read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Подъехав к сказочно роскошному дому, Михаил помог мне выйти из машины и, заметно волнуясь, сказал:
— А вот и моя семейная хижина…
— Так уж и хижина.
— Ну, что-то в этом роде.
— Впечатляет.
Михаил провел меня в огромную гостиную, где собралась весьма продвинутая публика, которая восприняла мое появление с нескрываемым восторгом. Совершенно незнакомые мужчины целовали мои руки, столь же незнакомые женщины говорили мне слова восхищения. Когда к нам подошла довольно симпатичная женщина в элегантном серебристом платье, я сразу узнала в ней супругу Михаила и расплылась в улыбке.
— Это Жанна, — прошептал мне на ухо Михаил и подвел свою супругу ко мне. — Я же тебе говорил, что у меня для тебя сюрприз.
— Здравствуйте, Анна, вы обворожительны!
— Здравствуйте, Жанна! Я даже и подумать не могла, как вы прекрасны.
Жанна взяла меня за руку и представила гостям.
— Дорогие мои! Мне очень приятно, что сегодня ко мне приехала моя близкая подруга Анна, которую вы хорошо знаете по замечательным, полюбившимся фильмам! Она приехала, несмотря на свою занятость, потому что нас связывают добрые, дружеские отношения. Спасибо тебе, Анна!
Прекрасно сыграно, отметила я про себя, не переставая улыбаться гостям. Эти новые русские могут купить буквально все… Даже дружбу, хотя бы на вечер… Мы поцеловались как старые подруги, и Жанна направилась к входу для того, чтобы встретить вновь прибывших гостей. Среди них были известные телеведущие, депутаты, крупные бизнесмены, парочка модных певиц и даже один симпатичный бард. Мы все притворились друзьями дома, и мне было даже страшно подумать, сколько может стоить подобная вечеринка и сколько же нужно иметь денег, чтобы оплатить ее без материального ущерба для семьи. Чтобы закатить подобное шоу, нужно быть очень состоятельным человеком, а в состоятельности Михаила теперь не стоило сомневаться.
По гостиной чинно прохаживались официанты и разносили бокалы с шампанским и изысканным вином. Взяв один из предложенных бокалов, я осмотрелась и подошла к закускам, которые могли удовлетворить требования самого привередливого гурмана. Но после того, что со мной случилось, аппетита не было даже при виде всей этой кулинарной роскоши. Отойдя от стола, я направилась в сторону бассейна, рядом с которым находилась терраса, где стояли маленькие столики с кружевными скатертями. Настоящий маленький рай…
Неожиданно рядом со мной появились жена Михаила в несколько человек с фотоаппаратами.
— Анна, дорогая! — наигранно закричала Жанна и бросилась ко мне с распростертыми объятиями. — Подружка моя ненаглядная! Давай немного попозируем перед фотографами. Мне приятно, что ты нашла время, чтобы посетить нашу скромную вечеринку! Ты не представляешь, как сильно я по тебе скучала… Мы так редко видимся, одна радость, что по телефону поговорить…
«Она явно сумасшедшая, бесится от денег и скуки», — отметила я про себя и улыбнулась своей очаровательной белозубой улыбкой.
— Милая, у какого дантиста ты делала свою улыбку?! — закричала эта сумасшедшая еще громче. — Мне кажется она симпатичнее, чем моя!
— Я тебе потом расскажу, — пробурчала я еле слышно и с ужасом утонула в ее трогательных объятьях.
— Анна, подружка моя ненаглядная, посмотри в объектив! Нас фотографируют! Да здравствует настоящая дружба! Ну так скажи же мне, что за мастер поставил тебе такую челюсть! Если к нему большая очередь, я заплачу ему в два раза больше! А тебе просто подтачивали все зубы или какие-то удаляли?!
— О, Боже… Оставьте меня в покое вместе со своей челюстью.
— Да не со своей, а с твоей. Меня интересует не моя, а твоя челюсть.
Как только защелкали фотоаппараты, я покосилась на сияющую Жанну и спросила серьезным голосом:
— Куда пойдут снимки?
