read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Нет! И еще сто раз нет! Через такую границу она не переступит никогда! Даже если ей будет угрожать смерть!
Снова и снова Альга пробовала пробиться сквозь преграду — и все-таки нашла решение.
Подобрала такой ключ к замку, когда темная «искра» не требовалась. Вместо черной кувалды использовала белую иглу и победила. Эта победа наполнила ее душу настоящим ликованием, и, словно в награду за усердие, она проспала большую часть дня, укрывшись шубой старика, не обращая внимания на то, что телега едет по колдобинам. Беглянка впервые за долгое время не видела никаких снов и отдыхала.
Она проснулась во время кратковременной остановки в каком-то селе, с удовольствием умылась, быстро перекусила, и обоз вновь отправился в дорогу. Все хотели преодолеть до темноты еще приличный кусок тракта, чтобы заночевать в большой деревне, где был пристойный трактир, а не клоповник, как в прошлый раз.
Они ехали через березовый лес, светлый, чистый и радостный, когда их нагнал всадник. В осанке молодого мужчины чувствовалась военная выправка. У него было открытое,благородное лицо и острый взгляд. Заметив, что Альга смотрит на него, он сверкнул белозубой улыбкой из-под усов, словно девушка была его старой знакомой, и направил коня вперед, заговорив с главным среди стражников.
Ходящая смотрела на незнакомца с подозрением. После предательства Райла она была настороже. Девушка знала, что ее будут искать, и понимала, что от места, где она убила господина Дави, до храма Мелота не слишком большое расстояние. Если у сторонников колдуна есть опытные ищейки — ее вполне могли обнаружить. Именно поэтому Альга так сильно хотела как можно быстрее добраться до Корунна и оказаться в окружении сестер и братьев, среди которых гораздо безопаснее, чем с чужими людьми на одной из многих дорог Империи.
ГЛАВА 12
— Вставай! — Меня потрясли за плечо. — Рассвет.
Я с трудом поднял тяжелую от недосыпа голову и посмотрел на темное небо:
— Ничего не путаешь, Трехглазый?
— Тебе еще перевязку делать. Пойду найду Пиявку.
За время сна правый бок и штанина сильно намокли на влажном мху. Меня не спас даже плащ. Хотя на болотах было намного теплее, чем на равнине, я сильно замерз — холодная вода оставалась холодной водой. Восток в отличие от запада все еще пытался сбросить оковы прошедшей зимы.
Солдаты вокруг медленно просыпались. Островка, на котором пришлось заночевать, едва хватило на нас всех. Мы сбились в кучу, чтобы не околеть ночью, словно какие-то суслики во время холодной зимовки. Я поднял со мха плащ, с омерзением посмотрел на эту мокрую тряпку, встряхнул ее и поплелся искать милорда Рандо. Он был командиром отряда, а меня, как единственного сотника, назначил своим заместителем.
— Как твоя голова? — первым делом спросил он.
— Жить буду, — усмехнулся я, глядя на рыжеватую местность. — Пускай люди поспят еще два нара, милорд.
— Ты же прекрасно знаешь, что у нас нет этого времени.
— Знаю, — не стал отрицать я. — Но если мы выйдем, то в любом случае застрянем на тропе. Будет туман. Очень сильный. Незачем рисковать. Сойти с тропы — значит не вернуться.
Он втянул носом воздух, поглаживая щетинистый подбородок.
— Урве, — обратился рыцарь к пучеглазому десятнику, — поменяй часовых. Для остальных — отбой. Пускай отдыхают. Проваливай к Пиявке, Нэсс. На тебе лица нет.
Я хотел сказать, что в порядке, но передумал и потопал прочь. Озноб начал усиливаться.
Пиявка — тип с унылой физиономией и редкими желтоватыми волосами — провозился со мной не меньше полунара, ругаясь сквозь зубы и сдирая с моей головы пропитавшуюся кровью повязку.
В битве под Ргешем мне хорошо досталось. Некроманты сыпанули по нам какой-то пыльцой, от которой люди плавились и таяли, словно свечной воск. Мне на шлем попала жалкая крупица, но этого оказалось достаточно, чтобы проделать в металле дыру величиной с сорен. Я вовремя успел скинуть опасный предмет, но спустя нар один проворный сдисец черканул по моей голове мечом. Клинок оказался столь остр, что в первый момент я не почувствовал боли. Однако кровь залила все лицо, и Пиявке пришлось зашивать рану прямо на поле боя.
