read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Оказавшемуся на другом берегу отряду пришлось объезжать горящие, превратившиеся в раскаленную топку городские развалины. Жар от них растекался по всей речной долине, стараясь задушить каждого, кто смел подойти к пожарищу слишком близко.
Цепочка воинов двигалась к лесам, объятым огнем. Альга с ужасом смотрела на ревущую стену пламени, на сгорающие, точно сухая солома, деревья, на черное пепелище, на страшные, обожженные трупы, лежащие вдоль дороги. Она натыкалась на них, куда бы ни посмотрела, и каждый раз внутренне содрогалась от ужаса. Война оказалась еще более мерзким и отвратительным зрелищем, чем предполагала девушка.
На ночевку они остановились, сойдя с основного тракта и проехав по проселочной дороге до деревни. Та была небольшой, всего лишь на десяток домов, окрашенных заходящим солнцем и заревом далеких пожаров в алые и оранжевые цвета. Часть местных, увидев приближающийся вооруженный отряд, не стала искушать судьбу и бросилась к спасительной роще. На них никто не обратил внимания. Оставшиеся, среди которых оказался и староста, стучали зубами, но, поняв, что набаторцам нужен всего лишь ночлег, а не их жизни, воспряли духом.
Альгу, по приказу господина Ка, посадили в сарай с дырявой крышей, большим количеством прошлогоднего сена и заросшими древней паутиной балками над головой. Ходящая настолько устала от дороги, что едва держалась на ногах. Вся ее одежда и волосы провоняли гарью, едким дымом и отвратительной вонью горелого мяса. Девушка беспрерывно кашляла, ей казалось, что ее горло покрыто смоляной копотью и она задыхается.
Колдунья вновь привязала ее за ногу, на этот раз сделав «веревку» достаточно длинной, чтобы можно было ходить по сараю. Альга продолжала кашлять и тереть покрасневшие от дыма глаза. Уже в темноте Грита вернулась, принесла масляный фонарь и повесила его у двери, вне пределов досягаемости для пленницы. Поставила перед девушкой тарелку с вареным горохом и копченой индейкой, глиняный узкогорлый кувшин и небольшую плошку.
Она ушла, оставив свет. Ходящая несколько минок тупо смотрела на еду, потом вновь закашлялась и налила в плошку воды. Отхлебнула, с удивлением поняла, что это березовый сок — чуть сладковатый, прохладный, освежающий. Когда кувшин опустел наполовину, она отметила, что кашель прекратился и проснулся аппетит.
Много позже, когда деревня окончательно уснула, а за балкой робко запиликал одинокий сверчок, Ходящая все еще не могла уснуть. Она выбилась из сил, пытаясь разжечь свою «искру», порвать «веревку», сорвать браслет.
Как и раньше, ничего не получалось.
Рона наказывала Альге быть сильной. И та обещала. Стать такой же, как старшая сестра, — умелой, опытной, ничего не боявшейся. Однако ей не удалось…
— Я неуклюжая дура, — с ожесточением прошептали губы девушки.
Избежать плена и вновь в него угодить! А ведь она самой себе поклялась, что больше не уступит, не даст себя схватить живой.
И что в итоге? Она здесь. В каком-то затянутом паутиной сарае, с мерзкой железкой на запястье, препятствующей ее Дару! И с этим ничего, ровным счетом ничего нельзя поделать!
Быть сильной!!
Наверное, сестра такой и оставалась до конца своих дней. Альга ни на минку не сомневалась в словах Проклятой. Она знала, что потеряла Рону навсегда, но все-таки не могла заставить себя окончательно в это поверить. И росток призрачной надежды, который теплился в ее душе, губила уверенность в том, что Оспане моглаошибаться.
Быть сильной?
Пламя фонаря задрожало и поплыло. По щекам, грязным от копоти, полились предательские слезы. Альга плакала навзрыд, ее душили рыдания, и пленница уткнулась лицом в сено, стараясь сдержать их.
Смерть сестры сильно подкосила ее. Ходящая начала терять веру в себя, в удачу и в то, что у всех, кто живет в этой стране, есть хотя бы какие-то шансы на будущее. Рона ушла, и Альга осталась совсем одна в мире. Страшное одиночество и отчаяние давили ей на плечи, вытягивали душу. В эти минки девушке показалось, что бы она ни пыталась делать — все безнадежно, и сопротивляться не имеет никакого смысла. Ее судьба уже предрешена, и она обязана смириться с тем, что должно произойти.
