read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Вновь запели рога, и Ходящая, очнувшись от воспоминаний, встала. Мита сжалась в комок и нервно кусала ногти, казалось пребывая где-то очень далеко. Альга в который раз с холодком ужаса подумала, что, не дай Мелот, такое сделают с ней. Она ни за что не желала превращаться в то, во что превратилась подруга. Теперь она словно знала двух Мит. Ту, что училась с ней в Радужной долине, и эту — сломленную и забитую.
На улице совсем рассвело, небо стало затягиваться облаками, и погода начала быстро портиться.
Альга чутко вслушивалась, ни на минку не отходила от окна, но до столицы отсюда было несколько лиг, и потому оставалось лишь гадать, началось ли сражение.
За ними пришли через нар. Хмурый Кадир, благоухая мускусом, стремительно вошел в комнатушку в сопровождении Иглы и Гриты. Он холодно глянул на Альгу и, ткнув навершием посоха в дрожащую Миту, процедил:
— Взять эту.
Девушка не сопротивлялась. Лишь кричала и плакала. Игла довольно грубо стянул ее с кровати, связал руки обычной веревкой и толкнул к выходу:
— Пошла.
Но ноги отказали пленнице, и наемник, вздохнув, взвалил ее на плечо и вышел вместе со своей ношей.
— Пойдешь сама или тебя тоже придется нести? — спросил колдун у Ходящей.
— Куда?
— Тебя желает видеть Звезднорожденная. Немедленно. И мне было приказано притащить тебя хоть живой, хоть мертвой. Я предпочитаю последнее. А ты?
Он злился на нее за свой страх перед брошенным ему в лицо камнем, желал отыграться за это, но был слишком хорошо вышколен, чтобы без причины переступать через приказы стоящих выше его.
Альга решила не искушать судьбу, не сопротивляться и даже отказалась от того, чтобы плюнуть южанину в лицо. Грита с ласковой улыбкой набросила ей на шею невидимую веревку, словно Ходящая была норовистой лошадкой.
Ветер дул такой же холодный и пронизывающий, как на дороге к перевалу Клыка Грома. Лето мгновенно сменилось ледяной осенью. Альга страшно замерзла, но никто не позаботился дать ей что-то более теплое, чем тонкое платье. Грита окружила себя легким сиянием, и ветер ее больше не трогал, а Игла и Кадир просто не обращали на него внимания.
Солнце давно скрылось за тяжелыми, низкими облаками, с неба падали мелкие холодные капли, очень быстро сменившиеся настоящим проливным дождем, и люди мгновенно вымокли до нитки.
От небольшого городка, находящегося поблизости с Корунном, Альгу с Митой везли чуть больше двадцати минок. Местность Ходящей была знакома — бесконечные поля и редкие холмы раскинулись на многие мили вокруг столицы. На один из таких холмов, охраняемый набаторскими гвардейцами, Кадир и привел пленниц. На вершине был разбит большой синий шатер, вокруг которого находилось множество людей.
Аленари, в темной мужской одежде, с прямой спиной, восседала на массивном, украшенном серебром и слоновой костью троне. Ее не пугала непогода, так как прямо над Проклятой тускло сиял похожий на грибную шляпу купол. Он, словно огромный зонт, защищал от дождя всех, кто находился вокруг Сестры Сокола на расстоянии двадцати ярдов. Водопады лились с его краев и широкими ручьями стекали по пологому склону холма вниз.
Девушек толкнули под «крышу». Здесь оказалось удивительно тепло, и ветер больше не холодил кожу. Мита увидела Аленари, села на землю и, сжавшись в комочек, заплакала уже в который раз за неполный день.
Ученица Галир стояла прямо, стараясь не стучать зубами от холода и не обращать внимания на липнущую к телу мокрую, ледяную одежду, на текущие по лицу с волос капли инасмешливые взгляды нескольких некромантов. Она знала лишь Батуль, сейчас стоящую по правую руку от Оспы. У ног Звезднорожденной лежал уйг.
Аленари, не глядя на вновь прибывших, наблюдала за тем, как мокнет под дождем ее армия. Десятки черных квадратов, тысячи людей ожидали приказа к наступлению, чтобы присоединиться к уже выступившим силам Лея. В ясную погоду отсюда должны быть хорошо видны далекие стены и огромные башни Корунна, но сейчас их скрывала дождливая пелена.
На миг Ходящей почудилось, что она различила тусклый, едва уловимый золотой блеск Колоса, но это был не более чем обман зрения.
— Подойди, девочка, — поманила ее пальцем Проклятая.
