read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


У всех людей одновременно перехватило дыхание.
Глаз окружало кольцо морщинистой кожи, а дальше огромную голову покрывали крупные толстые чешуйки. Каждая — с серебряный поднос Джариты. Челюсти чудовища были размером с повозку, из них торчало множество толстых клыков. Между клыков набились целые охапки тростника, и теперь монстр неторопливо двигал нижней челюстью. Кругообразные движения выдирали шуршащие охапки и отправляли в пасть.
Через пару минут вся «навязшая в зубах» растительность перекочевала в глотку чудища, и челюсть его остановилась. Монстр думал, в упор разглядывая людей.
Найл почувствовал, как по спине потекли струйки холодного пота… Однако Симеон оказался прав — болотные твари травоядны; монстр резко сорвался с места, развернулся — над головами прошелестел громадный мокрый хвост — и помчался в сторону. Издалека донеслись плеск и неторопливое чавканье.
Только после этого правитель наконец-то втянул в легкие теплый влажный воздух.
— Долго еще мы будем торчать на одном месте? — требовательно пробурчал Симеон.
— Уже пришли. — Найл проломил тонкую тростниковую стену и буквально вывалился на чистую воду.
Здесь было уже по грудь, и правитель предпочел остановиться — он так и не научился плавать.
Гладь озера просматривалась полностью — от тростников до тростников. Кое-где на волнах покачивались белые и желтые бутоны в окружении зеленых лопухов.
— Они? — спросил Найл.
— Нет, — покачал головой Симеон. — Ортис предпочитает мелководье.
Медик, которому вода доходила до подбородка, старательно помогая себе руками и подпрыгивая, двинулся вперед. Следом, покачиваясь от ударов волн, тронулась более рослая Юккула. Риона и учениц медика правитель тоже пропустил вперед, с тоской оглянулся на прочные стебли тростника, за которые можно было хотя бы ухватиться, и пошелследом.
Болотное чудовище пробило в зарослях широкие, как река у Диры, проходы, и медик стремился заглянуть в каждый, надеясь увидеть заветный цветок.
Пару раз он проваливался с головой, но Юккула каждый раз извлекала его на поверхность; Симеон отфыркивался и направлялся дальше, время от времени спрашивая:
— Жужжания никто не слышит?
Вода в нескольких шагах от правителя запузырилась, и на поверхности появилась голова человеко-лягушки. Некоторое время они с Найлом тупо таращились друг на друга. Потом, почти одновременно, Найл опустил копье, а человеко-лягушка нырнула. Однако закончиться этим явно не могло, и правитель настороженно ждал.
Опять запузырилась вода, и зеленая голова появилась снова. Найл метнул копье, человеко-лягушка плюнула — промахнулись оба. Болотный житель нырнул и больше не появлялся. Копье скользило по воде метров десять, остановилось, задумчиво покачалось на волнах, а потом медленно продрейфовало назад к правителю.
— Симеон! — позвал Найл. — Нет, значит, нет. Давай выбираться отсюда.
— Подожди. Неужели ты не чувствуешь?
— Что?
— Запах…
— Тухлятиной воняет.
— Не-ет, этот запах слаще…
— Кажется, там жужжит. — Одна из учениц показала на плотную стену тростника.
Медик устремился в указанном направлении и — о чудо! — поднялся из воды по пояс. Остановился, извлек из-за пазухи кожаную флягу, строго предупредил: «За мной не ходите, опасно!» — и скрылся в зарослях.
Найл не обиделся. Из рассказов отца он знал, что ортис ловит животных зубастыми складывающимися листьями. А поскольку цветок довольно медлителен, то подманивает и убаюкивает жертву сладким, душистым соком. Добыча становится слабой, сонной и безвольной, не замечает ничего вокруг, не чувствует боли. Стоит, собирая сок, хоть ненадолго утратить бдительность, и сзади вполне может подкрасться зубастый лист, из объятий которого еще никому не удавалось вырваться. А чаще всего люди просто засыпают, надышавшись запахами… Один раз так погибла целая семья.
Опять забурлила вода. Найл крепче сжал копье, однако на поверхность всплыл всего лишь комок ила. Где-то неподалеку послышался треск, потом шумно плеснуло. Через некоторое время в спину ударила волна. Пролетела над головой муха, сделала в воздухе пару кульбитов и стремительно спикировала в том направлении, куда ушел Симеон.
