read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Допив свой бокал до дна, я кинула его на пол и посмотрела, как он разбился. Затем смахнула слезы и громко засмеялась, глядя на свое отражение в зеркале. И это не был смех, близкий к истерике, смех от безысходности и собственной слабости. Это был сильный, откровенный, веселый и, конечно же, смелый смех. Из зеркала на меня смотрела неприступная, железная леди с душой ребенка, образ которой вызывает у окружающих настоящее умиление. Счастье — это жить в гармонии с собой. Не бывает общего счастья, потому, что у каждого оно свое. И в том, что Макс навсегда ушел, не нужно искать плохое. В этом нужно искать хорошее. Мне никогда не нравились треугольники, когда об отношениях любовников никто в семье не догадывается. Я не хочу быть третьей лишней, именно лишней. Я хочу быть одной, единственной и неповторимой. Я это я!
Собрав осколки стекла, я спрятала полупустую бутылку в бар и вздрогнула от настойчивого звонка в дверь. В эти минуты я совсем не ждала следователя, который объезжал всех свидетелей того страшного взрыва, произошедшего совсем недавно в доме крупного бизнесмена по имени Михаил. Обрадовавшись, что я дома, следователь не снимая ботинок прошел на кухню и уселся на стул. Он задавал мне вопросы на которые я тут же находила ответы. Естественно, я говорила о том, что видела. Я умолчала только об одном, о том, что была предупреждена о взрыве заранее человеком, сидевшим в кустах роз. Следователь осматривал меня с нескрываемым любопытством. Оно и понятно, не каждый день он допрашивал звезд.
— Вы знаете, кроме этого злосчастного взрыва произошел еще один инцидент. Пропала жена хозяина дома Жанна. Вам это известно? — следователь посмотрел на меня из-под очков и, не спрашивая разрешения, достал сигарету.
Я раздраженно поставила перед ним пепельницу и язвительно сделала замечание:
— Вообще-то в моем доме не курят…
— Извините, но на работе я курю всегда. Так как насчет Жанны? Вам сказали, что она исчезла?
— Да, мне позвонил ее супруг.
— Говорят, вы были очень хорошими подругами?
— Мы — подругами?!
— Ну, да. Об этом говорят многие допрошенные мною гости. Она представила вас как лучшую подругу. Вы много разговаривали, фотографировались, обменивались любезностями.
Я взяла тайм-аут на несколько секунд и подумала о том, что я не имею морального права открыть истинное положение вещей, хотя бы из-за личной просьбы Михаила. Сейчас ему и так несладко и будет намного хуже, если я расскажу о том, что в его доме покупали друзей. Слух моментально разнесется, и я поставлю человека в неловкое положение. В конце концов мне заплатили за то, чтобы я скрыла правду, поэтому я просто обязана ее скрывать.
— Мы действительно подруги, только я понятия не имею, где она находится в данный момент.
— Мы не нашли ее останки и не можем утверждать, что она пострадала от взрыва. Но мы не нашли ее и живой. Мы вообще ее не нашли.
— Вы знаете, вообще-то это ваша работа. Если ее нет среди мертвых, то, значит, она жива.
— Но где она?!
— Не имею представления. Быть может, она пострадала и потеряла память. Да всякое может быть.
— Вы знаете, именно это мы и хотели бы узнать. Я надеюсь, что вы нам поможете.
— Я?!
— Вы. Расскажите нам о ее друзьях, выскажите свои предложения по поводу того, где она может быть. Возможно, она рассказывала вам про какие-нибудь тревоги, которые одолевали ее в последнее время… Какие-нибудь звонки…
— Какие звонки?
— Например, с угрозами.
— Я не слышала ничего подобного. Вы подозреваете, что ее похитили? Вы хотите сказать, что взрыв в доме произошел только для того, чтобы отвлечь внимание окружающих и похитить жену Михаила?!
