read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Тем временем под водой шла дележка дармового угощения. Забыв обо всем на свете, рачки отпихивали друг дружку, норовя ухватить кусочек покрупнее и повонючее; в самую гущу свалки лезли довольно рослые креветки — по десять-пятнадцать сантиметров. Их-то и начал выбрасывать из воды на берег Найл, а Нефтис складывала жадюг в заплечный мешок. Мелкая живность настолько увлеклась, что исчезновения товарищей совершенно не замечала.
Появилась упитанная полосатая рыбина с похожими на веера плавниками, влезла в общую кучу, быстро выскользнула обратно, отплыла в сторонку, что-то старательно заглотила, широко открывая жабры, вернулась. Найл попытался ее отогнать, но наглая гостья игнорировала даже пинки сандалией в бок.
Крупные креветки кончились. Правитель предвкушал, как будет наслаждаться в обед их нежным, чуть сладковатым мясом, — пусть даже без соли и масла, — а сам оглядывался, поджидая визита более опасного, но не менее вкусного обитателя моря: розового омара. Увы, его крупные, мощные и столь ароматные после трехминутного пребывания вкипятке клешни не спешили откромсать свою часть угощения. Вместо них появилась еще стайка креветок — ими и пришлось ограничиться.
Вскоре мелкие рачки разочарованно расплылись по сторонам, а рыба, недолго покрутившись, решила попробовать на зуб ногу Найла. Правитель вскрикнул и заторопился наберег. Навстречу ему, неся горсть желтых плодов, вышел из-за деревьев Симеон. Следом семенили Завитра и Сонра.
— Значит, ждите здесь, — проинструктировал учениц Симеон. — Я буду выбрасывать их на берег, а вы собирайте.
Затем медик вошел в воду, почти в точности повторил все манипуляции правителя и стал ждать. Постепенно на его лице все яснее и яснее вырисовывалось недоумение, а потом и раздражение.
— Брось копье, Сонра! — не выдержал он наконец. Получив оружие, медик несколько раз сильно ударил в воду и в конце концов извлек на воздух полосатую рыбину с веерообразными плавниками. — Вот, всех креветок распугала!
Бросив рыбу на песок, Симеон повел учениц дальше вдоль берега, внимательно всматриваясь в волны.
— Прикажи кому-нибудь развести костер и заняться этим чудищем, — кивнул Найл на рыбину, растопырившую жабры и выпучившую глаза, потом заглянул в мешок Нефтис и почесал в затылке: — Маловато. Давай-ка и мы новое место для «рыбалки» поищем.
Желанного омара правитель так и не встретил, но креветок набрал больше двух мешков и, глотая слюнки от предвкушения, после полудня вернулся в лагерь. В одном из больших котлов только-только закипала вода, а под другим огонь уже прогорел. Найл приказал отставить котел в сторону, рассыпал креветок на угли и завалил сверху сухими сучьями. Вскоре пламя взметнулось с новой силой.
Правитель вытянулся на песке неподалеку и стал ждать.
Подошла принцесса, прилегла рядом.
— Хорошо здесь, правда? Редкостное сочетание: и солнце светит, и жары нет. Море шуршит, будто убаюкивает, свежестью веет, запах непривычный. Приятный. Наверное, именно так и должен выглядеть Счастливый Край, а?
— Наверное, — согласился Найл.
— Так, может, и не пойдем никуда? Останемся здесь. Разве нам удастся найти место лучше?
— Нет, не удастся, — опять согласился правитель и повернул голову к девушке. — Здесь прекрасно. Море, песок, немного деревьев и кустов и очень много солнца. Скажи, принцесса, ты готова стать королевой в этом Счастливом Крае?
— Королевой? — Мерлью села, еще раз задумчиво оглядела бескрайний пустынный пляж, разбивающиеся о берег неутомимые волны, редкие деревья, сумевшие пробиться сквозь песок, и еще более редкие кусты. Рассмеялась и откинулась на спину. — Слушай, Найл, тут Симеон обещал меня пищей богов угостить. Пойдешь?
— Долго ждать. Давай попробуем ее прямо сейчас. — Он разворошил огонь и принялся выгребать обугленных рачков. Быстро счистил с одного ставший хрупким панцирь, кинул в рот, блаженно зажмурился. — Пожалуй, уже готово.
Десяток креветок Найл отгреб себе с принцессой, на остальные кивнул Нефтис:
— Давайте разбирайте, пока горячие.
