
— Фото мы давно сканировали и отослали. Меня интересует другое — точный рост, во что был одет, родинки, шрамы… Вспоминай.
— Ты пойми, — Маркус поставил чашку. — Чем подробнее мы его опишем, тем быстрее наши люди его найдут и спасут. Дорога каждая минута.
— Если он, сдуру, пойдет к родным, люди Григорьева его там перехватят, — кивнул Зариф, не отрываясь от экрана.
У Анки печенье встало камнем в горле.
— А кто он такой, этот Григорьев? Почему он людей ворует?
— Скажи, а ты трогала офхолдер? — вместо ответа переспросил Маркус.
— Не-а! — Младшая брезгливо поежилась.
— Точно не трогала, или все-таки пробовала? — домогался кучерявый.
— Да нет же, говорю я вам… А что он, такой заразный?
— Он не заразный, — скупо улыбнулся Маркус. Было заметно, что он думает о чем-то другом. — По сравнению с боевым связной не столь токсичен. У нас с тобой возникла определенная сложность. Ты говоришь, что не трогала, так? И я тебе верю. Собственно, нам достаточно того, что твой брат сумел адаптировать… А Григорьев бы не поверил. Он тебя бы отправил на пару месяцев в карантин. А возможно, на больший срок. Они ни перед кем не отчитываются…
— Он врач?
— Сомневаюсь. Он начальник одной закрытой структуры в русской военной разведке и занят тем, что по всему миру вынюхивает биологические разработки.
— Значит, вы против русской разведки? Вы из Америки? — отважно прищурилась Младшая.
Мужчины расхохотались. Анка внезапно заметила, что Зариф на самом деле намного старше, чем показался ей вначале.
— Мы не против! — отсмеявшись, бросил Маркус. — И мы не из Америки. В Соединенных Штатах также есть службы, которым ужасно хочется сунуть нос в наши дела… Хорошо, я попытаюсь тебе объяснить. Какое-то время назад мы вылечили двоих талантливых исследователей в области микробиологии. И помогли им покинуть Россию, хотя они были невыездными. Ты знаешь, что такое «невыездные»? А команда господина Григорьева каким-то образом напала на след. Предположительно, им помогли американские коллеги… Григорьев, он не злодей, он просто делает свою работу в пользу правительства. Пожалуй, из множества подразделений разведки, его контора — одна из самых полезных. Например, они помогли пресечь несколько терактов, где могла применяться сибирская язва.
— Кошмар какой! Кто же на такое решился?
— Не бойся, не в России. Но корни шли отсюда. Ты пойми, это политика. Сегодня — враги, завтра — друзья. Нам с русскими делить нечего, но у Григорьева есть начальство, которое хочет получить слишком много и задаром. А так не годится…
Анка стала вспоминать, против кого, кроме Америки, может воевать разведка. Пока вспоминала, закончилась работа бригады в «операционной». Медики сгрудились за столом, шлепали картами. Сдавал колоду знакомый негр, он подмигнул Анке, пальцем щелкнул по наполовину пустой стеклянной банке.
— Отставить! Не спаивать ребенка, — толкнул его в плечо главный доктор, здоровенный, сутулый, похожий на соседа в их деревне, глухого Петровича. — Спит ваша командирша, спит. У самой-то глаза, что у кролика, валилась бы в койку…
— Пойдем, — потянул Маркус. — В спальном мешке ночевала? В походы ходить приходилось?
