read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Он был прав. Если Дочь Ночи захочет сделать гадость — она ее сделает, и никто не сможет остановить Проклятую.
— Чему ты улыбаешься? — спросил я у Шена.
— Так. О ерунде подумал. Помнишь, ты когда-то говорил, что сражаешься лишь за себя и за Лаэн? Что смерть ради других — это больше не твой бой. Что изменилось?
Я пожал плечами:
— Вы погибли, и мне было больше нечего терять.
— А теперь?
— А теперь я здесь точно так же, как и вы. И собираюсь опустошить колчан, когда начнется заваруха. Эй! — Я даже встал от неожиданности. — Это то, что я думаю?!
Шен посмотрел в указанном направлении и без всякого интереса протянул:
— А… Да. Нирита. Слушай, нам надо возвращаться. Завтра будет тяжелый день, а совет еще мало чего решил. Боюсь, он продлится всю ночь.
— Удачи, — пожелал я, все еще следя за ниритой.
— Если у тебя есть возможность, пожалуйста, надень на Тиф поводок. Она рвалась увидеть военачальников.
Я не стал говорить ему, что проще надеть поводок на раненую и озверевшую львицу, чем на Проклятую. Он это и сам прекрасно знал.
ГЛАВА 15
Весь следующий день я ходил под впечатлением от увиденного. Нириты поразили меня до глубины души, ничего подобного я раньше не встречал даже в заповедных уголках Сандона.
Мне сложно описать этих существ. Наверное, потому, что их тяжело сравнить с кем-нибудь еще. Они действительно были детьми этой гневной, непокорной земли, на первый взгляд казавшейся мертвой и забытой даже богами.
Дочери Пепельной девы, как выяснилось, выше меня на две головы. Ужасно худые, с непропорционально длинными руками и ногами. Они не носили одежды, у них не было лиц, более всего эти создания походили на густой черный дым, ограниченный невидимой глазу оболочкой, который все время находился в движении и напоминал грозовые тучи.
В этой иссиня-черной тьме то и дело сверкали знакомые мне багровые искорки. Те же самые искры, но гораздо более крупные, служили ниритам глазами. Они опоясывали их головы двумя рядами, так что скрыться или избежать взгляда существ становилось совершенно невозможно. Однажды я почувствовал его на себе и не скажу, что это было слишком приятно. Мне показалось, на меня смотрит сама древность. Такая, которой и названия-то нет в нашем языке.
Когда нириты замирали, то сразу же становились неуклюжими, неестественными, неправдоподобными. Но стоило кому-нибудь из них сделать шаг, поднять руку, повернуть голову, и дух захватывало от грации и плавности их движений. Они словно перетекали из одного состояния в другое, передвигаясь с изяществом змеи, стелясь над землей, словно туман.
Мне повезло увидеть то, что солдаты назвали «взрывом». Одна из нирит перемещалась по гребню ближайшего к нашему лагерю красноватого холма. Я, как и все, заворожено следил за ее движениями… и вдруг она словно взорвалась изнутри. Дым разлетелся в разные стороны, что-то промелькнуло у меня перед глазами со скоростью молнии. На противоположной части долины, у склона Мертвеца, воздух сгустился и вновь собрался в дымчатую деву. За две уны она преодолела колоссальное расстояние.
— Даже думать не буду, каковы они в бою, — сдвинув шлем набекрень, почесал затылок Трехглазый. — Их, наверное, и убить-то нельзя. Как, скажи на милость, можно уничтожить бесплотный дым?
— Не знаю и не хочу знать, — ответил я ему. — Но рад, что они на нашей стороне.
Через час прискакал гонец и сообщил, что нас присоединили к Шерскому пехотному полку, стоящему на левой границе центральной линии обороны. Мы собрали вещи и спустились вниз по склону. Туда, где находилось чуть меньше восьми сотен наших новых разношерстных братьев-однополчан.
— Ты — Серый? Командир этого отряда? — спросил у меня беловолосый, похожий на краба старик.
— Временный.
— Теперь постоянный. Мне сказали, ты хороший стрелок и уже воевал. Бери наших лучников. Помощник есть?
— Да.
— Хорошо. У нас девяносто стрелков. Обозы со стрелами за твоей спиной. Через несколько наров подвезут еще. Проверь, чтобы тебя не надули и часть стрел не забрал себе Сорок восьмой. Вон они, справа от нас. Иначе, когда придет Проклятая, будете лупить по ней собственными головами. Левша! Введи сотника в курс дела! Все. Возникнут вопросы — найди меня. Я — Олот. Командир этих удальцов. Ты подчиняешься непосредственно мне. Возникнут вопросы — найди меня.
