read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Кто?
— Захария и Симилла.
— Понятно, — кивнула Мерлью.
Дождавшись, пока выберутся все, принцесса повернулась к Найлу и с грустной улыбкой сказала:
— А с виду красивые. Я бы с удовольствием такие в своем саду посадила.
— Можешь сажать, кустики совершенно безопасны. Просто среди них живут капканы. — Найл пнул выволоченного на траву уродца.
— Какие капканы? — не поняла Мерлью.
— Вот эти. — Найл пнул уродца еще раз. — Сидят себе в норах, а пасти снаружи распахнули. Кто на челюсть наступил, того сразу и заглатывает. Животная разновидность фунгуса.
— Понятно. Еще один сюрприз от жаждущей встречи Великой Богини.
— Да ничего в них особенно опасного нет. Если соблюдать осторожность, то не попадешься. Пройдем без проблем.
— Симеон вернулся, — вспомнила принцесса. — Они нашли озерцо, и я послала туда гужевых за водой.
— А почему гужевых?
— Шабр женщин все равно не отпустил бы. А те, кто способен носить оружие, собрались сюда. Мало ли что тут у вас случится.
— Опять Шабр! — возмутился правитель. — Что он тут раскомандовался?!
— А ты у него спроси, — усмехнулась принцесса и отступила в сторону.
— Вон он, посреди поляны кружит. Прямо-таки гарем развел. Савитру мою ни на шаг не отпускает, маньяк…
Шабр и вправду ухитрился создать лагерь в лагере: примерно полсотни женщин возлежали на траве ровными рядам, а Шабр и Симеон деловито сновали туда-сюда, склоняясь то над одной, то над другой.
Заметив правителя, Нефтис вскочила, устремилась навстречу.
— Как давно я не видела вас, господин мой!
— Да, давно…
Живот стражницы заметно округлился, да и сама она явно пополнела, отчего стала только приятнее на вид — не такой воинственной, что ли.
— Шабр нас никуда не отпускает, — пожаловалась девушка, словно была не начальницей стражи, а обычной служанкой.
Впрочем, все люди, жившие в городе пауков, к восьмилапым относились, как к высшим существам.
— Я с ним поговорю, — пообещал Найл.
Тут Шабр заметил непорядок, вихрем примчался с противоположного края поляны, повелительно приказал Нефтис ложиться, а уж потом поздоровался с правителем:
— Рад видеть тебя, Посланник Богини.
— Я тоже рад видеть тебя, Шабр.
— К сожалению, Симеону не удалось найти цветов ортиса, Посланник Богини. Это очень плохо, его сок может понадобиться в ближайшее время.
— Зачем? — В памяти Найла сок ортиса по-прежнему оставался средством, нужным, чтобы прятаться от смертоносцев, единственным способом скрыть мысли от их прощупывания.
— Для обезболивания при родах.
— Чьих?
— Всех сразу и не назовешь, — подошел Симеон. — Турба, Пешиня и Савира на седьмом месяце, Нефтис, Джарита и Савитра — на шестом, Анония, Петрис и Ку…
— Постой, — перебил правитель, — но ведь от силы дней десять назад вы говорили, что Нефтис на четвертом месяце!
— И Джарита, — подтвердил Шабр. — Но плоды стали развиваться с необычайной скоростью!
— Наверное, — добавил Симеон, — это влияние Великой Богини.
— Ерунда! Великая Богиня никак не влияет на рост людей. Только насекомых. Наше сознание блокирует ее излучения.
— На людей она никак не влияет, — согласился медик, — никто из нас не вырос ни на ноготь. Но вот дети… Они и так растут довольно быстро, а тут еще и стимулирующее влияние излучения Богини, и отсутствие собственного сознания. В общем, беременность протекает с такой скоростью, что я вообще не понимаю, как человеческий организм может выдержать подобную нагрузку. По-моему, этим женщинам нельзя даже шевелиться, чтобы не превышать допустимой нагрузки на сердце.
— Я думаю, — не согласился Шабр, — что при хорошем питании они вполне могут ходить, только не слишком долго. Некоторая подвижность стимулирует кровообращение.