Много позже, чуть успокоившись, Альга села в углу, обхватила руками колени и мрачно уставилась в одну, только ей видимую, точку. Ее лицо распухло от слез, длинные темные ресницы слиплись. Красивые, уже зажившие от удара господина Ка губы продолжали дрожать.
— Я буду сильной… — прошептала Ходящая и повторила громко, с ожесточением: — Я буду сильной! Слышите?! Вы!
Она сделает это ради сестры. Не сдастся. И если нет Дара, то вопьется зубами в холеную шею Гриты. Убьет ее так же, как Хирама. Она не будет овцой, которую ведут на заклание. Будет сражаться до последнего!
Ее природное упрямство обернулось глубочайшей яростью, и, чтобы выместить ее, девушка швырнула пустую тарелку в стену. Во все стороны разлетелись глиняные осколки, но гнев это не погасило.
Альга бросилась к выходу, вспомнив о невидимой веревке, лишь когда та грубо рванула ее за ногу. Вернулась назад, внимательно изучила балку, за которую была привязана, поняла, что до нее, как и до фонаря, не дотянуться, и начала метаться по сараю. Она сама не знала, что ищет. Роясь в сене возле стены, спугнула мышь, наткнулась на ржавую подкову и за завалом из ящиков обнаружила старые инструменты — рассохшийся деревянный молоток, шило без ручки, россыпь погнутых гвоздей и видавший виды топор.
Схватив шило, она кинулась поближе к фонарю, села и снова попыталась сломать защелку браслета. Умом девушка понимала, что это невозможно, но сдаваться не собиралась. Скорпионий хвост оказался крепок, на сегментах не оставалось даже царапин. Отбросив бесполезный инструмент, Альга вернулась за топором. Взвесив его в руке, она задумчиво нахмурилась.
Решение созрело за одну минку. Она даже не успела испугаться своих мыслей. Лихорадочно повела взглядом, пытаясь найти что-нибудь жесткое, и решила, что для задуманного сойдет и разваленный ящик. Раньше Альга никогда бы не подумала, что отважится на такое, но теперь, когда ее загнали в угол, а до встречи с Аленари остались считанные дни, выбирать не приходилось.
Был всего лишь один способ избавиться от ненавистного браслета, не дающего ее «искре» разгореться, и Ходящая собиралась воспользоваться им немедленно. Пока не передумала или не испугалась.
Положив правую руку на доску, стараясь не закрывать глаза, она подняла тяжеленный топор, но не успела его опустить. Браслет раскалился добела, и Альга, вскрикнув от боли, отлетела на несколько шагов назад.
Из глаз вновь ручьями потекли слезы. Ходящая с ужасом посмотрела на свою руку, ожидая увидеть страшный ожог и обугленную плоть, но кожа оказалась чистой. Ни одного красного пятнышка. Ни одного волдыря. А скорпионий хвост вновь был таким же, как обычно, — черным и холодным на ощупь.
Девушка увидела, что топор лежит в пяти ярдах от нее. Она не потеряла желания совершить задуманное и упрямо шагнула к нему опять, но тут же взвыла от боли в руке.
Альгу вновь отбросило назад. Не сильно, но вполне достаточно для того, чтобы расстояние между ней и опасным предметом увеличилось. Зарычав, она поползла к своей цели… и на несколько мгновений потеряла сознание.
В глазах плыли темные круги, невесть когда прокушенные губы болели, но девушка вновь предприняла попытку добраться до топора. И вновь лишилась чувств. На этот раз надолго.
Солнечный луч, теплый и ласковый, падал ей на лицо, словно благословение Мелота. Зашуршало сено под чьими-то ногами, и веки девушки дрогнули. Она, открыв глаза, приподнялась, опираясь на локти.
— Ты все так же неугомонна, — поприветствовала ее Грита, ставя на землю таз с водой и поднимая топор. — Неужели надеялась, что господин Ка не подумал о подобном варианте? Браслет прекрасно читает твои мысли и знает, что ты хочешь сделать. Скорпион не позволит этому случиться. Игла!