— Вопросы уже есть. Наш отряд под началом милорда Рандо.
— У-у! — Старикан вытянул губы трубочкой. — Он уже получил «Стальных задниц» Марша. Будет командовать линейными на первой линии. Эй! Ильга! Какого ляду ты тащишь сюда эту дрянь?! А ну проваливай в Бездну!
Забыв обо мне, хромая на правую ногу, седой Олот поспешил дать перца одному из своих подчиненных.
Я занялся насущными делами — знакомился со стрелками, изучал линию обороны, расставлял с ребятами броские для нас метки, чтобы было удобнее стрелять и проще отдавать приказы во время сражения.
Едва все было закончено, с неба посыпался пепел. Когда первая небольшая крупинка упала мне на щеку, я подумал, что это снег. Но крупинки превратились в тяжелые хлопья, видимость ухудшилась, словно поднялся туман. Эта странная метель продолжалась два нара, засыпав все вокруг и превратив алую землю в серую пустыню.
Выброс принес с собой многократно усиленную вонь. Дышать стало тяжело, в глазах появилась неприятная резь. Затем ветер изменился, и все закончилось столь же неожиданно, как и началось.
— Если подобные шутки Громкопоющей продолжатся, не нужна будет никакая Корь, — сказала Тиф, замотав нижнюю половину лица шарфом. — Вы все сдохнете и без ее помощи.
— Ты, разумеется, избежишь этой счастливой участи? — ядовито поинтересовался я.
— Само собой. Я, можно сказать, только начинаю жить. На самом деле все серьезно. Нестабильные вулканы под задницей — плохие союзники.
— Это лучшее место, чтобы устроить сражение. Ты же знаешь, — я отряхнул куртку от пепла, — западнее — непроходимые леса. К тому же здесь нириты. Пепельная дева…
— Зан-на-кун всегда была сумасшедшей! — презрительно фыркнула Убийца Сориты. — Я не перестаю удивляться, почему в Войну Некромантов она так долго соблюдала нейтралитет.
— Говори потише, — посоветовал я ей.
— Чушь! — отмахнулась она. — Нас никто не услышит. Не считай меня за дуру. Я об этом позаботилась. Согласна, нириты — хорошее подспорье в битве, но не против десятков тысяч людей. Их просто задавят числом.
— Не так-то просто убить дым, — возразил я.
— Поверь. — Проклятая многообещающе улыбнулась. — Такая всезнайка, как Серая Мышка, найдет способ развеять дым по ветру.
Я хмыкнул.
— Не веришь?
— Отчего же? Вы — персоны с опытом. Просто я не могу представить, какая сила сможет уничтожить нирит.
— Разумеется, темная, — рассмеялась она. — Вода уничтожает дым.
— Это глупость.
— Не скажи. Скульптор, вот уж не знаю, из любопытства или по злому умыслу, изучал, как можно убить нириту. Он создал плетение. Довольно сложное, я бы отметила. В результате получается водяной клинок, который разит подданных Пепельной девы ничуть не хуже, чем твой «Гаситель Дара» поразил Тальки.
— Ты тоже способна на такой фокус?
— Представь себе, — улыбнулась она. — Я бы тебе даже показала эту штуку, но, боюсь, она всполошит весь муравейник.
Проклятая ткнула пальцем назад, на Грох-нер-Тохх.
— Меня разорвут в клочки, прежде чем я успею объяснить, что это всего лишь безвредная демонстрация. Нириты прекрасно помнят, как Холера накромсала их сестер на маленькие безобидные тучки.
Она многозначительно посмотрела на меня, явно ожидая какой-то реакции, но я, к ее вящему разочарованию, остался равнодушен.
— Не знал, что у Гиноры были трения с этим племенем.
— Ну после Оставленных болот она повздорила с Пепельной девой. Считается, что это мы превратили цветущий край в эту унылую каменную пустыню.
— А это не так?
— Так. Отчасти. — Тиф улыбнулась. — На севере Брагун-Зана росли сады. Во время войны они были уничтожены. А долины возле Громкопоющей всегда были такими, как сейчас. Тебе нравятся нириты?
— Не уверен. Скорее здесь можно употребить слово «интересуют». Кстати, я не смог разобраться, кто из них мужчина, а кто женщина.
Убийца Сориты хохотнула:
— Ну здрасте, приехали! Иногда мне кажется, ты с луны свалился, Серый! Неужели жена тебе ничего о них не рассказывала? Мне кажется, Гинора должна была передать ей подробнейшую информацию об этой враждебной Проклятым расе.