— Сделаю портреты и повешу на стены. Коллекция, так сказать. Ослепительная Жанна среди не менее ослепительных звезд! Шик!!! Блеск!!! Красота!!! Гостям буду хвастаться! Я хотела, чтобы муж пригласил прессу и наше торжество осветили в газетах, но он наотрез отказался. Он у меня очень серьезный и не любит газетной шумихи. Мы с ним совершенно разные. Он не публичный человек, а я наоборот! Суперпубличный!!! Улыбнись пошире! Покажи свою сногсшибательную челюсть! Вот это я понимаю зубы! Вот такую надо ставить! Ты с ней настоящая красавица!
Как только от нас отошли фоторепортеры, я злобно посмотрела на свою новоявленную подругу и еще более злобно произнесла:
— Мы с вами на ты не переходили. Я смотрю, вы совсем измаялись от безделья. Советую вам записаться на курсы этикета. Считаю, что это недоработка вашего супруга.
Не став дожидаться реакции этой дамочки, я резко повернулась и пошла в сторону наибольшего скопления народа. Гости слушали выступление одной набирающей обороты певички и танцевали. В этот момент кто-то положил руку мне на плечо и заставил меня вздрогнуть. Я повернулась и увидела Михаила.
— О-о, простите, я вас напугал… Вы танцуете?
— Танцую.
Как только мы закружились в танце, Михаил расправил свои массивные плечи и спросил меня взволнованным голосом:
— Ну, как вам моя супруга? Вы подружились? Вы находите ее обворожительной?
— Я не умею дружить за деньги. Я просто играю роль подружки. Мне пришлось ей сделать замечание. Ведь подруги вправе делать замечания.
— Она что-то не так сделала?
— Нет. Все нормально. Просто я посоветовала ей записаться на курсы этикета. Вы знаете, теперь я понимаю, почему вы захотели купить отдельный дом, где вам нравится быть в одиночестве.
— Прошу вас, не злитесь на нее. Она просто немного своеобразная… И, как все женщины, со странностями…
— А мне кажется, что вы должны занять ее делом. Она создает впечатление женщины, которой скучно жить…
— И каким делом вы предлагаете ее занять?
— Любым. По-моему, любое дело пойдет ей на пользу.
Понимаете, Анна, не все женщины такие же сильные, как вы. Можно сохранить свою индивидуальность даже тогда, когда ты растворился в ком-нибудь другом. Это нормально. Моя жена — бывшая манекенщица. Она ходила по подиуму и имела сотни поклонников. И все же она бросила свою карьеру для того, чтобы сохранить наше уютное семейное гнездышко. Я же говорю вам, что она очень своеобразный человек… Чтобы ее полюбить, к ней нужно привыкнуть.
Михаил выглядел таким расстроенным, что я не стала расстраивать его еще больше.
— Возможно, вы правы.
— Я даже не могу представить, как завтра огорчу ее, когда расскажу про смерть нашего друга.
— А вы уверены, что она огорчится?
— Конечно. Она очень чувствительная женщина.
Я посмотрела на Михаила пристальным взглядом и попыталась понять: или он и в самом деле так слепо любит свою жену и просто закрывает глаза на все ее выходки, или он настолько устал от этой женщины, что покрылся панцирем глубочайшего безразличия?
— Вы знаете, Анна, мне до сих пор не верится, что вы не замужем.
— Почему?
— Странно, что такая женщина может быть свободной. Ведь у вас столько поклонников… Я даже уверен, что за вами ухаживает слишком много мужчин…
Может быть, за мной ухаживает слишком много мужчин… Может быть… Но при всем при том я в плену своего одиночества. Настоящие чувства и отношения между двумя людьми — необычайная редкость. А впрочем, если я хоть раз испытала счастье любви, значит, я не зря прожила свою жизнь. А я его испытала, и не раз… Я видела в этой жизни слишком много всевозможных взлетов и падений, И из забитой, закомплексованной провинциалки смогла превратиться в сильную, целеустремленную, красивую и независимую женщину Вы знаете, раньше я и понятия не имела, что независимость покупается за деньги и притом стоит далеко не дешево. Я верю в то, что я всем довольна и получаю удовлетворение от того, как живу, а иногда… иногда наивно мечтаю о каком-то безоблачном счастье. Иногда я представляю, что я не одна, что рядом со мной ОН и я люблю его так, как его никогда и никто не любил. Я бы тысячу раз на день как молитву произносила ЕГО имя, потому что страшно боялась бы ЕГО потерять. Встретив ЕГО, я бы уже не смогла житьбез ЕГО глаз, губ и без ЕГО запаха.„ Увидев, что нам навстречу спешит в окружении фотографов раскрасневшаяся от обилия впечатлений Жанна, я притворилась, что увидела среди гостей знакомое лицо, и поспешила удалиться. Я бродила среди гостей и мелкими глотками потягивала мое любимое красное вино.