Возможно, питайся они этим нежным, чуть-чуть сладковатым и слегка припахивающим йодом мясом каждый день, оно не вызывало бы такого восторга, но все, кроме Найла и Симеона, пробовали его впервые в жизни и восхищения скрыть не могли. Даже знающая во всем меру принцесса объелась до того, что не могла двигаться и, жмурясь солнцу, лениво сказала:
— Королевой быть в этой глухомани не хочу, а вот отдыхать готова хоть всю жизнь. Гони нас отсюда, Найл, а то привыкнем к хорошему и уходить не захотим.
Лагерь зашевелился ближе к вечеру, когда солнце опустилось почти к самой линии горизонта, и хотя до сумерек было далеко, у моря стало заметно прохладнее. Быстро выяснилось, что ловить в воде практически нечего — почти все крупные рачки попались людям с первой попытки, а другой добычи не удалось даже заметить. На берегу подходящих объектов для охоты тоже не нашлось — только редкие мухи да слепни, но и те среди смертоносцев долго не летали… Впервые с начала похода пришлось воспользоватьсязаготовленными в лесу вампиров припасами.
Найл не только не огорчился, но и, наоборот, приказал раздавать парализованную живую пищу всем проголодавшимся смертоносцам. Он хотел добавить паукам сил перед дальней дорогой, а людям облегчить заплечные мешки. В конце концов, главное в пустыне — вода. Будет вода, с едой что-нибудь придумают; не будет воды — и пища не понадобится.
— Первый раз в жизни попала на море, а ты сразу уводишь, — посетовала Мерлью. — Обидно.
— Как первый раз? — удивился Найл. — Разве вас не на корабле в город привезли, когда Диру захватили?
— Тогда я была пленницей, а не свободным человеком! — резко ответила принцесса.
— Извини, не хотел тебя обидеть…
— Ладно, — смягчилась девушка. — Ты ведь тоже через это прошел.
— Да уж…
Найл вспомнил неожиданный, резкий удар, от которого перехватило дыхание, вновь ощутил рывок, перевернувший его вверх ногами и вскинувший в воздух, бесстрастно-задумчивые глаза и клыки перед самым носом, острый мускусный запах и собственный крик ужаса.
— Ладно, давай не будем больше об этом, — взяла его за руку девушка.
— Пойдем лучше к морю.
В сумерках море успокоилось, поражая зеркально-ровной гладью. Словно и не пучина без дна и края, а тихое лесное озерцо.
— Красиво… — прошептала принцесса. — Вот только холодно.
Девушка сильнее прижалась к правителю, спрятав ладошки под мышки, положила голову ему на плечо. Они сидели метрах в пяти от воды и молча любовались темной бездной, в которой уже начали отражаться первые, самые яркие звезды.
Найл положил руку ей на плечо, ткнулся носом в пахнущие можжевельником волосы.
— А хочешь, искупаемся? — откинула голову Мерлью. — Ночью вода становится совсем теплой.
Ее губы оказались почти напротив его, Найл не устоял перед порывом и поцеловал свою принцессу. Та ответила. Найл целовал ее снова и снова, пьянея от внезапной вседозволенности. Нет, Мерлью не была первой его женщиной, но никогда еще он не испытывал такого счастья от возможности целовать горячие страстные губы. Да и не было их раньше, таких вот губ. Раньше были тела, покорные или властные, сильные или податливые, дарящие удовольствие или просто выказывающие покорность. Чувства не было.
— Я люблю тебя, Мерлью, — прошептал он. — Я люблю тебя, желанная моя…
— Врешь ты все… — В словах девушки было больше неуверенности, чем усмешки, и она с готовностью откинулась на спину. Его руки скользнули по стройному телу, не задерживаясь ни на груди, ни на животе, ни на бедрах, ни на ногах — они хотели объять сразу все. Потом забрались под подол туники, коснулись кудрявого пушка внизу живота. Принцесса резко сжала ноги, расслабила, опять сжала, ее тело на мгновение выгнулось, словно сведенное судорогой, и тут же опало.
— Подожди, — шепнула Мерлью. — Последний поясок сломаешь. Я сама.
Она села, немного повозилась с поясом, отложила в сторону. Потом вытянула руку в сторону моря:
— Смотри!
— Что?
Найл тоже присел. Метрах в ста от берега, глубоко под поверхностью воды, неторопливо передвигалось пять зеленых огней. Они то останавливались, то ускоряли ход, то возвращались обратно, туда, где только что побывали. Потом двигались дальше.
— Что это, Найл?