В дверях появился наемник. Колдунья бросила ему топор и недовольно сказала:
— Кажется, я просила проверить сарай, прежде чем она сюда попадет? Совсем обленился, придурок!
Тот попытался оправдаться, но Грита лишь раздраженным жестом приказала ему выйти.
— Ты очень храбрая девочка, Ходящая, — между тем продолжила женщина, разглядев в сене обломок шила и спрятав его в поясную сумку. — Не всякий мужчина решится отрубить себе руку. Умойся. Ты выглядишь жалко. Сейчас я принесу тебе новую одежду. Эти обноски способны напугать даже мортов.
Колдунья ушла, и Альга сделала то, что ей приказали. Сполоснув лицо едва теплой водой, она взглянула на свое отражение, затем на руку, которую еще недавно хотела отрубить, и ее окатило холодным ужасом. Вчера она едва не совершила непоправимое. Сейчас от одной мысли о том, что могло случиться, ей становилось плохо. Где был ее разум?
Вернулась Грита, принесла чистую одежду — простое, домотканое светло-коричневое платье и белый передник.
— Переоденься. Живее.
Она осталась, и Альге пришлось менять одежду под равнодушным взором черноволосой колдуньи. Платье оказалось немного узким в груди, но с этим ничего нельзя было поделать, и Ходящая решила не обращать внимания. Фартук она проигнорировала, оставив лежать на сене. Туфельки пришлись впору.
Ей вновь связали руки, и опять началось бесконечное путешествие. По дороге все так же шла растянувшаяся на десяток лиг армия, и отряду все время приходилось обгонять пеших воинов. На пути им еще несколько раз встречались сожженные деревни и городки. Дважды Альге доводилось проезжать через поля сражений, но они были гораздо меньше, чем то, на берегу реки.
Здесь были пленные, помогавшие набаторцам, назначенным в похоронные бригады, рыть ямы и грузить мертвецов на обозы. Глядя на это, у Ходящей сжималось сердце. Ей становилось страшно — впереди, перед Корунном, находятся куда более крупные города, и их участи нельзя позавидовать.
К вечеру они достигли границ провинции, а на следующий день Альга вновь увидела, что небо на севере черным-черно. Девушка подумала: впереди их опять ждут пожары. Но ошиблась — медленно и неотвратимо надвигалась гроза.
В лагере Аленари отряд оказался за несколько минок до начала дождя. Основная часть армии южан расположилась восточнее, и здесь, в старой дворянской усадьбе, окруженной цветущим вишневым садом, было удивительно тихо. Несущие стражу морты пропустили господина Ка и его спутников без всяких вопросов.
У крыльца поместья стояли гвардейцы в легких латах. Один из них, заметив скачущих по широкой аллее всадников, метнулся в дом и вышел в сопровождении женщины, облаченной в белое.
— Господин Ка, мы ждали вас, — сказала она.
— Здравствуйте, госпожа Батуль, — уважительно поприветствовал ее колдун, покидая седло. — Звезднорожденная сможет меня принять?
— Немедленно? К сожалению, нет. У нее совет командиров. Мне приказано позаботиться о том, чтобы вы ни в чем не знали нужды. Это та Ходящая? — Пронзительный взгляд бледных глаз остановился на Альге. — В ней чувствуется норов. Она укрощена?
— Нет. Я не стал ничего делать до тех пор, пока Звезднорожденная не отдаст своих распоряжений.
— Понимаю. Я и Кадир сожалеем о гибели господина Дави. Идемте. Я покажу ваши комнаты.
— Дайте мне слугу. Одна из Круга не должна выполнять его работу.
— Оставьте вежливость. Мне это ничего не стоит. Грита, тебя ведь так зовут? Отведи Ходящую. Гвардейцы покажут, где она может подождать.
Один из воинов поманил женщин за собой и провел по коридору в светлую комнату с большим шкафом и астрономической картой на стене. Грита снова привязала Альгу и оставила ее в одиночестве.
Все попытки бежать оказались бесполезны, и теперь девушке оставалось лишь ждать.
Она пыталась скрыть волнение и страх, но сердце колотилось точно бешеное, а спина была мокрой от пота. Горло мгновенно пересохло, очень хотелось пить, но никто не озаботился оставить ей воды.