— Я не спрашивал, — огрызнулся я. — И что здесь вообще смешного?
— Да будет тебе известно, мой друг, — напыщенным тоном известила она, — Все нириты — самки.
— А как же они…
— Никак. Звезда Хары! — Она возвела глаза к затянутому облаками небу. — Я говорю с неучем! Внимай, пока я жива! Нириты — первая раса на этой земле. Во всяком случае,их хроники дают нам возможность так считать. Эти старые клячи старше Раскола и Западного материка. Они пришли в наш мир, когда он еще не был закончен. По их преданиям, Хара тогда была бледной копией того, что мы имеем счастье лицезреть сейчас. Тенью, если тебе так проще. И единственное, что существовало на ней, — вот эта вонючая штука. Громкопоющая гора. Из первородного пламени, багровых искр и дыма родилась Пепельная дева. Первая из рода нирит.
Я слушал, не перебивая.
— Она стала матерью-прародительницей всех остальных дымчатых тварей. Как это произошло, уж извини — не ведаю. Но Грох-нер-Тохх сыграла в этом не последнюю роль. Я никогда не слышала, чтобы нириты гордились тем, что они — изначальная раса. Дымные девочки даже не обиделись, когда ушлые йе-арре стали твердить на всех углах, что этоони — первые и самые любимые дети Творца. Но чем нириты гордятся, так это тем, что помогали создателю ковать из искр и теней нашу с тобой Хару. Если им верить, тогда перед нами те, кто видел того чудака, который придумал весь этот ужас.
— Ты веришь в такие истории?
— Никогда не думала об этом серьезно, если честно. Какая, собственно говоря, теперь разница?! Жили, видели, помогали. Руки у них кривые были, вот что я тебе скажу, раз построили так, что магия оказалась расколота на две половины. Это все равно как вырвать у человека позвоночник или сердце. Поди выбери, что важнее. Мы до сих пор расплачиваемся за эту ошибку.
Она заметила мою ехидную ухмылочку.
— Оставь свой сарказм при себе, Серый! Я по твоей заросшей роже могу сказать, о чем ты подумал. Поверь, мы — кого вы так любите величать Проклятыми — меньшее зло. Если ты думаешь, будто до нас все было хорошо, то ошибаешься. Мало известно о том, что было до Упадка, но и тех слухов вполне достаточно, чтобы понять — все зло, сотворенное нами, не более чем мышь по сравнению с горой. В былые времена за год гибли миллионы.
— Это вас нисколько не оправдывает.
Убийца Сориты вздохнула:
— Вернемся к ниритам. Их немного. Сколько точно — я не знаю, но с каждой погибшей дочерей Пепельной девы становится все меньше. Род не восполняется. Рано или поздноони все-таки передохнут. Бессмертие не может быть длиннее вечности. У них, кстати говоря, существует легенда, что ветвь дочерей багровых искр вновь начнет плодоносить, когда Грох-нер-Тохх пробудится и извергнет из себя пламя. Но эта старая вонючка лишь плюется пеплом. И это продолжается с зари времен. Толку от нее, как от Рована во время договоров о перемирии. Скорее уж Молчун проснется, чем Громкопоющая подарит им надежду.
Я неодобрительно посмотрел на облака. Мне показалось, что вот-вот вновь начнет сыпаться пепел. Спустя минку так и случилось. Проклятая ругнулась и тут же закрыла рот и нос шарфом.
— Ненавижу это место!
— Ты ничего не любишь. — Я тоже спрятал лицо под тряпкой.
Она дернулась, словно ее ударили, и нехотя сказала:
— Раньше — любила. Теперь… некого и не за что.
— Неожиданная откровенность, — серьезно заметил я. Она промолчала, а затем, завершая беседу о ниритах, глухо произнесла:
— Они поклоняются Грох-нер-Тохху как своей богине. Считают ее разумным существом. Они родились из нее, в нее и уходят, когда погибают. Ты ведь видел вершины.
— Похожие на женские лица? Да.
— Легенды нирит гласят, что Создатель ковал этот мир из тени. И ее лик навсегда отпечатался в камне.
— Но там три лица. Они совершенно разные. Кто тогда две другие?
— Не знаю. Про это я никогда не читала.
— А у нирит есть магия?
Пепел перестал падать, и дышать сразу же стало легче.
— В смысле умеют ли они плести? Нет. Плетения подвластны только людям и в какой-то степени Высокородным. Но у дочерей Пепельной девы есть то, что можно назвать магией. Правда, с большой натяжкой. Я никогда ее не видела, но, говорят, она весьма неплоха. Хотя и не ровня темной и светлой «искрам». Здесь Митифе опасаться нечего.
