read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ
https://trikotaj-fest.ru интернет магазин to be одежда для беременных.


ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Гаррет оглянулся назад, туда, где на вершине холма высилась Башня, построенная великим магом прошлого.
— Не спорю. Он был талантлив. Целитель возродил «искру», но она оказалась ущербной. Извращенной. Слишком темной, чтобы ее можно было назвать серой. Идеала не получилось, Кавалар сошел с ума, затем его убили, весь план полетел в Бездну, а Хара продолжила медленное увядание.
Я выпил, передал бутылку, сказал:
— А затем появились Проклятые.
— Рано или поздно это должно было случиться, — вздохнул Гаррет. — Кавалар оставил записи, как пробудить «искру». И хотя те, кого ты называешь Проклятыми, были правы в том, что пора менять основу Дара, они не смогли этого сделать из-за ошибки Скульптора, посчитавшего, что любовь — это слишком размытая, непонятная основа по сравнению с силой и болью. Вместо того чтобы соединить все грани, они обратились к Бездне, и вновь разразилась война. «Искра» изменила их, как когда-то изменила Целителя. Их Дар стал гораздо более ущербен, чем у тех, кого теперь называют Ходящими и некромантами. Хотя, конечно, он был не в пример сильнее, чем у других.
Я открыл рот, чтобы возразить, но он меня опередил:
— Знаю, о ком ты скажешь. О Гиноре. Рыжей удалось разорвать порочный круг. Именно поэтому Лаэн стала первой настоящей «искрой» из прошлого за тьма знает сколько тысячелетий. А ее учеником стал серый Целитель. Они не несут в себе червоточины, что жила в Проклятых, и способны вернуть в Хару изначальную магию.
— Как у Гиноры получилось избавиться от тьмы? Это потому, что она перестала сражаться?
Гаррет фыркнул:
— Это было бы слишком просто. Когда Проклятая нашла твою Лаэн — девочка умирала. Гиноре пришлось пожертвовать половиной своей оставшейся силы ради другого человека. Ей пришлось перелить в ребенка часть своей личности, отдать частичку себя и из-за этого намного ускорить свою гибель.
— Но в то же время получить шанс выжить, — сказал я. — Ведь теперь ее «я» в Лаэн.
Он пожал плечами:
— Я бы не назвал это жизнью. Но важно другое. Проклятая пожертвовала собой осознанно. И она полюбила девчонку, стала считать ее своей дочерью. В какой-то степени после всего случившегося именно так и было. Любовь, мой друг, прекрасное чувство. И в чем-то даже целебное. Даже для ущербной «искры». В день, когда Гинора спасла Лаэн, она коснулась Дома Любви. Того самого, что был недоступен Скульптору.
— Так просто? — прошептал я.
Он погрозил мне пальцем:
— А вот это было как раз не просто. Скорее невозможно. Я узнаю этот подозрительный взгляд.
Он улыбнулся, и я хмыкнул:
— Что-то мне подсказывает, что без тебя и здесь не обошлось. Это ты подсказал Проклятой, что следует сделать, чтобы спасти ребенка?
— Опосредованно, — небрежно ответил он, с сожалением глядя на остатки вина. — Признаться честно, я не предполагал, что из этого хоть что-то может получиться.
— И теперь у тебя есть серый Целитель, который создаст школу?
— Это еще неизвестно. К тому же он есть не у меня, а у этого мира. Что получится в итоге — покажет время. Время, Нэсс, лучший судья, чем мы все, вместе взятые.
— Не понимаю я тебя, вор. Раз ты много знаешь, умеешь и можешь, то почему бы самому все не сделать? Не возродить «искру»? Не спасти мир? Ведь ты на это способен. Я уверен. Что? Есть какие-то правила, чтобы ты этого не касался?