Альга помедлила. Нахмурившийся Кадир чувствительно ткнул девушку в спину и прошипел:
— Промедление может стоить тебе жизни!
Альга подошла и постаралась не отводить взгляда от черных провалов глаз холодной маски. Оспа едва слышно фыркнула:
— Ты похожа на продрогшую мышь.
Ветер выпорхнул у нее из-под сапог, окутал щиколотки Альги, обвил колени, добрался до груди и накрыл теплым, пахнущим лавандой облаком. Потом исчез точно так же, как и появился, высушив одежду и волосы, словно ученица Галир вовсе не была под дождем. То же самое он сделал с Митой, но та, казалось, даже не заметила, слишком напуганнаяблизостью одной из Отступивших.
Оспа взглянула в сторону Миты, сокрушенно покачала головой и сказала на древнем имперском языке, том, который теперь знали лишь благородные да немногие из Ходящих:
— Очень печально, что та, в ком течет такая же кровь, как у меня, оказалась столь слаба к испытаниям.
Мита не ответила, лишь еще сильнее втянула голову в плечи.
— А вы бы смогли такое пережить?! — выпалила Альга, прежде чем успела подумать.
— Ты смелая. И глупая, — сухо сказала Аленари. — Но… понимаешь квадик. Я вновь удивлена. Тебя научила ему Старшая наставница?
— Да… Я…
— Говори со мной на квадике, раз не можешь просто держать язык за зубами! — резко бросила Звезднорожденная.
— Да. Она просил… она просить мой… слова правильно ставить… запоминать. Говори… ла, что это не вредить… не вредно… полезно, — с трудом подбирая слова, произнесла девушка.
— Твой акцент ужасающ! — Однако было видно, что Оспе доставляет удовольствие общение на древнем языке. — Мой преподаватель, мир его праху, наверное, умер бы еще раз, если бы тебя только услышал. Как ты считаешь?
Альге понадобилось несколько ун, чтобы понять, о чем ее спросили:
— Несомненно.
— Сколько ты учила высокую речь первых Соколов?
— Два лет… годов.
— Года. Ты путаешь окончания.
— Года, — послушно повторила Альга.
Она уже была не рада столь пристальному вниманию к своей персоне.
— Сколько наров в день?
— Два. В неделю.
— Неудивительно, что ты изъясняешься, как попрошайка с улицы!
Она отвлеклась, так как прибыл гонец с донесениями. Проклятая выслушала его, отдала распоряжения и вновь обратилась к пленнице:
— Возвращаясь к твоему вопросу, девочка. Я пережила нечто гораздо более суровое, чем пара разговоров с Кадиром. Можешь мне поверить. Ходящие не отличались добротой ко мне. Но, как видишь, это можно перенести. Кажется, у нынешних потомков Соколов кровь стала гораздо жиже.
Альга открыла рот, намереваясь спросить, но вовремя прикусила язык. Проклятая заметила это и благосклонно позволила:
— Спрашивай. Мне скучно, а разговор с тобой забавляет.
— Вы попал… в пленение в Войну Некромантов? Я не видеть такого в история.
— И не увидишь. Да, это было на второй год.
— Почему они вас не убить?
— О! Так быстро лишить себя удовольствия от перековки мятежницы? Не смеши меня! Эта забава должна была доставить Башне море удовольствия. Ничуть не меньше, чем Ровану его мертвые игрушки.
Она вновь отвлеклась на очередного гонца, и Альга хмуро думала, что Ходящие из прошлого — тупые себялюбивые дуры. Надо было бить, пока имелась такая возможность. А теперь те, кто когда-то взял Аленари в плен, уже пять веков лежат в земле, а Оспа живее всех живых.
Девушка с сожалением перевела взгляд на дрожащую Миту. Потомок Сокола? Альга знала, что ее подруга из благородных, но и подумать не могла, что та принадлежит к высшей знати.
— Вдохни этот свежий воздух, девочка. — Оспа вновь перешла на общеимперский. — Чудесный дождь. Знаешь, что в наше время означают такие дожди?…
Альга знала и мрачно молчала.
— Мать убита сегодня рано утром. Господин Ка отлично поработал. Теперь Ходящим в Корунне придется тяжело.
И вновь девушка не произнесла ни слова. Новость была очень плохой, даже несмотря на то что Альга не любила Цейру Асани. Без Матери с ее яркой «искрой» остальным будет непросто сражаться. Пленница вновь ощутила ненависть ко всему, что несло в себе тьму. Тьма разрушала ее мир и ее жизнь, и она ничего не смогла с этим сделать.
