read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Утолив голод, Линк прилег на диван и забылся тревожным сном. Разбудила его легкая вибрация на груди. Контрразведчик мгновенно вскочил и вытащил из кармана проджер.Из прибора послышался твердый женский голос. В первую секунду Торренс даже не сообразил, с кем разговаривает.
–Что за черт! – выругался офицер. – Куда вы исчезли? Я дал три часа, а прошло…
– У нас возникли трудности, – ответила Корлейн.
– Детали меня не интересуют, – произнес Линк. – Немедленно убирайтесь с планеты! Где Ро… руководитель?
В порыве гнева контрразведчик чуть не назвал фамилию Лоренса. Этого еще не хватало.
– Он погиб, – сказала Лиза. – Мы угодили в засаду. Понесли серьезные потери…
Теперь Торренс узнал заместителя Ронинвера. У нее слишком характерные интонации.
– Мне искренне жаль, – бесстрастно проговорил офицер, – но тут уж кому как повезет. Вы должны срочно вернуться на корабль. Обстановка в корне изменилась. Противник перехватил инициативу.
– Это невозможно, – вымолвила женщина. – Мы буквально в шаге от цели. Комонцы успели забаррикадироваться в одном из отсеков. Штурм в самом разгаре. Добытые сведения позволят…
– Перестаньте! – грубо оборвал Корлейн полковник. – Я не намерен дискутировать. Операция завершена.
– Нет, – произнесла Лиза. – Я не отступлюсь. Такого шанса больше не будет.
– Вы отказываетесь подчиниться? – удивленно спросил Линк.
– Да, – подтвердила женщина.
– Напрасно, – сказал контрразведчик. – Ракеты уже готовы к запуску.
– Значит, мы умрем, – холодно констатировала Корлейн.
– Проклятье! – воскликнул Торренс. – Ваше упрямство невыносимо. Поймите же, к Ульфре идет вражеская эскадра.
– Сколько у нас времени? – уточнила Лиза.
– Около сорока часов, – проговорил полковник.
– Присылайте боты к «Ш4» ровно через сутки, – сказала женщина.
– Вы сошли с ума! – выдохнул офицер.
– Ничуть, – возразила Корлейн, – я не остановлюсь на полпути. Чего бы это ни стоило. Дальнейший спор не имеет смысла. Либо вы уничтожите нас, либо выполните мое условие.
Линк хотел возразить, но проджер ученых был уже выключен. Контрразведчик грубо выругался. Женщина определенно спятила. Она не осознает реальность. Поправив китель, Торренс решительно направился к выходу.
Полковник быстро спустился по лестнице на две палубы вниз и меньше чем через минуту вошел в рубку управления. Офицеры дежурной смены тут же вскочили со своих мест. Небрежно махнув им рукой, Линк жестом позвал командира «Виллока».
Отойдя в сторону, контрразведчик передал майору ультиматум Корлейн. Иначе ее требования и не назовешь.
На лице Гроненбера не дрогнул ни один мускул. После короткой паузы он спросил:
– Вы уже приняли решение?
– Нет, – ответил Торренс. – Меня интересует ваше мнение.
– Лучше бы стартовать сейчас, – произнес командир крейсера. – Но тогда зачем было оставаться на орбите Шейлы? Возвращаться в графство без ученых глупо.
–Предлагаете рискнуть? – Линк взглянул на офицера.
– В нашем распоряжении будет четырнадцать часов, – сказал майор. – Три на разгон в системе Ульфры. Затем прыжок в гиперпространство. Чтобы развить максимальную скорость понадобится еще шесть часов. Теоретически времени хватает. Однако грань очень тонкая. Точные координаты эскадры комонцев неизвестны. Вдруг корабли находятся ближе, чем мы предполагаем. Тогда проблем не избежать.
– И как это выяснить? – проговорил контрразведчик.
– Есть два способа, – вымолвил Гроненбер. – Первый, связаться с полковником Дретоном. Наблюдатели «Брегета» наверняка отслеживают противника.