Он взял сумку, стряхнул с нее несуществующую пылинку, на мгновение задумался:
— Правила? Нет никаких правил. Правила и жесткие рамки — не для Хары. Я дал этому миру свободу и не желаю ее отбирать. К тому же, когда ты всесилен, приходится придумывать ограничения. Не для мира. Для себя. Иначе жизнь теряет всякий смысл, если в любое мгновение можно достать луну с небес.
— Но почему мы? Почему я, а, к примеру, не Шен? Ведь он же Целитель! — возмутился я.
— Если ты считаешь себя менее важным в этой картинке, то ошибаешься. Ты — человек, который вспоминает о своей совести… Иногда. А это уже немало. Не все на это способны в наше смутное время. Не говоря уже о том, чтобы любить по-настоящему.
— Как будто я один такой.
Он усмехнулся:
— Возможно. Помнишь, что писал в своем дневнике Кавалар? Он знал о значении любви, но, к сожалению, так и не смог ее испытать. Я строил этот мир на любви, я вложил ее в Хару. Любовь является основной, самой сильной магией. Благодаря ей выжила Лаэн. Ее дух остался с тобой лишь из-за вашей любви. И поэтому она возродилась в этом Доме.
Я подумал над этим. Кивнул:
— Нам с Лаской повезло, что рядом был Шен.
— Вам с Лаской повезло, что малыш оказался добросердечным и понял, что такое любовь, гораздо быстрее Кавалара. Только такой Целитель способен совершить осмысленный перенос духа из тела в тело, а не как это было с Тиф — по нелепой случайности. Впрочем, Тиа ал'Ланкарра сыграла свою роль в этой истории, и с ней я уже расплатился.
— Этот мир придуман…
— Ради чего? — резко оборвал он меня, но я промолчал, и он негромко сказал: — Возможно, весь этот мир был придуман только ради вас двоих. Кто знает?
Он встал с насиженного места, перебросил сумку через плечо, посмотрел на солнце:
— Мне пора. Я приходил попрощаться.
— И что теперь? Хара спасена? — с любопытством поинтересовался я у него.
— Ну по крайней мере, у нее появился какой-никакой, а шанс, — улыбнулся вор. — Одно могу сказать тебе точно — эта история подошла к концу. Но будут и другие. Бывай, Серый, и держись ветра. Он выведет.
Гаррет похлопал меня по плечу и пошел прочь. А я остался сидеть на крыше, щуриться на солнце, смотреть на гавань и голубей, взлетевших в небо.
ГЛАВА 34
Когда в дверь постучали, мастер Ильфа не удивился, хотя нар был уже поздний, за окном стемнело, и лавка давным-давно закрыта. Старый морассец ждал покупателя и поэтому впервые за сорок лет изменил собственным привычкам и не лег спать засветло. Заказчик был странный, да и запросы у него оказались существенные, но он платил серьезные деньги, и на все капризы можно было закрыть глаза.
Деньги делали сварливого мастера Ильфа гораздо более терпимым к окружающим.
Нетерпеливый стук повторился, морассец затушил все свечи, кроме одной, как этого требовал клиент, и раздраженно крикнул:
— Иду! Иду!
Шаркая ногами, он поспешил к двери, вытирая руки о фартук и ворча под нос о торопыгах, которых во время его молодости никогда не было, поднял засов и отступил в сторону, приглашая позднего гостя войти.
— Все готово, — сказал мастер, кашлянув в кулак. — Конечно, были проблемы с материалом. Этот металл и раньше-то встречался крайне редко, а когда сто лет назад последняя шахта в Грогане истощилась, так и вовсе днем с огнем не сыщешь. Пришлось побегать. Старые связи порой начинают приносить свои плоды, когда этого уже и не ждешь.
Заказчик, облаченный в тяжелый черный плащ с глубоким, непроницаемым капюшоном, аккуратно, один за другим, положил на стол шесть крупных, больше перепелиного яйца, урских бриллиантов — вторая часть оплаты за работу морассца.