— Какая разница? — отмахнулся правитель и решительно опрокинул принцессу на спину. Ее обнаженное тело жгло его, как тысяча костров, он просто сходил с ума от близости той единственной, что манила его столько лет, стремилась навстречу, но всякий раз оказывалась недоступной. Неподалеку раздался плеск воды.
— Что там? — тихо спросила девушка.
— Какая разница? — Найл продолжал целовать ее подбородок, ее шею.
— Никакой, — согласилась Мерлью и покорно закрыла глаза.
Найл сгорал от нетерпения, его член напрягся так, что готов был взорваться. Найл стремился войти в нее, овладеть, стать с ней единым целым, в полной мере ощутить ее страсть, подарить ей наслаждение и вернуть себе рассудок, но сперва хотел исцеловать ее всю, до последней клеточки, запомнить ее тело на всю оставшуюся жизнь.
Опять где-то недалеко заплескалась вода.
— Что там… — безразлично произнесла принцесса, груди которой правитель нежно касался языком. Серый в ночи сосок съежился и заострился.
Рядом послышался шорох.
На этот раз они повернули головы на звук и увидели, как выползшее из воды толстое, мокрое щупальце нашло у ног девушки трухлявый обломок дерева, цепко его ухватило и стремительно утащило в темноту. Незадачливые любовники мгновенно сорвались с места, бросились под: деревья, и только отбежав шагов на двести, остановились.
— Она же… чуть… не сожрала… нас… — тяжело дышала девушка.
— Ничего, все позади. — Найл попытался ее обнять, но Мерлью, предупреждающе вскинув руки, отступила.
— Не надо, Найл. Пожалуйста, не надо. Только не сейчас. — Она прижала руки к лицу и тяжело прошептала: — Великая Богиня, как я испугалась!
— Мерлью…
Правитель попытался было что-то сказать, но девушка остановила его:
— Не надо. Прости, но только не сейчас. Не могу. Проводи меня к костру. Пожалуйста…
— Конечно, милая, конечно. — Найл попытался взять ее за локоть, но принцесса тут же вцепилась в его руку мертвой хваткой и не отпускала до самого лагеря.* * *
Утром колонна покинула Дельту и начала переход через пустыню.
Точно так же, как и при бегстве из города, ноги вязли в рыхлом песке; точно так же раз за разом приходилось подниматься на бесконечные барханы и спускаться в низины между ними; точно так же пекло солнце. Но на этот раз дорогу одолевали люди, привыкшие к длинным переходам, на этот раз справа от путников синело, то удаляясь, то накатываясь на ноги, бесконечное море.
Первым решил перехитрить жару Рион. Он свернул к воде, быстро, прямо в одежде, окунулся в волны и вернулся на свое место. Через пару минут его примеру последовала Юккула. Потом почти на час море отодвинулось на юг, но в конце концов опять оказалось совсем рядом, и на этот раз охладиться решили еще несколько человек. Ну а дальше купались при каждой возможности почти все. Только принцесса и правитель никак не могли избавиться от страха перед темными глубинами, да Нефтис, следуя примеру повелителя, стоически переносила жару.
Остановилась колонна уже в темноте. Люди наскоро перекусили оставшимся от завтрака мясом, экономно запили водой и стали укладываться спать.
— Долго нам идти? — полушепотом спросила Мер лью, когда все уже затихли.
— Такими темпами, думаю, дней восемь.
— Воду больше чем на шесть дней растянуть не удастся.
— Знаю. Но два дня, думаю, люди выдержат. На этот раз мы знаем, куда идем, не в неизвестность прорываемся. Да и нет вокруг чувства безысходности, тебе так не кажется?
— Посмотрим, что будет завтра, — пожала плечами принцесса.
Второй день путникам пришлось преодолевать натощак. Никакой вяленой или соленой пищи запасти так и не удалось, а запечь взятых с собой парализованных животных было не на чем. Однако никто не роптал. Все уверенно шагали вперед, не забывая при каждой возможности купаться. В конце концов жара победила страх и у правителя с принцессой. После полудня они окунулись в прохладное море, и действительно стало намного легче.
Голод начал сказываться только на третий день. Люди погрустнели, шаг замедлился. Найл приказал идти по кромке воды, по плотному прохладному песку, хотя это и удлиняло путь раза в полтора. Зато часа через два по выходе нашлось выброшенное волнами далеко на берег и высушенное немилосердным солнцем толстое бревно. Добавив к этомуподарку судьбы собранные вокруг плывуны — пересохшие трубчатые водоросли, — удалось зажарить двух снятых с повозки кузнечиков, и каждый человек смог немного подкрепить силы. Смертоносцам Найл тоже предложил поесть, но те еще бодрились.