— Интенсивность кровообращения и так превышает все нормы! — немедленно возмутился Симеон. — Питательные вещества, потребные зародышу…
Как понял Найл, спор этот мог продолжаться бесконечно. Он вернулся к Нефтис, присел рядом, взял ее за руку:
— Как ты себя чувствуешь?
— Хорошо, господин мой. Вот только жарко. И сердце постоянно бьет, будто выскочить пытается.
— Ты лежи, за меня не бойся. Опасностей пока никаких. Все спокойно.
Потом Найл отыскал Джариту. Служанка лежала по другую сторону поляны. Она тоже выглядела молодцом, но в отличие от Нефтис немного похудела.
А вот Савитра, служанка принцессы, высохла совершенно. Она тяжело дышала и не открывала глаз.
— Ну как? — Найл и не заметил, как приблизилась принцесса. — Что Шабр сказал?
— А ты не могла предупредить, что половине женщин двигаться нельзя! — внезапно вскипел Посланник Богини. — Не могу же я уследить за всем сразу!
— Ты сказал, что нужно двигаться вперед, — хладнокровно парировала Мерлью. — Смертоносцы беспрекословно слушаются тебя, а люди — смертоносцев. К тому же беременным дорогу в тростнике прорубать нужды не было. Они просто тихонько шли сзади. Ничего страшного.
Мерлью присела рядом со служанкой, положила ей руку на лоб:
— Потерпи, скоро воду принесут.
Савитра никак не отреагировала. Принцесса резко встала и решительно пошла в сторону тростника.
— Мерлью, — окликнул ее правитель. — Нужно готовить ужин. Сегодня, думаю, мы дальше не пойдем.
— Разумеется, — кивнула, не оборачиваясь, принцесса.
Найл проводил ее взглядом, потом повернулся к Риону и Юккуле:
— Разводите костер, нужно попробовать нашего уродца на вкус. Если съедобный, то к вечеру наковыряем еще несколько «капканов».* * *
Солнце неторопливо уползло за холм, оставив вместо себя влажное тепло и долгие сумерки. Желудок приятно растягивало обильным ужином, толстый слой травы мягко облегал спину, глаза устало слипались, и ленивый ветерок уже навевал сладкие сны.
Живые капканы оказались вполне съедобны, а выпотрошенные — начисто избавлялись от тухлого запаха. Правда, они были невероятно жирны, но принцесса Мерлью вовремя вспомнила, как у себя, в Дире, они тушили в личиночном жиру побеги тростника. Поскольку этого добра вокруг росло в достатке, к вечеру во всех четырех котлах булькало невероятно ароматное варево.
На запах слетелось немалое количество мух и табанид, но почти все они попали к смертоносцам в желудки. Засыпая, Найл думал о том, что присутствие пауков уже много, много раз спасало людям жизнь. Восьмилапые умели и, пожалуй, любили охотиться на крылатую дичь. Желая поживиться кем-нибудь из путников, летучие хищники Дельты чаще всего сами становились жертвами волевого удара и ядовитого укуса хелицер.
Сквозь дрему прорезался осторожный вопрос Дравига, не желает ли Посланник еще раз попробовать призвать Великую Богиню, но осоловевший от обжорства правитель не мог даже думать достаточно внятно для разговора.
Сумерки непривычно медленно теряли прозрачность. На еще белесом небе одна за другой зажигались звезды. Наступало время покоя. Время, когда дневная жара уже спала, а ночной мороз еще не прихватил пески; когда дневные хищники пустыни уже прятались по норам, а ночные еще не выбрались на поверхность; когда можно спокойно посидеть перед входом в пещеру, не боясь испечься, или замерзнуть, или подвергнуться внезапному нападению какого-нибудь оголодавшего скорпиона. В такие минуты грех спать и грех бодрствовать. Единственное достойное состояние — ленивая полудрема…
По сознанию пробежала неприятная холодная рябь.