Проваливаясь в сон, Младшая улыбалась. Здорово, когда не командуют, не насмехаются, не дразнят, словно приняли в игру, словно не замечают, что она тут лишняя, и обращаются на равных. Может, они и шпионы, но непохоже. Шпионы, они злые! Вальку бы сюда… Глядишь, пригодилась бы, медсестрой' там, или сварить чего, а то жрут всухомятку. Ничего для пуза поганей нет, чем консервой питаться…
…Разбудил жаркий луч солнца, бьющий наискосок из-под шторки иллюминатора. Шея затекла без подушки. Морщась, Младшая вылезла из меховой берлоги, удивилась тишине. Кресел на всех не хватало, мужики спали на полу вповалку, кто-то брился, передавали по кругу термос. Пока пробиралась к кабине, сунули в руку бутерброд, плитку шоколада. Среди бойцов приметила еще одного черного и двух узкоглазых. Казахи или эти… китайцы?
Заглянув в кухню, остолбенела. Думала, ко всему уже привыкла, так нет же… Мария лежала щекой на столе, над ней, с парикмахерской машинкой, нависал доктор. Спиной к двери, загораживая обзор, стоял Маркус, с забинтованным лбом, в чистом белом свитере. Видимо, только вошел, нес впереди себя какую-то вещь обеими руками, ногой пытался захлопнуть дверь. Общались все трое по-английски, причем теперь Маркус нападал, а Мария защищалась.
Младшая поерзала, примащиваясь глазом к щелочке. Доктор наголо выбрил у Марии за ухом, пинцетом подхватил ватку, протер кожу, затем в стороне показались чьи-то рукив резиновых перчатках. Руки откинули крышку блестящего серебристого чемоданчика, оттуда клубами повалил морозный пар. Младшая затаила дыхание, никак не могла разглядеть, что там доктор делает… Руки откинули прозрачную пленку, залезли внутрь, сложившись ковшиком, медленно поползли обратно.
Секундой позже Маркус отклонился в сторону, и Анка встретилась с Марией глазами.
Руки ковшиком.
— Уберите девчонку!
Вытекает желто-коричневое.
— Кто ее пустил?
Вытекает за ухо. Шевелится. Младшая выронила бутерброд.
— О, майн гот… — прошептала Мария.
Студень дрожал, сращиваясь с кожей. Младшая зажала рот ладонью и поняла, что куда-то проваливается.
Глава 8
ОЧЕРЕДЬ ЗА ЖИЗНЬЮ
Очухалась она в кресле радиста. Рядом, уткнувшись в компьютер, сидел Пьер.
— Мы не можем просто так взять и сменить курс! — кричал кто-то за стенкой противным визгливым тенором. — Зона закрыта для полетов…
— Шеф, истребители просят подтверждения…
— Мы не ответили на второй запрос…
— Я не для того вам плачу!.. — рычание Маркуса.
Пьер быстро заговорил в микрофон. Неизвестно откуда, возник жующий Зариф, уперся в экран:
— Йес, йес, йес!
За спиной Зарифа появилась Мария, в рыжем парике. На шее, под курткой — кончик марлевой повязки.
— Да, это они.
— Смотрите, неплохо движется, — Зариф оперся на плечо напарника. — Здесь и уже здесь. Это только зарегистрированные сообщения, надо учитывать, что половину заявлений в здешней милиции не оформляют. И аппетит отменный. Так… Четыре коровы украдены в колхозе… Надо же, еще колхозы существуют… Три лошади с частной фермы… Свинарник обворован. Нет, это несколько в сторону…
— Это они, — мрачно повторила Мария и потрогала за ухом. Кивнула Анке. — Иди со мной.
— Терпеть не могу водить людей за нос, — пояснила великанша, уединившись с Анкой в грузовом отсеке. — Я к тебе в некотором роде привязалась, поэтому предлагаю выбор. Сама подумай и реши, но решать придется быстро. Валентина мы разыщем, наши люди на земле о нем позаботятся… Не перебивай! Его посадят в самолет и отправят, при необходимости я распоряжусь, чтобы проводили до самого дома. Нам нужен был связной офхолдер твоего брата, чтобы найти Лукаса, теперь ситуация изменилась. Мы знаем, где Лукас и, если… если нам не помешают, скоро догоним.
— А зачем вы его догоняете?
Мария замялась.
