read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Махоч, — сказал я, — разбей уцелевших на первых и вторых.
Но нам так и не суждено было продолжить бой. За нас это сделали другие.
По Брагун-Зану разнесся всесокрушающий, ликующий, яростный вопль. Он гремел, множился, разрастался, пока его не услышал весь мир. Из жерла Громкопоющей горы вылетали огненные создания, больше всего похожие на головастиков.
У них были круглые, горящие багрянцем головы и гибкие тритоньи хвосты оранжевого цвета. Оставляя за собой шлейф из пламени, они, словно маленькие кометы, ярким морасским фейерверком взмывали в небо и по крутой дуге, воя замогильными голосами, снижались к земле. Падая среди набаторцев, исчезали во вспышках, пламени, дыме и грохоте, от которого и без того беспокойная земля ходила ходуном.
Демоны огня полностью игнорировали наши войска, и мы, вытягивая шеи, смотрели, как уничтожается армия южан. Многие из них, не выдержав, побежали. На поле остались лишь самые верные Проклятой полки, но их было совсем немного.
Одна из тварей пронеслась прямо над нашими головами, и я смог рассмотреть ее. Она действительно чем-то походила на головастика. Круглое, сотканное из густого пламени тело с большими выпученными глазами и зубастой пастью, длинный плоский хвост. Кожу лизнуло мимолетным жаром, огненный зверь начал снижаться и врезался в ряды разбегающейся пехоты набаторцев.
Мы, забыв о страхе и нависшей над нами опасности из-за проснувшегося вулкана, ревели от восторга, хлопали друг друга по плечам. Победа была за нами.
— Ты везучий, сукин сын! — сказала Тиф, появляясь рядом. — Я опасалась, что ты уже у праотцов.
За день ее лицо осунулось и постарело лет на тридцать. Краше в гроб кладут.
— Ты мне нужен. Идем. Срочно.
Ее тон заставил меня отказаться от спора. Я лишь сказал Махочу, что он за старшего, и поспешил за Проклятой.
— Надеюсь, ты ведешь меня не в жертву приносить?
— Много чести! — фыркнула она. — Митифа. Я намереваюсь ее достать. Кажется, ты стремился к тому же.
— Верно. — В моем голосе прозвучало явное сомнение, и Убийца Сориты кинула на меня мимолетный взгляд: — Ты стрелу не потерял?
— Нет.
— Хорошо. Возможно, у нас получится.
— Ты выглядишь не слишком сильной.
— Разумеется. Поверь, Кори тоже пришлось несладко. Я вымотала ее ничуть не меньше, чем она меня. Мы на равных.
— Думаю, она, если не дура, давно сбежала.
— Разумеется. Как только появились огненные демоны, Серая Мышка дунула прочь, от греха подальше. Но во время боя я умудрилась повесить на нее метку. Какое-то время она будет слишком занята, чтобы ее заметить. Если мы поторопимся, то возьмем Митифу тепленькой.
— Надеюсь, она не устроит нам ловушку, — проворчал я. Мне не слишком нравилась идея Тиф, но я не хотел отступать, раз появился шанс.
Впереди я увидел лошадей и рыцарей из личной охраны «Огонька». Мне дали коня, и, усевшись в седло, вместе с десятком телохранителей Тиа я начал спускаться со склона в долину.
Оказавшись внизу, Убийца Сориты повернулась к одному из воинов и сказала:
— Благодарю. Больше я в ваших услугах не нуждаюсь. Дальше мы отправимся вдвоем.
— Но, господин. Мне приказано защищать вас, — возразил рыцарь.
— И вы с этим прекрасно справились, капитан. Но битва закончена. Если хотите мне помочь — найдите господина Шена и оставайтесь с ним. Всего доброго.
Она пришпорила лошадь, и я направился за ней, оставив недовольных воинов позади.
Заходящее солнце плавилось в огне, едва касаясь угрюмых холмов на западе. За спиной продолжали бесноваться Грох-нер-Тохх и Сонный. Я несколько раз оборачивался, смотрел на обагренные огнем вулканы, на огненные дорожки лавы на склонах и сизо-серо-черное небо. Зрелище было жутковатым, и любоваться им могли бы разве что только полные психи да нириты. У всех остальных возникало лишь одно желание — убежать как можно дальше подобру-поздорову. Сейчас находиться здесь было все равно, что в кастрюле, которую только что поставили на огонь.