— Еще одна попалась, — пробормотал правитель.
— Что вы говорите, господин мой? — вскинулась Юккула.
— Беспокоюсь за Симеона. По-моему, он находится там слишком долго.
— Вполне достаточно, — откликнулся медик, выбираясь из тростника. — На первое время хватит, держи. — Симеон протянул Найду полунаполненную флягу и повернулся к ученицам: — Пойдем, Сонра.
Девушка достала из-за пазухи свою флягу, взяла ее в зубы и, широко загребая руками, направилась за учителем. Минут через десять они выбрались. Сонра сияла, как начищенный поднос, и гордо держала перед собой тугой бурдючок.
— Теперь ты, Тания.
Вторая ученица скрылась за стеной тростника почти на полчаса. Найл уже начал беспокоиться, когда Симеон выволок сомлевшую девушку за руку.
— Что с ней?
— Ничего страшного. Слишком низко наклонялась да еще вдохнула изрядно. Ерунда. Мы и так вполне достаточно набрали. В крайнем случае вернемся еще раз. Теперь знаем куда. Давай двигаться обратно.
— Ладно, — согласился Найл. Некоторое время они стояли на месте, потом Симеон потребовал:
— Ну? Идем?
— Куда? Ты помнишь, откуда мы вышли?
— Ну… — замялся Симеон. — Мне было не до того, я цветы ортиса искал.
— Я тоже на воде зарубок не оставил.
— Мы что, заблудились? — охнула Сонра, прижимая к груди драгоценную флягу.
— Заблудишься тут, холм над головой в полнеба, — недовольно буркнул правитель. — Просто новую тропу прорубать придется.
Неподалеку послышался привычный треск, шумный всплеск, высокая волна скользнула через озеро, благополучно миновала стоявшего на отмели Симона и с головой захлестнула всех остальных.
— Уговорил, — отфыркиваясь, выдохнул правитель. — Куда угодно, только на сушу.
Они побрели в направлении холма, где находилась поляна со злым божком, но быстро уткнулись в плотную стену тростника. Правитель, идущий первым, предпочел свернуть в один из проломов, оставленных болотным монстром. Тропа вывела на относительное мелководье — вода здесь поднималась лишь чуть выше пояса.
Найл остановился, повернулся к тростнику, раздвинул руками жесткие стебли… Больше всего на свете ему сейчас не хотелось вновь проламываться сквозь эти заросли.
— Честно говоря, я предпочел бы немного отлежаться, — вздохнул правитель, обнажая мачете. — После утренней прогулки все мышцы болят.
— Ладно, — сжалился медик, открывая свою флягу. — Только не глотать! Смочить кончик языка, не больше!
— Еще заснуть нам тут не хватает! — отказался Найл.
— Действие сока ортиса зависит от дозы, — охотно заспорил Симеон. — Если смочишь язык, это снимет усталость и легкие боли, сделаешь небольшой глоток — перестанешь замечать сильные боли, обращать внимание на раны, но появится сильная сонливость. Большой глоток способен снять болевой шок, но спать будешь как убитый. Ну а при двух-трех глотках сок ортиса — яд.
— Больше глотка никогда не пил, — признал Найл.
— Столько и не надо, — протянул флягу Симеон. — Просто смочи кончик языка.
Найл закрыл горлышко языком, вскинул флягу, опустил и протянул Юккуле. Прислушался к своим ощущениям. Усталость никуда не ушла, но вот ноги и вправду стали ныть меньше. Впрочем, даже если хочешь отдохнуть, застаиваться в воде не стоило. Лучше уж скорее на сухое место выбраться.
Правитель решительно вломился в тростники.
Место для выхода оказалось выбрано удачно. Метров через сто уровень воды дошел до колен, и Найл с чистой совестью уступил место стражнице. Еще минут через двадцать они выбрались на просеку. Сок ортиса, по всей видимости, только-только начал действовать в полную силу, поскольку отдыха никто не запросил. Путники быстрым шагом направились к лагерю и вскоре после полудня вышли на поляну.