– Данный вариант исключается, – покачал головой Торренс. – Режим молчания нельзя нарушать.
– Второй, – продолжил командир «Виллока», – самим провести разведку. Но это значительная потеря топлива. Придется преодолевать световой барьер, а потом возвращаться назад. И, возможно, мы окажемся в цейтноте.
– Гораздо проще надеяться на удачу и терпеливо ждать, – С горечью усмехнулся Линк.
– Вообщем да, – согласился майор.
– Что ж, так и поступим, – произнес контрразведчик. Торренс неторопливо двинулся к двери. На душе стало как-то спокойнее. Гроненбер – отличный офицер. Он справитсяс нелегкой задачей. Менять что-либо уже поздно. В конце концов, успех сопутствует смельчакам. Главное, не дрогнуть в ответственный момент, не упустить свой шанс.
Лиза убрала проджер в карман, сняла перчатки и со злостью швырнула их в угол. Вилл сидел неподалеку в мягком кресле. Наемник прекрасно слышал ее разговор с полковником. Женщина не понижала голос. Она играла в открытую. С расспросами Нокли не спешил. Пусть Корлейн придет в себя. Заложив руки за спину, сирианка нервно прохаживалась по блоку. Внезапно Лиза замерла, посмотрела на сержанта и негромко сказала:
– В космосе откуда-то появилась эскадра комонцев.
– И враг будет здесь через сорок часов, – догадался Вилл.
– Да, – подтвердила женщина.
– Ситуация все веселее и веселее, – заметил наемник. – Наши сутки для руководителя экспедиции, словно нож в сердце. Он собирался эвакуировать группу?
– Я категорически отказалась, – проговорила Корлейн. – Тогда полковник пригрозил запустить ракеты.
– Насколько реальна его угроза? – уточнил Нокли.
– Не знаю, – пожала плечами сирианка. – По голосу определить трудно. Сомнения, безусловно, есть, но и риск велик. Противник может перехватить крейсер.
– Значит, либо мы уберемся отсюда в назначенный срок, либо взорвемся вместе с колонистами, – подвел итог сержант. – Блестящие перспективы. Радует лишь то, что мы умрем, не успев это даже понять. Кстати, не хотите уменьшить карантинный период?
– Нет, – жестко отреагировала Лиза. – Информации о «БХ-17» очень мало. Дополнительная страховка не помешает. Если на корабле вспыхнет эпидемия, не спасется никто.
– Как прикажете, – произнес Вилл.
Волков сидел на полу в четвертом отсеке и лениво жевал галету. Редкая гадость, хотя и питательная. Рядом расположились сменившиеся с поста Кавенсон и Элинвил. Окрианцы тоже утоляли голод. Возле стекла стоят Парсон и Бентли. Джея сержант оставил за старшего.
Наемники знали, что им придется провести на базе еще сутки. Правда, при одном условии – если у Нокли и сирианки не будет симптомов заражения. В противном случае рота никогда не покинет «Ш-4». Но о таком исходе операции солдаты старались не думать. Они с подопытными комонцами не контактировали. Опасность, конечно, есть, но пока все чувствуют себя нормально.
Из коридора в помещение вошел Клертон.
–Хорошо, что здесь два туалета, – проговорил Эрик. – Вспомогательный сектор теперь закрыт.
– Не вижу проблемы, – пожал плечами Марзен. – Свободных блоков тут достаточно.
– Ну, ну, – язвительно сказала эданец. – А потом вдыхай «приятные» ароматы…
– Привыкнешь, – рассмеялся Элинвил.
– Черт подери, как вы можете есть, – пробурчал Клертон. – Мертвецы в третьем отсеке уже начали разлагаться. Запах отвратительный. И дверей, как назло, нет.
– А мы не замечаем, – произнес Марзен. – Ты стал чересчур щепетильным. Будь проще.
