read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Возможно. Но надо быть готовыми к этому.
Я неохотно кивнул:
— Буду.
— Как твоя суженая?
— Ого! Я уж думал, ты никогда не спросишь.
Она поджала губы:
— С твоей женой случилось то же, что и со мной. С тем лишь отличием, что она не спешит забивать тебя в самый дальний угол и жить сама.
— Наверное, она просто лучше, чем ты, — ровно ответил я и, достав «Гаситель Дара», стал вычищать им грязь из-под ногтей.
— Несколько последних дней я внимательно к тебе приглядывалась. — Тиа словно и не заметила моих слов. — «Искра» едва ощутима, но я ее вижу. Поверь, этот Дар я ни с каким другим не перепутаю. Он хорошо знаком мне, я не забуду его до конца своих дней.
Ее глаза сверкнули ненавистью, но Тиф тут же справилась с собой и продолжила как ни в чем не бывало:
— Не силься ее позвать. Это совершенно бесполезное занятие. Тебе никто не ответит.
— Откуда ты знаешь? — буркнул я, так как все мои призывы действительно оставались без ответа.
— Если не брать власть над телом и не использовать его, то ты очень ограничен в силах и средствах. Можно сказать, что не живешь и даже не существуешь. Находишься в подвешенном состоянии где-то там. В серой хмари, между сном, явью и смертью. Крайне неуютное место, на мой взгляд. Выныривание оттуда в реальность стоит зверских сил. Ауж если использовать «искру», то потом и вовсе можно пропасть на несколько месяцев, а то и лет. Интересно, как это произошло? Почему она осталась жива? Лишилась тела,но не своей сути. И почему оказалась в твоем разуме?
— Благодаря чему ты залезла в тело Порка, а не отправилась в Бездну, в которой тебе самое место? — В данный момент меня не интересовали все эти «почему». Я был вполне удовлетворен тем, что Лаэн вновь у меня есть. А каким способом это произошло — мне все равно.
— Благодаря желанию жить, небольшому личному опыту и присутствию Целителя. Точнее, его магии. Судя по всему, в вашем случае второе и третье явно отсутствовало. К тому же, если ты не знаешь, вместилище для духа должно соответствовать некоторым требованиям. Только умственно отсталый или человек, уже имевший опыт соприкосновениясо светлой и темной «искрой», является подходящим сосудом. Во всех других случаях тело будет разрушено. Ты не слишком похож на придурка и не являешься магом, да еще и с обеими сторонами Дара. Но вместе с тем она явно вполне способна существовать в тебе. Хотя я могу только предполагать, что с тобой будет, если она начнет применять Дар.
Я хмыкнул и посмотрел на долину.
— Ты очень спокоен. Тебе нравится такая жизнь?
— А у тебя есть альтернатива?
— Я бы предложила тебе подумать над тем, чтобы найти подходящее тело и обрести настоящую жену, а не призрака, появляющегося раз в год, говорящего пару слов и от бессилия впадающего в спячку. Так что прояви инициативу. Думаю, в твоих интересах уговорить Шена вспомнить, как это делается.
— Снова-здорово! Ты печешься только о своих интересах, Проклятая.
— Именно, убийца. Именно. Но это не значит, что мне неинтересно побеседовать с твоей женушкой. Мальчишка — последний из Целителей. Пока больше никого с таким Даром не предвидится. Так что давно пора его расшевелить.
— Ну если сможешь — сообщи мне. Я с радостью воспользуюсь.
Убийца Сориты тихо рассмеялась:
— Ожидаю от тебя того же самого. Завтра нас ждет тяжелый день. Думаю, ты должен кое-что узнать.
— Слушаю.
Она поколебалась, и по ее лицу я понял, что Тиф уже жалеет, что затеяла этот разговор.
— Я считаю, ты должен знать правду о своей жене.
— Тебе известно то, что неизвестно мне? — Я приподнял бровь.
— Да. Я считаю, что Лаэн — это Гинора.
Я с недоумением посмотрел на нее:
— Я слышал, что выбросы Грох-нер-Тохха могут быть опасны для здоровья. Но не настолько же. Что за чушь ты городишь?
— Я говорю то, что думаю! Твоя жена — это Гинора. Знает об этом она или нет — другой вопрос. Возможно, дух Лисички живет в ней скрытно. Но иначе все случившееся объяснить никак нельзя.
— Подробнее, пожалуйста. — Я продолжал сохранять спокойствие, все еще не слишком веря в ее домыслы, но в голове уже прозвенел тревожный звоночек.
