read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Хочешь узнать о ней?
— Валяй.
Йе-арре подошла к кровати, протянула мне колоду. Я снял верхнюю карту. «Ключ».
— Прошлое? Будущее?
— Прошлое.
— Близкое? Далекое?
— Далекое.
— Выбери колоду.
Я указал пальцем на шестую слева. Йуола начала расклад, но довольно быстро остановилась и проворчала:
— Я, наверное, слишком устала. Какая-то путаница. Сплошная несуразица. Боюсь, ничего не получится. Впервые со мной такое. Ее прошлое еще более темное, чем у тебя.
— Ну давай, попробуем узнать ближайшее будущее, — благодушно предложил я.
Меня начало клонить в сон, но я не хотел обижать йе-арре. Карты для Йуолы имели слишком большое значение, чтобы так просто от них отмахиваться.
— Хорошо. — Голос у нее все еще был напряжен, и она хмуро смотрела на стол, где лежал незавершенный расклад.
Пришлось все повторить по новой. Выбрать карту (ею вновь оказался «Ключ») и колоду. Йе-арре начала колдовать над ними, бормоча какую-то околесицу, я сполз на подушку и терпеливо ждал.
Прошло по меньшей мере десять минок, прежде чем Йуола как-то странно покосилась на меня и начала собирать расклад в стопку.
— Как дела? — стараясь проявить заинтересованность, спросил я.
— Не считай меня дурой, Серый. Я ведь знаю, что тебе это неинтересно, — рассмеялась она.
— И все-таки…
— Ничего необыкновенного. — Вид у нее был страшно довольный и совершенно не вязался с ее словами. — Обычная жизнь. Будет жить долго и счастливо и умрет с тобой в один день.
— А я-то здесь при чем? — нахмурился я.
Она весело рассмеялась и на мгновение раскрыла крылья:
— Спи. Тебе сейчас не стоит думать ни о чем, кроме своего здоровья.
Старая курица, сияя от счастья, задула свечу и вышла из комнаты, оставив меня в полном недоумении.
ГЛАВА 25
— Мы умрем.
Эти два простых слова стали настоящим проклятием для Альги. Они словно связывали ее, лишали воли к жизни, борьбе и сопротивлению. Каждый раз ей приходилось преодолевать их, чтобы сделать еще один шаг. Не сломаться. Но Мита повторяла их, как зачарованная. Днем и ночью. Нар за наром.
— Мы умрем.
Альга с плохо скрываемой яростью посмотрела на подругу и, как всегда, промолчала. Она не знала, что говорить.
Ругать ее? Просить успокоиться? Солгать, что все будет в порядке?
И то, и другое, и третье было совершенно бесполезно. Мита сломлена. Ее затравленный взгляд, тихий, обреченный плач и дрожащие руки говорят сами за себя. Это произошло несколько дней назад, когда испуганную Ходящую отвели к Проклятой. Вернулась Мита уже такой. В ней не осталось ничего от прежней, жившей в другое время и в другом мире Радужной долины.
Альга с ужасом думала — что, если и ее вот так же отведут к Аленари? В кого она превратится? Кем станет… Такой же дрожащей, непохожей на себя перепуганной мышью?!
Эта участь страшила ее даже сильнее смерти, она не хотела сломаться и жаждала отомстить, хоть и понимала, что последнее гораздо менее вероятно, чем первое.
Быть сильной?
Мелот! Как это тяжело!
Ее заперли, лишили «искры», несколько раз избивали, морили голодом и постоянно обещали, что следующий день станет последним. Господин Ка ходил вокруг нее, словно голодная акула у тонущего корабля, и ждал момента, когда новая игрушка надоест его хозяйке.
Но Аленари, судя по всему, просто забыла о своей второй пленнице. Ею занимался исключительно Кадир — человек жестокий и вспыльчивый. Порой Альге приходилось расплачиваться за свой острый и неуемный язык.
— Она убьет нас. Точно так же, как убила Дата.
Застывшим взглядом Мита смотрела куда-то в пространство.
Aльга молча подошла к небольшому окну, распахнула его и, выглянув наружу, полной грудью вдохнула кристально чистый, свежий воздух, пахнущий липами и так и не начавшимся дождем. Запах был удивительно душистым, пьянящим. Там, за окном, была недоступная ей свобода.
В который раз за те два дня, что здесь находилась, Ходящая пожалела, что она не йе-арре. Будь у нее крылья — давно бы сбежала отсюда. А сейчас Альга словно попала в сказку, которую когда-то ей и Роне рассказывала мать.
