read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Мы сможем пройти через эти заросли? — спокойно спросил Дравиг.
— Сможем.
— Как?
— Еще не знаю… — Посланник Богини покосился на паука и решил воспользоваться хвалеными логическими способностями смертоносцев. — Скажи, Дравиг, в чем преимущество куста перед нами?
— Его шипы пробивают наши панцири, он не устает, он не испытывает страха, он не теряет бдительности, он не отвлекается… — принялся перечислять восьмилапый.
— Хорошо. А в чем наше преимущество?
— Мы разумны, мы можем двигаться, мы сильнее, мы способны объединить свои усилия, мы умеем пользоваться инструментами…
— … И подставить вместо себя что-нибудь другое, — закончил за паука Найл. — Ты прав. Пожалуй, мы прорвемся.
На то, чтобы срубить с помощью мачете одно из деревьев-падалыциков, ушло почти полдня. Топора взять неоткуда — этот инструмент считался у смертоносцев одним из опаснейших, и в городе ничего похожего не было уже много столетий, — поэтому ствол пришлось обтесывать внизу до тех пор, пока пахнущий кислятиной исполин не рухнул наземь. В небо взмыла тройка вампиров, из чашеобразной кроны выкатилось несколько хитиновых панцирей паучат и мух и десяток бледных пузатых личинок, которых тут же растащила в стороны восьмилапая малышня. До обеда Найл успел очистить макушку от листьев, а после еды ствол подняли на руки плечистые гужевые. Под руководством правителя они донесли импровизированный таран до края леса, немного разбежались и ударили комлем в основание ближнего куста.
Зеленое шипастое растение вывернуло из земли, однако оно не сдавалось — и ствол загудел от множества сильных ударов, превращающих кору дерева в шкуру дикобраза. Когда силы куста иссякли, Найл, вытянув мачете, подкрался к нему поближе и несколькими сильными ударами поотрубал ветки. Ствол кустарника — если можно так назвать бурый клубень с четырехчелюстной беззубой пастью — еще продолжал шевелиться, пытаясь достать обидчика меленькими ростками с еще мягкими иголками. Отрубленные веткитоже продолжали извиваться, подпрыгивая под ногами.
— Живучие, — покачала головой подошедшая принцесса. — Интересно, а есть их можно?
— Чего это тебе вдруг в голову пришло? — удивился Найл. — Ты что, такая голодная?
— Симеон только что недовольство высказывал. Мы, говорит, уже месяца два одним мясом питаемся. А для лучшего развития в рационе необходимы растительные добавки.
— Ну, не знаю, — пожал плечами правитель. — Может, эти клубни и съедобны. Раньше никто их не пробовал.
— Понятно…
Однако приближаться к злобно хлопающему пастью клубню принцесса не стала. Она, задумчиво поглаживая выбившийся локон, чего-то ждала и с интересом наблюдала, как гужевые начали атаку на следующий куст.
— Слушай, Найл, а куда ты так рьяно пробиваешься? Может, знаешь, где находится Счастливый Край?
— Смотри, — вытянул руку правитель. — Там, за этим холмом, километрах в тридцати-сорока, растет Великая Богиня Дельты. Когда мы доберемся до нее и поговорим, то получим помощь против захватчиков и освободим свой город.
— Какую помощь?
— Пока не знаю. Однако помогла же она мне получить власть над городом и дать свободу людям!
— Помню… — кивнула девушка. — Чтобы дать тебе эту власть, смертоносцы потребовали от меня, чтобы я стала твоей женой или любовницей. Однако ты предпочел сбежать сюда и получить власть из рук Богини… Или стеблей? Как правильно?
— Зря ты к ней так… относишься… — замялся Найл, не зная, чего больше в словах Мерлью — обиды или ревности. Хотя как можно ревновать к растению, пусть даже и Богине?..
— Симеон говорит, что Дельта напоминает единый живой организм, — спокойно продолжила принцесса. — Так?