— Начнем с самого очевидного. Я уже говорила тебе об этом после того, как ты рассказал мне историю, как выжила Рыжик. Вся эта сказка про обучение юной девочки шита белыми нитками. — Она шмыгнула носом и натянула ворот свитера повыше. — Я объясняла тебе — Гинора никогда не могла обучать женщин. Это было ее особенностью. Поверь, я знаю, о чем говорю. Все ее попытки обучить девчонок заканчивались неудачей. Она дрессировала исключительно мужчин. К примеру, Ретара. А здесь — бац, и ученица.
— Все бывает впервые.
— Нет. Это особенность «искры», которую нельзя сломать. А вот если бы дух Гиноры был в Лаэн, то учение бы пошло как по маслу. И скорее всего так и случилось. Их плетения отличаются друг от друга минимально. К тому же ты извини, но даже с помощью «Солнечного круга» Лаэн не смогла бы справиться с двумя Проклятыми. А вот у Гиноры такое бы получилось.
Я вздрогнул, так как внезапно вспомнил слова, сказанные Лаской на болоте: «Мной кто-то управлял, подсовывал плетения, говорил, что следует делать. Я слышала голос учительницы…»
— Что? — тут же подалась вперед Тиф.
— Оставленные болота. Ты что-нибудь о них знаешь? О том городе, что остался в самом сердце непролазных топей?
— Ты о Харгусе? Был такой. Гинора стерла его в порошок, а затем пришла сюда, в Брагун-Зан, и навела здесь шороху. Зан-на-кун потеряла множество своих сестер. И возможно, лишилась бы всех, если бы Лисичке не пришлось спешно выдвигаться к Пряным озерам, чтобы усилить армию Лея. Так что ты вспомнил?
— Лаэн говорила со мной на болотах. В развалинах. Сказала, что помнит это место, хотя здесь никогда не бывала.
— Память Гиноры. Та малость, что от нее осталась, — кивнула Проклятая.
— Думаешь, Лаэн знала? — Голос у меня стал хриплым, и захотелось срочно смочить горло.
— Честно? — Она посмотрела на огромную комету, бесконечно летящую по небу. — Без понятия. Мне кажется, она могла быть не в курсе. Хотя, если знала, вряд ли бы тебе сказала. Такое откровение может напугать и более смелого человека, чем ты.
— Чему ты улыбаешься?
Она покачала головой, но затем все же ответила:
— Когда погиб Ретар, Гинора была единственной, кто меня поддержал. И позже я жалела, что она погибла. В Сахаль-Нефуле длинные ночи, есть время подумать, и я много разспрашивала себя — почему она, а не я, к примеру? Ведь отвлечь врага мог бы кто угодно. А я тогда не слишком хотела жить. Знаешь, какой ответ приходил мне в голову? Я просто не подумала, что можно предложить свою кандидатуру.
— Ты жалеешь об этом?
— Сейчас? По прошествии пяти веков? Нет. Не жалею. Хотя мне все еще не хватает Лисички. Именно поэтому я и улыбаюсь, лучник. Кажется, она догадалась, как можно сохранить себя. Пускай даже и в таком виде. Раньше она жила в Лаэн. Теперь живет в тебе. — Проклятая наклонилась ко мне вплотную, заглянула в глаза. — Если у тебя будет возможность, передай ей привет.
Я отклонился в сторону:
— Если только ты действительно права. Заклинатель не нашел в Ласке никаких признаков одержимости.
— Не думаю, что это можно назвать одержимостью. — Она отодвинулась от меня. — Вряд ли это так, когда часть чужого сознания становится твоим. Когда ты и кто-то другой становятся единой, неразделимой личностью. Вряд ли даже Магистр Алых способен в этом разобраться. Ну а чему улыбаешься ты?
— Когда я вспоминал плетение, чтобы вылечить Рону, его окончание мне подсказал голос Лаэн. С недосыпу я подумал, что мне показалось, но теперь… это ведь она спасла Ходящую.
Повисло молчание.
Долина продолжала мерцать кострами, в небе летела багровая комета, озаряя горные склоны мрачным светом, недалеко от жерла Громкопоющей мигало синее пульсирующее пламя — вход в жилища нирит и дворец Пепельной девы.
— Почему ты осталась, Проклятая? Почему сражаешься против своих?
— Я давно уже не считаю их своими, Нэсс. К тому же это Митифа. А у нас с ней очень старые счеты. И я намереваюсь попытаться с этим разобраться.
— Ты полна оптимизма.