— Столько народу убито, — поражаясь собственному растущему гневу, Анка еле сдерживалась. — Вы обещали мне спасти Валю, наврали все, да? Вам на людей плевать, всех перестрелять готовы из-за своего проклятого Лукаса…
— Ты не права, — откликнулась собеседница. — Лукас, если хочешь знать, весьма достойный, почтенный человек. В прошлом и я, и Маркус ему многим обязаны. И многие, многие другие. Ммм… Терпеть не могу изворачиваться… Допустим, у тебя кто-то в семье сильно заболел…
— У меня мама в больнице, на операцию кладут.
— Тем более, ты поймешь. Представь, что в больнице, кроме твоей мамы, ждут операции, скажем, десять человек. И еще тысяча человек ждут своей очереди, чтобы попасть в больницу, им также необходима помощь. А лекарства на всех не хватает, его производят слишком медленно, поэтому крайне важно, чтобы очередь соблюдалась. Как ты считаешь, будет справедливо, если вместо твоей матери вдруг придет женщина, которая в очереди даже не стояла, ее никто не знает? Она придет и скажет: «Лечите меня первой!» Это правильно?
— Неправильно.
— Вот именно. Много лет, очень много лет мы делали общее дело, и Лукас… Упрощенно говоря, он из тех, кто эту очередь организовал.
— Лекарство делали?
— Да, назовем так. И сейчас, далеко отсюда, мои друзья продолжают лечить людей. Отвратительно, когда погибают солдаты, но они наемники, и не надо на меня смотреть, как на убийцу. Лично я стараюсь никого не убивать. Просто в очереди стоят слишком многие, и не всех мы успеваем спасти. Это физически невозможно, мы пытаемся помочь самым достойным. И в тот момент… — Она тяжко вздохнула.
Младшая ждала.
— …И в тот момент, когда человек, смертельно больной, получил право на… на лечение…
— Лукас украл ваше лекарство?
Мария потрогала повязку.
— Он увел… он унес восстановительный комплекс, а это гораздо хуже, чем украсть пару таблеток. Как один из руководителей проекта, он имел право воспользоваться комплексом без очереди, но по усмотрению Коллегии.
— И что вы сделаете, когда его поймаете?
— Попытаемся уговорить. Гораздо хуже, если его до нас поймают другие. Они уговаривать тоже умеют…
— Те, кто Валю забрали?
— Не только, — мрачно выдохнула Мария.
— А что, если полететь в Москву, — придумала Анка. — Прилететь прямо в Кремль и рассказать все президенту? Пусть он и решит, соберет министров и скажет, кого лечить. И Вальку, скажет, чтоб нашли… Я с ним сама поговорю!
— При чем тут ваш президент? Ты смелая и добрая девочка, но президенты тебе ничем не помогут. Поверь мне, я их немало повидала.
— Что же мне делать?
— В этом-то вся проблема, не могу же я тебя на лету выкинуть… Эй, не пугайся! Шучу, шучу… — С этими словами Мария сделала что-то совсем ей несвойственное, привлекла Анку здоровой рукой к себе и поцеловала в лоб. — Я не стану давать нереальных обещаний, но матери твоей помочь постараюсь. Ты мне тоже помогла, и кто знает, вдруг не впоследний раз. Мы не станем из-за тебя садиться, а после того как пересечем границу, появится опасность, что нас вообще захотят сбить. Короче, я предлагаю тебе выбор — или прыгнуть с парашютом…
— С парашютом?!
— Дослушай. С тобой прыгнет опытный человек, я выделю кого-нибудь… — Она скривилась от боли, сунула руку под парик. — Дело в том, что становится слишком опасно, Лукаса ищем не только мы. Дома тебя наверняка ждут люди из русской разведки. Им захочется узнать, что ты помнишь, захочется проверить твою кровь. Они ведь не знают, что ты не трогала прибор. Они не выпустят тебя, пока не вытрясут все про Лукаса и про меня…
— Хоть убейте, я не прыгну! — огрызнулась Анка, которая на крышу бани-то влезать боялась. Как ни странно, Мария, похоже, обрадовалась, открыла рот ответить, но в эту секунду пол под ногами качнулся, и самолет круто пошел вниз. У Анки заложило уши, и снова проснулся панический страх.