Правитель кивнул.
— А тебе не приходило в голову, Найл, что Великая Богиня просто не хочет подпускать вас к себе, а? Отсюда и гусеницы, и вампиры, и фунгусы, и кусты?
— Ерунда, — отмахнулся Найл. — Ты не знаешь Дельты. Здесь это в порядке вещей. Тут еще спокойно, вампиры всех вокруг распугали, а то ведь будут еще и слепни, и жалящие мухи, и крабы-хамелеоны, и водные чудища. Да всего и не перечислишь. В прошлый раз мы с помощью жнецов и то дней пять к ней пробивались…
— Однако назад шли без проблем. Почему Богиня сейчас не может сделать того же самого?
— Она просто не знает о нашем приходе. Моим мыслям не пробиться через мощный поток ее жизненной энергии.
— Ладно, — внезапно согласилась Мерлью. — Одолжи свое копье, отнесу кустик Симеону на пробу.
Она наколола еще шевелящийся клубень на острие и брезгливо сморщилась:
— Кошмар… Чавкает… Интересно, как наши предки ели устриц? Если верить книгам, эти существа еще и пищали во рту, пока их прожевывали…
Клубни кустов оказались несъедобными, но зато великолепно горели, распространяя острый смолистый запах. А людям пришлось по-прежнему придерживаться мясного рациона: к сплошь натянутой под пологом леса паутине еженощно прилипало до двух десятков темных летунов. Смертоносцы не ели вообще, пребывая без движения в тенистой прохладе, а вот подросшие паучата лазали днем по кронам и таскали у вампиров личинок. Найл подозревал, что к моменту выхода путников из леса повелителей ночи в нем не останется, однако особого сочувствия к темным летунам, исподтишка истребляющим спящие жертвы, не испытывал.
За шесть дней Найл пробил в зарослях шипастого кустарника проход шириной метра три и в конце концов выбрался на поляну перед стеной тростника, усеянную экзотическими цветками. Несколько броских, сочно-розовых бутонов, возвышающихся над путаницей ползучих побегов, показались правителю знакомыми.
— Значит, так, — оглянулся он на гужевых. — Вы отдыхайте, а я сейчас приведу Симеона.
Решение отправиться за медиком самому пришло в недобрый час — не успел Найл сделать и десятка шагов, как позади раздались истошные крики. Правитель кинулся обратно.
Оказалось, один из гужевых, привлеченный красотой и нежным ароматом цветка, сунулся на поляну и тут же был пойман гибкой лианой. Второй кинулся на помощь и тоже был пойман. Третий… В общем, Найл увидел, как все гужевые катаются по зеленой поляне, борясь с хваткими побегами. Положение усугублялось тем, что гужевым никто не выдал даже ножика, а облегчалось жадностью цветка — вместо того чтобы наброситься на одного из людей и задушить наверняка, растение пыталось прихватить хоть слегка, но каждого, и сил на всех у него явно не хватало.
Правитель взвесил в руке мачете и двинулся вперед. Какой-то хилый стебелек попробовал прихватить за ногу и его, однако Найл отсек нахала и принялся освобождать гужевого, схваченного за ногу и туловище. Тот визжал, как попавшаяся скорпиону блоха, и едва ощутил свободу, как немедленно метнулся прочь. Второй тоже орал на совесть, хотя жирный стебель и душил его за шею. Однако тут правителя сцапали за стопу сразу два высунувшихся из-под земли коричневых узловатых корня, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы превратить их в обрубки. В этот момент подоспела помощь, и на том дни розовых цветков закончились — сочные и вкусные бутоны унес довольный собой Симеон, не дав никому даже попробовать.
— Тебе повезло, что мы успели вовремя, — сказала принцесса.
— Это гужевым повезло, — рассмеялся в ответ Найл. — Угораздило же их так вляпаться! На самом деле травка достаточно безобидна, она рассчитывает в первую очередь на неожиданность.