– Эрик прав, – вмешался Брик. – Система жизнеобеспечения поддерживает постоянную температуру. В зоне наблюдения слишком тепло. Нас пока спасает вентиляция. Но это ненадолго.
– Что верно, то верно, – согласился Андрей. – Скоро придется переселяться в соседние помещения.
– Надо бы перетащить покойников в экспериментальный сектор, – вымолвил Кавенсон.
– Вот уж увольте, – возмутился Элинвил. – Я лучше потерплю. Ничего с трупами за несколько часов не сделается.
– Посмотрим, что ты скажешь к концу дня, – проговорил Эрик.
Клертон разместился рядом с Волковым. Глотнув воды из фляги, эданец осторожно потрогал царапину на шее. Кровь запеклась, на ране образовалась твердая корка. Главное, чтобы края не загноились.
Вид у Эрика запоминающийся. Краснота под левым глазом постепенно растекалась по лицу и опухала. Щека, нос и бровь значительно увеличились в размерах. Возникла странная диспропорциональность. Глаз превратился в маленькую щелочку. Ну, а когда синяк поменяет цвет, эданец и вовсе станет настоящим красавцем. Если бы не забрало защитного шлема приклад карабина раскроил бы наемнику череп. Силой природа погибшего комонца не обделила.
Рана Марзена, к счастью, оказалась несерьезной. Лазерный луч по касательной зацепил плечо. Клок вырван приличный, но к подобным повреждениям солдаты привыкли. Такими шрамами на теле никого не удивишь. Брику повезло гораздо меньше. Повязка на правом бедре пропитана кровью. Окрианец держится исключительно на стимуляторах.
– Как нога? – поинтересовался Эрик.
– Паршиво, – ответил Кавенсон. – Боль ужасная. По базе я еще ковыляю, а вот в скафандре далеко не уйду. Боюсь, за сутки ослабну окончательно.
– Не волнуйся, мы тебя не бросим, – произнес Клертон. – До бота дотащим…
– Надеюсь, – грустно улыбнулся окрианец. – Хотя сирианцы могут оставить ненужный балласт на планете.
– Не рискнут, – сказала Андрей. – Пристрелив Ронинвера, Линжей заставил ученых задуматься. Человек, обреченный на смерть, способен на самый отчаянный поступок. Искушать судьбу они не будут.
В этот момент к друзьям приблизился Парсон. Капрал выглядел ужасно. По сравнению с ним Эрик почти не пострадал. Лицо Джея обезображено до неузнаваемости. Сломанныйнос свернут на сторону, губы рассечены и покрыты легкой коростой, передние зубы выбиты. Когда цекрианец говорит, то непривычно шепелявит, а из десны торчат куски корней.
На одежду Парсона смотреть без слез нельзя. На куртке огромные обгоревшие дыры, штанов же по сути дела нет. Жалкие лохмотья. Многочисленные ожоги на ногах забинтованы или заклеены пластырем. Тем не менее, кое-где видны надувшиеся пузыри. Одним словом, нищий оборванец.
В другой ситуации это вызвало бы смех. Но сейчас бойцам не до веселья. Ситуация на базе сложная и неизвестно, выберутся ли наемники отсюда.
– Есть что-нибудь новое? – спросил Клертон.
– Ничего, – покачал головой капрал. – Двое парней из первого взвода находятся в научном секторе. Бентли договорился с ними о нормальной еде. Ящики с консервами и вином спустят в шахту, а они принесут их на площадку перед дверью.
– Вот это правильно, – заметил Эрик. – Сухие галеты мне в глотку не лезут. Да и фляга почти пуста.
–А сержант разрешил? – поинтересовался Кавенсон.
– Разумеется, – произнес Парсон. – Люк – не сумасшедший. За подобное своеволие Нокли может и пристрелить. Тем более сейчас.
– Эх, напиться бы до беспамятства, – с горечью сказал Элинвил. – И очнуться где-нибудь в другом месте. Тихая, уютная гостиница, за окном песчаный пляж и ласковое лазурное море. А все это лишь страшный сон.