— Сглатывай почаще, — посоветовала Мария, меняясь в лице. — И сядь где-нибудь, а лучше — приляг.
И бросилась бегом по коридору.
Самолет тряхнуло с такой силой, что Младшая не удержалась, отлетела к стенке и больно прищемила язык. Марии и след простыл. Не успела Анка подняться, как пол вновь запрыгал под ногами, откуда-то приехавший ящик двинул сзади под колени, и она покатилась кубарем, инстинктивно прикрывая лицо. Грузовой отсек изнутри был похож на огромную трубу. Ни одного нормального кресла, сплошные провода, ребристые железяки и рельсы на полу. Ей захотелось забиться в угол, но оставаться одной было куда страшнее, и Анка заковыляла вдогонку.
В пассажирском отсеке особой сумятицы не наблюдалось, правда, гремело и скакало все, что оказалось не закреплено. Люди прилипли к окошкам.
— Пугают, сволочи! — комментировал, сидя на полу, огромный бородатый амбал. — Посадки требуют. Ща мы им присядем… — Он весело подмигнул Анке и стал похож на озорного мальчишку: — Ща мы вам присядем, чурки поганые! Понастроили границ, бедуины хреновы!
Одной рукой он вскрывал коробки с патронами, в другой держал моток изоленты. Анка случайно взглянула в иллюминатор и обомлела. Совсем рядом — рукой дотянуться — проносилась земля, сверкнула излучина реки, крыши построек, аккуратные ряды стриженых кустов. Вздымая фонтанчики пыли, убегали три или четыре лошади; блестя окнами, переваливаясь, полз по гравию автобус; ручьи, остатки снега, серая змейка шоссе… От сумасшедшей скорости рябило в глазах.
Проход в кабину оставался открытым настежь, пилоты сидели, откинувшись, вцепившись в ручки штурвалов. Маркус и Мария стояли позади, напряженно вцепившись в спинки кресел. Какое-то время никто не произносил ни слова, затем один из летчиков переключил что-то на пульте и повернул к собравшимся взмокшее от пота лицо:
— Проскочили…
И сразу все принялись кричать.
— Набирай две тысячи…
— Я пытался согласовать, но с азиатами…
— Не начинать же бомбить…
Пилот потянул штурвал. Набившиеся в тамбур десантники грянули: «Ура!··, даже Пьер, оторвавшись от компьютера, прыгал на одном месте. В общей суматохе Анка первая заметила, как Мария начала оседать на пол, бросилась подставить плечо, та вцепилась в руку мертвой хваткой. Сквозь толпу протолкался сутулый доктор, на ходу щелкая замками чемодана.
Общими усилиями Марию уложили на койку. Несмотря на природную смуглость, лицо ее показалось Анке пугающе белым. Руку командирша так и не разжала, пришлось опуститься рядом на колени, пока врачи суетились с капельницей. По другую сторону, понурившись, примостился Маркус.
— Я вас предупреждал, двойное ранение… — ворчал врач.
— Дело не в пуле. Это же боевой офхолдер, нагрузка наложилась.
— Ну а вы-то, сами? Никак, что ли?
— Разве ее переспоришь? Тем более, я всего лишь реаниматор, а она — лучший Наездник…
Младшая не прислушивалась ко всей этой белиберде, она зачарованно следила, как к посеревшим щекам Марии возвращался румянец.
— Не слышу. Что? — склонилась Младшая.
— Поможешь… — Мария облизнула потрескавшиеся губы. — Поможешь мне его поймать?