В воздухе хлопотливо закружили, хватая и унося с собой обрубки сочных стеблей, слепни-табаниды. По счастью, только самцы — их самки предпочитают мясо.
— Вот видишь, — кивнул на них Найл, — живность появилась. Так что самое трудное позади. Дальше будет легче.
— Что дальше? — не поняла Мерлью.
— Да вот, — кивнул Найл на сухо шелестящий тростник, — прорубимся сквозь него, обогнем холм и через два десятка километров выйдем к реке. Богиня растет на берегу. Будь у нас жнецы — к вечеру бы добрались. Ну да все равно, тростник — это уже не хищный кустарник. Теперь будет легче.
— И чего тебя несет к этой Богине? — со странной бархатистостью в голосе удивилась девушка. — Я так чувствую, в здешних местах каждый следующий шаг становится труднее, а не легче.
— Это точно, — кивнул правитель, — но нам все равно нужно дойти до конца. Мы должны получить от нее помощь и вернуть себе город.
— Какая помощь может быть от брюквы-переростка? — низким баритоном выдохнула принцесса. — Ты должен вырастить новое поколение и уйти…
— Что? — удивился правитель.
— Сейчас… — Мерлью, болезненно сморщившись, сжимала ладонями виски.
— Что с тобою?
— Не знаю… — Девушка присела на корточки. — Опять камни кругом…
— Какие камни?!
— Не знаю… — Принцесса сделала протяжный, с присвистом, выдох, выпрямилась. — Вроде отпустило… А в камыши, мне кажется, соваться не стоит. Не нравятся они мне. Такое чувство, будто они с глазами…
— Это не камыши, это их обитатели. Помню, когда мы с Доггинзом шли через них в прошлый раз, постоянно чувствовалось, что за нами наблюдают. Правда, сейчас я ничего незамечаю.
— А ты вообще стал каким-то… — принцесса запнулась, подбирая нужное слово, — упертым. Ломишься вперед, не замечая ничего вокруг. Мне кажется, после того как мы покинули город, ты перепутал цель и средство.
— О чем ты?
— О тебе. Ты готов платить жизнями, чтобы добраться до Богини. Но разве не для спасения этих самых жизней нужна нам ее помощь? Зачем рваться вперед любой ценой?
— Ничего не любой, — обиделся Найл. — Нормально двигаемся. За последние дни никто не пострадал.
— А надо ли вообще двигаться? — Мерлью обломила невысокую камышинку, сжала в ладони мохнатую кисточку. — Мы неплохо устроились возле реки. Правда, время от времени там появляются гусеницы, но мы научились неплохо с ними справляться. Ладно, я согласна, в местах, где нет ничего живого, лучше долго не задерживаться — мало ли что… Но здесь, в лесу, никаких сюрпризов бояться не нужно. Людей вампиры не трогают, смертоносцы на ночь под паутину прячутся. Зачем уходить? Нужно остановиться, вырастить здесь новое поколение и вернуться назад, в город.
— «Вырастить новое поколение», — хмыкнул Найл. — Ты так говоришь, словно и вправду обрела бессмертие! Сколько лет потребуется? Сколько сил?
— А что изменит твоя Богиня? Сделает из каждой стражницы троих?
— Благодаря Великой Богине обрели власть над миром смертоносцы, благодаря ей получили силу и разум жуки-бомбардиры. В ней заключена огромная энергия, мельчайшей доли которой хватит, чтобы вообще смести захватчиков с лица Земли.
— Жуки, смертоносцы… — Принцесса подняла подбородок и пощекотала себе камышовой кисточкой шею. — Ты совсем забыл, Посланник Богини, что люди тоже были хозяевами планеты. И власти своей добились без помощи каких бы то ни было богов.
— Откуда в тебе это, Мерлью? Говоришь так, будто Великая Богиня Дельты наш враг, а не друг!