Она порылась в сумке, выудила оттуда сморщенное желтое яблоко, без труда разломила его на две половинки и одну, к моему огромному изумлению, протянула мне.
— Отравленное, что ли? — пошутил я, но угощение принял и даже сказал «спасибо».
— Когда я была совсем маленькой, в Радужной долине, в саду, за Колодцами доблести, росли именно такие яблоки. Я их очень любила. Тогда. Еще в той жизни… Что? У нашего рыцаря повышение?
Ее манера прыгать от темы к теме со стремительностью блохи меня частенько раздражала.
— Тебя это заедает?
— Не говори ерунды! — отмахнулась она. — Я просто беспокоюсь за его шкуру. Он до сих пор еще желанная добыча для моих товарок.
— Думаешь, они не отыскали кого-нибудь другого с серебристыми волосами?
— Возможно, отыскали. Но поостеречься стоит. Я верю, что, пока Колос стоит, им не взять Корунн. И мне это выгодно.
— Чем?
— Пока у них есть цель, про меня не вспоминают. Но в случае победы та же Аленари начнет искать и меня, и Шена. Если уже не ищет. Лепестки Пути стоят всей этой огромнойстраны.
Внезапно она вздрогнула и вскочила:
— Идем! Живо!
Ничего не говоря, Тиф бросилась вниз. Я крикнул Трехглазому, что он остается за главного, и, недоумевая, поспешил за Проклятой.
— Что, забери тебя Бездна, происходит?! — спросил я, нагнав ее.
— Я расставила метки на дороге, — сказала она на ходу. — Они чувствуют «искры». Одна только что сработала. Минку назад разрушена другая. К нам кто-то приближается!
— Кто?! Некроманты?!
— Хуже! Гораздо хуже! Ходящая.
Она без спросу схватила под уздцы чужих лошадей. Какой-то солдат возмутился, но узнал «Огонька» и больше не смел возражать нашему самоуправству.
Оказавшись в седлах, мы направились к ущелью, где высились обсидиановые колонны.
— И что ты намерена делать?
Проклятая мрачно посмотрела на меня, и я прочел ответ в ее глазах.
— Думаешь, я позволю тебе убить ее?!
— Полагаешь, будто сможешь меня остановить? — холодно поинтересовалась она. — Если считаешь, что да, то подумай, она представляет для Шена и Роны серьезную угрозу. Пока выпускница Башни рядом, никто из нас троих не рискнет пользоваться магией. Она почувствует «искру».
— Эта женщина спасет сотни солдат во время боя.
— Вот ведь нашелся защитничек! — презрительно скривилась Тиа. — Эта женщина может убить Шена или Рону. Как предателей и отступников. Этого я ей не позволю!
Прежде чем я успел возразить, она добила меня последним аргументом:
— И подумай вот о чем. Сколько жизней могут спасти три человека, которые не понаслышке знакомы с магией противника? С кем ты хочешь быть рядом, Нэсс, когда все начнется? С той, что в любой момент прихлопнет мальчика из-за того, что он осквернен тем, чего она не понимает, или со мной, способной противостоять Митифе и знающей всю ее подноготную?!
— Не понимаю, для чего тогда я тебе нужен.
— И вправду не нужен, — согласилась она. — Проваливай назад. От тебя здесь никакого проку. Только будешь мучиться совестью и меня доводить. Я надеялась, что у гийянов совесть отсутствует.
Я буркнул в ответ что-то нечленораздельное и остался.
Не знаю, что заставило меня так поступить. Наверное, я просто не чувствовал себя вправе повернуть назад.
Ущелье оставалось пустым. Солдаты уже давно собрались возле Грох-нер-Тохха.
С каждой минкой, что мы удалялись от Громкопоющей, мои нервы напрягались все больше. Я скакал сразу за Тиф и в какой-то момент начал подозревать ее во лжи. Возможно, никакой Ходящей здесь вовсе нет, и Проклятая просто заманивает меня в безлюдное место, чтобы убить. Рука сама собой упала на «Гаситель Дара», и я почувствовал, как Лаэн пошевелилась во «сне», ощутив мою тревогу.
На этот раз в ущелье дул ветер, и когда в третий раз за день начал сыпаться пепел, вокруг нас началась настоящая буря. Пришлось закутаться шарфом, спешиться и обмотать тряпкой лошадиную морду. То же самое сделала Дочь Ночи.