— Это одна из версий. Мы прорабатываем ее тоже. Хотя мы понимаем, что женщину можно было похитить в магазине, косметическом салоне, фитнесе, на улице. И это было бы сделать намного проще. Скорее всего, основной целью взрыва был испуг. Михаил крупный коммерсант и, по всей вероятности, кому-то перешел дорогу.
— Боюсь, что я не смогу вам помочь. У меня своих дел выше крыши.
— Пропала ваша лучшая подруга, а у вас своих дел выше крыши, — злобно упрекнул меня следователь.
Я села напротив, сморщилась от табачного дыма, который мужчина выпустил прямо мне в лицо, и пристально посмотрела ему в глаза.
— Представьте себе, это так.
— Но вдруг с ней произошло несчастье?!
— Я очень сожалею, но мне об этом ничего не известно.
Я старалась показать всем своим видом, что разговор окончен, но следователь на это не реагировал. То ли ему льстило общение со мной, то ли он чувствовал, что я что-то скрываю, но уходить он явно не собирался.
— Простите, у вас заплаканное лицо. Вы переживаете за свою подругу?
— У меня есть о чем переживать, — отрезала я и посмотрела на часы.
— Я смотрю, вы не хотите нам помочь.
— Если у вас есть еще какие то вопросы, вы можете вызвать меня повесткой. Если со мной не случится ничего экстраординарного, я обязательно приеду. Общение с работниками милиции в домашней обстановке не располагает меня к разговору, — отчеканила я и демонстративно встала со своего места. — Пройдемте, я закрою за вами дверь.
— Вы торопитесь?
— Да, у меня очень много дел.
Следователь сложил свои немногочисленные бумаги обратно в папку и нервно застучал ручкой по крышке кухонного стола.
— Ну, что ж, если вы хотите общаться у нас, значит, будем общаться у нас. Знаете, наверное, правду пишут, что публичных людей ничего не интересует кроме их публичности. Пропала ваша лучшая подруга, жена известного бизнесмена, женщина с которой вас связывают долгие годы общения, а вы… так безразличны и глухи к тому, что с ней приключилось несчастье. Вы похожи на куклу Барби.
— На Барби?! Неплохое сравненье. Барби любимица миллионов маленьких жителей нашей планеты.
— Лицо Барби неживое, и оно ничего не отражает. Ничего, кроме собственного превосходства. Когда я смотрю на ваше лицо, то мне кажется, что вы ровным счетом ничего нечувствуете. Ни страха, ни угрызения совести по поводу того, что вы категорически отказываетесь помочь следствию, ни раскаяния, ни жалости к пропавшей и уж тем болеек ее за несколько часов поседевшему мужу. И вы знаете, это меня пугает. Меня всегда пугает звенящая пустота и совершенно мертвая бесчувственность. Я всегда поражался тому равнодушию, которое появляется у людей в самый решительный и неподходящий момент. Хотя, наверное, в вашем случае все обстоит совсем по-другому. Оно у вас не проявляется. Вы уже привыкли в нем жить. Знаете, я вот внимательно на вас смотрю и пытаюсь понять, что же в вас не так. А теперь я понял: у вас скучные глаза.
— Что?!
— У вас слишком скучные глаза для того, чтобы хоть чем-то поинтересоваться, если, конечно, вам за это не платят.
— Всего доброго, — отрезала я и, выйдя в коридор, демонстративно открыла входную дверь. — Всего вам доброго.
— Хорошо. Если вы хотите, чтобы я ушел, то я ухожу. Но знайте, что скоро нам предстоит встретиться вновь, и я думаю, что на этот раз вы отнесетесь к нашему разговору более серьезно и с намного большим пониманием. Значит, вы не знаете, где Жанна?
— Я же сказала, что нет.
— И с момента исчезновения она ни разу не связывалась с вами?
— Нет.
— Интересно… А мне всегда казалось, что между двумя подругами не бывает никаких секретов.
— До свидания.
Оглушительно хлопнув дверью после ухода следователя, я хотела было направиться на кухню, как в дверь опять позвонили.
Глава 10
— Ну, что там еще! Я же ясно сказала, что встретимся в отделении! — громко крикнула я и, перебарывая сильное негодование, вновь распахнула дверь. Передо мной стоял… Михаил и держал в руках мою сумочку.
