read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Хотелось бы очистить двор. Тем более у тебя там лежит какая-то мелочевка. Пропадет, и ты с меня начнешь спрашивать.
— Не говори ерунды. Еще не хватало, чтобы я выяснял с тобой отношения из-за какой то мелочевки. Неужели ты думаешь, что я настолько мелочный мужчина?!
— Нет, ты далеко не мелочный мужчина, — ответила я и пристально посмотрела на своего собеседника.
Несколько минут мы смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Под моим внимательным взглядом Михаил заметно нервничал, и как бы он ни пытался это скрыть, у него ничего не получалось. Мы упорно молчали, но мне почему-то показалось, что каждый из нас ведет свой внутренний монолог. «Если ты хочешь получить свои денежки обратно и уповаешь на мою честность, то выброси это из головы и не строй на этот счет никаких планов. Твои денежки в надежном месте и уж, поверь, я найду им достойное применение. Ау тебя и так денег куры не клюют, миллионом больше, миллионом меньше… И уж если ты почти миллион долларов называешь мелочевкой…»
— Знаешь, чего мне сейчас хочется больше всего?
Михаил сея на краешек кровати и принялся надевать свои шелковые трусы.
— И чего же тебе сейчас хочется?
— Напиться.
— Мне кажется, что тебе уже достаточно. Предлагаю начать трезвый образ жизни.
— И все же мне дико хочется напиться.
— С чего бы это?
— С того, что противно чувствовать себя дураком. Я бы сейчас нализался до чертиков. Вдрызг. Так, чтобы в глазах показались искры.
— Это слишком банально.
— Когда пьешь, все проблемы кажутся такими мелкими и ничего не значащими. Напиться и заснуть тяжелым пьяным сном, в которым ко мне опять явишься ты. Зеленоглазая танцующая Леди с большими печальными глазами и дождь.
— Михаил, давай без сентиментальностей. Одевайся, нам пора.
— И все?
— А что ты хочешь еще?.
— Ты сказала так просто: «Одевайся, нам пора». И все. Терапия закончилась.
В глазах Михаила читалась пустота одиночества и какая-то безысходность. Он быстро оделся и сел передо мною на корточки. Взяв меня за руки, он с нескрываемым интересом заглянул в мои глаза, словно пытался прочитать то, что я хранила в глубине своей души.
— Ань, а ты когда-нибудь любила?
— Да, и не раз.
— Я не могу поверить в то, что кто-то мог тебя бросить.
— Это было давно и неправда, — попыталась уйти я от разговора.
— А ты когда-нибудь бываешь искренней?
— Бываю.
— А что ты ценишь больше всего?
— Успех.
— А как ты его добилась?
— Неважно. Главное, что он у меня есть. Человек никогда не достигнет успеха, если у него нет нескольких важных вещей: звериной хитрости, крепких кулаков, острых зубов и большого терпения.
— Слушай, Ань, я не знаю, что со мной происходит…
— В смысле?
— Чем больше я на тебя смотрю, тем больше понимаю, что хочу видеть тебя вновь и вновь. Я ничего не могу с собою поделать.
— Нам пора, — вновь повторила я и встала со своего места. Мы вышли на веранду и остановились прямо в распахнутых дверях.
— Опять идет дождь, — тихо сказала я и посмотрела на сильный, непрекращающийся ливень.
— Ты любишь дождь?
— Очень. Я люблю сильный, порывистый ливень и маленький летний дождик. Я просто люблю дождь. Я люблю рисовать дождь. Он всегда разный, от прозрачного до стального. Как ты думаешь, на что похож дождь?
— Не знаю. Дождь, как дождь.
— Он похож на слезы.
— На слезы?!
Да, на слезы. Слезы бывают добрые, а бывают злые. А еще они соленые. Дождевая вода соленая на вкус, точно такая же, как и слезы. Знаешь, ведь именно в дождь я очень много думаю и анализирую. Именно в дождь. Когда идет дождь, я учусь отстаивать каждую минуту своего существования в такой тяжелой игре без правил, как жизнь. Я учусь просчитывать свои шаги на пять ходов вперед, искать любые неожиданности и стараться их избегать. Я терпеть не могу неожиданностей, и уж если они появляются, то стараюсь обратить их на пользу себе. Именно в дождь я репетирую свои роли и учусь быть великой актрисой. Я учусь тщательно скрывать свои чувства, эмоции и умело заменяю их на фальшивые, вызываю у окружающих веру в мою искренность.