Даже в свете одинокой свечи голубоватые камни были подобны слезам богов, и внутри них пульсировало живое пламя. Мастер Ильфа степенно кивнул, убрал сокровища в мешочек, мельком взглянул на старое кольцо на пальце клиента — настоящую редкость — и сказал:
— Польщен, что вы платите, даже не оценив моей работы, госпожа.
— Ваша репутация говорит сама за себя.
У нее был прекрасный голос, немного странный, но приятный акцент и очень чистое произношение. Морасский не был ее родным языком, но говорила она на нем практически идеально. Старик подумал, что жаль, он так и не смог рассмотреть лица незнакомки.
— Подождите, пожалуйста, минку. Сейчас я принесу ваш заказ.
Он зажег вторую свечу, прошаркал в соседнюю комнату, достал из кармана ключик на цепочке, отомкнул потайную дверцу в стене и достал шкатулку из белого синского кедра. Принес, поставил перед незнакомкой.
— Вот. Все ваши пожелания были учтены. Мерки оказались идеальными.
Повинуясь едва заметному жесту изящной руки, он откинул крышку, чтобы женщина смогла увидеть лежащую на черном бархате прекрасную белую маску из гроганского серебра.
Капитан Даж, владелец шхуны «Огнерожденный», стоял недалеко от грот-мачты и, облокотившись на планширь[2]щурился, наблюдая, как заканчивается погрузка припасов. Грузчики закатывали на борт последние бочки, матросы вернулись с берега и теперь бурно обсуждали вчерашнюю гулянку, подружек и скорое плавание.
Подошел Рюк, сказал, что все пошлины уплачены, начальник порта подписал разрешение на отплытие. Даж довольно кивнул ухмыльнувшемуся помощнику, сам довольно осклабился, пробормотав про тухлую селедку.
Никто из его команды не думал, что еще когда-нибудь вернется в Альсгару. После того как в последний раз их взяли за перевозкой пыльцы счастья, «честные торговцы» чудом сохранили корабль и свободу. В тот день, когда Рован напал на город, им удалось под шумок вырваться из пылающей гавани. Тогда Даж клялся морскими кракенами и всеми ветрами, что и близко не подойдет к берегам Империи, пока его хорошенько не забудут. Но все сложилось иначе, и после захода в порт Грогана их наняли, чтобы перебрасывать через Устричное море припасы и оружие в осажденный город.
А спустя полгода именно «Огнерожденный» смог проскочить мимо набаторских охотников и отвезти Мать и Ходящих из Совета в Лоска. Так что теперь все прежние прегрешения контрабандистов в Альсгаре были забыты, и они начали жизнь с чистого листа.
Нынешний поход в Золотую Марку обещал стать прибыльным предприятием из-за редких северных товаров, перекупленных за бесценок у какого-то паршивого каботажника. Впрочем, это не помешало прижимистому Дажу не забывать и о других выгодах и взять к себе на борт четырех пассажиров. Лишних соренов, как известно, не бывает.
Сейчас эти четверо стояли на берегу, совсем недалеко от шхуны, и дующий от берега ветер прекрасно доносил до капитана их слова.
С двумя из них старый морской волк уже имел дело. Тот самый светловолосый тип, а вместе с ним и молодой парень, что были на шхуне в день, когда она на всех парусах неслась из подожженного набаторцами города. С тех пор многое изменилось. Паренек, в тот раз все время страдавший от качки, возмужал, и Даж поначалу даже не узнал его. А вот светловолосый остался таким же, как прежде, — хмурым, малоразговорчивым и опасным.
Женщины, путешествующие с ними, были капитану незнакомы. Обе молодые и улыбчивые, они всегда находились рядом со спутниками или же о чем-то тихо беседовали между собой. Куда делась та, что была с Серым в прошлый раз, Даж спрашивать не стал. В чужие дела, особенно дела подобных людей, капитан старался без нужды не лезть.
Новая женщина ничем не напоминала прежнюю. Лишь глаза у нее, как и у той, были цвета глубокого моря — нереально синие.