Он и в самом деле как-то осунулся, постарел и, вообще, создавал впечатление совсем больного человека.
— Вы?!
— Я. Можно войти? А вы ждали кого-то другого?
— От меня только что ушел следователь. А вы что, не встретились?
— Нет.
— Странно. С момента его ухода прошло всего несколько секунд, я думала, что это он вернулся. Ну и хорошо, что вы не встретились, а то он такой дотошный. С вашим появлением у него возникли бы новые малоприятные вопросы.
Михаил скинул ботинки и прошел на кухню.
— А я и не знал, что вы общаетесь с милицией, — пробубнил он себе под нос и посмотрел на меня беглым взглядом.
— Я общаюсь?! Я с ней общаюсь только благодаря вам.
— Благодаря мне?
— Конечно. Следователь приходил ко мне по поводу Жанны.
— По поводу Жанны?
— Ну, да. Я не понимаю, почему вас это так удивляет.
— Но ведь вы с Жанной совершенно чужие люди… Не понимаю, что вы можете о ней рассказать.
— Это известно только нам с вами. Окружающие считают нас лучшими подругами. Ведь именно так мы выглядели на той вечеринке. Я не стала разубеждать следователя. В конце концов вам сейчас и так тяжело. Пусть будет все, как вы хотели. Зачем посторонним людям знать о том, что ваша семья покупает друзей за деньги. Вернее делает их друзьями на один вечер. Наше общество еще не готово воспринимать такие факты как норму. Я думаю, что никто не заинтересован в подобной огласке.
Михаил положил мою сумочку на стол и, сев на стул, уронил руки на колени.
— Вот ваша сумка. Тут выплаченные вам деньги и ваш мобильный. Я вот только не понял, зачем к вам приходил следователь?
— Как это зачем? — окончательно растерялась я. — Для чего приходят следователи?! Наверное, для того, чтобы допросить свидетеля, узнать какие-нибудь факты, зацепиться за какую-нибудь ниточку и двигать следствие дальше.
— Но почему именно к вам?
— Потому, что он уверен в том, что мы с вашей женой лучшие подруги.
— Господи, все это как то странно… Все слишком странно… Простите, у вас не найдется чего-нибудь выпить?
Михаил дыхнул на меня таким перегаром, что было впору затыкать нос.
— А вам не хватит?
— Что мне не хватит?
— Вам не хватит пить?!
Мой так называемый гость посмотрел на мою уже практически пустую бутылку «Мартини» и остановил свой взгляд на рядом стоящем полупустом бокале.
— А вы, я смотрю, тоже попиваете… Вы так же, как и я, пьете в одиночку. Говорят, что человек, пьющий без компании, очень одинок. Получается, что мы с вами одинокие люди.
— Я не страдаю от одиночества, — произнесла я задумчивым голосом и налила Михаилу граммов пятьдесят.
Мои руки заметно тряслись, и я никак не могла заставить себя успокоиться. Я не могла дождаться того момента, когда Михаил скажет про те доллары. Все может случиться неожиданно. Я не слепая и вижу, что Михаил нервничает не меньше моего. Сейчас он встанет и как выдаст довольно требовательным и одновременно сухим голосом: «Анна, вам не кажется, что вы взяли чужое. Отдайте то, что принадлежит мне по праву, или у вас будут большие неприятности». Только вот когда наступит этот момент? Когда?
Михаил быстро осушил рюмку и облокотился о стену.
— И все же я не понимаю, Анна.
— Что именно?
— Зачем к вам приходил следователь?
— Я уже устала вам объяснять одно и то же. Он вызовет меня в отделение.
— Кто?!
— Следователь!!! — я чувствовала, что теряю терпение, и с трудом сдерживала себя от того, чтобы не запустить в Михаила чем-нибудь тяжеленьким.
— Какой следователь?
— Обыкновенный!!!
— А куда он вас вызовет?
— В отделение!!!
— В какое?