— Почему бы нет? Будь тут Лей, и я уже подумывала бы, куда смыться. Сама судьба дарует мне шанс разобраться с Серой Мышкой. Сейчас преимущество на моей стороне. Она не знает, что я здесь.
— Корь сильнее тебя?
— Видимо, да, — с безразличием в голосе сказала она.
— Ты не боишься?
— Слишком поздно бояться, гийян. Мы смотрим в неизбежность. Остается лишь принять ее и сделать все, что в наших силах. Ладно, мне пора. — Тиф встала. — Шену и Роне предстоит последний урок перед завтрашней битвой. А ты выспись хорошенько.
Проклятая ушла, а я сидел и думал о том, что так и не успел поговорить с Целителем и узнать, может ли он помочь нам с Лаэн.
Солнце было багровым, трава оранжевой, земля алой, а пепел, сыпавшийся с пурпурного неба, золотым. Лаэн стояла рядом с флейтой Алистана, наблюдая закат. На ней было алое, похожее на змеиную кожу платье, а волосы рыжие-рыжие. Золотые крупинки пепла сверкали в них, словно алмазы, стоило Ласке немного повернуть голову.
Я окликнул ее, но она не услышала, словно нас разделяла тысяча лиг. Я шагнул к ней, но не приблизился ни на дюйм.
— Сейчас она для тебя недоступна, — сказал Гаррет.
— Ты знал, что она — Гинора?
— Хм… — Он задумчиво приложил палец к губам. — Это не так. Лаэн — это Лаэн. Твою жену нельзя назвать Гинорой. Она не знает, кто она и кем была раньше, если тебя беспокоит именно это. Хочу попросить об услуге.
— Слушаю.
— Не упускай из виду Митифу.
— Что?… Почему?
— Мне кажется, это неразумно. — Он пожал плечами. А затем пожелал: — Доброй ночи.
И солнце село, погрузив Брагун-Зан во мрак.
ГЛАВА 18
Над Альсгарой собрались серые тучи. День обещал быть мрачным и промозглым, как и вся прошедшая осень.
А ведь утро вселяло надежду, что наконец распогодится. Через разрывы плотной низкой облачности пробились солнечные лучи, осветив крыши древнего города, заставили шпили храмов Мелота сиять золотом, а волны Устричного моря, обычно серые и тусклые, сверкать и наливаться неожиданной синевой.
Но уже спустя нар ветер переменился, подув от Самшитовых гор, и ясное утро сменилось пасмурным днем. Море вновь стало угрюмым, заволновалось, воздух сделался холодным, и с неба начали падать редкие, колючие, первые в этом году снежинки.
Тиа ал'Ланкарра по привычке сидела на подоконнике, обхватив руками колени, и изучала лежащий под ее ногами унылый город. Она не думала ни о чем, просто смотрела внизи туда, за горизонт, где были страны более теплые, чем эта.
Потом девушка прижалась лбом к холодному стеклу, мысленно сосчитала до десяти и с неохотой спрыгнула на пол. Тщательно разгладила немного помявшуюся темно-синюю юбку с красной каймой, бегущей по подолу. Книги, уже подготовленные и рассортированные, лежали на столе. Она взяла две верхние из ближайшей стопки, сунула под мышку и поспешила к дверям.
Коридоры этого яруса Башни — с полупрозрачным нефритовым полом, через который можно было увидеть иллюзию лежащих на земле осенних листьев, и величественными колоннами — оказались практически пусты. За всю дорогу Тиа встретила лишь нескольких поклонившихся ей слуг и Огонька, одного из младших учеников Лей-рона.
Проскользнув в арочный проем, она не торопясь поднялась по широкой лестнице, затянутой сдисскими коврами, вышла в зал в форме человеческого сердца и здесь увидела Митифу, которая с удовольствием возилась с малышней.
«Первая ступень», — отметила про себя Тиа, глядя на детей, с восхищением слушавших рассказ Ходящей.
— Поздоровайтесь с госпожой ал'Ланкаррой, — сказала та.
Восемь девочек и пять мальчиков поклонились Тиа.
— Забрала их из Долины, — шепнула Митифа, убирая со лба черную прядь, выбившуюся из-под легкой косынки. — Старшая наставница попросила об одолжении.
— Покажи им стеклянную комнату и зал Матерей.
— Как раз собиралась. Извини, ты помнишь про завтра?
Тиа нахмурилась, но подавила волну раздражения:
— Конечно. Увидимся.
— Удачи. Идемте, дети! Сейчас мы спустимся на шесть ярусов вниз, и вы увидите Перчатку «искры», созданную самим Скульптором.