Тиф сказала, что армия получила приказ поспешно сниматься с места. Командиры уводили уставших людей на север, подальше от взбудораженной стихии, где не было угрозыобвариться в вырвавшейся из-под земли реке кипятка или получить по голове лавовой бомбой. Теперь сражавшимся с самого утра солдатам предстоял тяжелый и долгий ночной переход в другую часть долины Брагун-Зана.
Мне придется нагонять их позже. Разумеется, если для меня это «позже» наступит.
Почти нар нам с Тиф пришлось продвигаться вперед не слишком резво, объезжая огромные дымящиеся воронки и груды тел. Мертвецов вокруг порой было так много, что лошади шли только благодаря силе Проклятой. Резко и отвратительно смердело обугленной плотью и кровью. Я задыхался, хватал воздух ртом, но от этого становилось еще тошнотворнее. Меня, человека, прошедшего Сандонскую войну вдоль и поперек, побывавшего во многих переделках и успевшего повидать за свою жизнь немало неприятного и отталкивающего, сейчас откровенно мутило.
Истерзанные, разорванные, изломанные, застывшие в лужах крови, обожженные, обугленные тела воинов валялись грудами, куда бы я ни кинул взгляд. Кости тридцати тысяч набаторцев навсегда останутся лежать в Брагун-Зане.
— У тебя такой вид, словно тебя сейчас стошнит, — нарушила молчание Проклятая.
— Настоящая мясорубка, — сказал я из-под натянутого на нос шарфа.
— Ты не видел, что такое настоящая мясорубка. Во время Войны Некромантов в день умирало и большее число людей. Тогда становилось плохо даже Ровану.
— Не думал, что ему подобное может не нравиться, — кисло ответил я.
— Он страдал исключительно от пресыщения, — усмехнулась Тиа.
Солнце скрылось за холмами, его последние малиновые лучи осветили низкое небо, а затем с каждой уной стали гаснуть. По Мертвому пеплу расползлись густые тени, притащившие на своем хвосте сумерки — проводников скорой тьмы. И та пришла за ними буквально через десять минок. Но ее власть так и не стала абсолютной. Из-за низко летящей кометы и вулканов со всех сторон лился багровый свет, и ночь походила на Последний день, о котором так любят твердить некоторые жрецы Мелота. Большинство мертвецов к этому времени остались позади, иначе картина была бы еще более жуткой, чем сейчас.
Впереди показалась тускло полыхающая алым туша. Огненный головастик лежал на боку, наполовину зарывшись в землю, и, изредка дергая хвостом, медленно остывал. Его тело покрылось темной каменной коркой, трескавшейся, когда существо пыталось пошевелиться, и сквозь трещины было видно пока еще не угасшее пламя.
Мы обогнули демона по широкой дуге, и Тиф внезапно пришпорила лошадь. Я запоздало крикнул ей, предупреждая об опасности свернуть шею и сломать кости, но она даже не обернулась. Пришлось, ругаясь сквозь зубы, нагонять ее.
Местность оставалась почти такой же неровной, как раньше, разве что воронок больше не было и кипящая вода с лавой не хлестали из разломов. Никакой дороги, сплошные камни, лавовые наросты и неожиданные провалы. Убиться при такой скачке ничего не стоило.
— Не мчись сломя голову! — гаркнул я Проклятой, когда удалось нагнать ее.
— Время уходит! — Она рассерженно тряхнула головой и громко крикнула, заставляя лошадь, словно зайца, совершить длинный прыжок вперед.
Мой конь проделал то же самое, и я только чудом удержался в седле. А затем ездовые понеслись вперед с такой скоростью, что у меня глаза на лоб полезли. Лишь через несколько ун я понял, что ими управляет Проклятая.
Вцепившись в гриву, я слушал хрипение несчастного животного, в нос била едкая вонь пота. Не знаю, на что рассчитывала Убийца Сориты, но даже глупому Порку должно было быть понятно, что долго такая скачка продолжаться не сможет. Однако минка проходила за минкой, а лошади не останавливались, хотя, по моим расчетам, уже должны были пасть.
Мне понадобилось какое-то время, чтобы сообразить, что я больше не слышу хрипов животного и оно давно не дышит. Конь подо мной был мертв, но продолжал лететь вперед. Я похолодел от обычного суеверного ужаса, покосился на Тиф, но та слишком увлеклась плетениями, чтобы обращать на меня внимание.