Как только я закончила цитировать вслух свои мысли, Михаил обнял меня за плечи и довольно взволнованно произнес:
— Анна, я еще никогда не встречал такую женщину. Такая, как ты, никогда не затеряется даже в самой огромной толпе. Ты всегда будешь выделяться. Наверное, поэтому ты и стала звездой. Я представляю, как в твою сторону поворачивают голову сотни мужчин, засматривающихся на твое совершенное, гибкое тело.
— Я никогда не старалась специально подняться над толпой, но я всегда была над ней, — я убрала руки Михаила со своих плеч и бросилась в дождь…
Пока мы ехали в направлении моего дома, Михаил позвонил своему водителю и назвал мой адрес, для того, чтобы тот приехал в мой двор забрать «Мерседес». Сунув телефонную трубку в карман, он растерянно пожал плечами и как-то грустно сказал:
— Я не хочу, чтобы эта сказка закончилась. Золушка не оставила принцу даже хрустальной туфельки, а принц забрал свою золотую карету. Ты говорила, что то, что произошло сегодня ночью, называется терапией. Терапия должна излечивать, а мое сердце заболело еще больше.
До самого моего дома Михаил одной рукой держал руль, а другой крепко сжимал мою руку.
— Анна, у меня никогда не было такой женщины, — повторил он и практически не находил себе места. — В последнее время столько всего творится. Будь осторожна. Я начинаю за тебя переживать. Какой-то непонятный следователь… Кто-то предупреждает тебя о взрыве…
— Не надо. Я привыкла переживать за себя сама.
— Очень тяжело бороться с обстоятельствами в одиночку. Нужно, чтобы в этом помогали друзья. Скажи, ты веришь в дружбу?
— Я верю в отношения между людьми.
— У тебя были настоящие друзья?
— У меня была настоящая подруга.
— Ты ее очень любила?
— Она была для меня как сестра. Я была к ней так сильно привязана, что если бы мне понадобилось отдать за нее свою жизнь, я бы сделала это не задумываясь ни на минуту.
— А где она теперь?
— Она украла все мои деньги и моего любимого мужчину.
— Возможно, сейчас она раскаивается…
— Не думаю.
— Почему?
— Потому, что для того, чтобы такое сделать, нужно очень сильно ненавидеть.
— Но ведь когда-то она тебя любила…
— Когда-то любила. Может, и правду говорят, что от любви до ненависти один шаг.
— Мне кажется, что тебе нужно ее простить.
— Простить?!
— Ну, да. В любви нужно уметь прощать.
— Простить за то, что она украла у меня все, что у меня было? За то, что она не успела украсть у меня мою собственную жизнь?! Ты считаешь, что я должна ее за это простить?! Для меня она умерла. И она и он. Есть вещи, которые не прощаются.
— Ань, ты можешь пообещать мне, что будешь предельно осторожна?
— Я постараюсь.
— Нет. Так не пойдет. Скажи, я буду предельно осторожна.
— Я буду предельно осторожна.
— Я буду звонить тебе каждый день. И ты тоже звони. Господи, а я и подумать не мог, что ты совсем одна.
— Я привыкла быть одна, — сказала я безразличным голосом и грустно отметила про себя то, что дождь кончился.
Во дворе нас уже ждал водитель Михаила, который стоял у «Мерседеса» и заглядывал внутрь.
— Это мой новый водитель, — подтвердил мои подозрения Михаил и подъехал прямо к своей машине.
Открыв «Мерседес», Михаил протянул ключи от джипа водителю и посмотрел на мои окна.
— Ты точно не боишься? — на всякий случай спросил он меня.
— Я же тебе сказала, что я устала бояться.
— Ты очень странная… Ты могла бы пока пожить у меня.
— Зачем?
— Для собственного успокоения.
— Хорошенькое успокоение — жить в доме, где иногда появляется твоя исчезнувшая жена!
— Может, мне только показалось, что она там появляется. Только вот откуда там взялись ее чулки? А запах духов? Я с этим обязательно разберусь.
Раздался пронзительный сигнал, и джип выехал со двора. Михаил помахал рукой отъезжающему джипу и переключил все внимание на меня.