— Здравствуйте, Анна. Вы в жизни еще прекраснее, чем в кино…— говорили мне совершенно незнакомые люди и с особой гордостью пожимали мою руку.
— Спасибо… Спасибо…
— Скажите, а вы и в жизни такая же дерзкая, ершистая и независимая?
— Да нет, это мой экранный образ… К сожалению… Вы знаете, я играю совершенно разноплановые роли, но ко мне почему-то приклеился образ сильной и властной жен-шины…
— Он вам очень идет.
— Спасибо.
Я не пыталась скрыться от любопытных и назойливых глаз, которые прямо-таки сканировали мое лицо, кожу и макияж. Я к этому привыкла. Это часть моей профессии, и, возможно, не самая приятная часть. Я чувствовала себя экзотической обезьянкой в дорогом зверинце, которую люди могли по долгу рассматривать, при желании подразнить и высказать свое недовольство, а быть может, и восхищение. В конце концов мне за это хорошо заплатили… А это значит, что я должна играть, потому что судьба распорядилась именно так, что ничего другого я не умею делать. Ничего. Взяв тарелку с легким, низкокалорийным салатом, я вышла на террасу и нашла себе довольно симпатичное безлюдное местечко, где можно было полюбоваться прекрасными кустами роз, которые издавали неописуемо дурманящий аромат.
У каждого из нас своя судьба, неожиданно для себя самой подумала я. Хотела бы я такую судьбу, как у Жанны? Не буду лукавить. Возможно, в чем-то бы хотела… По крайней мере тебе не нужно горбатиться как проклятой — живи себе в свое удовольствие на мужнины денежки. Быть может, в этом есть своя прелесть. Достаточно только вовремя отхватить нужного мужика. Говорят же, что самое главное для женщины — это удачно выйти замуж. Когда отхватываешь мужика с последней моделью «Мерседеса», вопрос о трудоустройстве отпадает сам по себе. Мужчина начинает богатеть, а женщина начинает стервенеть. Тратить мужнины деньги направо-налево и изводить его своими капризами даупреками. Муж день и ночь пропадает на работе, компенсируя это дорогими подарками для своей скучающей жены, поддерживающей семейный очаг, который по сути уже давноперестал греть… Жена заболевает болезнью жен новых русских — становится вспыльчивой, плаксивой, погружается в постоянные ностальгические воспоминания о том, как свободно она жила, пока не попала в золотую клетку, и отправляется в поход по психоаналитикам. Сценарий один, только судьба у всех разная. А ведь при таком муже можно совсем по-другому распорядиться своей судьбой… Ведь можно же…
Вдруг я услышала какой-то шорох, доносящийся из роскошных розовых кустов. Возможно, кто-то уединился для того, чтобы заняться любовью, пронеслась в моей голове не самая удачная мысль, но ничего другого просто не пришло мне на ум. Заниматься любовью в кустах с огромными шипами… Это уже слишком… прямо какой-то экстремальный секс, по-другому это не назовешь. Я навострила ушки и стала всматриваться в темноту.
— Анна! Анна! — послышался из темноты незнакомый мужской голос.
— Кто там?! — я не могла поверить, что там, из-за кустов, произносят мое имя.
— Анна!
— Вы, меня?!
— Тебя. Подойди сюда.
— Я?!
— Подойди сюда. Я к тебе обращаюсь.
— Зачем?!
— Я попросил тебя подойти.
— Лучше вы подойдите сюда. Какого черта я полезу в кусты?
— Я тебя по-хорошему прошу.
— А что, можно еще и по-плохому?!
— Можно и по-плохому.
— Ну, уж это слишком…
— Если ты сейчас сюда не подойдешь, то погибнешь.
— Я?!
— Ты.
— Почему?!
— Потому, что сейчас здесь все взлетит на воздух и будут лежать десятки трупов, один из которых может быть твоим.
— Что?!
— Что слышала. Я не шучу, а говорю вполне серьезно. Иди ко мне. У меня в руках дистанционное управление. Я хочу сохранить тебе жизнь.