— Смерть одной Ходящей не спасет вас от гнева Колоса.
Проклятая тихо рассмеялась:
— Ты действительно считаешь, что мы бы приблизились к Корунну, если бы творение Скульптора представляло для нас угрозу? Лей позаботился о том, чтобы Колос не был опасен.
Альга с ужасом подумала о том, что Проклятые могут управлять защитником столицы. Хотя… если бы они могли, от Корунна бы уже мало что осталось.
— Колос не будет подчиняться тебе! Он совершает лишь то, что его просит сделать истинная кровь! А не та, которую принуждают!
Альга с удивлением воззрилась на Миту, произнесшую эти слова.
— Подумать только, — усмехнулась Аленари, и в ее взгляде появился интерес — Стена заговорила. Все-таки тебя можно пронять, и в тебе есть что-то от Сокола.
Мита, опустив голову, бормотала:
— Никто не способен повелевать Колосом, кроме истинной крови, которая это делает лишь по своему желанию. Лишь Император и пятеро самых близких по крови могут быть уверены…
— …что Колос ответит на их приказы и уничтожит врагов страны, — перебив девушку, процитировала Аленари. — Ничем не подтвержденные сказки, чтобы дальние ветви Сокола не смели приближаться к творению Кавалара и не заняли трон. Кровь одна, девочка. Неважно, сколько ее в нас — капля или океан. Кровь одна. И Колос узнает ее. Или того, кто завладел ею. Он будет подчиняться. Уже подчиняется. Так что выбрось из головы то, что тебе так долго внушали.
Мита хотела что-то сказать, но на нее надвинулся Кадир, и она, сжавшись, умолкла.
Прибыли несколько набаторских офицеров, Оспа слушала доклады. Альга отстраненно смотрела на непрекращающийся дождь, на дымку, поднимающуюся над зелеными полями, на одинокие холмы, похожие на спины огромных слонов, и бесконечную, колоссальную, покорную воле Проклятых армию.
Минки таяли одна за другой, офицеры ушли, а Аленари, казалось, потеряла интерес к своим пленницам и, скучающе опершись на подлокотники кресла, чего-то ждала. Альга очень хотела, чтобы все это закончилось как можно скорее, но время растянулось, превратившись в бесконечность.
— Зачем мы здесь? — наконец не выдержала девушка. — Для чего? Когда вы нас убьете?
— Я обещала Лею сохранить тебе жизнь. — Аленари даже не посмотрела на нее. — Это его маленькая прихоть, и мне несложно ее исполнить. Так что твое время пока не пришло, юная Ходящая. И, надеюсь, не придет.
Очередной вымокший гонец на уставшей лошади привез донесение. Оспа мельком взглянула на бумагу и приказала офицерам:
— Начинайте!
Воины, обрадованные тем, что ожидание подошло к концу, поклонились и бросились из-под купола под проливной дождь. Вскоре, захлебываясь, загудели рога и глухо зарокотали барабаны. Армия дрогнула и двинулась вперед.
— Конец истории, юная Ходящая. — В голосе Аленари появилась странная печаль. — К вечеру начнется новая. Без старой Башни и тех, кто рвал Дар на части.
Альга, в груди которой появился необъяснимый холод, сжав кулаки, смотрела на то, как тысячи воинов идут вперед и исчезают в дымке, отряд за отрядом. Она до боли в кончиках пальцев желала обрушить на головы врагов гром, молнии и пламя Бездны, но не могла ничего сделать. Ненавистный браслет лишал ее права бороться с помощью «искры».
Девушка резко отвернулась от зрелища, за которым безучастно наблюдала Проклятая. Она не желала, чтобы та видела в ее глазах слезы отчаяния. Только не это!
— Будь сильной, — прошептали губы Альги. — Не смей раскисать!
Она увидела, как по склону, раскидывая копытами влажную грязь, взбирается рыжий конь с намокшей гривой и жалким, словно ободранным хвостом. Всадник кутался в длинный плащ, а капюшон был низко надвинут на его лицо. Никто не задержал незнакомца, и, когда он остановился на вершине, Кадир, выскочив под дождь, взял жеребца под уздцы.
Человек вошел под купол, скинул капюшон, и Альга увидела, что это женщина. У нее были черные волосы, серые пронзительные глаза и красивые черты лица. Ходящая прищурилась и почувствовала темную «искру».
Дар был сильным. Очень сильным, почти таким же, как у Оспы, и гораздо ярче, чем у Чумы.
— Ты не спешила, Дочь Утра, — поприветствовала ее Аленари. — Все уже началось без тебя.