За окном ударила молния, следом страшно громыхнул гром. Вишневый сад зашумел, по воздуху полетели белые лепестки, а затем хлынул ливень. Вода лилась по стеклам, гремела по жестяным подоконникам и крыше. В одно мгновение стена ливня скрыла от Альги весь мир за окном.
Молнии били каждую минку. Ходящая сидела на неудобном жестком стуле, вслушивалась в непогоду и с напряжением ждала скорой развязки. Но прошло два нара, а за ней так никто и не пришел. Пленница томилась в неведении, с каждой минкой все больше и больше страшась своего будущего. Здесь, в логове Оспы, она чувствовала себя как никогдабеззащитной. И только теперь смогла оценить всю глубину своей зависимости от «искры». Без нее она стала слабой. Превратилась в пустышку, которая не представляет никакой угрозы. В маленькую девчонку, неспособную противостоять тем, кто оказался сильнее. Ученица Галир ни на миг не сомневалась, что шансов пережить этот день у нее немного.
Она бесполезна для них. Ничего не знает о Целителе и ровным счетом ни для чего не нужна. Аленари от нее никакого толку. К тому же, если истории не врут — Проклятая ненавидит женщин.
Гроза ушла на запад, дождь стал редким и мелким, а затем и вовсе прекратился. Лишь задержавшиеся на крыше отдельные капли продолжали падать. В разрыве облаков показался и тут же исчез лазоревый краешек неба. Еще через несколько минок выглянуло солнце, и над вишневым садом, намокшим и свежим, появилась бледная радуга. Альга с удивлением рассматривала ее, словно видела впервые. Забыв о страхе и отчаянии, она наслаждалась этим хрупким чудом, таким же недолговечным, как ее будущее.
Морасский механизм на стене гулко отбил пять вечера, и почти сразу же заскрежетал дверной замок. Появившаяся Грита сняла веревку с ноги пленницы и поманила за собой.
В соседней комнате их ждал некромант. Его одежда пахла мускусом.
— Мне пойти с вами, господин Кадир? — шелковым, подобострастным голосом спросила Грита.
— Нет. Займись своими делами. За мной, Ходящая.
Альга не нашла в себе сил противиться. Весь мир в одно мгновение стал вязким и тусклым, а звуки глухими. Словно тучка опустилась на ее голову, забрав у тела волю. Как будто ею управлял кто-то другой. Она послушно семенила за Белым, видя перед собой его широкую спину, и, сохраняя полную ясность сознания, с горечью думала, что похожа на безропотную овцу, которую ведут на заклание.
Он привел ее в зал, где возле дверей из золотистого ясеня стоял почетный караул гвардейцев. Несколько раз стукнул костяшками пальцев о дверную ручку, приоткрыл, заглянул внутрь и провел девушку за собой.
К ней вновь вернулись контроль над телом, полноценное зрение и слух.
— Нет! И еще раз нет! — Голос говорившей был приятным, но властным. — Их надо взять в кольцо! Если они прорвутся — у Восточной армии могут возникнуть неприятности,и она выйдет к Корунну позже нас! Пошлите туда всех шей-за'нов! И снимите тысячу «Единорогов» с правого фланга. Пусть прорывают оборону. Мы не должны терять темпа!
Ходящая повернулась на голос и увидела Проклятую. Та, опершись обеими руками о стол, говорила с набаторцем. Оспа оказалась удивительно высокой и прекрасно сложенной женщиной с великолепными серебристыми волосами. Одежда ее была дорогой и изысканной. Платиновая цепь с темно-синими сапфирами идеально подчеркивала длинную шеюи опускалась к вырезу платья, заканчиваясь медальоном в виде расправившего крылья сокола.
Пока Альга во все глаза смотрела на отступницу, отрекшуюся от Башни и так похожую на обычного человека, Кадир вышел. Следом за ним поспешил получивший указания военный.
— Иногда мне кажется, что мужчины ничего не смыслят в войне! — раздраженно сказала Проклятая, падая на стул.
— Так и есть, о Звезднорожденная, — произнесла Батуль, удобно расположившаяся в кресле у окна.
— Пришли какие-нибудь сведения от госпожи Митифы?