Найла нервно передернуло. Он резко сел, засунув руки под мышки и замер…
Прямо перед ним стоял зеленый каменный божок. Темные пятнышки глаз хмуро смотрели за спину правителю, округлое брюшко влажно поблескивало, тоненькие лапки с широкими перепонками стояли поверх еще сочных листьев травы — детище далекого таинственного Мага исходило такой концентрированной энергией зла, что стебли и цветы начали жухнуть прямо на глазах.
Правитель вскочил, попятился.
— Дравиг! Ты чувствуешь?
— Да, Посланник Богини.
Благодаря невероятной для человека чувствительности к тонким излучениям, смертоносец опознал овеществленное зло даже с другой стороны поляны и невольно шарахнулся в сторону. Впрочем, не он один. Все пауки — за исключением самых молоденьких — пришли в движение, стремясь отодвинуться подальше от внезапно явившегося божка. Услышав шевеление восьмилапых, люди тоже начали поднимать головы.
— Каменный божок Мага… — пробормотал Найл. — Откуда он взялся? Не к добру…
Правитель выпрямился и внимательно огляделся.
Не мог, не мог посланец Зла явиться в одиночку. Вокруг божка не могут не сгуститься несчастья, боль, страдания.
Стебли тростника колыхнулись, и Найл, скорее почувствовав, чем увидев, закричал:
— Тревога!
Все повернулись к тростниковой стене, и в тот же миг оттуда со зловещим воем выскочили человеко-лягушки.
Сумерки содрогнулись от многоголосого крика. Утробно вопили человеко-лягушки; в ярости ревели охранницы; истошно голосили от страха гужевые; визжали от боли ближайшие к зарослям служанки и от неожиданности — дальние; орали, подбадривая себя, стражницы. Глотки драли все. Найл тоже заорал как резаный, увидев падающее сверху жирное зеленое порождение болот, шарахнулся в сторону от разверстой зубастой пасти, хорошо помня, чем это грозит, и выбросил вперед копье. Ощутив, как острие туго вошло в плоть, рванул оружие на себя. На месте упавшей человеко-лягушки моментально появилась другая. Правитель вновь выбросил копье, но враг неожиданно споткнулся о павшего собрата, и удар пришелся в пустоту. Потеряв равновесие, Найл рухнул сверху. Кто-то вспрыгнул на спину, но сразу скакнул дальше. Правитель попытался встать, дернулк себе копье, но оружие оказалось придавлено. Кто-то пихнул сбоку, и Найл опять потерял равновесие. Человеко-лягушка под ним извернулось, и ногу моментально пронзила боль от укуса. Правитель вскрикнул, раз-другой со всей силы двинул кулаком в зеленое брюхо, потом вспомнил про мачете, выдернул его и со всего замаха вонзил под себя. В лицо ударила бурая зловонная струя, челюсти на ноге разжались.
Найл начал подниматься, но по макушке ударило и снова свалило с ног что-то мягкое. Над самым ухом кто-то смачно сплюнул. Найл ткнул туда ножом, получил в лицо новую зловонную струю, раздраженно встряхнул головой и в который раз попытался встать.
Стоило выпрямиться, как он лицом к лицу столкнулся с очередной человеко-лягушкой. Враг открыл пасть, Найл резко пригнулся — плевок прошел сверху — и ударом мачете вспорол ему живот. Настала короткая передышка, и Посланник Богини взмолился:
— Дравиг! Парализуй их!
— Кого?
Благодаря мысленному контакту правителю удалось взглянуть на происходящее со стороны, и он увидел плотную неуклюжую толпу, топчущую распростертые тела.
— Всех! — приказал Найл и сразу ощутил тяжесть в мышцах.
На людей волевой удар смертоносцев подействовал куда сильнее, чем на человеко-лягушек, — болотные выходцы хоть и вяло, но шевелились и пытались кусаться. Однако ни наносить ударов, ни плеваться зеленые твари уже не могли.
