read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Так что ему передать?
Я молчала и не издавала ни звука.
— Что ему передать? Простите, я больше не могу ждать. У меня муж голодный с работы пришел, мне надо его кормить.
Глава 19
Как только на том конце провода послышались короткие гудки, я кинула мобильный на соседнее кресло, положила руки на руль и громко зарыдала. Мне показалось, что сейчас в мое сердце вогнали кол, а моя любящая душа погрязла во лжи и непонимании.
Слезы заливали мое лицо, а из груди вырывались хриплые стоны. На моем лице застыло настоящее горе. Господи, в какой же уже по счету раз на нем застыло горе. Неожиданно я вновь ощутила пустоту. Я пожалела о том, что не вышла замуж в молодости за кого-нибудь из своих многочисленных кавалеров, не нарожала детей… и вообще не зажила той жизнью, которой живут все. Я вдруг с недоумением стала завидовать тем, у кого есть общий дом, общие дети, общая жизнь. Это чувство болезненно точило меня изнутри, и японимала, что не могу его побороть. Хотя, с одной стороны, мне казалось, что если бы я вышла замуж в ранней молодости, то сейчас была бы довольно сильно разочарована. Возможно, я бы так и не научилась жить так, как живут все. Я, как всегда, противоречила сама себе и уже не могла ответить на один постоянно волнующий меня вопрос: заключается ли секрет любви в браке и детях или нет?! И все же мое противоречие тянуло в одну сторону… В подсознании я понимала, что много лет назад зря отказывалась от постоянных, настойчивых предложений руки и сердца, потому что я отказывалась не только от брака, но и от реальной жизни тоже, от настоящей жизни, от той полноценной жизни, которой должна жить женщина. Но теперь… Теперь слишком поздно… Наверное, мой поезд просто ушел и я уже вряд ли сумею вскочить на его подножку. Макс вернулся к жене, а это значит, что я осталась совсем одна. Никто из моих знакомых мужчин не подходит на роль мужа. Никто. Нет никого, с кем бы я смогла разделить быт и стала бы по-настоящему близка. Не могу же я выйти на улицу с плакатом и написать: «Не смотрите на то, что я звезда. Я обыкновенная женщина с неустроенной судьбой. Я хочу встретить близкого по духу мужчину, которого я бы смогла хотя бы чуточку полюбить. Возьмите меня, пожалуйста, замуж. Я буду служить вам верой и правдой. Давайте наделаем детей. У меня возраст поджимает. Мне срочно нужно рожать, а то потом может быть поздно». Не могу же я выйти замуж за первого встречного. Мне нужно встретить мужчину, который бы смог заслужить мое внимание. Тем более я долгое время жила одна и уже успела привыкнуть к своему образу жизни. Мне очень трудно встретить человека, ради которого мне бы захотелось все изменить. Господи, а у меня ведь теперь нет любви. Как же это страшно, когда нет любви… Она только была, но ее убили… Остался только успех и целаямасса поражений… Даже соотношение не то. Успех-то один, а поражений целая куча. А ведь без любви мне нельзя. Без нее вообще никак нельзя. И с ней нельзя, и без нее тоже. Жизнь и в самом деле короткая. Господи, какая же эта задница-жизнь до безобразия короткая. В этой жизни считается все подряд. Каждый день, каждый час, каждый год, каждый мужчина и все, буквально все отношения. И все же рано или поздно всему приходит конец. Сегодня после встречи с Михаилом я соберу Максу чемоданы и скажу «До свидания».
Когда я наконец успокоилась, я постаралась взять себя в руки и, поправив растрепанные волосы, вышла из машины. Подойдя к дому, я поразилась тому, что в окнах темно, горели только уличные фонарики, плотно стоящие возле забора. Это показалось мне странным, потому что Михаил пообещал меня ждать. Во дворе стояла его машина, и это наводило на мысль о том, что он находится дома. Неужели он уснул? Неужели…
Я вновь посмотрела на темные окна и достала мобильный, чтобы позвонить Михаилу. Трубку сняли так быстро, что мне показалось, будто на том конце провода только И ждали моего звонка.
— Алле, Миш, это Аня. Я приехала.