— Брагун-Зан далеко. Гонец будет не раньше чем через несколько дней.
— Как твое имя?
Ходящая, встретившись взглядом с прорезями маски Проклятой, вздрогнула. Сухие, жестокие пальцы страха на мгновение сжали ее горло, но она все-таки смогла произнести:
— Альга.
— Я много о тебе слышала, Альга. Ты очень интересная… личность. Подумать только — убить одного из моих Верных. Не все могут гордиться таким достижением. Обычно бывает наоборот.
Она задумчиво покачала головой, словно все еще не веря в то, что нечто подобное могло произойти. Девушке оставалось лишь молча ждать.
— А как ты разворотила стену, сдерживающую твою «искру»… Господину Ка пришлось воспользоваться этим, — последовал кивок на темный браслет, — чтобы быть уверенным, что ты больше не совершишь чудес. Даже Батуль неспособна сделать подобное… Кто стал твоей учительницей после завершения ступеней?
— Госпожа Галир.
— Старшая наставница? Она была одаренной женщиной. Но я не знала, что она научилась рвать «узы». Ты ведь из неблагородной семьи? А вместе с тем у твоей сестры тоже была «искра». Почти уникальный случай… — Проклятая задумчиво взяла со стола лист бумаги, посмотрела его на свет и отложила в сторону. — Раньше такое встречалось лишь в благородных семействах. Да и то изредка.
— Старая кровь, о Звезднорожденная? — заинтересовалась Батуль.
— Возможно. На что ты так смотришь, девочка?
Альга сглотнула и тихо сказала:
— На вашу маску. Она… она очень красива.
Раздался тихий смех. Проклятая встала из-за стола, подошла к пленнице, изящным пальцем приподняла подбородок девушки и заставила смотреть прямо на себя. Только вблизи Ходящая смогла рассмотреть в темных провалах глаза Аленари — непередаваемого ярко-голубого цвета. Они были прекрасны.
— У тебя очень интересное лицо, Альга. Ты знала об этом? Ну-ну. Не бойся. Это ложь, что я убиваю всех красивых женщин. — Она отпустила ее и отошла. — Иначе мне приходилось бы делать это слишком часто. Сколько тебе лет?
— Восемнадцать.
— Совсем еще ребенок… — Оспа вновь села. — В тебе есть воля, Альга. Мне это нравится. Я наслышана от господина Ка, сколько хлопот ты ему принесла, и мне захотелось с тобой познакомиться. Редко можно встретить столь отчаянно сражающихся женщин. Несколько побегов, убийство наемников и носителей «искр». Смерть Верного, наконец. Немногие способны на столь отчаянные шаги.
— Зачем я здесь? Для чего?
— Что ты знаешь о Целителе?
— Ничего. Я с ним никогда не разговаривала.
— А твоя сестра?
— Они вместе учились.
— Она что-нибудь для него значила?
Этот вопрос удивил Альгу.
— Не знаю.
— Я не обязана тебе ничего объяснять, Ходящая. Но проявлю добрую волю и отвечу, почему ты оказалась здесь, а не умерла, как хотел этого господин Ка. Не знаю, что связывало твою сестру и того мальчика, но, возможно, есть вот такой шанс, — она свела пальцы, оставив между ними минимальный зазор, — что в память о той девушке он задумается о жизни другой. Конкретно — о твоей жизни. И когда я его найду, а я найду, можешь быть уверена, станет немного сговорчивее.
— А если не станет?
— Я в отличие от тебя это переживу.
Проклятая звонко хлопнула в ладоши, и появился Кадир.
— Да, о Звезднорожденная?
— Проведи ее к нашей гостье. Им будет о чем поговорить.
Белый взял Альгу за плечо, подтолкнул к выходу, но та обернулась к Оспе:
— Могу я спросить?! Моя сестра… Вы уверены, что она мертва?!
— Иначе я не вижу причин, почему господин Ка не смог найти ее.
На девушку вновь опустилось облако, забирающее волю, и она послушно, точно на поводке, пошла за некромантом. Тот провел ее в дальнее крыло здания, неухоженное, полутемное, и, открыв дверь с тяжелым засовом и решетчатым окошком, втолкнул в комнату.