На мгновение показалось, что человеко-лягушки победили: они медленно, но неотвратимо подбирались к горлам людей своими зубастыми пастями, и тут вперед двинулись смертоносцы. Быстро и деловито они хватали болотных тварей передними лапами, вонзали в них хелицеры, впрыскивая парализующий яд, ловко обматывали паутиной и откладывали в сторону. Несколько минут — и толпа нападавших стала ровным рядком белых коконов.
— Воды, скорее! — подбежал к месту схватки Симеон.
Не меньше десятка женщин катались по земле, прижимая ладони к лицу. Еще два-три десятка получили плевки не в глаза, а на руки, плечи, грудь, ноги. Больно, конечно, но не так опасно. Год назад Найлу довелось испытать действие яда на себе, поэтому он сочувствовал несчастным, но не беспокоился за них. Выживут. А вот семь женщин и двое мужчин неподвижно лежали в забрызганной кровью и слизью траве, и помочь им уже не смогла бы даже Великая Богиня Дельты.
За прошедший месяц путники так и не стали воинами. Все, что они смогли после предупреждения Найла, — это выставить копья в направлении тростников. Некоторые из человеко-лягушек на эти острия напоролись, но и только. Потом началась обычная драка, в которой зубастые и агрессивные порождения болот имели явное преимущество. На равных с ними сражались только бывшие охранницы Смертоносца-Повелителя, с младенчества воспитанные в готовности сложить голову за своих хозяев. Побросав копья, женщины решительно взялись за ножи и нанесли нападавшим немалый урон, однако и сами понесли большие потери: почти все плевки были нацелены именно в них.
— О чем задумался, Найл? — спросила Мерлью.
— Если бы мы спали, то все уже были бы мертвы. Не заметь я приближения этих тварей, мы все бы погибли. Даже если бы я просто не успел крикнуть… То, что мы живы, — это настоящее чудо.
— Только обязаны мы им не Великой Богине, — сочла нужным заметить принцесса. — Кстати, минут через десять мы опять останемся без воды. Симеон использует всю. Подумай лучше об этом.
Существенное замечание. После случившегося вряд ли кто-нибудь рискнет углубиться в тростники.
— Потом разберемся, — отмахнулся Найл. — А сейчас нужно отсюда уходить.
— В темноте? Ты с ума сошел.
— Здесь находится божок Мага. Нужно уходить, а то он навлечет на нас новые напасти.
— Где он? — закрутила головой принцесса. Найл показал.
— Только не подходи к нему. Он настолько пропитан злом, что, кажется, готов ожить и вцепиться в горло.
В сгустившейся тьме зеленый божок светился бледным, чуть желтоватым светом. Это производило впечатление. Какая же в нем должна быть энергия, чтобы мертвый камень излучал свет! Похоже, Маг не пожалел для путников своей злобы.
— И все-таки нужно ждать утра, — повторила Мерлью. — Симеон должен оказать помощь раненым, люди должны успокоиться, а все мы — видеть, куда ступаем. Кстати, надеюсь, у тебя больше нет желания вести нас вперед?
— А куда же еще?
— В лес вампиров ведут два узких прохода. Один через фунгусовую поляну, другой — через колючий кустарник. Там проще всего защищаться.
— От кого? Когда мы уйдем от божка, человеко-лягушки наверняка оставят нас в покое.
— А если Маг подкинет еще какой-нибудь подарочек? Думаю, после сегодняшнего оружие в руках смогут держать от силы полсотни человек. Причем и котлы, и узлы, и воду нести придется им же.
— Какие узлы?
— Только не говори, — фыркнула принцесса, — что ты не прихватил из дворца никаких вещей.
— Это барахло здесь ни к чему, — решительно заявил правитель. — Бросим.
— А больных и беременных ты тоже бросишь? — тихо спросила Мерлью, однако прозвучало это так зловеще, что Найл вздрогнул. — Когда ты бросал слабых в пустыне, то сохранял этим жизни остальным. Теперь ты собираешься сделать то же самое? Хочешь дойти до Богини любой ценой?
— Ерунда! — От слов принцессы у Найла аж мурашки по коже побежали. — Я не собираюсь никого бросать! Просто хочу уйти от этого проклятого божка!