Пока отрядный лекарь меня перевязывал, появился туман. Он стелился по воде, избегая забираться на заросшие высохшим рогозом кочки. Я упустил тот момент, когда туман поднялся, поглотив все звуки.
— Тебя лихорадит, — сказал Пиявка.
— Совсем немного.
— Можешь врать кому-нибудь другому! Держи.
— Что это за дрянь? — опасливо спросил я, разглядывая странную коричневую штуку, очень похожую на высохший палец мертвеца.
— Корень. Он избавит тебя от жара и не даст ране гноиться.
Я с неохотой взял «палец», осторожно понюхал, затем откусил половину. Лекарство оказалось удивительно сладким.
Из белой пелены вынырнул Трехглазый:
— Гнилое местечко. За два дня мы сумели забраться в самую топь.
— Угу, — подтвердил я.
— Мне страшно подумать, что скрывается под зыбким ковром из мха и прошлогодней травы.
Трехглазый спросил разрешения занять мой плащ, улегся и, несмотря на сырость, тут же уснул. Юми, свернувшись клубочком, лег у него в ногах, а я сел на корягу и задумался.
В первый день нашего бегства набаторцы организовали преследование и держали нас в напряжении до темноты. Но потом отстали — мы топали всю ночь едва ли не вслепую, потеряв в болоте семнадцать человек.
Нас вел проводник из местного ополчения. Он неплохо знал тропы, но чем дальше мы заходили, тем более разрушенной становилась гать. В конце концов, от нее остались лишь отдельные участки, а затем и они исчезли.
— Все, — сказал проводник, остановившись и тяжело опираясь на палку. — Дальше никто из наших не заходил. Гиблые места. Сердце Оставленного болота.
Я обернулся назад, на цепочку людей, ожидающих приказа.
— Мы сможем протянуть здесь неделю, а затем попытаться вернуться.
— Не согласен, — сказал милорд Рандо. — Мы окажемся на вражеской территории, и нас раскатают в лепешку.
— Лезть дальше — это верная смерть, — покачал головой проводник.
— Сколько отсюда до Брагун-Зана? Если напрямик?
— Дня три-четыре.
— Значит, мы стоим где-то на перешейке. В самой узкой части болота. Слева оно тянется на юг почти до предгорий. А справа — на север, к Пряным озерам. Если есть возможность пройти его насквозь, то только здесь.
Я мрачно посмотрел на желтоватую голую местность, на которой лишь кое-где торчали чахлые кусты ольхи.
— Никаких дорог? Никаких троп? Никаких шансов? Никто не ходил дальше этого места? — уточнил я.
— Отчего же не ходили, сотник? Ходили. Только не возвращались. Трясины там. Была дорога. Лет двести назад, говорят, вела к развалинам. Но давно заросла. А те, кто знал,где она проходит, — помалкивали. Так и померли вместе со своими тайнами.
— Вот так, собака! — неожиданно сказал Юми и сошел с гати в сторону. — Собака!
Уткнувшись носом в топкий мох, прыгая с кочки на кочку, он поспешил к ближайшему дереву, расположенному от нас ярдах в семидесяти, за заболоченным участком травы, совершенно не вызывающим у меня доверия.
— Вот так, собака! — до нас, несмотря на расстояние, долетел его писк.
— Это он чего? — нахмурился Трехглазый, выглядывая у меня из-за плеча, но ему никто не ответил.
Юми встал столбиком, как какой-то суслик, помахал нам передними лапами:
— Вот так, собака!
— Ждите меня здесь, — сказал я и, взяв палку у ошеломленного проводника, сошел с тропы.
— Серый, не валяй дурака! — забеспокоился Трехглазый.
Я отмахнулся.
Милорд Рандо решил не вмешиваться, за что я ему был премного благодарен.
Я осторожно шел по зыбкой земле, стараясь наступать на кочки, и посохом искал слабины в непрочном травяном ковре. Подо мной все ходило ходуном, однако не проваливалось. Возле подозрительного заболоченного участка я в нерешительности остановился, подумал, что следует обойти его, но, сделав шаг в сторону, услышал рассерженные вопли Юми.
— Ладно, дружище. Поверю тебе на слово, — пробормотал я, направился прямо… и почти сразу же провалился по колено.
Но испугаться не успел. Ноги нащупали под водой твердую поверхность и, если не считать резкого запаха, к которому мы уже привыкли, грязи, которой мы и так все давно перемазались по макушку, и воды, вновь залившейся мне за сапоги, — все было в порядке. Меня не засасывало.