Дверь захлопнулась. Громыхнул замок. Ходящая тихо, с отчаянием выругалась и начала осматривать свою темницу.
Комнатка оказалась совсем небольшой. Здесь было лишь несколько ведер в углу и два матраса с ворохом тряпок. Пол застилала солома. Первым делом Альга попробовала прутья на прочность и, убедившись, что своими силами отсюда не выбраться, с тяжелым вздохом села на ближайшую лежанку, но тут же вскочила, едва не вскрикнув.
Груда тряпья зашевелилась, из нее показалась рука, и с матраса приподнялась изможденная девушка. У нее были спутанные черные волосы, осунувшееся бледное лицо и больные красные глаза. Узница затравленно посмотрела на Ходящую и вдруг изумленно прошептала:
— Альга?
Та вздрогнула, приблизилась на шаг, непонимающе нахмурилась, не узнавая, и, внезапно охнув, бросилась вперед:
— Мита?! О Мелот! Глазам своим не верю! Откуда ты здесь?
Она засыпала подругу вопросами, но та лишь качала головой и тихо бормотала:
— И тебя. И тебя теперь тоже убьют… Также, как Дага…
Мита зарыдала.
ГЛАВА 23
Гряда, тянувшаяся вдоль западного горизонта целую неделю, наконец-то закончилась, растворилась среди равнин, словно кусок твердого сахара, попавший в горячую воду. Теперь вокруг меня простирались бесконечные поля, то и дело сменявшиеся лиственными рощами. Я каждый день наслаждался окружающей местностью, в чем не было ничего удивительного — после унылого каменного Брагун-Зана любая яркая краска, любая травинка приводили меня в полный восторг.
Глядя на зазеленевшие леса, подросшую траву, распустившиеся луговые цветы, проснувшихся шмелей и отражающую солнце воду, я наслаждался как никогда. Погода была удивительно теплой, если не сказать жаркой. Одуряющий холод Мертвого пепла, казалось, вгрызшийся в мои кости, ушел без следа. Ветер пах свежестью, черемухой и сладким разнотравьем полей. Никакой одуряющей подземной вони, никакого пепла, никакого едкого дыма.
Птичья разноголосица начиналась с самого раннего утра и не затихала до той поры, пока ночь не переваливала за середину. Мой конь, также как и я по горло сытый Брагун-Заном, отъедался на глазах.
Стояли последние весенние дни, и вот-вот должно было начаться бесконечно длинное лето. Я находился в дороге долго, путешествуя по дикому краю, зажатому с одной стороны Западным трактом и Артагой — рекой, начинавшейся от Катугских гор и впадающей в Великие озера, а с другой стороны — Центральным трактом, на котором сейчас кипели бесконечные сражения. По последним сведениям, что я слышал еще в Мертвом пепле, именно по нему продвигается к Корунну Аленари.
Глушь, где пробирался я, не привлекла набаторцев. Здесь не было ни крупных городов, ни важных для страны дорог. Редкие деревни, глухие и маленькие, не могли заинтересовать южан. Все их мысли были там, на севере, возле столицы. И они разумно полагали, что если раздавить голову, то тело навсегда прекратит сопротивление.
Я двигался споро, не задерживаясь, останавливаясь лишь на ночевки и чтобы дать отдохнуть коню. Дорога, по которой спешила Митифа, здесь была одна. Старая, узкая, заросшая кустарником по обочинам, то и дело превращающаяся в тропу и все больше и больше забиравшая к востоку. К Центральному тракту.
Я был уверен, что Проклятая прошла именно здесь и движется в том же направлении, что и я, стремясь как можно быстрее оказаться рядом с армией Оспы.
С каждым днем я все ближе подступал к областям, где шла война, и, оказавшись на тракте, идущем параллельно Центральному, но не таком оживленном, ожидал увидеть самоехудшее. Но меня встретили лишь притихшие деревни да слухи. Множество слухов. Самое сложное было отсортировать правду от лжи. Последней, как всегда, оказалось невообразимое количество.
Однако чем дальше я продвигался, тем больше появлялось признаков войны. Ее вечные спутники — трупы — начали попадаться мне все чаще. В придорожных канавах, в оврагах, в лесах, по берегам рек, на деревьях и при въезде в деревни. На кладбищах виднелись свежие могилы. Над оврагами, куда мертвецов сбрасывали десятками, не желая тратить время на их похороны, вилось воронье.