— Я дома.
— У тебя окна темные.
— Я устал от света. С некоторых пор он стал меня раздражать. Заходи, дверь открыта!
Осторожно войдя в темный дом, я остановилась в дверях и постояла несколько секунд, чтобы мои глаза привыкли к темноте.
— Миш, ты где?!
— На втором этаже! — донеслось откуда-то сверху.
— Ты что, не хочешь меня встретить?!
— Прости, боюсь, что я просто не в состоянии. Я в комнате для гостей!
— Ты так говоришь, будто я знаю, где находится комната для гостей, — пробурчала я себе под нос и стала подниматься вверх по лестнице.
— Вторая комната справа, — донеслось где-то уже совсем рядом.
Я ощутила волнение и постепенно охватывающий меня страх, который следовал за мной по пятам, поджидая удобного момента для того, чтобы полностью завладеть моим разумом.
— Вообще так гостей не встречают, — говорила я больше для себя, чем для Михаила. Я просто хотела себя успокоить, хотя бы таким не самым лучшим образом. — Ты хочешь,чтобы я в этой темнотище себе ноги переломала?! Того и гляди, сейчас свалюсь с лестницы… Ну и мужики пошли, задницу от дивана не могут оторвать.
Зайдя в нужную комнату, я увидела совершенно пьяного Михаила, который сидел в обнимку с бутылкой мексиканской водки, а на стоящем перед ним столе горели зажженные церковные свечи.
— Вот это да! Вот это ты набрался.
Я протянула руку к выключателю, чтобы включить свет, но Михаил так громко крикнул «Нет!», что я инстинктивно ее отдернула.
— Ты что орешь-то?! Сидишь как церковная мышь при этих свечах, ей-Богу.
— У меня глаза устали от света. Хочешь мексиканской водки?
— Хочу. Только у тебя закуски негусто.
— У меня есть лед и лимон.
При свечах лицо Михаила было каким-то неестественно желтым и глубоко несчастным. Налив мне полную рюмку, он посмотрел на меня пристальным взглядом и тихо сказал:
— Ты отвратительно выглядишь. Странно, ты всегда выглядишь просто превосходно, а теперь на тебя просто страшно смотреть.
— Я пришла к тебе для того, чтобы разговаривать, а не смотреть.
— У тебя все лицо в слезах. Что с тобой?
— Ты тоже выглядишь краше в гроб кладут. Я смотрю, тебя уже даже свет раздражает. И долго ты так без света сидишь?
Каждый вечер. И все же ты не сказала мне, что с тобой произошло. Ты выглядишь так, будто ты пила горькую, или тебя избили, или с тобой произошло еще что-то ужасное. Странно, я думал, сюда зайдет та обворожительная, известная на всю страну звезда, которая способна покорить любое мужское сердце, но сюда зашла совсем другая женщина — измученная, запуганная, с огромными синяками под опухшими от слез глазами и бледным, усталым лицом. Ты очень дерьмово выглядишь, честное слово.
— Спасибо. Ты всегда был щедр на комплименты. У меня неприятности. По-моему, я потеряла своего новоявленного мужа, — чуть слышно сказала я и, осушив рюмку до дна, откусила ломтик лимона.
— Ты же сказала, что вышла замуж всего неделю назад.
— Уже развелась.
— Так быстро?!
— У меня в жизни всегда все быстро. Вся моя жизнь протекает в бешеном темпе. И знаешь, я привыкла так жить.
Мексиканская водка дала о себе знать, и я почувствовала в голове легкий дурман.
— Миш, скажи, если мужик по-настоящему любит, он ради тебя разведется?
— Если по-настоящему любит, то да.
— А если в семье есть ребенок?
— Если любят, то уходят и от троих детей. Если человек перестает быть мужем, то это не значит, что он перестает быть отцом.
— Он как будто и разводится и как будто и нет, — начала я говорить сама с собой. — Вроде он живет у меня, а вроде он оттуда и не съезжал. Даже вещи он разделил поровну. Одну половину ей, а другую мне.