Здесь густо и смачно пахло вареным мясом и горьковатым дымком тлеющего тростника. Беременных женщин и раненых принцесса собрала вместе и отделила от шуршащих зарослей редкой цепочкой настороженно сжимающих копья гвардейцев. Взрослые смертоносцы собрались на дальнем от злого божка краю, и только восьмилапые малыши весело носились за слетевшимися на запах варева мухами.
— Нашли? — встретила их вопросом Мерлью. Найл кивнул.
— Это хорошо. А то многие стонут просто непрерывно. «Добрый» Шабр даже добить некоторых предложил.
— Воду не всю извели? — деловито поинтересовался Симеон. — Глаза нужно еще пару раз промыть.
— Хватает воды, хватает, — успокоила принцесса. — Есть будете?
— Потом, — отмахнулся медик, устремляясь к раненым. Ученицы, сглотнув слюну, побежали следом.
— А я не откажусь. — Найл отложил копье и уселся прямо на землю.
— Тания! — громко приказала Мерлью. — Приборы мне и Посланнику Богини. Миски Юккуле и Риону!
— Равноправие, — заметил Найл. — Между прочим, по одной дороге идем, одинаково рискуем…
— Между правителем и слугой всегда должна быть ясная грань, — негромко перебила принцесса. — Если простой смертный вообразит себя равным нам, то с какой стати онстанет подчиняться?
— Ты говоришь так, — улыбнулся Найл, — будто сама бессмертна.
— Не забывай, что я принцесса, — вновь прорезался этот низкий бархатный голос. — Кто знает…
— Платьев не хватит, — попытался подколоть девушку Найл: Мерлью снова была в невесомом изумрудном платье с наборным поясом, волосы поддерживала тонкая золотая нить.
— Скорее умру, чем буду выглядеть, как Джарита или Тания, — спокойно ответила принцесса.
Девушка в светлой тунике принесла тарелки, другая подала ложки и бокалы с водой. Найл благодарно кивнул и задумался. Ему показалось, что это его служанки. Неужели влияние принцессы распространилось и на них?
Мерлью тем временем поманила пальцем одну из девушек к себе и шепотом попросила:
— Налейте две миски ученицам Симеона. Только постарайтесь отвлечь девочек в сторонку, а то этот костоправ оставит их голодными.
— Кстати, ты не помнишь, как их зовут? — внезапно спросил Найл.
— Сонра и Ляния, — с ехидной улыбкой ответила принцесса и приподняла бокал: — Твое здоровье, Посланник Богини.
Стараниями медика стоны на поляне прекратились. Раненые даже поели, хотя раньше им было не до того. Вода, естественно, опять кончилась, и Мерлью послала Танию за свежей. Возвращаться приказала уже не на поляну, а в лес вампиров.
— Сворачиваем лагерь? — спросил принцессу Найл и взялся за копье. — Там, на просеке, тростниковых ростков как песчинок в бархане. Пойду добуду несколько «капканов» — хоть день-другой заботиться о пропитании не придется.
— Один не ходи… — вскинулась было Мерлью, но увидела поднимающихся Юккулу и Риона и удовлетворенно кивнула.
Пока остальные сворачивали лагерь, Найлу вместе со своей «охраной» удалось выковырять из земли четырех жирных тварей, и с последней из них — самой тяжелой — на плечах они замкнули уходящую с поляны колонну. Точнее, нанизанного на копье «капкана» несли телохранители, а сам правитель шел последним, сжимая двумя руками копье и поминутно оглядываясь.
Избавившись от пришельцев, голубые цветы опять тонко и гнусно запищали. Похоже, этот гнусный звук был достаточно действенным средством самообороны: мухи, облепившие трупы, моментально взвились в воздух, однако совсем улететь от начавшей попахивать добычи не смогли и кружили на небольшой высоте, время от времени пикируя вниз, но тут же взмывая обратно. Тела павших в короткой схватке и умерших от ран успели густо зарасти зелеными побегами и не были заметны на травяном ковре. Все, что изменилось на поляне за прошедшие сутки, — это появился каменный божок, хорошо заметный в центре круга пожухлой травы.
Тростники тихо шуршали на ветру, никакой опасности от них не ощущалось, и когда пузатое воплощение зла скрылось за склоном холма, Найл несколько расслабился. У входа на просеку принцесса Мерлью пропустила колонну вперед и пошла рядом с Найлом.
— Тебе не кажется все это слишком странным?