Узница, башня и окно. Вот только у нее не хватит ни времени, ни волос, чтобы сплести лестницу, способную достать до земли. Отсюда до подножия было добрых тридцать ярдов.
Не спрыгнешь…
Единственный шанс — узкий карниз под окном, идущий до водосточной трубы, расположенной в десяти с лишним ярдах, — казался Альге выбором самоубийцы. На нем и ногу-то поставить сложно, не то что пройти такое расстояние, не потеряв равновесия.
Утром девушка почти решилась на этот поступок, но дул сильный ветер, и узница не рискнула пускаться в столь опасную авантюру.
— Она знает, кто я. Теперь все пропало, — дрогнувшим голосом произнесла Мита и вновь заплакала.
Альга тяжело вздохнула, села рядом с подругой и постаралась ее утешить. Но та лишь повторяла, что они умрут. Потом уснула, а Ходящая вернулась к окну и долго смотрела, как западный ветер уносит от притихшего города грозовые тучи.
Большой торговый Траск, расположенный на пересечении двух самых крупных дорог северной части Империи, испуганно сжался, ожидая неприятностей. Даже несмотря на то что город сдался без боя, а Аленари вынесли ключи на бархатной подушке, все боялись Проклятой. Огромная армия, что остановилась в окрестностях, заставляла мирных жителей дрожать от ужаса. Несколько ближайших деревень горели, а тех, кто посмел возражать озлобленным солдатам, вешали без всяких разговоров.
Набаторцы порядком насытились этой войной, и если на юге были гораздо лояльнее к местному населению, то здесь, на севере, столкнувшись с более ожесточенным сопротивлением армий, которым уже некуда было отступать, озверели.
За дни путешествия в качестве пленницы Альга так и не смогла свыкнуться с пожарищами и мертвецами вдоль дорог. А их было много. Очень много.
Ее и Миту перевозили на рассохшейся телеге, заключив в деревянную клетку. Господин Ка и Кадир присматривали за пленницами. Альга ощущала себя каким-то диким зверем, которого везуг на потеху публике и в дождь, и в зной, и днем, и ночью. Телегу нещадно трясло, пыль висела тяжелой, густой пеленой, разъедала глаза, девушки постоянно кашляли и чихали.
Мимо, отряд за отрядом, проходили воины Набатора. Многие глазели на Ходящих, смеялись и показывали пальцами. Альга старалась не обращать на это внимания, молча посылая проклятия на их головы и пожелания сдохнуть в первой же битве.
Пленниц выпускали из клети только во время ночевок.
Находящаяся в четверти лиги от Траска армия Аленари готовилась к скорому сражению. Прежде чем будет открыта дорога к Корунну, южанам следовало разрушить замки и укрепления на подступах к столице.
Мысли Альги перенесли ее в Радужную долину, сейчас находящуюся в руках сдисцев. Все, кто сражался, чтобы спасти школу Ходящих, мертвы. Девушка знала это и раньше, но в глубине души надеялась, что хотя бы кто-то спасся. Однако Мита разрушила эту надежду. Никого из тех, кто остался в Долине, она уже больше никогда не увидит.
Эта мысль заставила ее вновь начать думать о Роне. От одного воспоминания о сестре становилось так больно, что хотелось умереть.
Мита тихонько захныкала во сне и натянула одеяло. Ее мучили кошмары. Альга подумала о своих снах, в которых к ней приходила старая колдунья. В них так и не появилось намека, каким образом снять проклятущий браслет. Там, во сне, его просто не было на руке, и девушка была вольна использовать свою «искру» по своему самому мимолетному желанию.
Она продолжала совершенствоваться, точно губка воду впитывала знания и теперь с легкостью воспроизводила в уме самые сложнейшие из плетений. Ходящая смогла запомнить грандиозное количество вариантов того, что в Башне считалось давно потерянным. В последнюю ночь Альга узнала новую тайну — плетение, которое при попадании в жертву на несколько ун ослабляло его «искру» в сотни раз.
Возможно, знай его ученица Галир раньше — и все сложилось бы по-другому.
Девушка услышала, как по лестнице гремят сапоги. Через минку дверь открылась, вошел Кадир, придирчиво изучил помещение, впустил следом за собой двух набаторцев, которые внесли в комнату графин с водой и две миски с горячей едой.