Мы неслись сквозь багровое зарево, и мне казалось, что я сплю — столь нереальным было все происходящее. Прошло всего несколько мгновений, а может, наров, и Тиф резкоповернула на запад, к обрывистым утесам, находящимся сразу за обсидиановой рощей.
Я сделал то же самое, и мертвый конь подчинился приказу, последовав за Проклятой. От усталости и боли моя голова грозила взорваться, я весь взмок от напряжения, страшно хотелось пить. Эта дорога давалась мне очень тяжело.
Не знаю, почему Тиа изменила направление, я предполагал, что армия набаторцев находилась за холмами, на северо-востоке, и Митифа, если она действительно сбежала, повернула назад, туда, откуда пришла, а не пыталась прорваться на запад. Но счел разумным довериться Убийце Сориты. Она явно знала, что надо делать.
В моей голове в очередной раз мелькнула мысль, что жизнь — удивительная штука. Когда-то мы с Проклятой хотели только одного — прикончить друг друга, а теперь действуем сообща.
Краем глаза я уловил отблеск пламени, резко повернулся и увидел двух нирит. Они бежали в пяти ярдах от нас, двигаясь в том же самом направлении. Дым и багровые искры свирепствовали в их телах, словно гнев застилал им разум. Тиф не обратила на гостий никакого внимания, из чего следовало, что она нисколько не удивлена их появлению.
Когда мы приблизились к утесам, откуда ни возьмись появились еще две нириты. С этим почетным эскортом мы проскакали следующие десять минок вдоль бугристых, похожих на цветы наростов с каменными выступами.
Я едва не пропустил момент, когда Тиф свернула в какую-то щель между утесами, с трудом направил мчащуюся лошадь за ней следом и оказался в узком каньоне с волнистыми серо-черными стенами. Здесь было катастрофически темно, но я даже не успел испугаться.
Нириты неслись прямо надо мной, упираясь руками и ногами в стены. Они напомнили мне сандонских пауков — ловких, проворных, способных бежать по любой поверхности и в любом направлении. Хозяйки Брагун-Зана источали свет, и его вполне хватало, чтобы осветить нашу дорогу.
Земля здесь оказалась удивительно ровной, но от этого было не легче — карнизы на подступающих с двух сторон стенах и острые выступы без труда могли размозжить голову зазевавшемуся всаднику во время такой скачки. Приходилось смотреть в оба.
Каньон показался мне бесконечным. Он извивался ужом, стены становились все отвеснее, а дорога все уже. Копыта мертвых лошадей внезапно зашлепали по воде, скопившейся в неглубокой впадине от стекающего сверху ручейка — столь редкого для Брагун-Зана. Еще один резкий поворот, и мы вылетели на холмистую гряду. Комета теперь висела прямо перед нами, сияя ярче солнца, и я увидел скрывающийся за дальним холмом небольшой отряд.
Тиф тоже его разглядела и заставила лошадей нестись еще быстрее. Галоп перешел в очень быстрый карьер. Мертвые животные передвигались, словно одуревшие сайгураки — огромными, стремительными прыжками. Живое существо никогда бы не смогло двигаться так проворно.
Мы нагоняли беглецов, и, как только свернули за холм, в нас полетели четыре ядовито-зеленых сгустка. Два прошли над нашими головами, с грохотом взорвавшись о склон, еще два поглотил щит Проклятой.
Я заметил спешившегося человека в белом, вскинувшего руки. Он попытался устроить нам еще какой-то сюрприз, но две из четырех сопровождавших нас нирит бросились на него, и некроманту стало не до того. Когда я проносился мимо, то увидел, как бирюзой сверкнул водяной меч.
Через две минки нас догнала лишь одна из двух дочерей Пепельной девы.
Путь петлял мимо бездушных, окостеневших холмов. До беглецов оставалось всего ничего, когда внезапно дорога под ногами их коней вспухла, лопнула лиловым пламенем, и взрыв раскидал людей в стороны. Мой мертвый зверь начал останавливаться, зашатался, и я проворно спрыгнул на землю прежде, чем он упал.
Вокруг царил разгром, лежали мертвые и раненые. Я сразу же увидел Корь. Она была единственной, кто остался на ногах, и, найдя взглядом Тиф, тут же ударила чем-то янтарным. Убийца Сориты отразила атаку, метнула плетение в ответ, и Митифа окружила себя похожим на кокон серебристым сиянием.