— Их там очень много! — восторженно сказала русоволосая девушка. — Целая библиотека! Настоящий кладезь знаний! Кавалар нашел для нее отличное место!
Разговор о фолиантах шел уже несколько минок и не представлял для Дажа никакого интереса. Он мало интересовался книгами, если, конечно, они не касались мореплавания и судоходства.
— Жаль, что нельзя увезти их все с собой, — посетовала говорившая.
— Того, что у тебя в мешке, вполне хватит, — успокоила ее синеглазая женщина.
— Вот так, собака!
Троица, провожавшая пассажиров «Огнерожденного», была весьма колоритной. Рыжий варвар, воин с поврежденной рукой и маленькая болтливая зеленая не то белка, не то крыса, не то кошка. Подобных тварей раньше капитан никогда не видел.
— Куда вы теперь? — спросил у них светловолосый.
— Думаем все-таки побывать в Корунне. Тогда ведь не сложилось, лопни твоя жаба. А тут милорд Рандо приглашал к себе в гости.
— Будете у него, не забудьте передать Альге, что мы ее ждем, — попросила девушка, восторгавшаяся книгами.
— Конечно, госпожа, — сказал северянин.
— Ты и соскучиться не успеешь, Рона, — улыбнулась синеглазая. — Она будет с нами уже в начале осени.
Та кивнула и сказала что-то так тихо, что Даж не расслышал.
— А после Корунна? — спросил Серый.
— К Вратам Шести Башен. Теперь нам есть куда вернуться, — ответил воин, и его рыжий приятель согласно кивнул.
— Вот так, собака! — пискнул зверек.
Снова подошел Рюк и отвлек внимание капитана от разговора пассажиров. Даж выслушал доклад, кивнул, отдал последние распоряжения, а когда вновь обратил свое внимание на берег, пассажиры уже попрощались с троицей и поднимались на шхуну.
— Когда отплываем? — спросил Серый.
— Отходим, — поправил его капитан. — Через полнара. Если ветер не переменится.
Мужчина поднял взгляд к небу и потянул носом воздух:
— Не переменится. Сегодня он нам сопутствует.
Я открыл глаза, привыкая к полумраку, царящему на второй палубе. На шхуне была единственная каюта, и капитан уступил ее нам за соответствующую плату, а мы с Лаэн отдали Шену и Роне, расположившись в закутке, возле спуска в трюм.
Моего солнца рядом не было, но, прежде чем встать, я несколько минок пролежал не шевелясь, чувствуя, как «Огнерожденного» качает на волнах, слушая храп матросов и скрип корабельной снасти.
Уже несколько месяцев мне не снилось ничего необычного, и, когда я просыпался, мне частенько казалось, что я все еще сплю, а на самом деле нахожусь где-нибудь в снегах Катугских гор, или в сердце болот, или в Брагун-Зане. Порой было очень тяжело заставить себя поверить в то, что все уже позади.
Двухнедельное плавание в Харог, столицу Золотой Марки, подходило к концу. По словам Дажа, сегодня мы должны прибыть на место. Я встал, нашарил сапоги, обулся, вышел из огороженного натянутой парусиной угла и осторожно направился вдоль палубы к трапу, стараясь не задевать спящих в подвесных койках матросов.
По пути я в который раз думал, что мне не хватает оставшихся в Империи Лука, Га-нора, Юми. Да и Гбабака — тоже. Вот уж не думал, что такое вообще может быть.
Мы попрощались с друзьями в гавани, и никто не знал, встретимся ли когда-нибудь.
Наверху было раннее утро, в небе висела легкая дымка, свежий ветер, сильный и резвый, надувал косые паруса, подгоняя «Огнерожденного». Капитан Даж стоял у штурвала, пара человек из команды исполняли приказы горластого Рюка. Я огляделся и увидел Лаэн на баке. Она сидела в одиночестве, подставив лицо попутному ветру, развевающемуее волосы, и смотрела на покрытое белыми барашками волн море. У нее на коленях лежала одна из книг, взятых в тайной библиотеке Скульптора, скрытой в храме Мелота, где мы когда-то провели ночь.