— Не строй иллюзий, — резко сказал Михаил и принялся наливать текилу себе. — Если мужик уходит из семьи, он делает все так, чтобы тебе это никогда не аукнулось, а если вы вместе всего неделю, а тебе уже аукается, да так, что на тебя без слез не взглянешь, то ты должна покончить с этим немедленно. Такая женщина, как ты, этого не заслуживает.
Это по меньшей мере несправедливо. Так не оставляют жену, поверь. А если оставляют именно так, то возвращаются вновь. Если мужик и в самом деле хочет освободиться, то он обязательно найдет дверь, через которую можно выйти. Михаил немного помолчал и, увидев, что на моих глазах показались слезы, продолжил:
— Ну что ты на меня так смотришь своими зелеными глазищами?! Ты хочешь, чтобы я заставил жену твоего избранника убраться с твоей дороги навсегда?!
— Ну что за глупости? — я посмотрела на пьяного Михаила укоризненным взглядом и покрутила пальцем у виска.
— Я подумал, что ты пришла именно за этим. Ты хочешь ее убрать?!
— Да что ты несешь?! — буквально вскипела я. — Как тебе такое могло прийти в голову?! Просто я ехала к тебе с одним настроением, а приехала совсем с другим. Может, и правду говорят, что собственной жизни никогда не бывает. Любая жизнь — это повторение чьей-то другой. Все, хватит! Я соберу его вещи и отправлю их его жене. Я не хочу, как другие женщины, проводить в ожидании несколько томительных лет и все впустую. Я не хочу быть такой, как они, потому что я совсем другая. Никогда! Больше никогда никаких женатиков! Вообще никогда!!! Я не хочу растрачивать на женатика свое сердце, свое время, свою любовь и свою жизнь! Ни на него, ни на его семью! Я уйду в работу. Точно, я уйду в работу. Я буду работать сутками напролет. Я вылезу из своей раковины и больше никогда не впаду в депрессию. А если и буду знакомиться с мужиками, то стану требовать у них паспорт и смотреть семейное положение, чтобы больше никогда в жизни так не вляпаться. А мой женатик исчезнет из моей жизни точно так же, как в нее и пришел. Он исчезнет, а я буду кричать, петь от радости и сниматься в кино!
Я откусила еще лимона и выдала на-гора.
— В конце концов любая серьезная связь похожа на зубную боль. Она мучает, мучает, а затем все утихает и наконец проходит. Оказывается, что больного зуба-то больше нет. Пройдет немного времени, и я забуду этого человека, а эти воспоминания больше не будут ранить мое сердце. Это сейчас больно, но эта боль пройдет. Очень скоро она обязательно пройдет. Я чувствую себя одураченной, и это в таком-то возрасте. С любовью у меня все решено. Все! Я уже не юная, романтическая девушка, которая ищет своего принца… Я найду отношения, в которых не будет такой сумбурности, огня, страсти, сжигающей ревности. Это будут очень хорошие отношения, и знаешь почему? Потому что в них вообще не будет боли. Я найду отношения без боли!
— Вот теперь я вижу ту женщину, с которой я познакомился! — Восхищенно сказал Михаил, не выпуская бутылки из рук.
Встав со своего места, я выхватила из рук Михаила бутылку и поставила ее рядом с собой на пол.
— Хватит пить. На тебя уже смотреть противно.
— На себя посмотри. Сама, наверное, тоже к бутылке в последнее время прикладываешься. Я вообще не понимаю, как ты могла раскиснуть. Ты же сильная женщина. Да еще из-за кого раскисла-то?! Из-за мужика, который со своими бабами-то разобраться не может. На хрен нужен такой мужик, а особенно тебе. О тебе ведь мечтают миллионы… Так пользуйся случаем и обрати внимание на эти миллионы. Может, среди них найдется достойный. Будь другом, отдай бутылку. У меня слишком хреновые дела.
Я еще никогда не видела Михаила таким пьяным, да я его и так нечасто видела, но сейчас… Он был полностью подавлен и полностью разбит. Ни грамма былой уверенности, галантности, заискивания и деловитости. Возможно, в последнее время на его долю выпали слишком тяжелые испытания, через которые он не может пройти.