Тиа грязно выругалась.
Зато нириты, презрев опасность, бросились в этот свет, словно в омут головой. Дочь Ночи быстро прикончила раненых некромантов и гвардейцев, обернулась ко мне и мрачно улыбнулась:
— Она гораздо слабее, чем я думала.
— Ты тоже выглядишь не ах. — Я не спускал глаз с серебристой завесы и держал заветную стрелу на тетиве.
Тиф сухо рассмеялась:
— Сейчас это уже неважно. Готовься, Нэсс. У тебя скоро появится шанс ее прикончить.
— А ты чего ждешь? Не хочешь им помочь?
— Не сейчас. Нириты должны ее измотать. Отойди подальше. Я постараюсь сбить с нее щиты. Мне будет не до того, чтобы защищать тебя.
— Ну удачи тебе, — искренне пожелал я.
— Проваливай! — совсем не грубо сказала она, направившись к волшебному кокону соперницы.
Я, пятясь, начал отступать, постепенно сходя с дороги и забираясь на пологий склон. Меня немного пошатывало, что и неудивительно, если учесть долгую битву, а затем безумную скачку. Сердце грохотало в ушах почище эльфийских барабанов. Глаза жгло от серебристого света, мне приходилось то и дело щуриться да ругаться. Я был на пределе, нервы оказались натянуты и вот-вот должны были лопнуть, так что мне стоило большого труда отринуть все эти мелочи в сторону. Собраться. Стать единым целым со стрелой, луком и будущей целью.
Я стоял на большом камне, ярдах в пятнадцати над дорогой, и смотрел, как Тиа, словно тигрица, ходит вокруг сияющей сферы, высматривая брешь в обороне. Прошла минка, началась другая, и вдруг стены, защищающие Митифу, мигнули, а спустя несколько ун медленно погасли, и дорогу начал окутывать сизый дым — все, что осталось от нирит.
Он скрыл Корь, и я не мог стрелять вслепую, опасаясь промазать и даром потратить бесценный наконечник. А затем стало слишком поздно. На безымянной ночной дороге воцарилась Бездна.
Я так и не понял, кто из Проклятых начал первым, а кто подхватил. Но засверкало и загрохотало так, что мама не горюй.
На моих глазах происходил поединок двух великих волшебниц. И у меня не повернулся бы язык сказать, что они слабы. Ничто не указывало на то, что дамочки весь день провели в бесконечных боях. По мне, так их сил хватило бы еще на то, чтобы с легкостью своротить Катугские горы.
Небо налилось ртутью, земля превратилась в стекло, обсидиановые осколки опасно свистели в раскалившемся воздухе. Пламя раскрывалось жемчужными, изумрудными и рубиновыми бутонами, под землей бесновались великаны. Сама смерть, в балахоне из пурпурного тлена, витала над Тиа и Митифой. И ее бледные спутники — хвостатые полупрозрачные твари — кружили над долиной, завывая, как грешники в Бездне. Один из них пронесся рядом со мной, и пальцы на моих руках онемели так, что я едва не выронил лук.
Я оказался в самом сердце настоящего урагана, и у меня больше не появилось возможности выстрелить. Стрела никогда бы не прошла через такую бурю. К тому же я не виделПроклятых — вспышки полностью их скрывали.
Не буду врать. Я не знаю, сколько прошло времени. Но когда все прекратилось, так же внезапно, как началось, от неожиданности я захлопал глазами. В ушах звенели колокола, а мои глаза тупо смотрели, как две сцепившиеся противницы рухнули на дорогу и покатились вниз по насыпи.
Придя в себя, выругавшись, я горным козлом побежал по склону, оказался на горячей, гладкой, похожей на зеркало земле, заскользил, с трудом перепрыгнул через изуродованный труп некроманта. Остановился на краю насыпи и увидел, что Тиф и Митифа кружат друг против друга, словно волчицы во время поединка. Они то и дело кидались чем-то невидимым, щиты вокруг них постоянно вспыхивали и покрывались рябью, словно взволнованная ветром вода.
Митифа, с обгоревшими волосами, оказалась лицом ко мне, наши глаза на мгновение встретились, и Лаэн оглушительно крикнула в моем сознании:
«Берегись!»