–Я тебе напьюсь, – грозно рявкнул Джей. – Пара глотков, не больше.
– Ну вот, даже помечтать нельзя, – грустно улыбнулся Марзен. – Надоели кошмары. Стоит закрыть глаза, и сразу вижу стреляющие спарки, бьющихся в истерике женщин, окровавленные трупы врагов и товарищей. Просыпаюсь в холодном поту. А ведь раньше снились дом, родители…
– Штурм действительно получился тяжелым, – согласился капрал, садясь на край кресла. – Мы тут с Бентли пересчитали солдат. Четверо наверху, двое с сирианцами и семнадцать здесь, включая сержанта. Итого двадцать три человека. В роте не хватает людей даже на взвод.
– Не густо, – проговорил Волков. – Хотя могло быть и хуже. Иногда нам откровенно везло.
– Вот и я о том же, – понизив голос, вымолвил Парсон. – Только не о роте в целом, а о нашем отделении.
– Не понял, – произнес Кавенсон. – Ты на что намекаешь?
– На странное, удивительное везение, – ответил Джей. – Боюсь сглазить, но мы словно приворожили удачу. Попробуйте сопоставить факты. Во время вторжения на Корзан и Тесту почти никто не погиб. Затем нападение на Велию.
– Ты забыл о Стейне Шелтоне, – напомнил Кавенсон. – Были и другие солдаты…
– Справедливо подмечено – другие, – сказал цекрианец. – На остров высадилось шестьдесят бойцов. После бегства и зачистки рокенов на Тхакене выжили одиннадцать. Менса убили на плато, Альреса в разрезе, а Битти в коридоре лаборатории. Потрясающее стечение обстоятельств. Что же качается Стейна, то нет правил без исключений. Хочу обратить внимание, Марзен влился в подразделение сразу после смерти Шелтона.
– Чепуха, – возразил Брик. – Я не верю ни в бога, ни в дьявола, ни в мистику. Просто по тем или иным причинам группа оказывалась в стороне от центра событий, а потому страдала меньше остальных.
– Ну конечно, – иронично усмехнулся капрал. – Идя с Блекпулом первыми, мы абсолютно ничем не рисковали. Да и Волк с Элинвилом и Клертоном в рукопашной схватке не участвовали. Досталось нам хорошо, но ведь уцелели. Взвод Линжея подоспел кстати. Задержись парни хоть на несколько секунд и все, конец.
– Значит, когда отделение пополнят, погибнут именно эти несчастные, – проговорил Эрик. – Мы же опять выкрутимся. Мне нравится такой расклад. Жаль, конечно, бедняг, но я на тот свет не спешу.
– Не передергивай, – раздраженно сказал Парсон. – Мои размышления нельзя воспринимать буквально. Само собой, каждый может умереть. Точный выстрел, взрыв гранаты, нож в горло. Вариантов много. Но что-то тут нечисто. У меня разумного объяснения нет. В одном я не сомневаюсь – рота покинет планету.
– С чего ты взял? – поинтересовался Кавенсон.
– Наш срок еще не наступил, – произнес Джей. – Мы определенно выполняем какую-то миссию. А вот какую? Я бы дорого отдал, чтобы это узнать.
– Религиозную секту не пробовал создавать? – вымолвил Брик. – У тебя получится.
Андрей в споре не участвовал. Но слова цекрианца задели юношу. Доводы Парсона звучали убедительно. Цифры и вправду впечатляющие. Ни на Велии, ни на Тхакене, ни на Шейле они никого не потеряли. При том, что вокруг десятки, сотни трупов.
Волков невольно вспомнил последнее видение. Пятно на груди так и не прошло. Друзьям его лучше не показывать. И уж тем более не стоит говорить о странном, пугающем ритуале посвящения. Если честно, Андрей до сих пор не разобрался в том, что случилось той ночью. Объявлена война. Но кто ее объявил? Кто и с кем будет сражаться? Почему неведомые странники настойчиво донимали землянина? Вопросов гораздо больше, чем ответов.