— Наслаждайтесь обедом. И ужином, — сказал колдун, вальяжно опираясь на посох. — Завтра кое-кто из вас попадет в руки Несущего свет. И он не будет к вам так же добр,как Звезднорожденная. Боюсь, что кое-кто из вас надолго не задержится в этом мире.
Довольно смеясь, сдисец вышел, запер за собой дверь, а Альга, поборов желание швырнуть в нее графин, бросилась к Мите.
Та не спала:
— Нас убьют. Теперь нас точно убьют.
— Прекрати! — Альга впервые повысила голос — Никто нас и пальцем не тронет. Иди. Поешь. Нельзя терять силы.
Но та лишь помотала головой и отвернулась к стене. Ее плечи судорожно вздрагивали.
Альга ела в одиночестве и мрачном молчании. Мысли у нее были нерадостными. Она была порядком испугана, хотя старалась сохранять спокойствие. Когда миска опустела, Ходящая напилась воды и окончательно созрела для побега.
Она не желала попасть в руки Чумы. Тот, конечно, не Чахотка, но одному Мелоту известно, что с ней сделает этот Проклятый. С другой стороны, Оспа, желающая заполучить Целителя, вряд ли отдаст Альгу, хоть та и практически бесполезна для ее планов. Но, возможно, Ходящая порядком надоела Аленари, и та решила, что строптивой девчонке пора поменять хозяина.
Ну что же. Не бывать этому. Лучше рискнуть. Все равно умирать, так хоть не напрасно.
— Мита. Мита… — Она потрепала девушку за плечо. — Я хочу сбежать отсюда.
— Это невозможно, — всхлипнула та. — Перед моей «искрой» стена. Я не могу до нее дотянуться.
— Мы и без Дара с тобой справимся. Здесь, под окном, карниз. Он узкий, но если по нему добраться до водосточной трубы… Там уступы. Мы можем спуститься и попытаться убежать.
— Нет. Нет! Нас поймают! И убьют! Я так не хочу умирать, Альга! Она не пожалеет нас. Как Дага. У него было столько крови!
— У нас получится. Не может не получиться! Возьми себя в руки! Мы не овцы, чтобы умирать здесь! Надо бороться до конца!
— Оставь меня в покое. Я не пойду с тобой, — устало сказала Мита и вновь отвернулась к стене.
Альга, чувствуя страшное разочарование, от которого у нее буквально опускались руки, вновь вернулась к окну. Она не хотела оставлять подругу, да еще в таком душевном состоянии, но, кажется, выбора просто не было. Переубедить Миту невозможно.
До темноты еще было много времени, и девушка приникла к окну, изучая карниз, стену и кишку трубы с каменными крепежами-уступами. Она старалась запомнить каждый кирпичик, на который придется ставить ногу, каждую трещинку, в которую придется вцепляться пальцами. Когда с этим было покончено, Ходящая потратила еще нар на окружающую местность, хотя и так уже прекрасно знала ее.
Западная стена башни, где их заточили, выходила в заросший сад, окружающий пруд с островом, на котором стояла старая беседка. Дальше росли липы, а правее начинались нетронутые поля, врезавшиеся в стену леса в полулиге отсюда. Он и был целью Альги.
За то время, пока она проторчала у окна, внизу всего лишь раз прошел патруль из трех воинов, и ей очень хотелось надеяться, что в момент, когда она окажется на земле, караульщики не будут проходить мимо и не поднимут тревогу.
Девушка решила бежать, как только стемнеет, но вовремя поняла, что в темноте у нее мало шансов спуститься живой по отвесной стене. Выходило, что придется уходить ранним утром, едва начнет светать.
Она легла спать, но каждые несколько минок просыпалась от страха, что проспала. В итоге к середине ночи Альга больше не смогла сомкнуть глаз. По дыханию Миты Ходящая поняла, что та тоже не спит. Тогда она еще раз попыталась убедить подругу, что бегство — это единственный их шанс выжить. До самого рассвета ученица Галир приводила доводы, почему им нельзя оставаться, но ничего не действовало. Мита отказывалась.
Как только звезды побледнели и начали перекликаться едва проснувшиеся пташки, Альга окончательно уверилась, что все бесполезно.
— Дело твое, Мита. А я не могу и не буду здесь оставаться. Никто нам не поможет и не придет на помощь. Свободу надо добывать самим.