— Что?
— То, как быстро развиваются зародыши у женщин.
— Нет. — Окончательно успокоившийся правитель вскинул копье на плечо.
— Целью Великой Богини является развитие разума на нашей планете. Именно поэтому все живые организмы, получая от нее энергию, начинают усиленно развиваться. У человека развитой интеллект уже имеется, и он к вибрациям Богини нечувствителен. Но ведь у ребенка разума еще нет? Вот дети и впитывают энергию, растут, как опунции после дождя.
— Странный способ поддерживать мыслящих существ у твоей Богини. Вместо уже разумных людей она вырастила смертоносцев, превративших нас в рабов. Неразумные дети развиваются с такой скоростью, что их матери оказываются на грани смерти… Своего Посланника она не видит и не слышит, а на пришедших поклониться верующих позволяет нападать всему, что только шевелится. А ты уверен, что у твоего корнеплода нет желания просто-напросто прикончить всех нас?
— Нет. Я разговаривал с Великой Богиней. Она и ее сородичи не способны ни развиваться, ни размножаться без мощного всепланетного интеллектуального поля. Вот они и хотят развить разум, чтобы такое поле на нашей планете появилось.
— И все-таки, — продолжала гнуть свое принцесса. — Почему человеческие зародыши развиваются так, что их матери вот-вот начнут умирать от перенапряжения, а паучата еле растут?
— А если без помощи Богини они росли бы еще медленнее? Что тогда?
Мерлью некоторое время молчала, потом фыркнула:
— А ведь правда, раньше я детей смертоносцев вообще не встречала. Их всегда прятали, пока не подрастут. Ладно, буду надеяться, что ты прав.
— Ты не веришь в Богиню?
— Верю. А вот в то, что она делает… Шесть женщин пришлось увозить в повозках. Четверо умерло вчера. Шабр говорит, что перенервничали во время нападения человеко-лягушек. А ведь большинство из них еще находятся на половине срока. Что будет дальше?
— Может, есть смысл уйти от Богини подальше? Вернуться пока к реке?
— Поздно, — покачала головой принцесса. — Они не дойдут.
Однако до леса вампиров дошли все в целости и сохранности. Здесь путники почувствовали себя как дома — они возвращались на место, где уже провели несколько дней и ночей; оказались под крышей — пусть этим кровом и была всего-навсего натянутая между деревьев паутина. Они больше не боялись нападений неведомых тварей — ведь незаметно сюда было никак не подобраться.
— Сидония! — окликнула начальницу охраны принцесса. — Посланник Богини приказал выставить постоянную охрану у проходов через колючий кустарник и через фунгусовое поле. На все время пребывания здесь он передает под твое начало стражниц и гвардейцев.
— Да? — негромко выразил удивление Найл.
— Нефтис все равно сейчас ни на что не способна, — тихо напомнила Мерлью. — А Сидония — командир опытный. Извини, что воспользовалась твоим именем, но меня она могла не послушать.
— Ладно, — кивнул Найл. — Ужин-то приготовить успеем? Уже темнеет.
— А готовить не надо, — довольно улыбнулась принцесса. — Достаточно разогреть то, что осталось с обеда.* * *
— Ты еще жив, Посланник Богини? — любезно поинтересовался Шабр.
— И тебя еще переживу! — не выдержал Найл.
Свой вопрос Шабр задавал каждое утро — уже четвертый день подряд, с тех самых пор, как Симеон предложил отрезать правителю ногу, а Найл отказался. Сейчас нога выглядела вполне нормальной, а вот к вечеру следующего дня по возвращении в лес она распухла как бревно и была примерно такого же цвета.
Древняя поговорка, согласно которой судьба благоволит отважным, доказала свою истинность с неожиданной прямолинейностью: заплеванные человеко-лягушками охранницы выздоровели довольно быстро. Как утверждал Симеон, «яд оказал активное дезинфицирующее воздействие». А вот полученные в свалке укусы воспалились практически у всех. Найл еще дешево отделался — ему повезло: он полдня «промывал» рану в болоте. Другие перенесли загноение намного хуже…
Но теперь все это позади. В память о схватке на ноге Найла остался только овал из белых коротких шрамов.
— У меня приятное известие, Посланник Богини, — не смутился отповедью правителя смертоносец. — Четверо паучат достигли половой зрелости. Пожалуй, скоро и у нас появится потомство.