Нелегкие испытания многому научили Волкова. Несмотря на свой юный возраст, он порой действовал очень рассудительно и взвешенно. Наставления Ворха, Лейрона и Миллана не пропали даром. Определенную лепту в воспитание юноши внес и Нокли.
Андрей внимательно слушал Джея. Внезапно землянина осенила удивительная мысль. А что если его кто-то ведет по жизни, направляет и, разумеется, защищает? Тогда догадки капрала не такие уж беспочвенные. Факты упрямо выстраивались в последовательную цепь доказательств.
Мектон неожиданно продал распятого на столбе раба, вагонетка при взрыве обрушила свод тоннеля, и Волков чудом не сгорел, на Грезе помощник Стафа Энгерона на невыгодных условиях приобрел мальчишку-гладиатора. Каждый обособленно взятый случай не вызывает подозрений. Но их совокупность заставляет задуматься. Приняв предположение юноши за данность, становится понятно, почему удача сопутствует отделению наемников.
Впрочем, странники в балахонах сказали, что теперь Андрей изгой. И светлые, и темные будут стараться убить землянина. Он представляет опасность для всех. Волков скептически усмехнулся. Куда этот бред его только не заведет. Хотя дополнительная осторожность не помешает. Парсон прав, здесь есть что-то мистическое.
Через сорок минут солдаты принесли вино и консервы. Бойцы устроили маленький пир в шестом отсеке. Неприятный запах там чувствовался гораздо меньше.
Время тянулось необычайно медленно. Заняться во вспомогательном помещении было нечем. В приборах и специальных реактивах Вилл не разбирался, а остальные шкафы оказались практически пусты. Сержант выспался, перекусил, на расстоянии пообщался с подчиненными. Выяснилось, что Холмос обнаружил еще какие-то документы. В них ничего особенного, но кейс постепенно заполнялся. Для полковника Торренса этого будет достаточно.
По легенде отряд наткнулся на засаду комонцев. В перестрелке погибли Ронинвер и Перес. В экспериментальный сектор никто из ученых не заходил. Лиза наблюдала за подопытными через стекло. Взять образцы «БХ-17», к сожалению, неудалось. У сирианцев не было нужного оборудования. Карантинные меры женщина ввела в целях профилактики. Таковы требования инструкции при работе с бактериологическим оружием. На первый взгляд история безупречная. Ну, а поверит или нет в ее достоверность контрразведчик неизвестно.
В отличие от Нокли, Корлейн с нескрываемым интересом изучала инструменты и препараты, использовавшиеся комонцами. Подданные графа Эстебана многого добились. Использовать их опыт, перенять некоторые новинки вовсе не зазорно.
В свою очередь маорец рассматривал Лизу. Она не красавица, но довольно привлекательна. Длинные темные волосы, собранные в тугой узел на затылке, вытянутое лицо, тонкая, изящная шея. Лоб высокий, большие карие глаза, прямой, чуть заостренный нос. Пожалуй, ее портят губы. Уголки опущены вниз, что делает женщину более жесткой. Подбородок тоже чересчур тяжеловат.
Вилл обратил внимание на кожу сирианки. Гладкая, упругая, почти без морщин. А ведь женщине лет сорок. Значит, Корлейн занимается не только наукой. Собственная внешность ей небезразлична. Отправляясь на Шейлу, она нанесла легкий, едва заметный макияж.