Я взвился в воздух, прыгнул в сторону, больно ударился плечом, услышал, как хрустнуло, сломавшись пополам, древко стрелы… и весь мир затопил ядовито-зеленый свет. Земля содрогнулась, меня, ослепшего, оглушенного, плохо соображающего, подбросило вверх. Тупой удар — кажется, это был отлетевший камень — обрушился на локоть правой руки, и я, вскрикнув от боли, выпустил лук.
Стараясь не потерять сознания, попытался отползти еще дальше.
Внизу вновь загрохотало, и это продолжалось довольно долго, затем внезапно стихло, раздались крики, ругань и остервенелое звериное рычание. Кажется, «искры» истощились и в ход пошли кулаки.
Я с трудом встал на ноги, попытался нашарить лук, но безуспешно. Перед глазами прыгали цветные пятна, и я почти не видел ничего вокруг. И вновь что-то случилось. Всего лишь на краткое мгновение стало темно, а потом я пришел в себя, уже лежа на земле.
Было тихо. Так тихо, что я слышал, как скатываются вниз по насыпи мелкие камушки. Ночь. Багровая комета. Тусклые звезды. Я сел, ошеломленно охнул от боли, пронзившей руку. Жалеть себя и проверять, перелом у меня или ушиб, не было времени. Вооружившись «Гасителем Дара», я подошел к краю дороги и осторожно заглянул вниз.
Вначале я ничего не заметил и страшно удивился — куда делись Проклятые, но, приглядевшись, понял, что в густой тени под нависающим камнем лежит человек. Я начал поспешно спускаться к нему, напряженно поглядывая по сторонам и держа нож наготове.
Оказавшись рядом, встал на колени. Убрал клинок обратно в ножны. Удивительно, но Тиф все еще дышала, несмотря на то что ее горло было перерезано и земля рядом пропиталась кровью. Рядом с Проклятой валялся окровавленный осколок обсидиана.
Поймав мой взгляд, Тиа попыталась что-то сказать.
У нее не вышло.
Тогда, совершенно неожиданно, она протянула мне руку. Я колебался не больше мгновения, сжал ее холодные пальцы и, зная, что все уже кончено, неожиданно для себя сказал:
— Все будет хорошо, Тиа. Я найду ее. Засыпай.
Ее губы тронул призрак улыбки, и в следующее мгновение Тиа ал'Ланкарра, Убийца Сориты, Дочь Ночи, Скачущая на Урагане, та, с кем мне довелось пройти огонь и воду, быламертва.
ГЛАВА 21
Я даже не помнил, когда успел заснуть. Просто в какой-то миг все погасло, а затем я очнулся на земле, недалеко от тела мертвого Порка.
Судя по звездам, я проспал не больше нара — до рассвета оставалась еще уйма времени. Мне показалось, что комета стала бледнее и несколько уменьшилась в размерах, хотя этого не могло случиться за такой короткий промежуток. Было холодно, я страшно замерз на острых камнях и, когда пошевелился, чтобы сесть, заорал от боли. Казалось, мне оторвали правую руку.
В глазах сразу же потемнело, и пришлось, прислонившись спиной к ледяному, шершавому камню, дождаться, когда пульсирующие черви успокоятся и оставят локоть в покое. Затем я попытался осторожно пошевелить пальцами. Не получилось.
Судя по всему, дело было дрянь. Плечо и предплечье раздуло до размера обожравшегося морского змея, пальцы превратились в толстые сосиски. Кожу пекло огнем.
Допрыгался.
Ранен, вокруг Брагун-Зан поднимающееся к небу зарево встревоженных вулканов — и ни лекарств, ни коня. Судя по моему состоянию, возвращаться назад мне придется вечность.
Я ощутил бесконечную усталость. И еще кое-что.
Как охотничий пес, раз почуявший след, я не мог успокоиться. Найти себе места. Митифа была рядом — руку протяни. Но судьба не подарила мне шанс, чтобы выстрелить. И когда я спускался к Тиф, она все еще находилась поблизости. Не могла уйти слишком далеко.
Но я слишком ослаблен, чтобы продолжать преследование. И теперь я чувствовал, что мне не будет покоя, пока не завершу дело и не достану Проклятую. Я хотел это сделать еще с тех пор, как Убийца Сориты рассказала мне, что произошло с Лаэн. Рован получил свое. Настал черед Кори.