Анка старательно закивала. По трубочке капельками ползла прозрачная жидкость.
— Как мы с тобой… полицию обдурили, помнишь?
Ничего смешного в этих воспоминаниях не было, по Анка послушно улыбнулась.
— Еще раз… — Мария прикрыла глаза. — Еще раз прости меня. Ты должна знать. Очевидно, люди Григорьева сделали твоему брату полное переливание крови и накачали витаминами. Или разработали антидот. Иначе не объяснить, почему твой брат жив… С активированным офхолдером посторонний человек не может продержаться больше полутора суток.
— А потом? — У Младшей что-то ухнуло внизу живота.
— Потом офхолдер убьет твоего брата.
Глава 9
ДЕТИ ПЕТЕРБУРГА
— Эй, чувак, ты че, обкурился?
Валька задрал голову. Откуда-то сбоку проникал рассеянный свет, пахло пылью и мышами. С минуту он, моргая, вглядывался в темные, нависающие над ним лица, потом разом вспомнил вчерашний день. Попытался вскочить, пребольно трахнулся лбом о завернутую в тряпки и жесть трубу.
— Вот дурной! — В темноте засмеялись. — Ты чё, из психушки сбежал?
— Слышь, баклан, вылазь оттуда!
Пацаны. Двое маленьких, ростом ниже Анки, и двое примерно одного с ним возраста. Самый мелкий, в грязном свитере и разноцветных ботинках, достал из-за уха окурок, чиркнул спичкой.
— Позырь, Белка, сапоги какие стремные!
Тот, кого звали Белкой, присел на корточки. Старший разглядел глубоко посаженные хитрые глаза, корочки простуды по углам рта.
— Бабло есть? Деньги?
— Сорок копеек.
— Нехило жируешь. Курево?
— Не курю.
— Ништяк. Здоровым откинешься. Молодой, кинь ящик.
Маленький, пыхтя сигаретой, приволок из темноты пластмассовый ящик из-под пива.
— Как зовут? Валентин представился.
— Чё у тебя с рукой?
Валька попытался разжать кулак. За ночь жар в руке не спал, напротив, рука до плеча стала непослушной, и в голове стоял непрерывный звон.
— Болею я, зараза какая-то…
— Тю-ю… Димон, видал, какая херня? — Ребята сгрудились вокруг невиданной болячки, но потрогать никто не решался. Старший неожиданно испытал облегчение оттого, что беспризорники, по крайней мере, не разбежались. — Это что, язва, что ли? Сам-то давно в Питере?
— В Питере?!
— Ну да. В Петербурге. А ты чё думал, Париж, что ли?
Мальчишки захохотали. По чердаку заметалось эхо. Старший усиленно шевелил мозгами. Если вечером он склонялся к мысли идти в милицию, то теперь забрезжила новая идея. Он уже понял, с кем имеет дело. Возможно, они воруют или даже грабят людей, но одному — совсем страшно!
— Вот что, братва, — подлаживаясь к новым знакомым, пояснил он. — Украли меня, еле бежал… Дядьку найти надо.
— Украли? Черные, что ли? Или на папу горбатился?
— Не, не черные, хуже. Из меня кровь хотели высосать, — внезапно для самого себя соврал Валька.
— Брехня! — Стоявший до того молча Димон звучно сплюнул, но на помощь Вальке пришел Молодой.
— Ни фига не брехня. Я, вон, тоже, от Цапли слышал: у него друган был, на Московском терся… Ну, на Гуся работал. Потом фигак — нет чувака. Ну, искали, короче, ну, прикинули, может, в ментовке. Гусь пошел — не, те тоже не видели. Он ширялся, короче, ну, чуваки решили, что кони бросил… А потом нашли его, короче, без крови вообще…
— Херню несешь, — отмахнулся Белка. — А где твой дядя живет?
— Не помню. Он на заводе работает, судостроительном.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.