Она, словно добропорядочная курица-наседка, увлекла детвору за собой, а Тиа все еще продолжала сердиться. Подумать только! Какая глупость! Почему бы ей еще вслух не спросить, помнит ли Тиф о том, что их «искра» уже не так светла, как раньше!
Правильно, что Ретар ее терпеть не может. Почему Тальки не присматривает за своей подопечной?! Да ее запереть мало! Если только кто-нибудь из тех, кто поддерживает Сориту, услышит хоть что-нибудь… все надежды заговорщиков обратятся в прах!
Ученица Сориты вступила на очередную лестницу. Поднявшись еще на один ярус, извлекла из кармана ключик, открыла неприметную дверцу, вошла, заперла замок, миновала пустую комнату с огромным глобусом, на котором черным пятном выделялся мертвый Западный материк. Вновь взялась за ключ, отомкнула еще одну дверцу и вышла в знакомыйзал, сэкономив пятнадцать минок пути.
Лепестки, матово-серые, с бегущими по клыкам голубыми искорками, были самыми маленькими из тех, что находились в Башне. За мгновение до того, как Тиа вступила в выложенный зеленоватой плиткой круг, они издали знакомый переливчатый звон, и на площадке появилась Лейна — одна из Ходящих Совета.
Уже немолодая женщина сбросила с головы намокший капюшон плаща.
— Доброго дня, — поздоровалась она с Тиа. — В Долине опять льет как из ведра. Ты туда?
— Здравствуй. Нет. Другие планы.
— Я тоже с радостью пропустила бы посвящение учеников в Ходящие, но Сорита просила быть ее представителем. Завтра Совет соберется в Башне не в полном составе. Ты не знаешь, о чем Черкана и Тальки хотят поговорить?
— Нет, мне это неизвестно.
— Ну не думаю, что это столь уж важно, раз так много наших сестер и братьев отправились в Долину. Башня почти опустела. Извини, что задерживаю тебя. Доброго дня.
Тиа пожелала собеседнице того же самого, встала в круг, представила место, куда стремилась попасть, создала плетение. Она знала, что все, происходящее сейчас, не более чем обман зрения, но в который раз восхищенно замерла, когда клыки вспыхнули светом, сжались у нее над головой и разлетелись в семи разных направлениях, пока не превратились в искры. А затем и те исчезли, погрузив мир в ночь. Несколько мгновений абсолютной темноты. И вот яркими огненными линиями Лепестки вернулись, едва не врезавшись в Ходящую, и застыли, источая хрустальный звон.
Это продолжалось меньше уны, но Тиа часто казалось, что прошла минка или две. Она обвела взглядом круглый зал, с прозрачным стеклянным куполом, на самом последнем этаже Башни. Путешествовать через порталы было гораздо проще, чем бегать по бесконечным лестницам.
Девушка оказалась в большой оранжерее, где были собраны самые уникальные, редкие и чудесные растения Хары. Поющие цветы Аргада встретили ее переливчатой соловьиной трелью, распахнули фиолетовые бутоны. Густой ворс урского душистого горошка встревожено зашевелил серебряными усиками и отпрянул к стеклам. Пряные деревья Ночного леса, влажного, дикого, затерянного в безымянных землях, раскинувшихся за Великой Пустыней, сияли даже днем. Их полупрозрачная кора горела бирюзой и изумрудами, а узловатые ветви с продолговатыми семенами потянулись к девушке, рассыпая в воздухе душистую пыльцу.
— Ты задержалась, — раздался сухой голос.
Сорита возилась с подснежниками. На Тиа она не смотрела.
— Благословите, Мать, — произнесла ритуальную фразу Ходящая.
— У тебя достаточно благословений от меня. Я много раз просила не пользоваться этими Лепестками, если на то нет серьезных причин. Плетение перемещения пугает растения.
«Сама бы побегала по ярусам, старая ведьма!» — про себя подумала Тиа.
Сорита оторвалась от созерцания подснежников и обернулась. У нее было очень неприятное лицо с широкими крыльями прямого носа, большим квадратным подбородком и низким лбом.
— Не согласна, — с удовлетворением констатировала Мать.
— Верно, госпожа Сорита, — дерзко сказала Тиа, которая уже была не в силах терпеть дурной характер этой женщины. — Свои сбитые ноги я ценю больше, чем цветы.
— Нисколько не сомневалась в этом, — последовал такой же сухой ответ. — Впредь будь поосторожнее со словами. Свои цветы я ценю гораздо выше, чем твою тщеславную голову.