О фигуре Лизы трудно что-либо сказать. Форменная одежда скрывает изгибы тела. Но судя по всему, лишнего веса у сирианки нет. Движения быстрые, отточенные, раскованные. Вывод напрашивается сам собой. Корлейн любым способом стремится сделать карьеру. Однако академическая должность вряд ли ее устроит. Амбиции женщины распространяются гораздо дальше, в сферу власти и политики. Она прекрасно знает себе цену. На пути к заветной цели Лиза не остановится ни перед чем. Сирианка умна, цинична и безжалостна. Это редкий и очень опасный тип стерв. Чаще встречаются смазливые, хитрые, но крайне непоследовательные и ограниченные хищницы. Их главное оружие – красота. Вцепившись в добычу, они алчно, ненасытно сосут из нее кровь. Когда жертва истощена, подыскивается новый объект для нападения. С такими женщинами Нокли сталкивался не раз. Сильные, твердые, прагматичные мужчины им не по зубам.
У Корлейн иной подход к проблеме. Сирианка сама творит свою судьбу. Для Лизы не существует препятствий. Она без колебаний устраняет конкурентов. У нее нет слабых мест. Да, женщина пошла на сделку с сержантом, но это был единственный способ сохранить жизнь. И вряд ли Корлейн забудет ультиматум наемника.
Рано или поздно сирианка избавится от Вилла. Лизе не нужны лишние свидетели. Идеальный вариант, когда об обмане не знает никто. С ней надо быть постоянно настороже. И все же женщина манила Нокли. Почему? Маорец не мог этого объяснить. Странное, пугающее притяжение. Так насекомые летят на огонь. Сгорают, гибнут, но летят.
Сутки, отведенные научной группе на завершение операции, неуклонно приближались к концу. Осталось меньше трех часов. Линк покинул каюту и в очередной раз направился в рубку управления. Нервное напряжение достигло апогея. Враг уже на подходе к системе Ульфры.
Как и следовало ожидать, Гроненбер стоял на мостике. Внешне офицер абсолютно невозмутим. Торренс поражался его спокойствию. Либо майор необычайно смел и уверен в себе, либо он безумец и отчаянный авантюрист. Среди военныхчасто попадаются игроки. Люди привыкают к риску и в какой-то момент перестают адекватно оценивать реальность.
Полковник в знак приветствия кивнул головой командиру «Виллока» и устроился в мягком кресле позади Гроненбера. В помещении царила удивительная тишина. Идет рутинная, размеренная работа. Офицеры дежурной смены знают свое дело.
Время – странная субстанция. В какой-то момент показалось, что стрелки на часах замерли. Но уже через сорок минут они неслись, словно скаковые лошади. А все потому, что повернувшийся к командиру корабля русоволосый капитан громко доложил:
– Господин майор, в системе обнаружены два объекта. Курс на Шейлу.
– Изображение на экран, – мгновенно отреагировал Гроненбер.
Вскоре члены экипажа увидели две маленькие точки справа от звезды. Эрик тихо выругался. Подобное развитие событий его никак не устраивало. Услышав наблюдателя, Торренс тут же вскочил на ноги.
– Что происходит? – спросил контрразведчик.
– Противник ведет активную передачу в закрытом канале связи! – опередив командира крейсера, выкрикнул невысокий лейтенант. – Пробиться сквозь помехи невозможно.
На лице Гроненбера появилась ироничная усмешка. Он чувствовал приближение бури.
– Это суда из сторожевого отряда комонцев, – сказал майор. – Тридцать часов – достаточный срок, чтобы произвести мелкий ремонт. Теперь неприятель снова готов сражаться.
– Но почему мы их раньше не замечали? – недоуменно произнес Линк.
– Корабли прятались за Ульфрой, – пояснил Эрик. – Стандартный тактический прием. Враг мог стартовать в любой момент.
– Они представляют для нас угрозу? – взволнованно проговорил полковник.
– Ситуация гораздо сложнее, – уклончиво сказал Гроненбер. – С чего вдруг противник решил атаковать крейсер? Силы примерно равны. Ответ очевиден. Комонцы пытаютсязадержать «Виллок». А значит, эскадра уже снижает скорость и вот-вот вынырнет из гиперпространства.
– Но ведь неприятель должен подойти к системе только через семнадцать часов, – возразил Торренс.