Дальше колонна снова двигалась по прямой, встречаясь с морем только время от времени, но теперь люди внимательнее смотрели на извилистый берег и заметили, что всякие бревна, кипы плывуна и охапки переплетенных ветвей встречаются довольно часто.
— Пока повозки не опустеют, наши желудки могут быть спокойны, — сделала вывод повеселевшая принцесса.
Найл тоже испытал облегчение, но теперь решил останавливаться на привал только в полной темноте. Пока не кончились пища и вода, следовало пройти как можно дальше. Будь его воля, он и выступал бы затемно, но смертоносцы до первого утреннего тепла осмысленно двигаться не могли.
Настоящее беспокойство правитель начал испытывать на шестые сутки, когда воды остались уже считанные глотки, а до реки предстояло идти еще не меньше двух-трех дней. Сухой жар пустынного солнца высосал выносливость из, казалось бы, закалившихся женщин. Они еле-еле переставляли ноги и с ненавистью смотрели на празднично искрящееся море: столько воды, а пить нечего! Если так пойдет дальше, то остаток пути займет уже не два-три, а четыре-пять дней, и путники просто начнут падать. Если только это не произойдет прямо сейчас.
«Оазис! — мысленно молил он Великую Богиню. — Сотвори где-нибудь здесь оазис. Что тебе стоит?»
Умом правитель понимал, что пришелица из далекого космоса ни на что сверхъестественное не способна, но все равно продолжал надеяться. И доброжелательная судьба в очередной раз преподнесла неожиданный сюрприз.* * *
С вершины бархана они довольно долго рассматривали маленькое поселение.
— Четыре хижины, два десятка человек, — убеждала правителя принцесса.
— Видишь, деревья — значит, и вода есть. Это оазис. Маленький оазис в пустыне. Мы уничтожим их всех за минуту! Нас в десять раз больше, и это не считая смертоносцев. Прикажи атаковать их, Найл.
— Кучка пальм еще не означает, что там есть вода, — покачал головой Найл, — поверь моему опыту. Мы можем получить просто влажный песок, к тому же на изрядной глубине.
— Но эти люди, не пальмы, Найл. У них наверняка есть вода.
— Ты так торопишься пролить кровь невинных, принцесса?
— У нас нет воды, Найл. А это — самый настоящий оазис! Это — наше спасение! Вспомни, Найл, нас тоже никто не жалел! Мы ведь не по своей воле покинули город!
— Там нет пауков? — оглянулся правитель на Дравига.
— Нет, Посланник.
— Вот видишь, — зашептала принцесса, — раз пауков в оазисе нет, значит, и предупредить они никого не смогут, и на помощь позвать. Людям отдых нужен, Найл. Им нужны вода, спокойный сон в тени деревьев.
И все-таки Найл не торопился. В сотне шагов позади стояла длинная колонна. Люди и пауки действительно устали и нуждались в отдыхе, в кувшинах и флягах высохли последние капли воды, но все равно правитель не мог заставить себя пойти вперед и вот так, запросто, превратить в прах два десятка человеческих жизней. К тому же этот прибрежный оазис из четырех хижин ему явно что-то напоминал.
— Ты хочешь, чтобы мы все поумирали здесь, в двух шагах от жизни, — не унималась принцесса.
— Никто пока не умирает! — огрызнулся правитель.
Из-под деревьев вышел мужчина с белым пластиковым подносом и неторопливо направился в одну из хижин.
И тут правителя осенило!
— Великая Богиня! — воскликнул он, выпрямляясь во весь рост. — Да это же солеварня!
— Кто? — переспросила Мер лью.
— Дравиг, — приказал Найл, — выведи смертоносцев на вершину бархана слева от меня. Нефтис, приведи людей сюда и поставь справа.
Вскоре пришельцев заметили. Внизу послышались крики, забегали люди, громко защелкали бичи. Когда мужчин выстроили, Найл неторопливо спустился с бархана и вошел в оазис. Опять защелкали кнуты, послышались гортанные выкрики. Мужчины замерли, не шевелясь, не дыша и глядя прямо перед собой. Надсмотрщицы упали на колени и низко склонили головы.
— Как давно я не видел такого прекрасного зрелища! — коротко вспыхнуло и погасло в сознании восхищение Шабра.