Мелкие серые крупинки, какая-то дрянная смесь песка и вулканического стекла, тяжелые и непередаваемо отвратительные, попали мне за воротник, враз до крови расцарапав кожу. На мое счастье, ни одна не угодила в глаза.
— Главное, чтобы не пошел дождь. — Тиф вскочила в седло. — Тогда эта дрянь превратится в камень.
— Разве это плохо?
— На песок у меня грандиозные планы в ближайшем будущем.
Я не стал спрашивать, о чем она талдычит. Пепел перестал падать.
— Не снимай с рожи повязку, — тут же сказала мне Проклятая. — Ни к чему, чтобы запомнили наши лица.
— А будет кому запоминать? — тихо спросил я.
Она не успела ответить. Из-за поворота появились всадники на уставших, покрытых пеплом конях. Незнакомцев было шестеро. Прежде чем я хоть что-то сумел понять, на нихс грохотом наступила огромная невидимая нога, в воздух взметнулась туча пепла, а моя лошадь чуть не сошла с ума от страха. Кобыла Проклятой, наоборот, кажется, впалав ступор, а Тиф швырнула в поднявшуюся пелену лиловым призрачным черепом. Он взорвался где-то внутри серого облака, осветив стены каньона и нас.
— Ты! — гаркнула мне Тиа. — За мной!
Но лезть вперед сломя голову я не спешил. Пепел тяжело оседал на землю, и я увидел на дороге глубокую вмятину, а в ней раздавленных в лепешку лошадей с людьми. От них остались раздробленные, странно-алые, словно покрытые блестящим лаком кости без всякого намека на плоть. Зрелище отчего-то показалось настолько омерзительным, что меня едва не стошнило, хотя за жизнь мне приходилось видеть и похлеще.
Воистину, Проклятым нет места на этой земле, раз они способны за пару ун проделать такое.
Ходящая, к моему удивлению, оказалась жива. Немолодая женщина сидела, прижавшись спиной к крупному камню. Одна нога у нее была вывернута под совершенно неестественным углом. Выставив обе руки вперед и скрестив их, она смотрела на Тиа. В ее темных глазах горела ненависть и отчаяние.
Казалось, обе противницы пытаются воткнуть друг в друга невидимый мне нож. То, что они боролись, не вызывало никаких сомнений. Вокруг их тел расползалось призрачное сияние. Я шагнул вперед, чтобы прекратить эту дикость. Даже с Ходящей можно попытаться договориться.
— Как ты объяснишь ее смерть? — мрачно спросил я, подыскивая адекватный аргумент, чтобы остановить убийство.
— Некромант вполне мог зайти столь далеко, чтобы напасть на нее.
— Довольно! — На меня накатило, и я встал между ними. — Вам придется вместе сражаться, клянусь Бездной! А потом можете убивать друг друга сколько угодно! Я не собираюсь участвовать во всем этом!
Тиф рыкнула, меня отбросило в сторону, и поединок продолжился. Прежде чем мне удалось встать на ноги, все было кончено. Посланница Башни оказалась мертва.
— Ты гадина! — с ненавистью просипел я.
Она сплюнула:
— Я спасала не только себя, но и твоих друзей. Что бы ты там ни думал. Проклятье!
Мы одновременно увидели, как по склону ближайшего холма забирается выживший солдат. Прежде чем Убийца Сориты коснулась Дара, человек скрылся за гребнем.
— Разберись с ним, придурок! — взвыла она.
— Да пошла ты! — Весь мир был красным от моей ярости.
— Если парень сбежит, мы пропали! Я пока замету следы!
Чтобы оказаться наверху, мне потребовалось больше двух минок. Я бросился за беглецом, наложив стрелу на тетиву. Дорога была одна, справа и слева возвышались вертикальные стены. Деваться ему было некуда, оставалось нестись только вперед.
Каньон оказался узким и достаточно коротким. Через несколько минок я смог его нагнать, так как путь закончился. Впереди был тупик, и воин, поняв, что сбежать не удастся, ждал меня с обнаженным мечом, но, увидев лук, скис. Здесь ему было меня не переиграть.
Он, как и я, тяжело дышал. Уставший, серый от пепла, худой и курносый. В его глазах стыла обреченность.
Я не стал подходить близко. Достал из колчана еще одну стрелу и бросил ее к его ногам. Он непонимающе посмотрел на нее, затем на меня.
— Мы оба попали в грызню Ходящих, — солгал я ему. — Все, что ты видел, — внутренние разборки Башни, а она не любит об этом распространяться. Не повезло тебе. Не повезло мне. Ты мне совершенно не нужен. Я не хочу делать то, что приказал Огонек.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.