— Меня задержали дела, Звезднорожденная, — сухо ответила Митифа, мельком взглянув на Ходящих. — Пора перевернуть страницу?
— Да. Выступаем.
Унылое серое утро пронзило золотое зарево. Столб света ударил высоко в небо, пробивая тучи и испаряя дождь, а затем далеко-далеко впереди рухнул на землю и побежал по ней, словно солнечный зайчик. Даже отсюда был слышен оглушительный грохот.
Багровое пламя взметнулось вверх сплошной стеной, но тут же осело и появилось в другой стороне.
— Колос! Колос проснулся! — в ужасе закричала Батуль.
Вновь по земле стегнуло плетью губительного света, и она содрогнулась и взвыла от боли. Альга расширенными глазами смотрела, как пламя, вырвавшееся на свободу за стенами Корунна, реет по ветру, словно огромное знамя.
— Ты же сказала, что у Лея получилось! — Лицо Митифы исказила гримаса ярости.
Аленари не ответила. Она вскочила с трона и смотрела, как гибнет армия Чумы.
Безжалостный луч стегал из стороны в сторону. Ударило. Загрохотало. Вспыхнуло.
— Сокол! Сжалься! Только не он! — простонала Аленари.
Мита за ее спиной разразилась зловещим, страшным смехом. Альга подумала, что подруга окончательно сошла с ума.
— Никто не способен повелевать Колосом, кроме истинной крови Сокола! Никто!!
Бледный Кадир сильно ударил девушку ногой в грудь, и она, охнув от боли, оборвала смех. Творение Скульптора продолжало убивать, и оставалось только догадываться, скольких оно уже успело уничтожить.
Митифа очнулась первой:
— Надо уходить! Слышишь?! Надо уходить, пока не поздно! Пока еще не все потеряно! Отзывай армию! Командуй отступление!
Звезднорожденная словно не слышала ее. Толстый, похожий на гигантскую змею луч прилетел с севера, со страшным ревом упал в двух тысячах ярдах от них, прожигая в земле и стройных квадратах набаторских войск широкую черную полосу, а затем ударил в основание холма.
И мир Альги затопило золотое сияние.
ГЛАВА 29
«Они — отличная пара. Рона очень талантливая девочка, и у нее уникальная «искра». Ни у кого раньше я не видела столько света».
«Света?! — удивился я. — Мы говорим об одной и той же Роне? У той, что сейчас с нами, после глупости Шена и уроков Тиф тьмы не меньше, чем у тебя».
«Я о душе».
«О».
Она рассмеялась, почувствовав мое сомнение:
«Есть хорошие люди. Есть плохие. И тех, и других не так сложно распознать. Я рада, что у Шена получилось вылечить Ходящую после перековки. Это можно назвать чудом».
Здесь я с ней был совершенно согласен. Разница между той Роной, что мы повстречали в плену у Проказы, и нынешней видна невооруженным глазом.
«Да. Она далеко ушла с тех пор, как связалась с нашей компанией», — пошутил я.
Лаэн вновь рассмеялась, и я улыбнулся, радуясь ее хорошему настроению. Мы разговаривали с Лаской сутками, не уставая от этого, едва выкраивая два-три нара на сон. Мы так соскучились по беседам, что теперь наслаждались каждой уной общения друг с другом.
За дни, что прошли с тех пор, как Шен дал моему солнцу силы, мы успели многое вспомнить и обсудить. О том, что было, о том, что есть, и о том, что, возможно, когда-нибудь будет с нами.
Говорили и о Гиноре. Оказалось, Лаэн потрясена новой информацией не меньше, чем я.
«Я узнала об этом вместе с тобой, в момент, когда сказала Проклятая. И не представляю, как это возможно. Но Тиф, похоже, действительно права. После моей… смерти появились чужие сны, воспоминания, знания. Люди, которых я никогда раньше не видела, места, в которых не бывала, плетения, которым меня никто никогда не учил, чувства, запахи, ощущения… мечты. Все чужое и в то же время мое. Это очень странно. Они внезапно всплывают в моей памяти, не представляясь, ничего не говоря, и вновь исчезают, словнопризраки».
Я помнил, как она испугалась в том городе на болоте, где когда-то побывала Гинора. Наверное, это и вправду ужасно, когда ты чувствуешь, как переживаешь то, чего с тобой никогда не было, и думаешь, что сходишь с ума.
«А Гинора? — спросил я. — Что с ней?»