— Дай бутылку. Не заставляй меня идти к бару, — пьяным голосом сказал Михаил и протянул мне руки. — Будь хорошей девочкой. Дай, пожалуйста, бутылку.
Я протянула бутылку Михаилу и укоризненно покачала головой.
— Завязывай пить.
— Завяжу. Как только, так сразу завяжу. Просто я очень устал. Нелепая смерть водителя, взрыв, исчезновение жены — не слишком ли большая плата за спокойную жизнь?! Я хочу спокойно жить, — Михаил сделал паузу, словно он тщательно обдумывал свои слова. — Я хочу мира и покоя. Я хочу, чтобы была ясность… Я хочу, чтобы все было, как раньше. Чтобы тот дом, в котором мы жили с женой и в который я вообще не захожу в последнее время, опять стая жилым, теплым и уютным. Я хочу, чтобы в нем как и раньше, было много гостей, даже «купленных», например, таких, как ты, чтобы все фотографировались, танцевали, веселились, пускали фейерверк. Я хочу владеть ситуацией. Я больше не хочу чувствовать себя ненормальным.
Михаил вновь выпил уже непонятно какую по счету рюмку прямо без лимона и посмотрел на меня в упор. Даже в свете горящей свечи у него на глазах виднелись слезы. Мужские, отчаянные слезы…
— А ты… ты одна из самых красивых и притягательных женщин нашего кино… Ты должна высоко держать голову, а ты боишься поднять глаза… Да большинство женщин мечтали бы поменяться с тобой местами хотя бы на час… На один-единственный час. Ты достойна самого лучшего в этой жизни, а сама теряешь эту жизнь из-за мужчины, который в общем-то не особо бережет твой покой и уважает твои искренние чувства. В этой жизни не стоит расстраиваться из-за нечистоплотности и из-за непорядочности людей, в этойжизни можно расстраиваться только из-за потери денег. А вообще знаешь, наверное, это звучит глупо, но я чувствую конец.
— О чем ты говоришь? Какой конец?
— Я чувствую, что кончается жизнь. Мы оба упустили свой шанс на нормальную спокойную жизнь.
Я встала со своего места и хотела вновь включить свет чо Михаил закричал так, что я даже побоялась поднести руку к выключателю.
— Ты что орешь-то?! — Я отдернула руку от выключателя, как от какой-то заразы. — Напугал…
— Я же попросил тебя не включать свет.
— Почему? Я не хочу сидеть в темноте.
— Я каждый вечер сижу в темноте и пью.
— Очень жаль. Если ты будешь продолжать в том же духе, то ты ни много ни мало загремишь в психиатрическую лечебницу.
— Я не виноват, что после всего, что произошло, я возненавидел не только дневной свет, но и электрический тоже. Этот дом проклят.
— Раньше ты не уставал восхищаться этим домом.
— Этот дом проклят потому, что на него падает свет с востока. А если падает свет с востока, то это говорит о проклятии. И как я сразу не сообразил, когда покупал этот проклятый дом. Все мои несчастья начались именно с того времени, как я его купил. В нем слишком много света… Господи, как же в нем много света. Днем я закрываю окна плотными шторами, а свет все равно проникает. Это где ж такое видано, чтобы свет проникал даже при спущенных занавесках. Этот дом приносит неудачу, и я хочу как можно быстрее от него избавиться.
— Ты хочешь его продать?
— Конечно, потому что я всегда был баловнем судьбы. Еще совсем недавно у меня была восхитительная жизнь, восхитительная работа, восхитительная жена, которая никогда в жизни не смотрела на других мужчин, и восхити тельные ночи… А где все это теперь? Где? За всю неделю в этом доме не появилось новых чулок и ни разу не запахло духами. Я сижу тут как дурак, пью, не просыхая, не включаю свет и жду, что она придет.
— Кто она? — тяжело задышала я.
— Моя жена. Придет показать мне свои новые колготки или духи. Но она не приходит. Я уже просто устал ждать. Ты даже не представляешь, как я устал ждать. Я стал уставшим и истощенным, ко она по-прежнему не идет. Она, наверное, забыла, с кем имеет дело. Но ничего, если она тут появится, то я обязательно ей напомню. Она, наверное, забыла,из какого дерьма я ее вытащил и какую жизнь я ей подарил. Она хочет поиграть со мной в кошки-мышки. Что ж, поиграем. Мы обязательно поиграем… Я сделаю так, что она прекратит эту идиотскую игру. Обязательно прекратит. Она думает, что я буду благодарен ей за то, что она разрушила мою жизнь?! Она ошибается. Господи, как же она ошибается!