— Ты уверена, что тебе нужно домой?
— Вполне. А почему ты не посадил в свой «Мерседес» водителя, а сам не уехал на джипе?
— Будем считать, что я по нему соскучился.
Как только Михаил сел на водительское место он, довольно сильно занервничал, мельком посмотрел на бардачок, и мне почему-то показалось, что сейчас он его откроет. Но он его не открыл… Он просто на него посмотрел…
— Спасибо, — ни с того ни с сего сказал он, выражая совершенно непонятную благодарность.
— За что?
— За то, что благодаря тебе моя машина в целости и сохранности. Я надеюсь, тут ничего не пропало…
— Хочется верить, что вся твоя «мелочевка» на месте.
Мы опять пристально посмотрели друг другу в глаза, и я в который раз ощутила, что мое терпение на исходе.
— Дождь кончился. Мне пора…
Я шла в свой подъезд, а «Мерседес» все не отъезжал. Мою спину сверлил пронзительный взгляд, который был слишком настойчив и ощутим даже затылком. Я шла и знала, что сейчас он не выдержит и заглянет в бардачок. А может, и не сейчас. Может, он сделает это сразу, как только отъедет…
Глава 12
Странно, но мои телефоны молчали даже после того, как Михаил заглянул в бардачок. Наверное, ему надо подумать… Подумать о том, как ему это сказать…
Я подошла к окну и увидела, что небо прояснилось. На кухне еще витал неприятный сигаретный дым лжеследователя Голубева, того типа, что непонятно зачем пожаловал в мою квартиру. И это наводило на самые грустные мысли. А затем я зашла в спальню и почувствовала знакомый запах духов, тот самый, который я почувствовала у Михаила… Я тут же вылетела из спальни и подумала, что я окончательно сошла с ума. Как только я зашла в свой кабинет, где довольно часто возилась с компьютером, я встала как вкопанная и увидела, что на спинке моего кресла висят чулки цвета капучино…
Издав пронзительный крик, я мигом выскочила из спальни и позвонила Михаилу.
— Михаил, ты где?!
— Еду в направлении своего дома. Ты хочешь, чтобы я развернул машину и поехал к тебе?
— Я хочу, чтобы ты доехал до своего дома и посмотрел, на месте ли те самые чулки.
— Какие чулки?
— Те, в которых танцевала твоя жена.
— Если тебе это нужно, то я посмотрю. По-моему, я сунул их в шкаф или в комод.
— Посмотри и перезвони.
Я ждала чуть больше часа. Я не сомневалась, что в квартире в мое отсутствие кто-то был, только вот кто? Жанна?! Но она не знала, где я живу. А может, тот, кто ее похитил?! Но я не вижу в этом никакого смысла. И все же нужно смотреть правде в глаза. Кто-то тщательно надушил мою спальню совершенно чужими духами и этот кто-то подкинул мне чулки…
Как только раздался телефонный звонок, я тут же схватила трубку и услышала голос Михаила.
— Ань, этих чулок нигде нет. Или это мистика, или кто-то держит меня за лоха. Я вообще уже перестаю что-либо понимать.
— Дело в том, что эти чулки у меня.
— Как у тебя?!
— Так. Теперь они висят в моем кабинете на спинке моего кресла.
— Ты уверена?
— Более глупого вопроса мне еще никто не задавал. Я держу их в руках.
— А это точно Жаннины чулки?
— Я такие не ношу. Хотя это мой цвет, но я ношу чулки только со стрелками сзади. Это подчеркивает мою индивидуальность.
— Ань, тебе страшно?
— Не знаю. Мне кажется, что я уже привыкаю бояться.
— Ты хочешь сказать, что кто-то взял чулки из моей квартиры и привез их в твою?!
— Получается так…
— Но когда он успел?!
— Наверное, чулки исчезли из твоего дома, когда мы спали. И вообще, почему ты думаешь, что это он, возможно, это она.
— Ты имеешь в виду Жанну?!
— А почему бы и нет? Если она проделывает подобные вещи, то, наверное, она тронулась умом.
— Но как она могла проникнуть в твою квартиру?! Ты хочешь сказать, что она взломала замки?!
— Мои замки не взломаны. Кто-то проник в мою квартиру, подобрав ключи, или искусно орудовал отмычкой.