«Мне нечего тебе ответить. Даже если я — часть ее или она — часть меня, то я не чувствую этого. Конечно, если исключить воспоминания, которые мне не принадлежат».
Лаэн не знала, какие цели ставила рыжеволосая Проклятая. Не представляла, к чему это должно привести. Иногда ей становилось страшно оттого, что она не могла разобраться в себе, вдруг на какую-то часть ставшей другой. Женщиной, родившейся больше пяти веков назад и принимавшей участие в Темном мятеже.
Пугало ли это меня? Нисколько. Лаэн была жива и со мной — это самое главное. Мне совершенно безразлично, что в ней есть частичка Гиноры.
Мы заночевали в маленьком городке, каким-то чудом совершенно не тронутом набаторской ордой. Армия южан прошла чуть восточнее этих мест, а два передовых отряда сдисцев, проводивших разведку, почему-то не решились подъезжать к городским стенам.
Стража впустила нас лишь благодаря милорду Рандо, хотя я думал, что опять придется ночевать в полях. Было новолуние, улицы оказались темны, немногочисленный гарнизон — недружелюбен и серьезно вооружен. Воины проводили нас до таверны, ближайшей к воротам. Она была маленькая, тесная и пустая — путников здесь не видали уже несколько недель, так что нам были рады, хотя поначалу и отнеслись с подозрением к такой разношерстной компании.
Из-за летней жары окна в зале открыли нараспашку, было слышно пиликанье сверчков и отдаленные разговоры стражников у ворот. С Юми произошла заминка, хозяин требовал, чтобы «зверя» выгнали за дверь, но Лук быстро разрешил ситуацию, пообещав уйти в другое заведение, если будут обижать его лучшего друга.
Шен с Роной, отказавшись от ужина, сразу отправились спать. Га-нор тоже решил пойти на боковую, напоследок пожелав стражнику ни с кем не играть в кости. Тот обиженно возмутился, что в этой сонной деревне приличного игрока днем с огнем не сыщешь. Сплошные тараканы.
Еда, как я и думал, продавалась втридорога. Но никто из нас не возмущался — давно привыкли. К тому же милорд Рандо решил нас угостить, а мы и не отказывались. Юми получил самую большую миску и, чирикая, словно воробушек, стал упоительно чавкать.
Рыцарь попросил принести еще свечей, отказался от вина и взялся играть с Луком, к вящей радости стражника. Приятель Га-нора просто сиял от восторга, когда смог обуть партнера на несколько солов. Теперь на кону стоял целый сорен, и я перекидывался ехидными замечаниями с Лаской, пытаясь понять, мухлюет стражник или ему действительно везет?
— Вот так, собака! — Юми, увлеченный азартом Лука, в нетерпении бегал по столу туда-обратно, распушив хвост.
— Что ты мельтешишь, лопни твоя жаба? — возмутился стражник. — Сглазишь. На. Посиди спокойно хотя бы минку.
— Вот так, собака!
Лук сунул в лапы вейи кусок хлеба, скрепляя соглашение, и затряс стаканчиком с костями.
«Продует», — убежденно сказала Лаэн.
Кубики покатились по столу. Один из них ударился о кружку, остановился, несколько раз крутанувшись на грани, и лег, показав «двойку». Другой замер на «тройке».
— Негусто, — с видимым сочувствием произнес рыцарь.
— Вот, лопни твоя жаба! Это ты виноват, приятель! — расстроился Лук.
— Ба…бак, бабака! — с набитым ртом обиженно сказал Юми и опустил уши, показывая, что он-то точно здесь ни при чем.
У рыцаря оказались две «тройки», и сорен вместе с отыгранными солами, вернулся обратно к хозяину.
— Пойду. Пройдусь, — буркнул стражник и вышел во двор.
Вейя, обнюхав кости, чихнул, укоризненно посмотрел на милорда Рандо, и в этот миг у ворот загудели рога.
Мы мгновенно оказались на ногах. Рыцарь схватился за меч, я метнулся к окну, подхватив лук и колчан.
— Юми! Верни Лука!
— Вот так, собака!
Га-нор уже сбегал с лестницы с обнаженным клинком. За ним спешили заспанные Рона и Шен.
— Что случилось?!
— Не знаем!
К реву рогов присоединился звон колокола на храме и вопли на улице.
— Неужели набаторцы все-таки решили заглянуть на огонек?!
— В подвал! В подвал! — вопил перепуганный хозяин таверны, подпихивая к люку голосящую от ужаса жену, тащившую на себе какие-то узлы.
По улице кто-то с топотом пронесся, но в темноте я ничего не разглядел.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [ 30 ] 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.