— Двигаться по Дельте ночью куда опаснее, чем ночевать рядом с воплощением зла, — внезапно вмешался в разговор Симеон. — К тому же нам необходим сок ортиса. Немедленно. Иначе не удастся спасти и половины раненых. Они испытывают слишком сильную боль.
— Еще один свихнулся! — не выдержала девушка. — Куда ты собрался в темноте?! Смерти искать?!
— Никуда, — холодно возразил медик. — Найл говорил, что видел неподалеку еще один водоем.
Предлагаю отправиться туда с первым светом. Может, найдем.
— Тогда захватите с собой гужевых с кувшинами, — вспомнила принцесса Мерлью и примирительно добавила: — Вода нам нужна не меньше лекарств.
— И все-таки не нравится мне оставаться рядом с божком, — покачал головой правитель.
— Отодвинем лагерь на дальний край поляны и выставим посты, — практично предложила принцесса. — И вообще, на ночь нужно всегда выставлять караульных. Сегодня нам еще повезло. В следующий раз может сложиться хуже.* * *
С первыми лучами солнца утренний туман прорвали жадно жужжащие мухи, устремившиеся к распростертым телам. Сытые после боя смертоносцы не обращали на них ни малейшего внимания, и толстые падалыцики густо облепили погибших. За ночь тихие скромные бирюзовые цветы отрастили длинные усики, покрывшие мертвецов толстым сетчатым ковром, и теперь мухи с трудолюбивым гудением проделывали себе лазы к добыче.
При свете дня стало ясно, что пауки тоже понесли потери. Рядом с тростниками много маленьких паучат оказалось просто-напросто затоптано в схватке. Да еще и Шабр, отважно кинувшийся защищать свой «гарем», увлек за собой нескольких молодых смертоносцев. Опытный паук, умело пользовавшийся и волей, и массой тела, и лапами, и хелицерами, вышел из схватки с честью. А восьмилапые подростки остались лежать среди погибших человеко-лягушек и уже зарастали сочной травой. Хотя нападавшие и были истреблены поголовно, у Найла сложилось впечатление не победы, а окончательного разгрома.
Правитель оглянулся. Под виновником всего этого кровавого кошмара — маленьким пузатым божком — трава почернела и обуглилась; в радиусе нескольких метров цветы завяли, а вся зелень пожелтела и зачахла.
Туман неторопливо рассеивался.
— Ты готов, Найл? — Рядом с Симеоном стояли две незнакомые девушки в темных туниках.
— А где Завитра? — спросил Найл, облизнув внезапно пересохшие губы.
— Ее Шабр не отпустил. Так мы идем?
— Подожди. — Найл оглянулся на злого божка. — Уходить нужно всем. К тому же Мерлью просила набрать воды.
— Время уходит, Найл, нужно лекарство. Две охранницы уже умерли, еще несколько в опасном состоянии.
— Кто?
— Кто умер? Не знаю. Лица совершенно обезображены. У Сидонии твоей ожог на все горло, у Полиеты щеку разъело.
— Почему моей? — не понял Найл.
— Ты же ее откачивал. Слушай, мы идем или нет?
— Идем. — Найл выпрямился, сморщился от боли в укушенной ноге, но Симеону ничего говорить не стал, а громко позвал: — Мерлью! Ты где?!
— Здесь! — поднялась девушка, которая опять сидела рядом с Савитрой.
— Мы уходим, — сказал правитель, подойдя к ней. — Где кувшины для воды?
— У Тании. Вчера она воду Симеону носила… — Принцесса замялась. — Вы надолго?
— Не знаю. Озерцо, которое я видел позади, ближе к лесу вампиров.
— Попроси у Дравига нескольких пауков. На всякий случай.
— Ты забыла, куда мы идем? К озеру.
— Хватит болтать! — поторопил Симеон. — Пошли скорее.
— Идите, конечно, — внезапно сообразила Мерлью. — Тания с носильщиками вас догонят.