— Господи, да почему же мне так везет на маньяков и сумасшедших, — произнесла я печальным голосом и допила остатки шампанского. — Молодой человек, вы меня разыгрываете?
— Нет. Осталось ровно две минуты. Подойди сюда. Я могу сделать так, что ты останешься жива. Я знаю, что ты очень упрямая женщина и никого не видишь и не слышишь, кромесебя, но сейчас ты должна послушать меня. Хотя бы раз в жизни ты мажешь подчиниться мужчине?!
— Да что ты вообще обо мне можешь знать?! Придурок! Ты что там напился, что ли, уже ноги не держат, валяешься под кустом, как последний алкаш?!
— Анна, осталось чуть больше минуты… Я слишком хорошо тебя знаю. Я знаю тебя даже лучше, чем ты сама…
— Надо же, а ты ясновидящий…
— Может быть. Запомни, что никогда не стоит пренебрегать теми людьми, которые хотят спасти тебе жизнь.
— Если ты хорошо меня знаешь, тогда выйди из кустов и покажись мне. Ну-ка, Гюльчатай, открой личико!
— Не могу. Иди ты сюда. Пойди ко мне, Анна!!!
— Бог мой, ну почему в наших психушках нет свободных мест, ведь столько сумасшедших гуляет на воле?! Почему?!
Театрально разведя руками, я кинула пустой бокал в кусты и пошла по террасе к дому.
— Маньяки, альфонсы, преступники и буйные, социально опасные психи — вот мой контингент, который жаждет со мной познакомиться… Хоть бы один мало-мальски приличный бизнесмен посмотрел в мою сторону,заинтересовался и предложил бы мне руку и сердце… Хоть бы один… Так нет… Только всякий сброд по мне и тянется. Наверное, в этом виновата я сама. Возможно, во мне что-то не так… Возможно… Когда-нибудь я обязательно пойму, почему я притягиваю маньяков всех мастей. Когда-нибудь…
— Анна! Анна! — все еще доносилось из-за кустов, и этот крик не вызывал у меня ничего, кроме раздражения.
Видимо, я успела вовремя, когда, войдя в дом, я увидела на столе огромный белоснежный торт, украшенный нежными лепестками роз. Высокий повар-мулат торжественно разрезал торт на ровные кусочки и раскладывал их на многочисленные тарелки, которые протягивали веселые, чуть подвыпившие люди. Громкий, восторженный смех свидетельствовал о том, что веселье было в самом разгаре и ничто не могло его омрачить. Я никогда не была любительницей сладкого, но все же решила попробовать кусочек торта, уж слишком он был аппетитный. Пусть только гости насытятся и хоть немного разбегутся. С некоторых пор мое звездное положение обязывает меня к тому, чтобы никогда не толпиться, а всегда, при любых обстоятельствах, сохранять свою индивидуальность. Это мое золотое правило, а я не привыкла изменять своим правилам.
Остановившись неподалеку от скопления громко смеющихся, возбужденных людей, я улыбнулась и на несколько секунд закрыла глаза… Из глубины огромного торта раздался страшный, оглушающий взрыв, который потряс своей чудовищной силой и откинул меня обратно к террасе. Когда стало тихо, я по-прежнему лежала на траве лицом вниз, но все же ощущала, что мой мозг работает только вполсилы. Черный туман заполнил все видимое пространство. Здесь больше не пахло широким беззаботным торжеством… Здесь пахло гарью, а проще говоря, тут пахло смертью… Это был тошнотворный запах, от которого слезились глаза и чудовищно кружилась голова.