– Двое суток были ориентировочной цифрой, – произнес майор. – Такие ошибки иногда случаются.
– Проклятье, – выдохнул контрразведчик. – Опять жесточайший цейтнот. Что вы предлагаете?
– Забрать ученых и немедленно убраться отсюда, – бесстрастно проговорил командир судна.
– А успеем? – уточнил Линк.
– Сколько осталось до столкновения? – ни к кому конкретно не обращаясь, вымолвил Гроненбер.
– Два часа восемь минут, – отчеканил капитан.
Полковник достал из кармана проджер и отошел в сторону. Внутри Торренса все клокотало. Из-за упрямства Корлейн они попали в очень непростую ситуацию. Зря он не надавил на женщину. Уступки никогда ни к чему хорошему не приводят. Через пару секунд в приборе раздался голос Лизы.
– Даю вам сорок минут, – не обращая внимания на ее возмущенные реплики, сказал контрразведчик. – Пилоты ждать не будут.
– Пусть садятся в разрезе, – после паузы ответила женщина.
Линк посмотрел на майора и тихо произнес:
– Высылайте машины.
– Объявить боевую тревогу! – приказал командир крейсера. – Два бота на вылет.
Торренс не спеша поплелся к креслу. На корабле зазвучала надрывная сирена. В рубку управления начали вбегать офицеры резервной смены. Впрочем, полковнику не до них. Он пребывал в какой-то прострации. От Линка сейчас ничего не зависело. Мерзкое ощущение собственного бессилия.
И черт его дернул продолжить поиски лаборатории. Что ни говори, а алчность и тщеславие губительные пороки. Торренс сел и грустно улыбнулся. В распоряжении Гроненбера будет меньше часа. И не факт, что «Виллок» уйдет от погони. Печальная развязка. Удача зло посмеялась над Линком.
Вызов полковника не застал Корлейн врасплох. Сирианка предполагала, что такое может случиться. Терпение Торренса не беспредельно. При малейшей опасности контрразведчик занервничает. В его голосе отчетливо слышались панические нотки. Лиза заранее упаковала в кейс заинтересовавшие ее приборы и инструменты. Выключив проджер, женщина взглянула на Нокли и проговорила:
– Мы должны покинуть базу в течение сорока минут. Отсчет времени уже пошел.
Сержант тотчас метнулся в коридор. Большинство солдат отдыхало в шестом блоке.
– Общий подъем! – завопил маорец. – Рота возвращается на корабль. Капралы отвечают за эвакуацию раненых. Тринадцатый, бегом к реакторной установке. Снимаем все посты. Поторапливайтесь, ленивые скоты!
Если, отдавая распоряжения, Вилл использует грубые ругательства, значит дело дрянь. Наемники дружно ринулись к выходу из экспериментального сектора. Волков первым достиг шахты лифта. Где-то сзади Клертон и Элинвил помогают идти хромающему Кавенсону.
Андрей громко крикнул и схватился за поручни. Подняться на этаж ему помог Майлс, парень, уничтожавший спарки вместе с Линжеем. Вид у солдата кошмарный. Бледное лицо, посиневшие губы, темные круги под глазами. Из правого рукава торчат окровавленные бинты. На предплечье туго затянутый жгут. Еще один бедняга, державшийся исключительно на стимуляторах.
Ободряюще хлопнув Майлса по спине, юноша бросился к отсеку регенерации. Там Сгенвил и Блекпул. За сутки Ален немного восстановился. Во всяком случае, приступы тошноты аластанца больше не мучают.
Наемники бросились к запасной лестнице. Вот и верхний ярус. Возле скафандров уже человек шесть. В суматохе найти свой не так-то просто. Двое бойцов одевали Майлса. Сам бы он ни за что не справился. Количество людей быстро увеличивалось. Показался Нокли. За ним, тяжело дыша, бегут сирианцы.
Корлейн вытерла капли пота со лба и тихо сказала:
– Тридцать одна минута.



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.