Внезапно я услышал голоса и стук копыт с дороги. Приближались всадники, но я не вскочил и тем более не побежал к насыпи. Это могли быть как свои, так и чужие. Самым разумным в моем случае было просто подождать и понаблюдать, что произойдет дальше.
Меньше минки спустя я увидел наверху людей, их латы отражали багровые отблески кометы и зарево, поднимающееся на юго-востоке, где за холмами гремел Грох-нер-Тохх. Ни флагов, ни попон, по которым я мог бы определить, кто это. Лица отсюда разглядеть было невозможно.
Разумеется, они остановились, когда увидели мертвецов и спекшуюся, превратившуюся в зеркало землю. Двое спешились, пошли вперед, один нагнулся, поднял что-то, повернулся, и я увидел свой лук.
— Они были здесь. Ищите!
Я узнал голос Шена и крикнул. Рыцари, обнажив мечи, начали спускаться по насыпи. Наконец один из них подошел ко мне достаточно близко, чтобы рассмотреть:
— Да, это он, господин Шен!
Я увидел Целителя и Ходящую, спешащих ко мне, и только теперь испытал страшное облегчение оттого, что они оба уцелели в страшной бойне возле Громкопоющей горы.
— Дай света, — попросил Шен, склоняясь надо мной. — Отойдите, господа.
На ладонях Роны вспыхнул сияющий апельсиновый шарик, а рыцари стали подниматься к другим всадникам, оставив нас втроем.
— О Мелот! — ошеломленно произнесла она, только теперь заметив, что за мертвец лежит в пяти ярдах от меня.
Сказать, что они были поражены видом мертвого Порка, значит, ничего не сказать.
— Ей не повезло, — сухо объяснил я. — Митифа все-таки оказалась куда более изворотливой тварью, чем Тиа.
— Так это не ты ее? — прошептала девушка.
— Нет. — Я безрадостно улыбнулся. — Дар! «Искра»! А в итоге Проклятые режут друг другу глотки, как последние голодранцы, подобранными с земли осколками. Тиф была права, обсидиан — камень трусов. А, проклятье!
Я неловко повернулся и тут же скорчился от боли, пронзившей руку.
— Ты ранен! — Шен уже стоял передо мной на коленях. — Дай посмотрю, Серый. Рона, посвети, пожалуйста.
Девушка вздрогнула, оторвала взгляд от мертвого тела Тиа и поднесла источник света ко мне.
— Что произошло? С твоей рукой, — уточнил Целитель.
— Не знаю. Корь увидела у меня стрелу и решила, что я слишком опасен. Я едва уцелел. Но осколком, кажется, раздробило кость.
— Придется вспороть рукав.
В его руке появился кинжал, и моя куртка приказала долго жить. Я шипел от боли, но терпел.
Шен уставился на рану, как баран на новые ворота, и вид у него был столь встревоженный, что я не выдержал:
— Ну чего там?
— Плохи дела, приятель. Тебе здорово досталось. Кость раздроблена.
— Это я понял.
— Но это пустяки. — Он осторожно дотронулся до кожи на локте, и меня словно молнией пронзило.
— !..
— Извини. Будет больно.
— Спасибо, что вовремя предупредил, — просипел я, стараясь избавиться от звезд в глазах. — Ты о чем-то говорил?
— Тебя зацепило плетением Кори. Мы вовремя. Эта дрянь не поднялась выше плеча. Еще наров пять — и быть тебе покойником.
— Надеюсь, ты не собираешься отрубить мне руку?
— Нет. Помолчи. Я попробую это исправить.
Из его ладоней потек солнечный свет, и по моему посиневшему предплечью забегали проворные изумрудные ящерки, щекоча коготками кожу.
— Это что-то новое, — сказал я.
— Развиваю опыт. — Он усмехнулся и тут же сосредоточенно нахмурился. — Но исцеление займет какое-то время.
— А как вы вообще-то здесь оказались, ребята?
Рона переглянулась с Шеном и выдала:
— Ну мы немного волновались о тебе.
— И о Лаэн, — вставил Целитель.
— Верно. Рыцари из охраны Тиа сказали, что вы куда-то очень спешно отправились, а мы решили проверить, куда именно вас понесло.
Я лишь поднял брови, даже не став интересоваться, как они нас нашли. И ежу понятно, что дело не обошлось без нирит.
— Расскажи, что тут произошло, — попросил Шен, продолжая лечение.
Я с неохотой поведал историю.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.