Увидев меня, Ласка улыбнулась и подняла в приветствии руку. Помахав в ответ, я поспешил к ней. Подошел, обнял, поцеловал, зарылся лицом в душистую гриву волос.
— Почему не спишь? — спросил я ее.
— Томлюсь в ожидании, — отозвалась она. — Хочу увидеть Золотую Марку первой. Мы слишком долго в нее стремились, чтобы я пропустила этот момент.
Я рассмеялся, кивнул на книгу:
— Смогла отнять у Шена игрушку?
— Они с Роной вчера торчали под фонарем допоздна. Целитель говорит, что, кажется, понял, как можно вырастить новые Лепестки Пути. Смотри!.. Смотри!
Она разом забыла о книге, вскочила, подалась вперед. Я взял ее за руку, и мы вместе увидели, как из-за горизонта появляется берег новой земли. Ветер, когда-то пойманный за хвост, все-таки донес всех нас почти до последней черты.
ГЛОССАРИЙ
Алая Палата (Алый Орден) — подчиняется Наместнику. Заклинатели-демонологи, входящие в состав Ордена, борются с прорвавшими реальность мира Хары созданиями Бездны, а также с духами и призраками. В отличие от Ходящих заклинатели не обладают «искрой», и их умение основывается на ритуальной магии, эликсирах, формулах и символических рисунках. Глава Алых — магистр Ордена.
Альсгара— крупнейший город южной части Империи. Основан более тысячи лет назад на скалистом уступе недалеко от Устричного моря. Основной рост и развитие получил при Скульпторе, который отстроил два крупных храма Мелота, три первых кольца крепостных стен, Башню Ходящих, подземные катакомбы для стока вод, дворец Наместника и многое другое.
Бездна— по поверьям мира Хары, именно сюда попадают души грешников. Населена демоническими созданиями, которые порой умудряются прорваться во «внешние миры». Именно Бездна дает «тепло» «искрам» тех, кто обратился к темной стороне Дара.
Блазги— раса, живущая в Великих блазгских болотах на юге Империи. Большая часть блазгов никогда не покидает родину и крайне редко приходит в человеческие города.
Блазги считаются отличными бойцами. Во время Войны Некромантов они встали на сторону Империи и сформировали Болотный полк, ставший одним из самых эффективных и боеспособных подразделений Второй Южной армии.
Имеют отталкивающую внешность, человеческая речь для них очень трудна, поэтому овладевают ею лишь единицы.
Блазги проходят несколько степеней развития. Период младенчества — неразумные лигины, похожие на огромных плотоядных головастиков. Лягушата — период детства. Сийри — период юношества, когда все особи имеют одинаковый (женский) пол. В конце этого жизненного отрезка у половины сийри происходит трансформация в мужские особи. Далее следует период весали — распределение мужских молодых половозрелых особей по кастам: рабочие, строители, охотники, воины, жрецы, руководители, воспитатели, торговцы, вершители и говорящие с Квагуном. Каста воинов носит название Кваг.
Болота Эрлики— расположены за Катугскими горами и занимают обширные территории на востоке северной части Империи. Знамениты тем, что именно в них во время Войны Некромантов, вместе со своей армией, погибла одна из Восьми Проклятых — Гинора.
Брагун-Зан (Мертвый пепел) — каменистые пустоши на севере Империи. Здесь произошло одно из решающих сражений в Войну Некромантов. Номинально входят в состав страны, хотя живущая здесь расанирит считает себя свободным народом. Центром Брагун-Зана является Грох-нер-Тохх (Громкопоющая гора) — спящий вулкан.
Великая Пустыня— огромная территория за Сдисским королевством.
Великий упадок— период времени между смертью Скульптора и Войной Некромантов. Занял около пятисот лет. Именно в эти века Ходящие потеряли множество секретов Искусства и лишились возможности создавать новые плетения.