— Четверо? А сколько детей рождается за раз у одной самки?
— Мы никогда не считали, — заметно смутился Шабр. В вопросе правителя слишком явно просматривался второй смысл. — К тому же высокая смертность среди малышей предусмотрена самой природой.
— Ты уверен? — Найл сразу вспомнил Тройлека, его рассказ о детстве, о братьях и отце.
— Это заложено в нашей природе, — попытался доказать свою правоту ученый паук. — Давным-давно, когда мы еще не обрели единства, подрастающий смертоносец должен был уходить с охотничьего участка матери, искать для себя жизненное пространство. Больше того, молодежь улетела по воздуху, на паутинах. Именно с тех времен у нас сохранилась любовь к полетам по воздуху и стремление молодых к передвижениям. Вот и сейчас взрослые смертоносцы находятся в засадах, выбрав удобные места, а подростки носятся туда-сюда. Естественно, кое-кто из них попадает на обед земляным фунгусам, кое-кто влезает в колючие кусты, некоторых ловят крупные хищники. Избежать этого невозможно!
Шабр оправдывался, но скрыть жестокой правды не мог. Половой зрелости одновременно достигли четыре подростка, а у паучихи рождается не меньше полусотни малышей. Значит, выживает в лучшем случае один из десятка. И это лишь тогда, если четверо паучат — братья. А если просто ровесники?
Листва раздвинулась, в чаше появилась Мерлью с соблазнительно пахнущей грудкой вампира и полной флягой в руках.
— Рада видеть тебя, Шабр.
— Рад видеть тебя, принцесса, — с облегчением поздоровался паук, довольный возможностью уйти от неприятного разговора. — Не буду вам мешать.
Восьмилапый попятился и спрыгнул с кроны.
— Странно, — удивилась девушка. — Раньше его ничего не смущало.
— Просто я задал ему неприятный вопрос, — признался правитель. — Ну, как там внизу?
— Спокойно, — пожала плечами принцесса и протянула ему печеную грудку.
Идея забраться в кроны деревьев-падальщиков родилась в горячечном бреду Найла, когда Симеон пожаловался, что женщины на сырой земле могут заболеть. «Так давай поднимемся на второй этаж! — заявил Найл. — Чем мы хуже вампиров?» И даже попытался забраться на дерево, забыв про распухшую ногу.
Принцесса его не пустила, послала двух охранниц в сопровождении доброго десятка маленьких паучат. Минут через десять Дравиг вместе с Шабром осторожно подняли на дерево больного правителя.
Вампиры уступили свой дом безропотно. Просто вспорхнули в небо, сделали прощальный круг и медленно удалились в направлении далекого плато, а их личинок мгновенно растащили паучата.
На «втором этаже» оказалось неожиданно удобно: крупные чашеобразные кроны деревьев-падалыциков позволяли с удобством разместиться троим-четверым людям; широкие мягкие листья хорошо сохраняли тепло и жадно поглощали все отходы — от испражнений до объедков, — не пытаясь при этом слопать самих постояльцев. Голубое небо над головой, свежий воздух. Днем прохладно, ночью тепло. Пожалуй, даже во дворце никогда не было так хорошо.
К тому же рядом находилась Мерлью.
Девушка с первого дня делила с Найлом одну крону, неотлучно сидела рядом, пока он балансировал между бредом и явью, носила ему еду и питье, спала, уткнувшись носом ему в шею и… И больше ничего. В отличие от женщин города, принцесса прекрасно знала, откуда берутся дети, и здесь, в Дельте, где беременность связана с реальной опасностью для жизни, рисковать не хотела. Все, чего удалось добиться Найлу, — это просьбы подождать и несколько искренних поцелуев. Но все равно, она была рядом. Он мог трогать ее волосы, касаться обнаженных плеч, рук, гладить теплый мягкий живот — а она делала вид, будто спит, но улыбалась, как бы сквозь сон просила перестать, и прижималась крепче.
— Возьми нож и вилку.
— Спасибо.
Особой нужды пользоваться столовым прибором для поглощения вампира Найл не видел, но перечить девушке у него и в мыслях не было. Раз нужно расковыривать мясо ножоми вилкой, значит, нужно. Ради Мерлью можно немного и помучиться.