Чавкая, без передышки ругаясь, с трудом вытаскивая ноги и едва не теряя обувь, желающую остаться в трясине, я добрался до островка, где меня дожидался Юми.
— Вот так, собака? — Навострив лисьи уши, он участливо заглянул мне в глаза и бросился дальше, ловко прыгая с кочки на кочку, словно лягушка. Затем вернулся. — Вот так, собака!
— Можешь нас провести? — догадался я, присаживаясь рядом и переводя дух.
Он утверждающе чихнул и отряхнулся от влаги.
— Уверен?
— Вот так, собака! — твердо повторил он.
— Значит, дорога все-таки есть. — Я задумчиво постучал пальцем по губам. — Как ты это делаешь?
— Вот так, собака! — Он скромно потупил глаза, затем раздулся и скорчил такую рожу, что я при всей нынешней невеселой ситуации едва не покатился со смеху.
Наш маленький следопыт и разведчик стал напоминать уменьшенную копию Гбабака.
— Квагер рассказал?!
— Так!
Будь блазг сейчас с нами, скольких проблем мы бы избежали! Болота для Гбабака — дом родной.
— Давай сделаем вот что. Ты сбегаешь дальше и проверишь, есть ли путь. Я пока поговорю с Рандо. Только будь острожен.
— Вот так, собака!
Он убежал вперед, а я отправился в обратную дорогу.
— Не думаю, что это безопасно, но мы можем попытаться пройти, — сказал я рыцарю. — Похоже, здесь действительно есть старая дорога.
— Хорошо. Идем. Урве, передай по цепочке, чтобы все ступали след в след, — приказал Рандо.
Когда мы оказались на островке, он подошел к проводнику:
— Старики рассказывали что-нибудь еще об этом месте?
Парень пожал плечами:
— Да что рассказывают о трясинах, милорд! Место дикое. Мрачное. Старухи пугают детей побасенками о всякой нелюди, некромансерах и прочей темной дряни.
— Меня не интересуют страшные сказки. Вспомни про дорогу.
— Ну говорили так: дорога дальше вроде была. Давно. Прямая, до Брагун-Зана. Будто раньше мы торговали с ниритами, и наш Ргеш жил хорошо. А потом болота все пожрали. В их сердце еще до Войны Некромантов был какой-то город, но его кто-то из Проклятых поразил тьмой. Ну… или еще как-то погубил. Это все, что я знаю.
— Юми говорит, что сможет найти тропу, — сказал я рыцарю.
Он прищурился, и его голубые глаза потемнели.
— У меня нет выбора. Либо идти назад, к набаторцам, либо вперед, в неизвестность. Последний вариант мне нравится больше.
— Мне тоже.
— Урве! Нужны люди! Человек двадцать!
— Что вы собираетесь делать? — поинтересовался я.
— Прежде чем продолжить путь, надо позаботиться о дороге. Нам нужны палки. Много палок. Если придется — будем укреплять тропу и разбирать мостки за собой…
Туман рассеялся лишь через два нара после рассвета, когда солнце на небе стало ярким. Только что он висел над миром плотной стеной, а уже через несколько минок исчез без следа, словно и не было. Прямые солнечные лучи золотили сухую траву и остовы погибших берез.
Юми бежал впереди, то и дело опуская нос ко мху. Он был вымазан торфом и тиной по уши, но оставался самым счастливым существом во вселенной, так как ему поручили Важную Миссию. Тропу или, во всяком случае, то, что ее хоть как-то напоминало, мой маленький приятель находил безошибочно.
Путь оказался страшно извилистым, мы петляли, словно пьяные зайцы, и, не будь с нами вейи, лично я бы в жизни не рискнул пойти такой дорогой. На первый взгляд Юми затаскивал нас в самую трясину, из которой не выберешься при всем желании, но на деле оказывалось, что более сухая и с виду безопасная земля таила в себе гораздо больше опасности. Это нам продемонстрировал один из идиотов, решивших отойти по нужде. Едва ступив на вроде бы плотный участок, он ушел с головой в топи за четыре уны, и мы даже ничего не успели сделать.
Этот случай послужил уроком всем остальным, и больше без приказа с тропы никто не сходил.
Иногда местность вокруг становилась относительно сухой, появлялись деревья — в основном худосочные лиственницы или березы. Но затем вновь начинался заболоченный ковер, и нам частенько приходилось идти по пояс в холодной, воняющей тухлятиной воде.