Понукаемые Симеоном, они быстро обогнули холм и вошли в прорубленную вчера просеку в тростниках, где уже зеленела юная поросль. Впереди настороженно двигались целые и невредимые Юккула с Рионом. Эта парочка вечером уединилась в сторонке, и опасность нежданной схватки их миновала. Теперь молодые люди стремились показать, что тоже не трусы, с готовностью кидаясь на каждый шорох, но единственным виновником шумов пока был ветер.
Сам Найл по мере удаления от поляны со злым божком успокаивался и никаких опасностей не ждал. Пройдя около километра, он остановился, пытаясь припомнить, где именно находилось озеро и в каком направлении нужно поворачивать. Однако сориентироваться не удавалось. Тростники, вымахавшие по сторонам просеки в два человеческих роста, не оставляли никакой надежды хоть что-нибудь разглядеть. Правитель тяжело вздохнул, воткнул копье в землю, опустился на колени и закрыл глаза.
Сознание очистилось легко, но вместо воспарения над болотом правитель внезапно ощутил пропитывающие копье эмоции. Усталость, преданность и плотское желание отдаться большому загорелому мужчине — Найл не сразу сообразил, что мысли принадлежат не копью, а его бывшей хозяйке, погибшей от челюстей живого капкана. Правитель заменил им свое, сломанное.
— Убери от меня копье, — попросил Найл Юккулу и снова закрыл глаза.
Увы, и теперь в сознание упорно лезли чужие мысли. Страх учениц медика перед чудовищами, готовыми в любой миг выскочить из камышей; напряженные размышления Симеона, не знающего, как лечить такое несметное число больных, не имея никаких лекарств, — медик рассчитывал найти все необходимое в Дельте, но вместо привычного побережья оказался в сухих припустынных местах. А Юккула и Рион, несмотря на сложность ситуации, думали о том, что неплохо было бы уединиться в густом тростнике. Они шарили длинными копьями среди стеблей и постоянно косились друг на друга. Найл остро ощутил как бы случайное прикосновение руки Риона к обнаженному бедру стражницы и зарычал от бессилия — сознание не желало подчиняться человеческой воле.
«Придется подниматься к лесу», — понял Найл и встал на ноги.
Шурша макушками тростников, пробежал легкий ветерок, и правитель, выросший в пустыне, мгновенно учуял среди болотной духоты дыхание свежей прохлады. Он замер, напрягшись, открывшись весь, до последней поры кожи, этому волшебному аромату. Еще один порыв ветра, и Найл выхватил мачете.
— Туда! — Он решительно врубился в стену болотной травы.
Тростник легко падал под ноги, жалобно хрустя под подошвами сандалий, и уже через пару шагов под ногами захлюпало. Потом довольно долго они двигались по колено в воде. Затем вода поднялась еще выше. Найл начал уставать и отступил в сторону, пропустив вперед Юккулу.
Примерно через час позади появилась тяжело дышащая Тания. Она попыталась поклониться — это получилось весьма неуклюже — и четко отрапортовала:
— Я прислана за водой, Посланник Богини.
— Ну так бери. — Найл, насколько позволяла тропа, развел руками. — Чего-чего, а воды тут хватает.
Тания наклонила голову, некоторое время с явным изумлением смотрела вниз, потом резко развернулась и уверенно скомандовала:
— Снимай кувшины! Заливай воду!
Вскоре водоносы отправились в обратный путь, а искатели сока ортиса продолжали прорубаться дальше. Когда уровень воды поднялся выше пояса, движение резко замедлилось: расчистка дороги над поверхностью ничем не помогала, поскольку ниже тростниковая стена оставалась все такой же плотной. Теперь тесные желтые стебли приходилось расталкивать, яростно приминая у корней и — когда получалось — обламывая. Сил уходило много, Юккула с Рионом быстро выдохлись, Найл опять вышел вперед, но и его хватило ненадолго. Теперь они двигались еле-еле, каждый шаг давался с трудом.
Впереди послышался громкий, нарастающий треск, шипение воды, и буквально на расстоянии вытянутой руки в воду рухнула огромная серая масса. Волна захлестнула путников с головой, а когда схлынула, то рядом обнаружился огромный, желтый, немигающий глаз.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.