— В обыкновенное!!!
— Обыкновенный следователь… Обыкновенное отделение… Видите ли, Анна, дело в том, что я не заявлял об исчезновении жены в милицию…
— Как это не заявляли?
— Я не ходил ни в какое отделение и не писал заявление о пропаже своей жены. Я жду, что появятся люди, которые затребуют за нее выкуп. Мою жену ищут, но только нанятые мною частные детективы. Я не могу понять, какой следователь мог к вам прийти?
— Как это?
— Мои частные детективы пришли бы к вам только с моего разрешения. Вы уверены, что к вам приходил следователь?
— А кто ж тогда?
— Я не знаю, Анна. Не знаю. Так получилось, что с некоторых пор я не доверяю государственной милиции. Я доверяю только детективным частным агентствам. Со стороны агентства к вам прийти не могли. В этом я вас уверяю.
— Тогда кто ко мне приходил? — повторила я свой вопрос.
— Вы уверены, что этот человек был из милиции?
— Не знаю, — растерянно проговорила я.
— Он вам представился?
— Он сказал, что он следователь… Что он расследует исчезновение вашей жены… Он знает о том, что мы были лучшими подругами.
— Вы смотрели его удостоверение?
— Нет.
— Неужели к вам так просто попасть в дом?
— Выходит, что просто…
— Анна, вы должны быть осторожнее. Вы звезда такой величины. Вы просто обязаны соблюдать меры предосторожности и хоть немного заботиться о своей безопасности.
Хотя, постойте. Он что-то писал на каких-то бланках. Что-то типа протокола. Он перевернул листок так, чтобы я смогла увидеть штамп, на котором виднелась фамилия. Его фамилия Голубев. Точно, я вспомнила, его фамилия Голубев. От осознания того, что я пустила в свой дом незнакомого человека, я покраснела как вареный рак и тяжело задышала. Михаил достал свой мобильный и набрав нужный номер, решительно произнес:
— Потапыч, это Михаил. Проверь, пожалуйста, по своим источникам человека по фамилии Голубев. Меня интересует сотрудник милиции. Он представился следователем. Этотчеловек допрашивал свидетеля по поводу исчезновения моей супруги. Я понимаю, что этого не может быть. Я понимаю, что ты не давал такую команду, но это произошло. Я знаю, что все это засекречено, но информация куда-то улетучилась. Только перезвони мне как можно быстрее. Да, я на телефоне. Его фамилия Голубев.
Михаил положил мобильный на стол и заерзал на стуле. Было видно, что он страшно волнуется и не находит себе места. Я села напротив и стала тупо смотреть на свою сумочку, из которой торчала трубка моего мобильного телефона. Телефон предательски молчал. Наверное, просто разрядилась батарейка. Столько дней без подзарядки…
— Кто-то предупреждает меня о взрыве… Кто-то входит в мой дом под видом следователя… Прямо мистика какая— то. Странно, что вы не встретились с этим самым следователем в коридоре. Вы должны были встретиться, потому, что вы пришли следом за ним. Промежуток между вашими посещениями не составил даже минуты. Если вы не встретились в коридоре, значит, он ушел через крышу, — начала фантазировать я и почувствовала как меня стал душить настоящий приступ страха. — Мне страшно.
Неожиданно Михаил взял меня за руку и заглядывая в глаза произнес:
— Анна, вы сказали, что вас предупреждали о взрыве. Что именно вы имели в виду?
— Какой-то человек предупреждал меня о взрыве. Он сидел в кустах роз и требовал, чтобы я шла к нему.
— Но почему вы никому об этом не сказали? Ведь вы могли все это остановить…
— В том-то и дело, что не могла. Я не знала, где именно заложено взрывное устройство. Я даже не приняла это во внимание. Я думала, что в кустах сидит сумасшедший. Поймите, у меня такая работа. Ко мне всегда цепляются сумасшедшие. Если я буду воспринимать все слова буквально и всерьез, то я сама сойду с ума.
— А зачем он вас предупреждал?