Мы пробирались среди сухих прошлогодних зарослей осоки, тростника и рогоза. Совсем пропали зеленые кустики брусники и пережившая зиму мороженая клюква, которую не успели склевать птицы. Последних здесь оказалось довольно много. Я видел и уток, и диких гусей, уже прилетевших с юга.
— Нам повезло, клянусь Угом, — как-то на привале сказал мне один из пяти оставшихся в живых северян, — когда потеплеет, здесь житья не будет от комарья и змей.
Я с ним согласился. Слава Мелоту, пока никаких насекомых и гадов. Даже пиявки, кажется, еще не очнулись от спячки.
Поначалу болото напоминало мне огромный желто-охряный ковер, но затем все чаще стали появляться торфяные островки, соединенные между собой узкими перешейками. Остальное пространство занимала вода. Безбрежно спокойная, черная, похожая на зеркало. Временами оно лопалось — со дна поднимались огромные пузыри газа. Несколько раз мы слышали громкие всплески, словно играет рыба, а Урве сказал, что заметил гигантский плавник. Но кто бы там ни жил, к нам он не лез. А мы не лезли к нему. И, как оказалось, правильно.
На одном из привалов Лентяй неудачно подбил утку. Подранок упал в воду далеко от нас, забил крыльями… и через несколько мгновений с глубины поднялась тень. Распахнулась и захлопнулась огромная беззубая пасть, плоский хвост поднял целый фонтан брызг, а затем чудовище скрылось. Я мало что успел разглядеть, но, по моим расчетам, гадина при желании могла сожрать и корову.
— Эта тварь сюда не доплывет? — Трехглазый остался хладнокровен, только его большие смешные уши-лопухи стали бледнее, чем обычно.
— Надеюсь, что нет, — сухо ответил горбоносый Урве. — Поспеши, приятель. Если выберемся, сможешь хвалиться всем рыбакам, какую рыбину ты чуть не поймал.
— Не уверен, что это рыба, — задумчиво отозвался лучник. — Я видел, по меньшей мере, одну пару рук.
Для ночной стоянки мы выбрали узкий кусок земли, заросший кустарником и березняком, который не продержался против наших топоров и полунара. Люди смогли развести костры, хоть как-то согреться и просушить одежду.
Юми, ввиду отсутствия Гбабака, считал меня своим лучшим другом, а потому трепался без остановки, чирикая про «собаку». Я терпеливо сносил его болтовню, кивая в нужных местах (во всяком случае, я полагал, что они нужные).
Ребята кормили вейю на убой, хотя сами жили впроголодь — еды у нас было удручающе мало, если удавалось подстрелить и подобрать несколько птиц за день, это считали счастьем. Вообще о Юми заботились все без исключения. Понимали, что он — наша единственная путеводная ниточка в Оставленных болотах. Когда малыш забегал вперед слишком далеко, лично я начинал серьезно волноваться, как бы его не слопала какая-нибудь тварь. Но пока, на счастье, все обходилось без приключений.
Дощебетав, вейя слопал ужин, собрал со мха все крошки, отправил их в рот.
— Вот так, собака?
— У тебя очень богатый внутренний мир, дружище, — серьезно сказал я ему.
Он сразу стал важным и улегся спать в хорошем расположении духа. Впрочем, плохое настроение у Юми случалось редко, а если появлялось, то мгновенно исчезало.
Я поговорил со своими людьми. Забыв об усталости, держались они отлично, даже шутили. Северяне так вообще затянули на волынке, которую, несмотря на тяжесть пути, не пожелали бросить, какую-то тягучую мелодию.
Милорд Рандо нашел меня сам, отозвал в сторонку. Мы прошли на край острова и стали наблюдать, как болото вновь затягивает туман.
— Мы с тобой большой путь прошли, Нэсс, — неожиданно сказал он.
— Вы правы, милорд. Но это еще не конец.
— Очень надеюсь, что так.
Болото издало длинный тягучий звук, словно кто-то закричал. Затем вновь наступила тишина.
— Жутковатое место.
— Но когда вы услышали о тропе, сразу согласились рискнуть. Вам известно что-нибудь особенное о здешних трясинах?