Застонав, я с трудом подняла голову и с ужасом посмотрела на страшную картину, которая предстала моему взору. Слезы покатились из глаз, а сердце защемило с такой силой, что мне даже показалось, что я не смогу справиться с этой болью. Я вновь положила голову на траву и опять закрыла глаза. Я больше не хотела их открывать, потому что я не хотела увидеть еще раз то, что увидела совеем недавно. Я боялась, я очень боялась…
Если я осталась жива. Значит, я родилась во второй раз. Готова ли я морально к тому, чтобы родиться во второй раз? Мне показалось, что нет. Слишком много испытаний длятакой женщины, как я. Слишком много. Говорят, что нам дано ровно столько испытаний, сколько мы можем вынести. А еще я слышала, что Господь Бог испытывает тех, кого любит. Значит, Бог меня любит. Любит… Только любовь у него какая-то странная. Ой, странная…
И все же я родилась во второй раз. Только вот для чего я родилась вновь? Для счастья или для горя? Если в первый раз я родилась для счастья, то, значит, во второй раз я вое кресла для горя… Я должна вновь открыть глаза и посмотреть на то, что произошло, еще раз. Я должна это сделать, как бы плохо мне от этого ни было. А еще я должна жить дальше… Если Бог второй раз подарил мне жизнь, значит, я должна принять этот дар и продолжать жить… Собрав свою силу воли, я встала и кинулась к кустам роз. Наверное, я просто обезумела, но я ползала по кустам, раздирая в кровь лицо, руки и ноги, и пыталась найти того, кто предупреждал меня о взрыве.
— Эй ты, террорист хренов! Ты где? Ты что, сволочь, наделал?! Ты хоть понимаешь, что ты наделал?! Дрянь такая!!! Тебе что, выродок, заняться больше нечем?!
Но в кустах никого не было. Хоть убей — в кустах никого не было… Я громко зарыдала, обхватила колени руками и принялась глотать собственные слезы. Затем поняла, чтоне могу оставаться в этом доме даже на минуту. Просто не могу и все. Я должна уехать отсюда немедленно, и уехать как можно быстрее и как можно дальше. Через несколькоминут к дому приедет целая куча милицейских машин и «скорых». Тут будут искать живых и одновременно считать мертвых. Я не хочу при этом присутствовать. Не хочу и имею на это полное право.
Глава 4
Добежав до ворот, я увидела тот самый «Мерседес», на котором меня привез Михаил в этот злосчастный дом, и удивилась тому, что дверь машины оказалась незакрытой. Не раздумывая, я быстро открыла дверцу и облегченно вздохнула. Ключи торчали прямо в машине. Хотя даже если бы в машине не было ключей, я бы все равно смогла ее завести. Это несложно. Этому научил меня друг юности, один из моих многочисленных неперспективных женихов, который специализировался на угоне машин. Он всегда говорил мне о том, что самое сложное это — попасть в машину, а дальше все проще пареной репы. Необходимо выдернуть нужные проводки и умело их соединить.
Но сейчас мне не пришлось вспоминать уроки юности — мотор завелся и так. Выскочив из заведенной машины, я бросилась к закрытым воротам, завязанным на тоненькую проволоку, и моментально ее развязала. Затем вновь села в машину и, так и не сумев унять страшную дрожь, охватившую все мое тело, выехала прочь из этого кошмарного места.
Мне казалось, что все это сон, что стоит мне напрячься и открыть глаза, как все плохое улетучится, а со мной останется только хорошее. Потому что мне редко снятся плохие сны… Очень редко… Как только навстречу мне промчалось несколько машин «скорой помощи» с громко включенными сиренами, я поняла, что это не сон, что эта суровая реальность, в которой мне довелось побывать.
Я прибавила газу и повела машину более уверенно по ночной, совершенно безлюдной дороге. Доехав до своего дома, я остановила машину у своего подъезда и выключила мотор. Вот и все… Вот и все… Хорошенькая поездка получилась. Сумочку со своим мобильным телефоном и четырьмя тысячами долларов я оставила в этом злосчастном доме, в комнате для гостей… Думала, заберу, когда вечеринка кончится… Забрала, называется. Ни денег, ни телефона… Зато прихватила чужую машину, которую мне обязательно придется вернуть. Я не боялась оставлять такую дорогую тачку у своего подъезда, потому что я жила в одном из самых элитных московских домов и территория, прилегающая к дому, тщательно охранялась. Я сидела в машине как мумия и прокручивала в своей голове все события, произошедшие со мной совсем недавно. Прямо сценарий для фильма ужасов… Не жизнь, а малина. Тупо посмотрев на бардачок, я зачем-то его открыла и чуть было не потеряла сознание. Весь бардачок сверху донизу был забит пачками аккуратно сложенных стодолларовых купюр, о совокупной сумме которых мне было даже страшно подумать. Достав одну пачку, я повертела ее в руках и чуть было не лишилась дара речи. Где ж это видано, чтобы во дворе стоял открытый настежь «мерс», под завязку набитый баксами?!