Правитель подошел к первой из надсмотрщиц и достаточно громко, чтобы слышали все ее подчиненные, сказал:
— Встань, Райя. Я очень рад тебя видеть.
Главная надсмотрщица хотела было выставить своих работников на улицу и предоставить огромной свите Посланника Богини все жилье, однако Найл не разрешил. Да и все равно двести человек в четыре дома никак не поместятся. К тому же камышовые хижины, больше напоминавшие примитивные шалаши, не предоставляли особого комфорта — речь шла, скорее, о почете. Привилегию ночевать под крышей получили только Симеон со своими ученицами, Нефтис, Сидония и принцесса. Для них освободили помещение, предназначенное для надсмотрщиц.
Маленький оазис не мог вместить всех изгнанников, поэтому смертоносцы, наводящие ужас на рабочих солеварни, вышли в пустыню, окружив зеленый островок плотным двойным кольцом, и замерли, слегка подогнув лапы и плотно сжав дыхальца, а люди, ведомые одной из надсмотрщиц, сняв поклажу и оставив оружие, отправились к колодцу.
Райя ни на что не жаловалась, но Найл легко читал ее мысли и знал, что здешним обитателям грозил голод, что у них оставалась только копченая рыба, да и той от силы на месяц. Если досыта накормить пришельцев — припасы закончатся в два дня.
— Кстати, а откуда у тебя копченая рыба? — удивился правитель.
— Два месяца назад сюда заходил корабль, Посланник Богини. Он взял немного соли, а взамен оставил рыбу. За все время после вашего визита это единственный корабль.
Надсмотрщица не жаловалась, она целиком и полностью полагалась на мудрость Смертоносца-Повелителя, покорной слугой которого воспитывалась, и Посланника Богини, ставшего повелителем по распоряжению властелина вселенной. Но солеварня находилась в пустыне, а несколько финиковых и банановых пальм и заросли опунции не могли прокормить всех работников. Еду сюда привозили корабли, приходящие за солью. Нет кораблей — нет еды. До сих пор голод не наступил только благодаря копченой рыбе.
— Ты слышал, Дравиг? — обернулся Найл к старому смертоносцу. — Флот цел. Наверное, они не дождались нас у Дельты и пока крейсируют в море да рыбачат для пропитания. Надеюсь, их удастся найти.
— А если это был корабль захватчиков? — засомневался паук.
— Вряд ли. Они ведь не пытаются захватить оазис? Значит, не знают о его существовании. Попади моряки в руки пришельцев, Тройлек вытянул бы из них все.
— А если это место им просто не нужно?
— Нужно, да еще как, — покачал головой правитель. — Это ведь единственный источник соли для города.
— В этот момент в его сознании что-то колыхнулось, пока еще невнятное и бесформенное, но находящийся в прямом контакте Дравиг тут же поддержал, возникшую мысль всей силой объединенного сознания смертоносцев; она была немедленно разобрана на множество составляющих, из нее вычленили обрывок воспоминания о разговоре с одним изпаучьих правителей и тут же из общей памяти восстановили разговор целиком.
Год назад в усыпальнице повелителей специально для разговора с Посланником Богини хранители «накачали» жизненной энергией тело советника Кизиба. Рассказывая о временах покорения двуногих, паук упомянул, что смертоносцы успешно засылали в непокорные города лазутчиков — воспитанных в духе преданности людей, слуг — под видом пастухов, торговцев или погонщиков.
— Если в городе нет другой соли, — задумчиво сказал правитель, — значит, ею можно успешно торговать? Судя по словам Тройлека, торговля в их обществе — явление обыденное.
— Ты хочешь пойти в город? — обеспокоенно спросила принцесса.
— Мне нельзя. Узнают.
— Может быть, я?..
— Тебе тоже нельзя. Из нас вообще никому нельзя идти. Не думаю, что все пауки захватчиков такие же «переводчики», как Тройлек, но кое-кто наверняка способен отличить торговца от лазутчика. Боюсь, наше мышление слишком разнится с мышлением крестьянина или пастуха. Рисковать нельзя. Пойти должен тот, кто действительно хочет сбыть свой товар, а взамен получить другой.
— Может, Рион? — подумав, предложила Мерлью. — В городе он занимался торговлей.
— Причем неудачно, — добавил Найл. — Нет, ото всех нас за милю разит Дельтой. У нас аура бродяг, а не заботливых хозяев.
Мерлью кивнула, признавая правоту правителя, и перевела взгляд на Дравига, потом на Симеона, но никто ничего предложить не мог.