— И ты хочешь сказать, что это под силу такой беспомощной женщине, как Жанна?!
— Тогда кто здесь был?! Кто устроил этот спектакль?!
— Я не знаю… Сейчас я свяжусь со своими детективами. Ань, давай я заберу тебя к себе. Ты же ведь там совсем одна.
— Нет.
— Я буду за тебя переживать. Выкини эти чулки к чертовой матери!
— Уж понятно, что я их не надену. Как ты доехал?
— Нормально. Сейчас пойду проверю свой «мерс», все ли там на месте.
Я почувствовала, как у меня в горле появился какой-то ком. Глубоко вздохнув, я постаралась унять дрожь и сказала уже более спокойным голосом:
— Пойди, проверь, а то вдруг там чего-нибудь не хватает. Все-таки он столько времени стоял без хозяйского присмотра.
Пройдя на кухню, я бросила чулки в мусорную корзину и направилась в спальню для того, чтобы открыть окно. Мне хотелось как можно скорее избавиться от этого ядовитого цветочного запаха. Я всегда обходила такие духи стороной. От них кружится голова и начинает тошнить. А затем я забралась на кровать совершенно разбитая и перестала отвечать на постоянные телефонные звонки. Трезвонил мобильный и городской. «Ань, давай я тебя заберу к себе. Ты же совершенно одна», — вспомнились мне слова Михаила. Прямо Армия спасения какая-то, ей-богу. Я всю жизнь была одна и ничего, привыкла. Ненавижу, когда меня жалеют. Чувство сострадания еще ладно, но только не жалость… Это уже слишком. Мужчины всегда уверены в том, что могут принести женщине мир спокойствия и надежности, но при этом зачастую забирают ту маленькую толику спокойной жизни, которую она имела. Присутствие мужчины лишает тебя всяческих прав, зато создает массу новых обязанностей.
Поджав под себя ноги, я почувствовала себя ужасно разбитой и прислушивалась ко всему, что творится в моей квартире. Вернее, я прислушивалась к тишине. Ни шороха, ни единого звука. И все же еще совсем недавно кто-то вошел в мою квартиру и кто-то вошел в мою жизнь…
Я не смогла бы сказать даже приблизительно, долго ли я сижу на своей постели и слушаю, как буквально разрываются телефоны. Я смотрела в сторону коридора и думала о том, что еще несколько минут и навстречу мне выйдет Жанна, а может, и не Жанна, а кто-то другой. Из распахнутого окна доносились детские голоса и звуки соседского приемника. К дому подъезжали автомобили, пищали сигнализации, хлопали двери… А один звук хлопнувшей двери автомобиля заставил меня вскочить и броситься к окну. Этот звук был какой то особенный, не похожий на другие… У подъезда я увидела… Макса, который проверял шины своего автомобиля на предмет, не спущены ли они.
Больше я не могла находиться в комнате даже минуту. Я бросилась в коридор, в тоненьком шелковом халате, полы которого были распахнуты, позабыв даже тапочки обуть. Мне хотелось наплевать на женскую гордость и нелепые рамки приличия, обнять Макса за шею, целовать его родное лицо и благодарить его за то, что он все-таки пришел.
Пробежав мимо тети Вали я весело помахала ей рукой и радостно закричала:
— Тетя Валя, он пришел! Представляете, он пришел!
— Кто?!
— Тот, которого я ждала!
— Насовсем?
— Не знаю. Это неважно. Я буду счастлива даже если он пришел на чуть-чуть!
Тетя Валя выглянула из своего окошка и посмотрела на меня перепуганным взглядом.
— Анечка, но вы ведь совсем раздетая! И босая! Мужчинам никогда нельзя показывать свою радость.
— Этому можно!
Я столкнулась с Максом в дверях. Ни о чем не думая, я кинулась ему прямо на шею и принялась его целовать. Я плакала и целовала. Целовала и плакала. Взволнованная тетя Валя не выдержала такой трогательной картины и принялась стыдить Макса.
— Эх, мужчина, как же вам не совестно! Такую женщину до стресса довел. Ее беречь надо, а не доводить до такого состояния!
— Мы сами разберемся, — тихонько пробурчал Макс и повел меня к лестнице. — Это наше личное дело.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.