Достав одну купюру я потрогала ее далеко не гладкую поверхность, чтобы убедиться в ее подлинности. Затем включила в салоне свет и поднесла ее к лампочке. То, что доллары не были фальшивками, не вызывало сомнений. Быстро выключив свет, я огляделась по сторонам и мысленно поругала себя за неосторожность. Меня могли увидеть соседи. Хорошенькое дело — сидеть ночью в чужом автомобиле и рассматривать доллары, поднося их к свету.
Недолго раздумывая, я судорожно принялась перекладывать пачки долларов на сиденье, испуганно вглядываясь в темные соседские окна. Мне даже показалось, что я сижу на всеобщем обозрении, что люди за соседскими окнами не спят, а пристально следят за каждым моим движением. Переложив все пачки до одной, я взяла сложенный пакет, лежащий на дне бардачка, и принялась перекладывать деньги туда. Пакет получился почти полным. Затем набрала в грудь побольше воздуха и, прижав пакет прямо к сердцу, выскочила из машины.
Зайдя в подъезд, я остановилась у окошка дежурной и, пряча пакет за спину, постаралась изобразить что-то наподобие улыбки.
— Здравствуйте, тетя Валя.
— Здравствуйте, Анечка. У вас что-то случилось? Дежурная смотрела на меня таким удивленным взглядом, что даже приподняла очки.
— А с чего вы взяли?
— А вы какая то черная…
— Черная?!
— Ну, да. Я просто неправильно выразилась. Вы так выглядите, будто побывали на пожаре.
— У меня машина сломалась. Я ее чинила, — не смогла я придумать ничего лучшего.
— Как, сами?
— Сама.
— Анечка, да, что ж вы такое делаете. Позвонили бы в техслужбу, вам бы все сделали в лучшем виде. Неужели вы в таком дорогом вечернем платье ползали под машиной?!
— Ползала, — не моргнув глазом, соврала я.
— Да, что ж вы такое делаете… Где ж это видано, чтобы звезды под машинами ползали! Разве так можно… Анечка, вы знаете, вам нужен мужчина.
— Кто?
— Мужчина, — залилась краской дежурная. — Я давно хотела с вами поговорить, но стеснялась. Вы такая видная, такая интересная и почему-то одна. Я, конечно, понимаю, что лезу не в свое дело, что это ваша личная жизнь. Но ведь вы не просто женщина.
— А кто же я?
— Вы звезда. А личная жизнь звезды уже давно стала общественным достоянием. Людям хочется знать, с кем она встречается, с кем живет, чем дышит. В этой жизни женщине тяжело одной. Какой-никакой, а мужик нужен.
— Я не хочу какого-никакого. Я хочу нормального, а на нормального мне как-то не везет.
— Да где ж его взять-то нормального, — защебетала тетя Валя. — Нормальных всех давно разобрали. Нормальные все при семьях. Жены за них держатся мертвой хваткой. Шаг в сторону — сразу расстрел. Нужно за любого хвататься, а то так одна и останетесь.
— Я не утопающая, чтобы хвататься за любого.
— Одинокие женщины и есть утопающие.
— Я не одинокая. Я свободная.
— Кому нужна такая свобода! Такая свобода и есть одиночество. Я вот тоже долго жила одна, так по вечерам волком выть хотелось. Зайдешь бывало в пустую квартиру и стонешь от такой свободы. А затем я своего Славика встретила. Если бы не я, так он бы вообще спился. А я его хоть изредка останавливаю. Пенсию у него всю до копеечки отбираю, только на бутылку оставляю. Правда, он затем по всей квартире ее ищет, но я ее хорошо прятать научилась. А однажды я заболела, лежу, умираю. Так Славик мне плед принес и укрыл. Правда, принес его пьяный и даже упал несколько раз, но ведь принес, вот в чем дело-то. Накрыл мне ножки, чтобы они не мерзли, и сам рядом упал на полу. Он у меня не привередливый, когда пьяный, ему все равно, где спать. Где упадет, там и спит. Не чувствует, мягко или жестко. А если бы Славика не было, кто бы мне этот плед принес?!
— Уж лучше никакого пледа, чем его такой Славик принесет.