И опять — мимолетно — словно мелкая рябь пробежала по лицу принцессы, голос девушки обрел бархатную глубину, а дыхание — холод.
— Просто она здесь лишняя…
— Что ты сказала?!
— Ты не замечаешь ничего вокруг, Найл, — спокойно ответила вновь уже ставшая прежней девушка. — Почему рядом с тобой нет Нефтис? Ведь с самого начала похода она не отходила от тебя ни на шаг.
— Наверное, занята чем-нибудь…
— Наверное, — кивнула Мерлью, повернулась и стала подниматься к лесу.
— Постой, — окликнул принцессу Найл, — а что с нею?
— Это твоя стражница, а не моя, — не оборачиваясь, пожала плечами Мерлью.
Навстречу ей с холма спускалась Сидония. Поравнявшись с начальницей охраны, принцесса немного приостановилась, но потом двинулась дальше.
— Ты не боишься оставаться один, Посланник Богини? — спросила охранница.
— Здесь бояться нечего, — пожал плечами правитель. — Кровососов мы уже изрубили, другой живности рядом с этими созданиями водиться не могло. Так что, пока не появились новые хищники, здесь совершенно безопасно.
— Тогда все в порядке, — кивнула Сидония. Некоторое время они молчали, потом Найл спросил:
— Как ты себя чувствуешь?
— Симеон сказал, что я совершенно здорова.
— Это хорошо…
— Я хотела поблагодарить тебя, Посланник Богини, ты спас мне жизнь, — после недолгой паузы сказала охранница.
— Тебе не за что меня благодарить, — покачал головой правитель. — Ведь ты пострадала по моей вине.
И опять надолго воцарилась тишина.
— Ладно. — Сидония решительно взяла Найла за руку. — Пойдем.
Охранница завела его в камыши, повернула лицом к себе, решительно скинула свою тунику, потом столь же решительно раздела несколько оторопевшего Найла.
Увидев ее сильное тело, широкие бедра и загорелую грудь, ее ровные белоснежные зубы и волосы цвета янтаря, правитель вспомнил Одину — надсмотрщицу, подарившую ему свою любовь в те дни, когда Смертоносец-Повелитель уже начал охоту на Найла, и готовую защищать его от собственных повелителей. Свою первую женщину…
Сидония сжала его в крепких объятиях, прильнула в поцелуе, и правитель словно вернулся в те далекие дни, когда был всего-навсего маленьким дикарем, взбунтовавшимсяпротив всемогущей цивилизации. Они опустились на прохладную, чуть влажную землю, тела их слились. Это случилось так же просто и естественно, как и тогда, с Одиной.
— Любимая моя, — прошептал Найл и почувствовал, как затрещали ребра в могучих руках начальницы охраны.
Дышать было совершенно нечем, в глазах потемнело. Найл понял, что сейчас потеряет сознание, но именно в этот момент, на грани жизни и небытия, в сознании словно произошел взрыв, разноцветный фейерверк, всплеск чувств, в котором смешались и наслаждение, и жажда жизни, и радость от сладостного глотка воздуха.
— Как хорошо с тобой, Посланник Богини, — прошептала Сидония, отдыхая от сладкой и тяжелой любовной схватки.
Найл взял ее руку, поднес к губам и нежно прикоснулся к каждому пальчику по очереди. Говорить он просто не мог.
— Давай еще, — предложила охранница и вновь сжала его в объятиях.
И все же слова принцессы о Нефтис, как забравшийся в оазис червяк, точили сознание, и поэтому, едва расставшись с Сидонией, Найл отправился искать начальницу своей стражи. Та сидела рядом с Джаритой, привалившись спиной к дереву, и с явным наслаждением поглощала мясистый лепесток розового цветка. Увидев правителя, вскочила:
— Сейчас принесу ваш обед, господин мой.
— Хорошо.