— Простите, Посланник Богини, — решилась задать вопрос надсмотрщица.
— Я правильно понимаю, что в городе произошла беда?
— Да, Райя, — кивнул Найл. — Нам пришлось покинуть его.
Надсмотрщица промолчала. Теперь она поняла, почему про солеварню забыли, почему не присылают провизию и не забирают соль. Она подумала о том, что все вино выпито, а колодец сегодня наверняка вычерпают до дна. Значит, воды у нее тоже не останется. Она не роптала — раз Посланник Богини хочет забрать все, значит, так нужно. Она лихорадочно искала способ выжить.
— Отсюда до устья реки примерно два дня ходьбы, — сказал Найл. — Завтра мы с людьми отправимся туда, наберем воды, наловим рыбы. Соль есть, часть улова завялите, часть засолите. Водой зальем все емкости. К тому времени, когда она кончится, колодец успеет наполниться снова. Придется вам, — правитель улыбнулся, — на рыбе пока посидеть, другого ничего нет. Когда появится возможность, пришлю мясо.
— О чем ты, Найл? — не поняла принцесса.
— Понимаешь, это наша солеварня, а не захваченное вражеское селение. Мы не разорить ее должны, а сделать все, чтобы люди жили здесь сытно и нормально и спокойно занимались своим делом.
— Конечно, — вскинула руки Мерлью. — Просто переход был несколько… неожиданный.
— Если ты выделишь мне надсмотрщицу, Райя, — добавил Симеон, — мы завтра сходим к морю и я покажу, как ловить креветок. Вас здесь живет немного, сможете время от времени разнообразить меню.
Райя ничего не ответила, но на сердце у нее полегчало. Она лишний раз убедилась в бесконечной мудрости Посланника Богини, в том, что он способен предусмотреть любуюмелочь, позаботиться о каждом из своих слуг. Найлу даже неудобно стало от ее благоговейного трепета, но не рассказывать же, что он просто читает ее мысли!
А потом правитель подумал, что глупая женщина вряд ли смогла бы стать главной надсмотрщицей. И о том, что думает она в основном о нуждах оазиса, о еде, воде, соли. О том, что есть и чего не хватает…
— У тебя много соли, Райя?
— Много, — кивнула она. — Почти четырехмесячный запас.
— Десять человек унесут?
— Не-ет, — помотала головой женщина. — Намного больше. Думаю, половину вашей свиты можно нагрузить, Посланник Богини.
— Да, — согласился Найл. — Действительно много. Вот что, Райя. Выбери десять своих мужчин, нагрузи им котомки солью. Тебе придется сходить в город, поменять там эту соль на ножи. Вот такие. — Правитель вынул мачете и показал ей. — А то у меня больше половины людей остались без оружия. Еще попытайся выменять наконечники для копий. У нас вот такие, самодельные, из ножей, а у чужаков есть специальные. А еще — сама подумай, тебе здесь тоже наверняка много чего нужно.
— Извини, Посланник Богини, — смутилась надсмотрщица, — я не знаю дороги в город.
— Зато я знаю. Тут примерно день пути. — Правитель повернулся к смертоносцу: — Дравиг, выдели двух пауков довести Райю до города. Пусть они подождут ее в полях и проводят обратно.
«Смертоносцы вскоре почувствуют голод», — корректно сообщил Дравиг — мысленно, только для правителя.
«У нас в повозке еще есть несколько кузнечиков и саранча, — так же мысленно ответил Найл. — Те, кто пойдет к городу и к реке, пусть поедят».
— Как прикажете, Посланник Богини, — покорно склонила голову Райя. Порученное задание было ей незнакомо, но приказ есть приказ.
— И еще… — начала принцесса, но Найл ее тут же перебил:
— Ничего больше! Только поменять соль на товары. Ну, может быть, немного любопытства. Обычное любопытство попавшего в город крестьянина. Его сочтут естественным. Но ничего больше!
— Ты меня не понял, Найл. Пусть выменяет мне платье. У меня не уцелело ни единого из выходных. Не могу же я, принцесса, все время ходить в тунике гвардейца?!
— Ладно, — махнул рукой правитель, — пусть будет платье. Имей в виду, Райя, соли в городе наверняка нет, старайся менять подороже.
— Что значит «подороже», Посланник Богини? — не поняла надсмотрщица.
— Ну-у… — задумался Найл. — Скажем, так: за горсть соли требуй ножик или новую тунику… А дальше как договоришься. Старайся отдать поменьше, а взамен взять побольше.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.