Тиа хватило ума и выдержки промолчать.
— Ты уже не в Долине и давно не моя ученица, но Ходящая из тебя из вон рук плохая. Ты безответственна, Тиа. — Сорита взяла лейку и направилась к плотоядным вьюнам. — Избавилась от моего влияния, но пренебрегаешь своими обязанностями. Вот уже который год милуешься с Ретаром и совсем не продвигаешься вперед. Никаких успехов. Никаких устремлений. Да и целей тоже… никаких. Ты ни на шаг не приблизилась к тому, чтобы вступить в Совет. Тебе давно за двадцать, а ты так ничего и не добилась. Кроме любви конечно же.
Ее лицо источало глубочайшее презрение.
— Что плохого в любви? — тут же вскинулась девушка.
— Ничего. Но когда эта глупость мешает жить…
— Мне не мешает!
— Ты слишком неумна, чтобы понять, что для тебя хорошо, а что — плохо.
— Не смейте говорить со мной в таком тоне… Мать!
— Да ну? — Она парализовала плетением ринувшийся на нее вьюн, и из лейки полилась кровь. — Если ты забылась, то я с радостью напомню, кто я, а кто ты.
— Я — Ходящая! — Глаза Тиа потемнели.
— Пф-ф! Велика важность. Таких, как ты — талантливых, но не слишком тщеславных — сотни. Никто не будет уважать влюбленную дурочку. Люди поклоняются сильным мира сего.
— Таким, как вы? — Глаза Тиа метали молнии, но она сдерживалась и была вежлива.
Вежлива из последних сил.
— Разумеется. Ты хочешь уважения? Тогда сделай хоть что-нибудь, чтобы его завоевать. Хватит обжиматься по углам с Альбиносом. Он тянет тебя назад.
— Вы прекрасно знаете, что Ретар — сильнейший Огонек на сегодняшний день. — Тиа положила книги на небольшой стол, заставленный керамическими цветочными горшками.
— Он хорош, Гинора превосходно его натаскала, но парень и в подметки не годится Лей-рону и Олесту. После того как ты перестала быть моей ученицей, твой Дар так и остался на прежней ступени. Чего ты добилась?
«О, ты бы удивилась, если бы только узнала!» — мстительно подумала девушка о тех уроках темной «искры», что преподавал ей любовник.
— Ты прочла книги? — внезапно спросила Сорита.
— Да.
— И как ты их находишь?
— Они не лишены интереса…
— Но?
— …но многое из того, что в них написано, давно изжило себя.
— Займись делом, Тиа! — резко бросила Мать. — Ты уже не моя ученица, но мне жаль видеть, как ты растрачиваешь свой потенциал на глупости. Принимай участие в младшем Совете. Насколько я знаю, тебя приглашали уже четырежды. Это первый шаг на большую дорогу. Советую тебе поспешить с ним.
— Я подумаю над вашими словами, Мать.
— Слишком долго ты думаешь, Ходящая! Карета не будет ждать вечно. Может и уехать. Аленари не намного старше тебя, а уже в высшем Совете. Я думала, тебя интересует власть!
— Я могу идти? — холодно спросила Тиа.
— Иди, — разочарованно поджала губы Сорита. — Хотя нет. Постой. Вижу, что ты сблизилась с Черканой и ее компанией. Держи с ними ухо востро, девочка!
— Потому что они ваши политические противники, Мать?
— Хотя бы поэтому. Если я узнаю, что ты поддерживаешь их, то очень расстроюсь. Тебе понятно?
— Как никогда раньше, — сказала Тиа и вышла через дверь, решив, что терпение Сориты на этот раз исчерпано полностью.
— Злобная! Властолюбивая дрянь! — в сердцах воскликнула она, когда вернулась в свою комнату.
Здесь Ходящая дала волю своей ярости и несколько минок громко ругалась, окружив себя плетением, закрывающим от чужих ушей. В конце концов она швырнула одну из книг Сориты на пол и, успокоившись, рухнула в кресло, закусив губу.
— Как жаль, что ты заняла место, предназначавшееся Алисте рей Валлион, — наконец прошептала она. — Мать Аленари была бы куда лучшей главой Башни, чем ты.
За годы учебы после Радужной долины Тиа ал'Ланкарра сумела прекрасно понять, что представляет из себя Сорита — ту интересовала только власть, возможность держать Совет в ежовых рукавицах и быть поближе к Императору. И если бы только понадобилось, Мать, не колеблясь, предала бы любого во имя своих интересов.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.