Война Некромантов— война, разразившаяся после Темного мятежа и захватившая весь юг и часть севера Империи. Армия Проклятых сражалась против армии Империи и Ходящих. К магам-отступникам присоединились Сдис и Набатор. Война длилась пятнадцать лет и полностью обескровила юг страны.
Итогом борьбы стало поражение Шести (одной из причин проигрыша послужила гибель Холеры). Они ушли в Сдис, а затем за Великую Пустыню. Империя, в свою очередь, потеряла территории за Самшитовыми горами, которые отошли Набаторскому королевству.
Воронье Гнездо— мощная крепость, защищающая дорогу на Альсгару с востока.
Врата Шести Башен— неприступная цитадель, перекрывающая единственный проходимый перевал в западной части Самшитовых гор. Это самый удобный путь в Империю с юга. Крепость отстроена Скульптором около тысячи лет назад. Ни разу не была взята штурмом.
Высокородные— раса лесных жителей — эльфов, живущая в лесах Сандона и Улорона. Несколько веков Высокородные воевали с Империей за восточную часть Самшитовых гор и перевалы, ведущие на юго-восток в Необжитые земли. Череда войн закончилась тем, что эльфы были изгнаны вначале из Улорона, затем взяты в кольцо в Сандоне и разгромлены на Гемской дуге. Королю Высокородных — дельбе Васкэ — пришлось подписать мирный договор, хотя некоторая часть Домов этого племени была против союза с Империей.
У Высокородных семь Великих Домов: Дом Земляники (в данный момент Правящий), Дом Росы, Дом Ивы, Дом Тумана, Дом Бабочки, Дом Лотоса и Дом Искры. В каждый Дом входит пятьдесят Высокородных семей.
Эльфы считают стрельбу из лука недостойной мужчины, поэтому этим оружием у них пользуются только женщины (Черные лилии).
Вышестоящие— название колдунов-некромантов Восьмого круга, самых сильных магов Сдиса. Вышестоящие держат в своих руках всю власть над страной, подчиняясь лишь Проклятым.
Гаш-шаку— второй по величине город южной части Империи. Родина Скульптора, построившего здесь оборонительные укрепления. Именно поэтому некоторые называют его городом Кавалара.
Гемская дуга— название местности недалеко от Сандона, где произошло последнее крупное сражение между людьми и Высокородными, закончившееся победой Империи и подписанием мирного договора между двумя расами.
Герка— город в Самшитовых горах. Был оставлен во времена Войны Некромантов. Номинально до сих пор принадлежит Империи, хотя вот уже пять веков является заброшенным.
Гийян— мастер-убийца. Слово произошло от блазгского «гийянджа ггаррат танда» — «убийца, которому платят награду».
Дети Ирбиса (сыны Ирбиса) — название одного из семи кланов северян, живущих в Льдистых землях, на севере Империи. Кроме клана Ирбисов, существуют кланы: Снежных Белок, Медведей, Сов, Куниц, Лосей, Волков.
Избранный— человек, прошедший Круг некромантов — магическую школу Сдиса.
Йе-арре— раса крылатых существ, попавших в земли Империи после того, как часть их племени превратилась в Сжегших душу. Раньше жили за Великой Пустыней.
Йе-арре в течение многих веков живут с людьми бок о бок. Ткани, созданные этим племенем, высоко ценятся во многих странах, и именно благодаря этому товару Сыны Неба преумножают свое богатство.
Книга Призыва— главная книга заклинателей, в которой собраны основные заклятия по борьбе с демонами.
Круги Сдиса— школа некромантов Сдиса. Состоит из восьми кругов. Последний считается высшим. Колдунов, дошедших до него, Проклятые берут в ученики.
Лепестки Пути— созданные Скульптором порталы, способные перемещать людей на немыслимые расстояния за несколько мгновений. Порталы могут активировать только опытные Ходящие. Скульптор до самой смерти не раскрыл секрета создания Лепестков, и больше никто из магов не сумел сотворить новые порталы.