Убедившись, что стражница цела и невредима, Найл с облегчением вздохнул, мысленно помянув принцессу тихим недобрым словом, сел возле служанки, прислонился к толстому шершавому стволу. Делать ничего не хотелось, и выход в дальнейший путь правитель решил отложить на завтра.* * *
Тростник покорно ложился под ударами мачете, выстилая путникам дорогу. Появившиеся было слепни вскоре стали добычей смертоносцев. Высокие перистые облака закрывали солнце легкой дымкой, приглушая изнуряющую жару. В общем, все благоприятствовало планам правителя миновать отделяющий их от Богини холм немного левее и остановиться на ночлег самое большее в переходе от реки. Увы, примерно через час по выходе под ногами захлюпало, и Найл, не дожидаясь, пока среди пауков начнется паника, начал забирать все правее и правее. Дважды правитель пытался восстановить прежнее направление, но вода всякий раз поворачивала по-своему и в конце концов заставила выйти к подножию холма.
Жирные ветви, чешуйчатая кора и крупные отверстия в стволах не оставляли сомнения в характере и аппетите местных деревьев. Учитывая близость Богини, можно было смело предположить, что они не просто усыпляют жертву наркотическими ароматами, но и обладают неплохими хватательными рефлексами. Пришлось осторожно красться вдоль стены тростника, пока наконец заросли не отступили выше по склону, дав место широким полянам, усеянным мелкими голубыми цветами. Милые с виду создания помимо гнусной вони испускали еще и противный высокий писк.
— Только не вздумайте пробовать их на вкус! — громко предупредил всех Симеон и уже тише добавил: — А пищать они скоро перестанут. Нужно затоптать самые громкие.
— Тогда привал, — разрешил Найл. — Думаю, более удобного места в округе нет.
Вообще-то правитель рассчитывал уже увидеть Великую Богиню — ведь до нее оставалось не больше пятнадцати-двадцати километров, а растеньицем она являлась немалым.С учетом ботвы — четверть километра в высоту, не меньше. Однако тростники сменялись за холмом редколесьем, местность заметно шла на подъем, и покровительницы всего живого разглядеть не удавалось.
— Надо бы вглубь пробраться, — кивнул в сторону тростниковой стены подошедший Симеон. — Если там открытая вода, то вполне могут встретиться и цветки ортиса. Его сок нам может очень пригодиться.
— Вода там есть, я с холма видел, — ответил Найл. — Вот только, боюсь, есть обитатели…
Внезапно, словно в подтверждение его слов, из зарослей послышалось мощное хлюпанье. Люди дружно шарахнулись к середине поляны. Не отличавшиеся хорошим слухом пауки ничего не заметили.
— Ерунда. — Симеон невозмутимо почесал кончик носа тонким желтым пальцем. — Болотные твари по преимуществу травоядные, особенно крупные. Так что не страшно.
— А ты надолго?
— Мы быстро.
— Мы?
— Учениц с собой возьму.
— Прихвати еще и Шабра.
— Зачем?
— Насколько я помню, рядом с цветками ортиса всегда вьются всякие ошалевшие насекомые. Если что, смертоносец поможет отбиться.
— Там же вода!
— А ты его просто попроси. Пусть сам решает.
— Ладно, попробую.
Над поляной потянулся сладковатый дымок, сразу в четырех кострах заплясали желтые языки пламени. От предвкушения близкого обеда засосало в желудке. Найл решил воспользоваться выдавшейся передышкой и позвал к себе Дравига. Вместе с пауком они отошли к самому краю поляны, встав в десятке шагов от усыпанных яркими алыми, желтыми и бирюзовыми бутонами невысоких кустиков, и Посланник Богини закрыл глаза.