Я села на краешек кресла и поднесла свои часы к тусклому пламени свечи.
— Ты так смотришь на часы, словно куда-то торопишься.
— Тороплюсь. На улице уже темно, а мне еще черт-те сколько добираться.
— Ты так торопишься, как будто дома тебя кто-то ждет.
— Нет, с некоторых пор меня дома никто не ждет.
— Ты так говоришь, как будто тебя там когда-то кто-то ждал.
— Еще совсем недавно ждал…
— Не говори ерунды. Мы с тобой совершенно одинаковые. Нам не к кому спешить, потому что нас никто не ждет. Мы с тобой очень похожи, Анна. Ты не представляешь, как мы с тобой похожи. Ты посмотри на себя, кому и что ты хотела доказать?! Ты хотела доказать, что сможешь быть счастлива в браке, но ведь такие женщины, как ты, не созданы для брака. Ты все сама себе напридумывала — и тихую гавань, и домашнюю надежную пристань. И насколько бы тебя хватило?! На день, на неделю, на месяц?! Эта пристань не для тебя, потому что все те, кто в ней действительно нуждается, уже стоят на причале. Ты другая. Ты вне брака. Ты особенная. Тебя никогда и никто не будет ждать, потому что тебе это совсем не нужно.
— Господи, да откуда тебе-то знать… Что ты вообще можешь про меня знать?!
— Я знаю про тебя намного больше, чем ты думаешь. Я знаю тебя даже лучше, чем ты сама.
Последняя фраза прочно засела в моем сознании, но я решила, что уже настало время переходить от слов к делу. Я вновь встала и стала мерить своими небольшими шагами комнату.
— Михаил, вообще мы с тобой здесь собрались не для того, чтобы обсуждать нашу личную жизнь…
— А почему ты так думаешь? — перебил меня Михаил.
— Что?!
— Почему ты думаешь, что я не хочу обсудить нашу личную жизнь?! Кстати, ты сама назвала ее нашей. Если она наша, значит, она общая. Личная жизнь одна на двоих.
— Ну что ты такое говоришь?!
— Я говорю то, что думаю. А может, я сижу и пью здесь только по одной простой причине — потому что неделю назад ты вышла замуж?! Наверное, Бог услышал мои молитвы и сделал так, что ты прожила со своим новоявленным мужем всего неделю и развелась. Может, я страдаю после твоей ТЕРАПИИ ДЛЯ ОДИНОКИХ СЕРДЕЦ и не нахожу себе места?!
— Ты что говоришь-то такое?!
— Что слышишь! Может, я хотел с тобой сегодня трезвым встретиться, да не получилось. Не забывай, что я хотел приехать к тебе сам, а сам бы я приехал трезвым как стеклышко. Но ты наплела мне про какого-то мужа.
— Я не наплела, — разозлилась я не на шутку. — Он у меня действительно был. Был, да сплыл.
— Я вообще не понимаю, как ты, такая потрясающая женщина, могла связаться с женатиком?!
— Можно подумать, ты не женатик…
— Женатики тоже разные бывают.
Я принялась нервно теребить свои длинные пальцы и с каждой минутой все больше и больше злилась на Михаила оттого, что он так упорно уходит от разговора о самом главном.
— Миш, давай говорить по существу. Я сюда приехала не для того, чтобы изливать душу и плакаться на несложившуюся личную жизнь. Тем более что личная жизнь у меня сложилась. Она не обязательно связана с мужчиной. Это только дураки думают, что если у тебя есть мужик, то, значит, есть и личная жизнь, а если у тебя мужика нет, то и нет ничего личного. Не знаю, как у тебя, а у меня все в порядке. Моя личная жизнь никогда не зависела и не будет зависеть от мужика. Кстати, о твоей жене и в самом деле ничегоне слышно?