Она не услышала ответа и сердито вздохнула. Что ж. Значит, придется думать только о себе. Ходящая подняла подол юбки и заткнула его как можно глубже за пояс, превращая в эдакие бесформенные шаровары. Так карабкаться будет гораздо удобнее, ткань не станет оплетать ноги и цепляться за острые каменные выступы.
Затем Ходящая заплела пышные черные волосы в две косы, разулась и постаралась получше закрепить легкие туфельки между кожаным ремнем и поясницей. Этот вариант онапредпочла тому, чтобы выбросить их вниз и подобрать после спуска. Альга не была уверена, что у нее будет время искать разлетевшуюся обувь. Уж лучше так.
Девушка сразу решила для себя, что пойдет босиком: карниз слишком узок, чтобы вверять свою жизнь туфлям.
Небо стало стремительно светлеть, и Альга, больше ничего не говоря Мите, села на подоконник, повернувшись к свободе спиной, и, держась руками за раму, вылезла в окно.Она осторожно опустила ноги вниз, кончиками пальцев нащупала карниз, поняла, что уверенно стоит на нем, и, продолжая держаться руками, осторожно переставила ногу, азатем подтянула к ней вторую.
Окно кончилось неожиданно быстро, и теперь перед ней была сплошная стена. Уткнувшись в шершавую поверхность лицом, шаря руками, стараясь нащупать возможные трещинки и выступы, Альга едва-едва двигалась, ползла, точно улитка, и старалась не думать о высоте и о том, что случится, если она потеряет равновесие. Сейчас ей приходилось доверять лишь пальцам на руках и ногах.
Камень был прохладным и казался очень непрочным. Распластавшись по стене, раскинув руки, Альга продолжала продвигаться, не смея даже повернуть голову и уже жалея, что не бросила обувь в окно. Туфли упирались в спину, отвлекали и нарушали равновесие.
Путь оказался в несколько раз сложнее, чем рассчитывала девушка. Сердце грохотало от волнения и страха. В какой-то момент она уже решилась сдаться и вернуться назад, но оказалось, что отсюда до трубы гораздо ближе, чем до окна.
Альга видела, как камни порозовели от первых лучей занимающейся зари.
Труба, с одной стороны облаченная в каменный панцирь, а с другой в решетку, увитую каким-то ползучим растением, оказалась рядом.
Девушке хватило везения удержаться и не упасть вниз. Вцепившись в решетку, словно отчаявшаяся кошка, она начала спуск. Это оказалось ничуть не проще, чем идти вдольстены. Очень мешали растения, большей частью прошлогодние, а оттого сухие и колючие. На середине пути Альга услышала шаги и замерла, вжавшись в решетку.
Кто-то прошел под беглянкой, отчаянно зевая на ходу.
Едва опасность миновала, она продолжила спуск. Потребовалось больше полунара, чтобы оказаться на земле. Руки дрожали, мышцы выкручивало от усталости. Девушка задрала голову, посмотрела на далекое окно своей темницы и бросилась в сад. Острые камешки и ветки врезались в стопы, но Альга, забыв о боли, бежала прочь, не останавливаясь. Только возле лип она позволила себе остановиться и перевести дух.
Достав туфельки, она обулась и тут услышала за спиной смех и скупые хлопки в ладоши. С холодеющим сердцем обернулась и увидела довольного Кадира, стоящего в десяти шагах. У некроманта не было при себе посоха, и одет он оказался не в привычную белую мантию, а в легкую хлопковую рубаху, штаны и остроносые туфли.
— Неужели ты думала, я буду столь небрежен, что не позабочусь об окне? Ты еще не решила прогуляться, а я уже обо всем знал. Ты ловкая, как мангуст, Ходящая. А ведь в какой-то момент я подумал, что не удержишься.
Альга молчала, глядя ему прямо в глаза и вслепую шаря по земле одной рукой. Ее наполовину скрывала липа, и поэтому колдун не видел этого.
— Серьезная высота. Как ты на такое решилась, девчонка?
— Надо всего лишь быть сильной.
Ее пальцы наконец-то нащупали камень.
— И упрямой, — подхватил он. — Господин Ка не зря предупреждал меня насчет тебя. Вставай. Нагулялась.
Она в отчаянии швырнула ему в лицо камень. Некромант инстинктивно, точно обычный человек, закрылся руками и отшатнулся. Альга бросилась прочь, петляя между деревьями. Спустя пять ун с мерзким воем мимо нее пролетела гирлянда черепов, с грохотом врезаясь в несчастные липы и кромсая деревья на тысячи острых щепок.