— Не знаю. Я сама над этим думала. Если я не ошибаюсь, то он не хотел, чтобы я пострадала. Он сказал, что очень хорошо меня знает, что он знает меня намного лучше, чем ясебя. Я думала, что это какой-то маньяк или подвыпивший человек, решивший повеселиться таким оригинальным образом. Я и подумать не могла, что это может быть серьезно. Он сказал, что я должна хоть раз в жизни уступить мужчине. И откуда он только знает о моем отношении к мужчинам?! Хотя, наверное, он просто читает мои интервью. В своих интервью я не раз отзывалась о мужчинах не самым лестным образом. У меня были на это веские основания.
— А вы видели его лицо?
— Я же сказала, что нет. Я не видела его лица. Я не видела его очертаний. Я только слышала его голос.
Сказав последнюю фразу, я застучала зубами и окончательно поняла, что больше не могу справиться с навалившимся на меня страхом. В моей голове забегали самые противоречивые мысли. Они были сбивчивые, непонятные, какие-то неопределенные, но я точно знала одно: что эти мысли были страшные. Я затравленно посмотрела на Михаила и стала лихорадочно думать о том, что больше всего на свете я хотела бы положить голову на плечо Максу и зареветь так, как ревут маленькие дети, когда они теряют своих родителей.
По моим щекам маленькими ручейками побежали слезинки, и Михаил не мог этого не заметить.
— Анна, вы плачете?
— Простите.
Я быстро вытерла слезинки и постаралась взять себя в руки.
— Простите. Я сама не знаю, что на меня нашло. Не надо так на меня смотреть. Ради Бога, не надо.
— Я думал, вы вообще не умеете плакать.
— Почему? — вновь всхлипнула я и посмотрела на Михаила виноватым взглядом.
— Не знаю. Вы такая сильная женщина…
— Вы хотите сказать, что сильные женщины не умеют плакать?
— Наверное, умеют.
В этот момент зазвонил мобильный, и Михаил приложил телефонную трубку к уху. Он сказал всего одно слово «спасибо», но по его тону, было понятно, что ситуация не улучшилась, а совсем даже наоборот.
— Никакого следователя по фамилии Голубев нет ни в Москве, ни в Московской области.
Признаться честно, я была, готова именно к такому ответу и восприняла его как само собой разумеющееся.
— Я в этом не сомневалась.
— Остается только догадываться, кто приходил к вам под видом следователя и какие у него были цели. По крайней мере, я знаю одно, что этот кто-то был на той вечеринке и он интересуется не только вами, но и моей женой. Вы должны мне его описать. Я передам эти данные своему детективу. Возможно, ваше описание хоть немного прибавит ясности и откроет глаза на новые факты.
— Мне страшно, — глухо сказала я и бросившись на шею к Михаилу, громко разрыдалась.
Такого поворота Михаил явно не ожидал и, наверное, совершенно не был к нему готов. Он посадил меня к себе на колени и стал нежно гладить меня по голове.
— Анечка, прекрати. Анечка…
— Простите, — громко всхлипнула я, но тут же затрясла головой. — Вернее, прости. Я сама не знаю, что на меня нашло. Такое бывает. Сейчас пройдет. Одна минута, и все это пройдет. Просто мне немного страшно. Мне страшно ночевать одной в этой квартире.
— Мне тоже как-то неуютно ночевать в доме, где еще совсем недавно произошел взрыв. В доме, где я потерял Жанну… Анна, а может, мы поедем в тот дом, где ты меняла платье? Может, мы проведем эту ночь там?
— Ты говоришь про тот дом, который ты купил для того, чтобы быть одному? Тот дом, про который не знает твоя жена?
— Да, я говорю именно о нем.
— Поехали. Я хочу провести ночь за пределами этой квартиры. Я хочу…
Я перестала реветь и пристально посмотрела в лицо Михаилу. Михаил закрыл мне рот своей теплой ладонью и жадно поцеловал меня в шею.
— Я хочу…— судорожно повторила я, но Михаил не дал мне договорить, и я вновь ощутила его ладонь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.