— Ничего.
— Ну а сам-то ты как думаешь, что с ней произошло?
— Бели бы у меня по этому поводу были хоть какие-то соображения… Если бы они были… Мне бы стало намного легче. У меня вообще никаких концов. Я дошел до крайности.
— До какой?
— Я написал заявление в милицию.
— Ты же вообще никогда не доверял милиции?
— Я уже не знаю, кому можно доверять, а кому нет. Ее ищут все — и частные детективные агентства, и милиция. Я больше не могу так жить. Я должен знать точно, где она. Мертвая, похищенная, живая, сумасшедшая. Я просто хочу ясности. Кстати, а этот лжеследователь Голубев тебя больше не навещал?
— Нет, — я слегка замешкалась, но затем продолжила дальше: — Не навещал, но он за мною следил.
— С чего ты взяла?
— Потому, что он появлялся именно в тех местах, в которых появлялась я.
Михаил заметно заинтересовался и даже отодвинул очередную налитую рюмку.
— Почему ты так думаешь?
— Потому, что я уехала на дачу черт-те за сколько километров от Москвы, и он появился там.
— Ты уверена, что он следил за тобой?
— А что ему тогда там делать?! Правда, он появился там раньше. Намного раньше, чем туда приехала я. Неужели ты считаешь, что это просто совпадение и нелепая случайность?! Случайно то, что он появился в моем доме и вынюхивал все, что касается твоей жены?! Случайно то, что он притащился в эту забытую Богом деревню и появлялся именно в тех местах, где когда-то была я?!
— На случайности это не похоже Кстати, а зачем ты поехала в забытую Богом деревню?. У тебя что, давно не было приключений на твою симпатичную задницу?
— У меня там были дела.
Я пристально посмотрел на Михаила и с ужасом подумала о том, что ему что-то известно.
— Ты что так на меня смотришь?
— Я не понимаю, зачем ты ездила в, как ты говоришь, забытую Богом деревню?
— Я же тебе уже ответила: у меня там были дела.
— Если этот Голубев таскается за тобой аж за пределы Москвы, значит, тебе угрожает опасность?!
Глаза Михаила заметно сузились, и я в который раз подумала о том, что в них так и сверкают какие-то нехорошие, хитрые огоньки. Словно мы ведем тяжелую игру: я по честным правилам, а Михаил нет.
— Со стороны этого Голубева мне больше не угрожает опасность, — совершенно спокойно ответила я.
— Почему?
— Потому что он мертв. А мертвые, как ты сам прекрасно понимаешь, не могут сделать живым плохо.
— Как это мертв?
— Так это. Он уже даже похоронен.
— Его убили?
— Убили.
— А кто?
— Какие-то отморозки.
Михаил встал и. пошатываясь, подошел к подоконнику. Облокотившись, он отодвинул штору и посмотрел в окно. Затем перевел взгляд на меня и нервно закурил сигарету.
— Анна, мне кажется, что ты чего-то недоговариваешь.
— А мне кажется, что ты тоже. Кстати, ты очень настойчиво пытался со мной встретиться и поговорить. Ты даже сказал мне, что это не телефонный разговор. Я вся внимание. Я жду.
— Чего ты ждешь?
— Твоего разговора.
— А мне казалось, что со мной хотела поговорить ты. Это ведь ты настояла на сегодняшней встрече. Я хотел поговорить с тобой завтра. Я внимательно тебя слушаю. Говори.
Я ухмыльнулась и встала напротив Михаила, облокотившись о стену.
— Странно у нас с тобой как-то все, Мишенька, получается. Мы оба хотели с друг другом поговорить, а когда встретились, то оказалось, что говорить-то особо и не о чем. Как это получается?
— Ну, говори, Анна, я жду. Ты зачем ко мне ехала?
— Я хотела узнать, как у тебя дела…— я была на пределе и чувствовала, как окончательно сдают мои нервы.
— Только и всего?
— Да. А ты зачем мне звонил?
— Я хотел сказать, что очень сильно по тебе соскучился. Ты, Анька, у меня каждый день перед глазами стоишь. Ты, дождь, джаз и музыка…
— И именно поэтому ты звонил?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.