Несколько из них в кровь расцарапали лицо девушки, она вскрикнула, упала и вновь бросилась бежать, надеясь, что выбрала правильное направление. До леса было очень далеко, и она не сомневалась, что разозленный Кадир рано или поздно ее догонит. Альга бежала и бежала, слыша вой призрачных черепов, грохот, треск, крики.
В какой-то момент, поняв, что ее настигают, резко изменила направление и нырнула в одинокий куст акации, вжалась в землю, не обращая внимания на шипы, впившиеся в тело. Трава была влажной от росы и пахла липовым цветом. Некромант побежал дальше, направившись в сторону пруда. Он действительно был в ярости, лицо его стало совершенно красным и перекошенным. Колдун не заметил ученицу Галир, которая пряталась всего лишь в двух ярдах от него.
Как только враг скрылся, Ходящая проворно вскочила и бросилась в противоположном направлении. Вне всякого сомнения, плетения Кадира не остались без внимания остальных носителей «искры», и скоро здесь будет полно народу. Уйти незамеченной не получилось, шанс скрыться в лесу и избежать очередного плена резво стремился к нулю.
Но Альга не собиралась сдаваться. Если и не выиграет, то хотя бы заставит этих ублюдков побегать.
Она запыхалась, кололо в боку, усталость шептала на ухо, искушая кратким отдыхом. Но Ходящая не стала ее слушать, отмахнулась, как от назойливой мухи, и вновь устремилась через заросший сад.
Альга забралась в его самую старую, дикую часть, оказалась возле каменной стены и побежала вдоль нее. Довольно быстро она нашла пролом — упавшее от непогоды дереворазбило глиняные кирпичи, давая девушке возможность выбраться из усадьбы. Альга перелезла на ту сторону, обжигаясь влажной крапивой, пробралась через заросли и оказалась на дороге.
Где в следующую уну ее едва не сшибла лошадь.
Всадник в последнее мгновение успел натянуть поводья, подняв животное на дыбы. Передние копыта ударили рядом с головой Альги, и девушка, упав на спину, откатилась всторону. Она попыталась вскочить и броситься назад, но другой всадник перегородил ей дорогу конем, и, врезавшись в животное, Ходящая вновь упала. На этот раз она ударилась сильнее, чем прежде.
Человек, который осадил лошадь, спрыгнул на землю и, сильно хромая, направился к ней. Подошел, протянул широкую мозолистую ладонь. Альга с удивлением посмотрела на незнакомца. У него было суровое, грубое лицо, коротко стриженные волосы с сединой на висках, крючковатый нос и рыжие усы.
Северянин.
На мгновение она ощутила надежду, что это кто-то из своих. Но почти тут же почувствовала Дар мужчины, и ее улыбка погасла.
«Искра» человека была темной.
ГЛАВА 26
«Ласточкин хвост» сменился «Атакующим соколом». За ним последовала «Железная стена», «Плуг» и «Водопад». Острый узкий клинок голубыми молниями рассекал воздух, плел узоры, то и дело сталкиваясь с вражеской сталью, сыпал искрами.
Мужчина двигался осторожно, боком, словно старый, потрепанный жизнью краб, сменив хват на рукояти полуторного меча и не спуская глаз с двух своих противников.
«Правосторонний бык», «Дрозд», «Вьющийся шелк», «Каменная юбка», «Язык», «Град», «Черная белка», «Огненная месть». Стойки и удары сменяли друг друга, сливаясь в одно беспрерывное движение. Противники пользовались его несколько скованными движениями и пытались достать ударами по ногам. Он отбивался молча, яростно, остервенело. На него наседали, но синеватый клинок продолжал с визгом рассекать воздух, защищая хозяина.
Наконец, когда боль в колене стала совсем невыносимой, он, шагавший уже с явным трудом, опустил меч, давая соперникам понять, что бой окончен. Те убрали оружие в ножны.
— Как всегда, великолепно, господин, — сказал один из них.
— Благодарю. Свободны. Увидимся завтра.
Они поклонились и ушли.
Лей-рон, мокрый от пота, со стянутыми в хвост волосами, прохромал к соснам и сел на землю, отмахнувшись от слуги, притащившего кресло. Достав из-за пояса платок, он тщательно протер морасский клинок, по которому вились похожие на стебли южного вьюна узоры. Теперь «Синий лед» редко участвовал в настоящих битвах, уступив место куда более эффективной «искре». Калеке не пристало махать мечом.