— То же, что и всем, кто читал старые хроники. Раньше всего этого не было. — Он указал рукой на черную воду. — Никакой топи. Множество кристально-чистых озер, питавшихся с рек, берущих начало в ледниках Катугских гор. Эти озера были гораздо больше тех, что сейчас называют Великими, не говоря уже о Пряных. Между Ргешем и Брагун-Заном стоял еще один город. Не слишком большой, но такой же древний, как Альсгара или Гаш-шаку. Во время Войны Некромантов, пока основная часть сил Проклятых продвигалась на юг, в этих краях воевали Чума и Холера. Им противостояли Ходящие. Все, что ты видишь сейчас, появилось благодаря магии. Город был разрушен и проклят, дорогу к нему затянуло болотами. Ну во всяком случае, так пишут в исторических книгах.
— Ясно, — сказал я. — Раньше маги хорошо резвились. Тут болота, там Брагун-Зан.
— Ты неправ. Мертвый пепел был таким с момента сотворения этого мира Мелотом. Проклятые здесь совершенно ни при чем. А нириты жили рядом с Грох-нер-Тоххом с незапамятных времен, и он всегда дымил.
— А что за тропа, по которой нас ведет Юми?
— Могу предположить, что где-то рядом раньше проходила дорога Императора. Так ее называли в те времена. Смотри! — Он вскинул ладонь, указывая на небо.
Там, среди сотен звезд, вспыхнула одна. Кроваво-красная. За ней тянулся огненный хвост.
К исходу следующего дня отыскивать сухие островки земли оказалось все сложнее. На большинстве из них, слишком маленьких, невозможно было разместиться, и нам приходилось топать дальше в поисках более удобного места для ночлега или отдыха.
Сотне с лишним воинов, похожих на вылезших из-под земли мертвецов, грязных и провонявших болотом, было непросто продвигаться вперед. Если первые еще шли по довольно плотному ковру мха, то под ногами последних он превращался в расползающуюся жижу. Наш отряд растянулся длинной цепочкой, которую замыкали неприхотливые северяне и двое моих лучших стрелков. Они-то в какой-то момент и сыграли свою роль.
Камыши внезапно закачались, затрещали, и оттуда выпрыгнула невысокая бурая тварь, напоминающая гротескного человека с несоразмерно большой косматой головой, впалой грудью и горбатой спиной. Но прежде чем он успел метнуть дротик, ребята проткнули его стрелами.
Милорд Рандо тут же рассортировал лучников по длине всей цепочки.
Спустя два нара среди жуткой трясины на нас напало больше сорока таких существ. Юми, почуяв засаду, заорал про «собаку», но мы просто не поняли, чего он хочет, а спустя несколько мгновений из зарослей полетели дротики, и затем твари, размахивая обсидиановыми топорами, бросились на нас. Их явно не смущало наше численное преимущество.
Лучники не теряли времени и расстреляли врагов за считанные уны, лишь несколько уцелевших скрылись в тростнике.
— Беречь стрелы! — заорал я.
— Пиявка! — кто-то звал лекаря.
В этой скоротечной схватке мы потеряли шесть человек. Еще двое сошли с тропы, но обоих нам удалось вытащить. Пока лекарь бинтовал раненого, я подошел к милорду Рандо. Рыцарь внимательно изучал убитого противника:
— Похоже, раньше эти твари были людьми.
Я посмотрел на кривые желтые клыки, торчащие из пасти мертвеца, и воздержался от комментариев.
— Вот так, собака, — укоризненно сказал нам Юми.
— Извини, приятель. Не разобрались, — повинился я.
— Урве! Проверь людей! Всех раненых — в центр колонны. Удвойте бдительность! — приказал рыцарь.
Но недружелюбные местные к нам больше не лезли. Шлепали в отдалении, не рискуя приближаться на расстояние выстрела, кричали в спину на грубом, непонятном языке, а затем и вовсе отстали, как только мы миновали их территории.
На предмет, появившийся справа от нас, я поначалу не обратил особого внимания. Он торчал из топи под каким-то немыслимым углом, был оплетен рыжеватой, похожей на ползучее растение дрянью и сверху до сих пор укрыт талым снегом.
— Что… это? — спросил у меня Пиявка, надсадно кашляя.
Как и многие из нас, он простыл, целые дни проводя в холодной воде.
— Без понятия, — ответил я.
— Это колонна, — предположил Трехглазый.
Я присмотрелся внимательнее:
— Нет. Не колонна. Может, дорожный камень. Вроде Лысого.
— Верно, — не оглянувшись, сказал милорд Рандо. — В старой Империи, еще при Скульпторе, такими отмечали перекрестки. Возле Корунна несколько сохранилось до сих пор. По ночам они светятся.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.