В деревнях я частенько натыкался на висельников. Там были как местные, так и солдаты, попавшие в плен. Никто из жителей не рискнул снимать мертвых, и они достались птицам, насекомым, солнцу и времени. Это не шло на пользу ни покойникам, ни тем, кто жил рядом, ни окружающей местности. Но люди словно свыклись со страшным присутствием, старались его не замечать и не спешили предавать погибших земле. У крестьян были куда более важные заботы — побеспокоиться о полях и не дать семьям умереть с голоду.
Вполне злободневно, если учитывать, что прокатившиеся по краю армии сожрали все подчистую. Соответственно, цены на продукты превысили всякие разумные пределы. Если бы не Шен, отдавший мне свой кошелек, пришлось бы затянуть пояс. А на то, чтобы нормально накормить коня, мне приходилось тратить раз в пять больше, чем на себя. Овес был на вес золота.
Многие поселки оказались преданы огню, и люди в тех, которые уцелели, радовались, что беда обошла их стороной.
На набаторцев я наткнулся лишь единожды, и то, вовремя услышав стук копыт, свернул в лес. Отряд из пяти человек, вздымая пыль, пролетел по дороге и сгинул без следа.
Думаю, на основном тракте сейчас было гораздо оживленнее. Набаторских обозов там должно идти видимо-невидимо. Несколько десятков тысяч человек надо кормить, а это требует усилий и хороших поставок из-за Катугских гор. Набаторское Его Величество должно крупно раскошеливаться, чтобы содержать свою армию сытой, одетой и обутой.
Где-то в глубине моей души день ото дня крепла странная уверенность — встретиться с Корью следует несмотря ни на что. И я спешил. Но она все время опережала меня, иногда на день, иногда на целых три, двигаясь, словно заговоренная. Проклятая будто летела по воздуху, оставляя мне незавидную роль догоняющего.
Я много раз терял ее след, но каждый раз выходил на него снова. Я искал, выспрашивал, едва ли не нюхал воздух, словно голодный зверь. Питался всевозможными слухами, не гнушался расспрашивать редких путников, встречающихся по дороге, выведывать у немногословных и с опаской поглядывающих на меня местных. И поэтому знал, что все еще плотно сижу на хвосте у беглянки.
Мое упорство было вознаграждено сторицей. То здесь, то там, я натыкался на упоминание об одинокой путнице с короткими черными волосами. Немногословной, резкой и холодной, что останавливалась на ночь то здесь, то там, а затем мчалась дальше, словно за ней гнались все демоны Бездны.
За два дня до праздника, посвященного Мелоту, я въехал в большую деревню, на этот раз даже не посмотрев в сторону виселицы. Несколько домов на окраине были сожжены, но в остальном поселок оказался целым и невредимым. Никто из жителей не обратил на меня внимания (точнее, сделал вид, что не обратил). Я поймал взгляд одного из мальчишек, что околачивались возле здоровенной лужи, где возилась чудом избежавшая зубов набаторцев свинка. Поманил его пальцем. Тот неохотно подошел.
— Охотники среди местных есть?
— А вам зачем, дядя? — спросил он, смешно наморщив лоб.
— Стрел хочу купить.
Мальчишка покосился на мой колчан:
— Не нужны вам охотники, дяденька. Я вам сам стрелы продам.
— Откуда у тебя?
— Нашел, — неопределенно пожал он плечами. — Может, вам еще чего надо? Есть меч хороший. Кавалерийский. И секира… немного ржавая, правда.
— Только стрелы. Шесть медяков за десяток. Пятнадцать за двадцать. Если они будут хорошими.
— Идет. — Он важно протянул мне руку.
Мне пришлось свеситься с седла, чтобы пожать ее.
— Я принесу в таверну, — сообщил он и побежал так, что засверкали грязные пятки.
Деревенский кабак был как раз напротив того места, где мы разговаривали. Моего коня повел в стойло парень с хитрым выражением лица и бегающими глазками. На животное он смотрел так, что я положил руку ему на плечо и тихо сказал:
— Что-нибудь случится со скотиной — найду и убью.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.