Найл уже не пугался пространств, внезапно раздвигающихся при подключении разума смертоносцев. Наоборот, теперь он наслаждался непривычной четкостью мыслей, обострившимся зрением, огромной ментальной силой, попадающей в его распоряжение. Правитель опять, не удержавшись, окинул «взглядом» окружающие просторы. С той же легкостью, с какою полгода назад оглядывал из окна площадь перед дворцом, Найл обозрел зеленые просторы Дельты, желтые пески окружающих пустынь, усеянное белыми барашками зеленоватое море. Самое поразительное: наблюдая за неохватными пространствами, ему удавалось одновременно разглядеть мельчайшие детали — резной лист дерева, унесенный течением в море; плеть песчаной травы, вытянувшуюся к реке; торчащую из глины щепку в двух километрах позади. Вот только животных увидеть не получалось. Все, что движется, воспринималось как искорки или крупные яркие пятна. С удивительной легкостью нашлись ответы на все вопросы: острота ментального зрения зависит от числа объединивших сознания пауков; неподвижные, обладающие слабой энергетикой растения как бы вливаются в информационные линии окружающего мира, становятся однойиз составляющих, а потому — как и неживые тела — легко воспринимаются из любой точки вселенной. Животные, обладая помимо высокой энергетики немалой и — что очень важно — непредсказуемой подвижностью, информационные нити просто-напросто рвут и потому следы оставляют невнятные, в виде пятен.
Не без сожаления Найл оторвался от созерцания, сузил рамки видимого мира и бросил объединенное сознание вперед, взывая к Великой Богине… И тут резкая, страшная боль скрутила тело, оборвала все контакты, вмяла искорку разума в самое нутро сдавленного тела, разорвала панцирь, лишила дыхания… Выпучив глаза, правитель выгнулся, тяжело свалился набок, перекатился в сторону и, наконец, хрипло втянул воздух. Судорога медленно отпустила. Найл тяжело сел, осторожно ощупал ребра — целы.
— Что это было?
Дравиг ответил коротким импульсом, из которого стало ясно — только что погиб паук, достаточно подросший, чтобы обладать телепатическими способностями, но еще слишком молодой для участия в общем контакте.
Полный ужаса женский вопль заставил правителя вскочить на ноги — человеческий голос, несмотря ни на что, оставался для него ближе и понятнее. Тут же сильная рука схватила его за локоть.
— Не ходите туда, господин мой.
— Пусти!
— Не надо, господин мой, там опасно.
Крик быстро перешел в стон и затих. Однако охранниц, бегающих среди усыпанных цветами низких кустов, удержать было некому — уже через мгновение еще одна женщина, громко заорав, рухнула на землю.
— Стойте! Стойте на месте! Не двигайтесь! — Правитель вырвал руку из крепкой хватки стражницы, на миг удивился: — Юккула? А где Нефтис?
— Она приказала мне охранять вас, господин мой. Ей Шабр далеко уходить запрещает…
Однако правитель пропустил ответ мимо ушей. Его куда больше интересовали бывшие охранницы Смертоносца-Повелителя, послушно замершие среди разноцветной поросли. С ними пока ничего не происходило, и Найл с облегчением перевел дух. А то ведь мысленно он уже похоронил всех.
Эх, должен, должен был он помнить, что тихих и безопасных мест в Дельте не бывает! Что раз кустики яркие и красивые — значит, есть у них чем защититься от незваных гостей! Значит, не красуются они, а добычу приманивают. Спасибо хоть, нет у них щупалец и ядовитых ароматов — а то не бегать бы больше охранницам на призывы погибающих паучат. Уже лежали бы, тихие и безопасные, где-нибудь под корнями и удобряли собою почву для цветущих созданий.
Найл попытался сделать шаг вперед, но Рион и Юккула решительно заступили ему дорогу.
— Там опасно, господин мой.
— Ну так и что? Будем стоять здесь до скончания веков? — Правитель развел руками. Рион и Юккула неуверенно переглянулись.
«Вот подослала Нефтис охранничков! — мысленно выругался Найл. — Смертоносцы и те не так занудно караулили!»
А вслух сказал:
— Будь опасными сами кусты, то всех женщин уже истребили бы. Значит, там что-то на земле. Нужно просто внимательнее смотреть под ноги.