Считается, что во время Темного мятежа Мать Ходящих, Сорита, усыпила центральный портал, а вместе с ним и остальные порталы — и с тех пор они перестали действовать. Все попытки «разбудить» их оказались безуспешны.
Лес Видений— дикие земли на границе Болот Блазгов и Самшитовых гор. Практически не исследованы людьми.
Лесной край— территория от Болот Блазгов до восточных отрогов Самшитовых гор, занимающая большую часть юга Империи.
Лестница Висельника— создана за триста лет до рождения Скульптора магами прошлого. Кавалар изменил и усовершенствовал ее, создав рукотворный перевал через Катугские горы в виде узкой лестницы с огромным количеством ступеней и укреплений. Ведет на север Империи из южных областей.
Морт— порождение магии колдунов Сдиса. Создания не живые, но и не мертвые, собственноручно отрубают себе нос, уши, язык и наносят на лицо уродливые шрамы. О жестокости, живучести и изворотливости мортов ходят легенды. В землях Империи эти существа не появлялись со времен Войны Некромантов.
Морассия— страна, славящаяся на весь мир Хары своими мастерами-оружейниками, а также ювелирами и изобретателями.
Набатор— большое и сильное королевство за Самшитовыми горами. Враждует с Империей за ее юг, который на заре времен принадлежал Набатору.
Нириты— раса, обитающая в Брагун-Зане. Поклоняется горе Грох-нер-Тохх. Довольно лояльно относится к людям, хотя и не признает себя подданными Империи. Ниритами правит королева, которую называют Зан-на-кун (Пепельная дева).
Огоньки— маги, использующие светлый Дар. В отличие от Ходящих неспособны создавать сложные плетения заклинаний и управлять Лепестками Пути. Однако умеют передавать жар «искры» другим магам, тем самым усиливая их.
Окни— большой город, находящийся между Катугскими горами и Перешейками Лины.
Перешейки Лины— две каменистые тропы, проходящие через Болота Шетта. Естественная преграда к Лестнице Висельника и Окни, охраняющая юго-восток Империи.
Повелители— так называют Проклятых колдуны Сдиса.
Приграничный край— территория между Империей и Набатором. Считается землями Набатора, но из-за огромного количества говов, населяющих этот участок Самшитовых гор, не обжита.
Проклятые— восемь Ходящих-мятежников, уцелевших после Темного мятежа. Корь — Митифа Данами (Серая Мышка, Тихоня, Дочь Утра, Стилет Востока, Убийца детей). Лихорадка — Ретар Ней (Альбинос, Старший). Оспа — Аленари рей Валлион (Палач Зеркал, Звезднорожденная, Сестра Сокола). Проказа — Тальки Атруни (Отравляющая Болото, Мать Тьмы, Дарующая жизнь, Мрак Пустыни). Тиф — Тиа ал'Ланкарра (Убийца Сориты, Дочь Ночи, Скачущая на Урагане, Пламя Заката, Клинок Юга). Холера — Гинора Рэйли (Бич Войны, Лисичка, Рыжик, Рыжая). Чахотка — Рован Ней (Владыка Смерча, Сын Вечера, Топор Запада). Чума — Лей-рон (Несущий свет).
Рейнварр— самый большой лес Империи, расположен на северо-востоке, за Катугскими горами, недалеко от болот Эрлики.
Сандон— леса на востоке Империи, у Самшитовых гор, населенные Высокородными.
Сжегшие душу (шей-за'ны) — народ, родственный йе-арре. Живут за Великой Пустыней и являются непревзойденными лучниками. По легендам Сынов Неба, шей-за'ны пошли против своего бога, именуемого у этих народов Танцующим, и были наказаны. У них отобрали души и крылья.
Скульптор— Кавалар, величайший маг в истории Хары.
Сорита— Мать Ходящих, погибшая во время Темного мятежа.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.