Проклятый убрал оружие в ножны и машинально помассировал ноющее колено. Этот жест за долгие годы стал у него привычным. Боль медленно и неохотно покидала неправильно сросшуюся кость, но никогда не исчезала до конца. Лей-рон лег на траву, закинул руки за голову и стал смотреть на кроны сосен и медленно проплывающие над ними облака.
Его притягивала, завораживала и в то же время пугала высота.
Мужчины ничего не должны бояться. Так говорили в его народе много веков назад. Но после Темного мятежа он не единожды просыпался от кошмаров и старался избегать высоты. То падение до сих пор стояло у него перед глазами.
Его вышвырнули из Зала Совета, сбросили с самой вершины Башни Альсгары, заставив падать в бездну, сквозь горящий воздух, плавящийся камень и взлетающие в небеса души убитых носителей «искры».
Мир сошел с ума, воздух стал водой, огонь снегом, снег стеклом, а стекло — раскаленным металлом. Запахи и звуки поменялись местами. Сила, что была освобождена в день мятежа, казалось, перековывала саму вселенную. Башня плакала, словно живая, и ее слезы прожигали в земле и камне огромные ямы, позже превратившиеся в озера. Многие районы Альсгары горели.
В тот день «искры», не выдерживая выплеснутой силы, меняли привычные плетения, искажали и извращали их. Щиты, которые Огонек воздвиг вокруг себя, лопались с каждым ярдом падения. Они трещали, расползались по швам, рвались в клочья, превращались в морскую пену и таяли. Лей-рону потребовалось все его мастерство, чтобы удержать последний, распадающийся под пальцами, словно саван мертвеца, щит. И все равно это не спасло его от того, чтобы стать калекой.
Он лежал на горячей дымящейся земле, среди трупов своих учеников и друзей, умирая от жуткой боли в ноге, и выл от ярости и страха за судьбу Черканы, оставшейся наверху без его поддержки.
Тот, кого потом назвали Чумой, пытался ползти, пытался вернуться, но у него мало что получилось. Рухнувшие с небес редко воспаряют обратно.
Ему до сих пор было стыдно за свое поражение. И за свой страх.
Краешек солнца появился из-за правой, самой пушистой сосны, Лей-рон прикрыл глаза, чувствуя на лице тепло лучей, а затем неохотно сел. Краткое время отдыха после тренировочного поединка прошло. Пора заняться делами.
По ножнам неторопливо ползла божья коровка. Проклятый подставил палец, терпеливо дождался, когда насекомое залезет на него, и бережно ссадил на лист ближайшего одуванчика. Затем встал и, хромая, направился к шатрам, разбитым на противоположной стороне большой поляны.
Набаторский гонец терпеливо ждал его. Лей-рон молча протянул руку, взял пакет, жестом отпустил солдата и, пройдя мимо почетного караула гвардейцев, вошел в шатер. Сел в низкое плетеное кресло и с облегчением вытянул ногу, которую продолжала грызть боль.
— Ты ведешь себя неразумно. Лекарь запретил тебе нагрузку на колено.
Аленари, уже полностью одетая, восседала на кровати и чесала за ухом развалившегося уйга. Тот блаженно жмурил желтые глаза и урчал. Лей-рон неодобрительно посмотрел на зверя в своей постели и распечатал конверт:
— Ты ведь хотела сегодня поспать чуть дольше, чем обычно.
— Отоспимся, когда выиграем эту войну.
Он цепко взглянул на нее. Раньше ему тяжело было понять, какие эмоции скрываются под холодной маской. Теперь — мог читать по глазам и голосу.
— Что случилось?
Она едва заметно хмыкнула и опустила плечи:
— От тебя всегда было тяжело что-то скрыть. Я говорила с Митифой.
— И?! — Он подался вперед.
— Новости безрадостные. От ее армии ничего не осталось. Полный разгром. Она сама уцелела лишь чудом.
Лей не стал давать волю своей ярости, быстро пробежал глазами по строчкам донесения и только после этого сказал:
— Клянусь Угом, для нас это может плохо кончиться.
— Клянусь Соколом, ты прав, — в тон ему ответила Проклятая, и ее изящные пальцы на миг перестати гладить уйга.
— Я всегда считал, что доверять ей армию может стать непростительной ошибкой.
— Не кори себя, Лей. У нас не было выбора.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.