— Вроде фунгусов? — вспомнила Юккула. — Да их же ни за что не разглядишь!
— Смотреть и не собираюсь. — Правитель подобрал копье и с силой вонзил в землю в двух шагах перед собой. Пожалуй, с излишней силой — древко ушло почти наполовину, и выдернуть его стоило немалого труда. — Ну? Понятно?
Не дожидаясь, пока стражница со своим воздыхателем сообразят, что к чему, Найл медленно двинулся вперед, проверяя дорогу сильными тычками. Приставленная Нефтис охрана тронулась следом. Ничего не происходило, но напряжение не отпускало. Правитель невольно прикусил губу, делая шажок за шажком. Сперва он добрался до незнакомой девушки с длинным шрамом вдоль левой руки. Найл приказал ей выходить на поляну по его следам, а сам двинулся к понуро стоящей Зоне. Вызволив старую знакомую, повернул к ближайшей охраннице и в двух шагах от нее обнаружил первую из погибших женщин. Несчастная лежала в огромной луже крови, запрокинув голову и разметав волосы. Вот только выражение лица, как ни странно, осталось спокойным. Казалось, она глубоко задумалась, глядя в небеса. Определить причину смерти труда не составляло — одна из ног была откушена до самого бедра.
Найл прикинул размеры необходимой для такого укуса пасти, невольно поежился, внимательно огляделся. Ничего. Разве только идеально круглая яма примерно в локоть диаметром и неизвестной глубины. Найл вспомнил о зубастых белых червях, встреченных во время прошлого путешествия, и предпочел к ней не приближаться. Лежащее рядом тело лишний раз напоминало об осторожности.
Теперь правитель не столько прощупывал землю острием копья, сколько высматривал опасные ямы.
Шаг, еще шаг…
Взметнулась прелая листва, сухо щелкнули челюсти — Найл шарахнулся назад и вместо копья с изумлением обнаружил в руке короткий обрубок. Несколько мгновений он переводил растерянный взгляд со ставшего неожиданно легким древка на образовавшуюся впереди яму и обратно, потом отшвырнул обломок в сторону, выхватил у Юккулы копье, встал над дырой в земле и с силой вонзил оружие вглубь. Древко в руке гибко забилось. Правитель рассмеялся и потянул добычу наверх. Поначалу невидимый противник поддался, но тут же уперся насмерть и не поднимался ни на йоту, как Найл ни старался.
— Помоги… — выдавил правитель, обращаясь к Риону.
Тот кивнул, подскочил ближе, засуетился рядом, бестолково перехватывая копье. В конце концов стражница не выдержала, оттолкнула его в сторону, отобрав оружие, встала напротив правителя и уверенно ударила вниз. В яме громко чмокнуло, сопротивление разом ослабло, и они вместе вытянули на свет божий странного бесхвостого коричневого уродца человеческого роста, с короткими, но толстыми когтистыми лапами, длинными широкими челюстями и тухлым сладковатым запахом.
— Интересно, вкус у него такой же противный? — спросила Юккула.
— Ты что, голодная? — покосился на нее Найл.
— Нет. Просто интересно.
— За ужином узнаем.
Найл уперся ногой в челюсть уродца и выдернул копье. Пасть распахнулась. Внутри она оказалась грязно-бурой и вдобавок изрядно поеденной плесенью — словно загнила еще полгода назад.
— Ну как, все понятно? — обвел правитель взглядом остальных охранниц, все еще боявшихся пошевелиться. — Сперва тыкайте острием, потом ступайте. Давайте осторожно двигайтесь назад.
Прежде чем все женщины выбрались на поляну, таящиеся в норах уродцы испортили еще четыре копья. Оставалось только удивляться, как это за все время, пока охранницы бегали по кустам в поисках погибшего паука, погибло всего лишь два человека.
Принцесса встречала их неподалеку от кустарника. Вскинув руку, она остановила Зону, коротко спросила:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.