— Я тоже долго искала, да только лучше своего Славика никого не нашла. Другие еще хуже. Они уже привыкли на улицах жить и под забором валяться, а Славик хоть дома сидит. Вот и вы бы тоже с кем-нибудь сошлись. Хотя бы для того, чтобы в болезни вам кто-то плед принес. Конечно, вы звезда и уж если вы не можете найти себе приличного мужчину, то что тогда остается нам…
— Если я заболею, то как-нибудь сама до пледа доберусь, как бы плохо мне ни было. А за этим алкашом нужно портки стирать да его пьяные бредни слушать. Уж если я с мужчиной сойдусь, то только с тем, кто сможет сделать меня счастливой. А за того, без которого я сама смогу быть счастливой, не пойду никогда в жизни. Я алкашей на дух не переношу.
— Я тоже так раньше рассуждала, да только так ничего и не нашла. Мой Славик оказался самым лучшим из всего того, что сейчас можно выбрать.
Поняв, что тетя Валя утомила меня со своими советами, которые по своей сути направлены только на то, чтобы искалечить собственную жизнь, я прижала к пояснице тяжелый пакет и перевела дыхание.
— Ладно, тетя Валя, я устала. Я ключи потеряла. Дайте мне запасные. Мне кажется, что я себе тоже мужичка оторвала, только нормального, непьющего. Так что я, может, в скором времени буду коротать холодные вечера с мужчиной.
— Дай-то Бог. Дай-то Бог. Где ж это видано, чтобы такая женщина одна жила.
Тетя Валя полезла в стол и достала мою запасную связку ключей. Я осторожно переложила пакет в одну руку и постаралась выдавить улыбку.
— Ну, уж, если мне совсем тоскливо будет, я к вам обязательно обращусь. Может, ваш Славик мне какого-нибудь своего приятеля у пивного ларька присмотрит.
Прыснув со смеху, я почувствовала, что на глазах одновременно показались слезы, и направилась к лифту. Как только я вошла в квартиру, то быстро закрылась на все замки и села на пол прямо у входной двери, обхватив пакет с деньгами покрепче. Затем несколько раз всхлипнула и заголосила что было сил. Я сидела в полной темноте, даже невключив свет, и думала о том, что если бы я жила не одна, то навстречу мне обязательно бы вышел близкий человек, помог раздеться, взял на руки, отнес на кровать и, положив мою голову на плечо, внимательно выслушал бы обо всем про то, что приключилось со мной сегодня. Он бы обязательно меня пожалел, хотя я сильная и всегда воспринимала чувство жалости как унижение. И все же нужно жалеть и сильных женщин. Я бы обязательно разрешила это сделать близкому человеку. Обязательно. Он бы пожалел меня, как маленькую. Ласково погладил по голове и не менее ласково произнес: «Маленькая моя, непослушная и чересчур самостоятельная девочка, ты уже давно стала взрослой женщиной и тебе уже тридцать с хвостиком, но ты как была девчонкой, так ей и осталась. И когда ты у меня только повзрослеешь? Тебя никогда нельзя оставлять одну — вечно ты попадаешь в какую-нибудь историю. Непонятно, или ты сама находишь эти истории, или истории находят тебя сами. Наверное, это происходит оттого, что ты привыкла все делать сама. Но теперь все будет совсем по-другому, потому что теперь ты не одна, теперь у тебя есть я».
И все же я встала и нащупала выключатель. Затем взяла пакет и перенесла его в шкаф-купе. Положив его в самый низ, я завалила его одеждой и направилась в ванную. Пустив горячую воду, я налила в ванну побольше пены и пошла на кухню за аптечкой. Меня заметно знобило, а лило горело, как на пожаре. Я была уверена в том, что заболею, потому что ни один человек не способен в одночасье справиться со всем навалившимися на него хворями. Только я и сама не знала, что у меня: грипп, ангина или лихорадка, образовавшаяся на нервной почве. Выпив таблетку аспирина я положила аптечку на стол и направилась в ванную.