— А где бокалы?
— Ты их еще вчера забрала.
— Правда? — Принцесса поколебалась, потом решительно махнула рукой: — А-а, все равно никто не видит! — и сделала несколько глотков из горлышка фляги. — Один раз можно.
— Можно, — согласился Найл. Ему очень хотелось разломить панцирь и выгрести остатки мяса зубами, но совершить подобное при девушке правитель не решался. В конце концов, дабы не соблазняться, он отбросил остатки завтрака к основаниям листьев. Черенок немного отстал от ствола, объедки провалились в образовавшуюся щель, и та с сухим хрустом закрылась.
— Были бы такие деревья у нас в Дире, — вздохнула принцесса. — Никакие бы жуки не понадобились.
— Что там жуки, — ответил Найл. — Эти деревья вполне могли бы заменить городскую канализацию. Ни запаха, ни выгребных ям, ни свалок, ни хлопот. Чисто и красиво. Если вернемся в город, обязательно там посадим.
— Ты так говоришь, словно и сам в это уже не веришь.
— Просто я совершенно не представляю, когда мы сможем двинуться дальше, к Великой Богине.
— Не знаю. — Принцесса аккуратно положила остаток вампирьей грудки рядом со стволом. — Ты как себя чувствуешь?
— Великолепно.
— Вампиры перестали попадаться в паутину. Ты сможешь устроить облаву в ковылях?
— Запросто! — Правитель обрадовался возможности наконец-то ощутить под ногами твердую землю.
— Вот только, боюсь, больше полусотни здоровых людей мы не соберем. Этого хватит?
— Сколько?! А где все остальные?
— Не волнуйся, большинство у Шабра. Но свободных рук не хватает…* * *
Охота оказалась удачной — за прошедшие со времен последней облавы дни животные вернулись на привычные места и оказались в кольце загонщиков. Но радость от богатой добычи омрачилась расплатой за везение: хотя Дравиг охотно выделил смертоносцев в помощь немногочисленной кучке людей, но теперь это были в основном вечно голодные подростки — паучата ростом от силы по колено. Поначалу Найл не беспокоился — в конце концов, пауки, наголову разгромившие армию Айвара Жестокого, размером не превышали кошку. Однако, то ли паучата еще не научились толково пользоваться своей волей, то ли не набрали достаточной ментальной силы, то ли вблизи от Великой Богини дичь обладала слишком высокой энергетикой, но почти десяток восьмилапых загонщиков затоптали вырвавшиеся из оцепления зеленые травяные клопы. На людей эти напоминающие ходячие столы вонючие существа тоже нападали, но точные и сильные удары копий их быстро «успокоили». За сытный обед заплатили жизнями только смертоносцы.
Впрочем, на самих смертоносцев это не произвело никакого впечатления. Взрослые пауки закинули за спину коконы с добычей и убежали к лесу, а подростки, деловито разодрав на куски блох и гусениц, принялись заматывать их в паутину прямо на телах мертвых товарищей. Отношения смертоносцев между собой, конечно, правителя не касались, но осадок на душе остался неприятный.
Впервые за последние дни людям достался не просто сытный, но и разнообразный обед: помимо уже привычных гусениц, блох и кузнечиков, жестких и вонючих клопов, Найл набрел на стайку мокриц. Эти забавные существа при малейшей опасности сворачиваются в прочный костяной шарик, пряча мягкое нутро под прочным панцирем, который ничемне разбить. Однако именно в таком виде их очень удобно закатывать в пламя костра, где они за считанные минуты превращаются в душистое и рассыпчатое, словно парная каша, жаркое.
К сожалению, общих посиделок у костра не получилось — под руководством Шабра и Симеона служанки и паучата бодро растащили еще горячую еду по кронам деревьев. Найл еле успел откатить себе и Мерлью два горячих костяных шарика.
Вскоре подошла и сама принцесса, устало опустилась рядом, протянула флягу:
— Опять вода кончается. Такое чувство, будто со всех сил бежишь по кругу. Еда, вода, караулы. Еда, вода, караулы. Еда, вода, караулы… Иногда появляется желание забеременеть, забраться в уютную крону, и пускай Шабр с Симеоном бегают вокруг, потея от стараний, а я буду только спать да греться на солнышке.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.