Погрузив свое многострадальное тело в воду, я закрыла глаза и стала думать о том пакете с деньгами, который хранится у меня в шкафу. По всей вероятности, эти деньги принадлежат Михаилу или людям из его окружения. Но почему такая большая, вернее даже умопомрачительная сумма лежала без присмотра в машине? Ведь в машину могла сесть не только я, в нее мог сесть кто-нибудь другой. А Михаил — он жив или нет? Эта неизвестность мучила меня больше всего. Я не знала, вправе ли я распоряжаться этими деньгами. Скорее всего нет. Если Михаил жив, то он обязательно приедет ко мне за своей машиной и потребует деньга. У меня есть два варианта. Я могу их отдать, а могу сказать то, что когда я села в машину, то никаких денег не видела. Деньги могли вытащить на вечеринке. В конце концов машина стояла открытой, а с меня нет никакого спроса. Мне их никто не давал на хранение, а значит, я никакой ответственности за них не несу.
Если деньги лежали без хозяина, значит, у них его нет. Ладно, посмотрим, куда меня вывезет кривая, а пока пусть они полежат у меня в шкафу. Деньги никогда не бывают лишними, тем более я их не воровала, я их просто взяла — подумала, что незачем добру пропадать.
Когда я вышла из ванной, сердце просто выпрыгивало у меня из груди. Не удержавшись, я вновь подошла к шкафу и проверила пакет с долларами. Пакет был на месте. Аккуратно закрыв дверцы шкафа, я добрела до кровати и уснула без задних ног.
Утром я открыла глаза и попыталась припомнить все, что произошло со мной за последний день. Все события путались и совершенно не укладывались в моей голове. Три тысячи долларов за один вечер. Поездка, труп водителя и раненый незнакомый мужчина… Роскошный дом, взрыв и пакет, доверху набитый долларами… Боже мой, столько всего заодин-единственный вечер… Это слишком много. Слишком много на мои хрупкие плечи. Мне не могло это присниться, потому что это опять же слишком много для обычного сна.Из головы не выходил один мучавший меня вопрос: что же мне делать с этими долларами? Вопрос, конечно же, глупый и неуместный. Только законченный дурак не сможет найти применение деньгам, но я не знаю, мои это теперь деньги или у меня их может кто-то потребовать. Хотя если разобраться начистоту, то получается один неоспоримый факт: если эти деньги лежат в моем доме, значит, они принадлежат мне. Посмотрим, как скоро объявится Михаил и каким образом он начнет требовать деньги, лежавшие в открытой машине, до которой никому не было дела.
Приобретя деньги, я потеряла душевный покой и заглядывала в шкаф каждые полчаса. Затем подошла к окну в подумала о том, что нужно взять себя в руки. За окном светило яркое солнышко и все было, как всегда. Люди ходят по улицам, громко смеются, рассказывают друг другу анекдоты да и вообще радуются жизни. Жизнь идет своим чередом. Да вот только во мне что-то изменилось… Что то изменилось после сегодняшней ночи…
Я постаралась отогнать от себя мрачные мысли и подумала о том, что сейчас я должна отправиться в больницу за Максом. Сегодня его выписывают, а это значит, что сегодня у меня выходной. В конце концов не каждый день я встречаю из больницы любимого мужчину, который попал-то туда из-за меня. Макс даст мне чувство защищенности, которое умеют давать мужчины и которого нам, женщинам, так не хватает. Хоть я и привыкла проводить ночи совершенно одна и не тереться бок о бок в общей постели, мне придетсяпоступиться своими принципами и пустить в свою жизнь мужчину. Вдоволь повертевшись у зеркала, я даже подумала о свадьбе, которая обязательно будет прекрасной, потому что у меня еще никогда не было свадьбы и всю свою сознательную жизнь я хотела хотя бы один-единственный разочек примерить свадебное платье. Мне даже казалось невероятным, что мне так повезло.
Мне повезло найти настоящего мужчину. А я ведь представляла его в своих самых смелых мечтах. Представляла. Еще раз проверив пакет, я выскочила из квартиры и, пройдя мимо знакомого «Мерседеса», уверенным шагом направилась к своей машине. Я не помню, как я доехала до больницы, потому что я не ехала, я до нее летела в буквальном смысле этого слова. Я представляла его радостные глаза, в которых будет читаться восторг оттого, что я всегда буду рядом, чего бы мне это ни стоило. Забыв про сменную обувь и белый халат, я торжественно открыла дверь в палату и встала как вкопанная. На месте Макса лежал совершенно другой человек и читал какой-то журнал.
— Простите, а где Макс?
— Какой?
— Тот, который лежал тут до вас.
— Не знаю. Меня сегодня положили на это место. Тут была свободная кровать и не было никакого Макса.



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.