read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Чем у Лариски, – подсказал ехидный Скоффин под смешки остальных.
Николай смутился лишь на миг, но, истинный запорожец, тотчас же принес личное в жертву и продолжил развивать мысль:
– Да, чем в нашем привычном и поднадоевшем мире. Мы должны предложить ему нечто большее, чем простую стрелялку, бродилку, качалку лэвелов… И, страшно подумать, мы вроде бы это сможем сделать…
– Почему страшно?
– Не знаю, – ответил Николай со вздохом. – Я ж местами интеллигент, всегда чего-то боюсь, кого-то подозреваю этими местами… Просто как вспомню, что из простой баймы не вытащить подсевших на нее…
– Не бери в голову, – сказал Скоффин авторитетно, – я ж говорил, что меня точно так же не могли вытащить из книжек. И ничо, не сбрендил.
Николай смолчал, но я видел в его глазах несогласие. Баймы – не книги, говорил его взгляд. В книге виртуальный мир разворачивается перед тобой, но ты не участвуешь внем. А в байме можешь вмешаться, спасти тонущего или убить топителя, дать денег сиротке, защитить женщину… Две большие разницы, даже три, как говорят теперь. А люди не все сильные. Среди умных и чутких как раз больше слабых и очень поддающихся. И поддающих.
Глава 5
Начинаем подбирать людей на вспомогательные, так мы их назвали, хотя на самом деле это и есть основная, хоть и рутинная работа. Каждый разрабатывает свою часть, в планы нашей фирмы не посвящаем, но ребята понимают насчет коммерческой тайны, за работу держатся, лишних вопросов не задают, в чужие ящики не заглядывают.
Для них сняли соседнюю комнату у постепенно разоряющихся соседей, увы, успех сопутствует не всем, не всем. Хорошее предостережение всем нам.
Открыл дверь, в офисе, помимо наших, двое парней с баночками пива сидят на краю стола Ворпеда, ржут, что-то рассказывают весело и с шуточками. Я прислушался от двери, один, блестя живыми глазами, хохотал и ликующе рассказывал, как едва не завалил зачет, но вывернулся и сдал. А потом шел на экзамен, не зная ответ ни на один вопрос. И что уже заканчивает медицинский, а на лекции ходил разве что на первом курсе, да и то в первые месяцы.
Слушают его с интересом. Второй тут же перебил и начал рассказывать с жаром, как он тоже ничего не учил, но на экзамене ухитрился сдать на «отлично» с помощью вот такой хитроумной уловки…
Ко мне бочком приблизился Аллодис, кивнул в их сторону:
– Ну как?
– Ловкие, – ответил я со вздохом, – умеют…
– Да я о другом, – сказал он. – Посмотри, с каким восторгом слушают наши! Ведь одобряют же. Одобряют, вот что самое непонятное и… страшноватое. В героях у нас те, кто убегает с лекций, кто вот так сдает экзамены. И невдомек придуркам, что завтра вон тот станет врачом. К нему же и пойдут на прием! Будет им делать операции, даже не зная, где этот аппендикс и как он выглядит… квартиру им спроектирует и построит вон тот второй, который тоже больше по ночным клубам, чем по лекциям…
– Что за люди? – спросил я.
Аллодис понизил голос:
– Работы невпроворот, мы закончили разрабатывать все основы, теперь пошла детализация. Вот для нее и набираем! Оба очень хороши в компьютерной графике. Непонятно, на фига один пошел в медвуз, а второй – в строительный. Престижно было!
– Скоф рулит?
– Да.
– Ладно, он зануда, ничего не упустит.
Когда ребята, получив задание и подписав договор, ушли, Аллодис сказал с недоброй улыбкой:
– К счастью для нас, большинство игр и байм делается как раз такими. В смысле, нормальными людьми! Которые больше по дискотекам, чем за рабочим столом. Потому мы, будучи придурками, имеем все шансы обойти нормальных. Вот только не растерять бы эти шансы по дороге… А то она где скользкая, где в рытвинах, где в ухабах. А евреи так и вовсе стараются завести в тупик.
Николай подошел, довольно икнул, погладил брюхо.
– Евреи в доле, так что заинтересованы в успехе. Это исламист Кулиев разве что…
– А он не в доле?
– Так шахидам в раю по семьдесят две гурии достанется, что ему наша доля?
– Хохла тоже не сбрасывайте со счетов, – сказал Аллодис деловито. – Украина ему может доплатить больше, чем он получил бы у нас.
Я толкнул его в бок.
– Ты что? Главный хохол у нас Николай!
– Он запорожец, – уточнил Аллодис. – А это вроде уже и не хохол, а дохохол. Скиф или киммериец.
Ворпед отвечает и за женский дизайн, то есть за все, что относится к женским персам. У него все стены обвешаны скриншотами из уже вышедших игр, а также анонсированных, то и дело восклицает с досадой, что и эту идею у него украли прямо из головы, неделю назад придумал, а эти гады уже месяц как над нею работают, но все же собственных наработок росла сперва стопка, потом горка.
Особенно тщательно он прорабатывал серьги, брошки, кольца и ожерелья-амулеты. В играх предыдущего поколения отображалась только смена одежды, сапог, нарукавников и головного убора, а замену колец можно было заметить только по изменению характеристик силы, ловкости, защиты. Сейчас же мы рассчитываем, что восьмиядерный процессор потянет, а видеокарта GeForce 9950 отобразит без задержек всю красоту ограненных камней и хитрую вязь золотой оплетки. Зуммирование у нас будет от вида через разрывы облаков, это когда игрок летит на драконе, и вот оттуда, «прищурившись», он может заглянуть в низкий вырез платья грудастой дамы. Конечно, при таком увеличении можно будет рассмотреть кольца и серьги во всех подробностях.
Сперва он планировал привлечь специалиста по драгоценностям, даже вел переговоры с двумя, но те заломили цены за свои услуги выше крыши, а во-вторых, консультировать обязывались от случая к случаю, а не когда надо фирме. В конце концов Ворпед плюнул на профи, насобирал хороших снимков всех наиболее красивых перстней, колец и драгоценностей, принадлежащих королям и королевам, кое-что подправил в фотошопе, но в большинстве случаев и так пошло, и выставил на обозрение длиннющий ряд сверкающих украшений.
– Характеристики навешивайте сами, – сказал он сварливо. – Это уже черная работа, а я не подмастерье.
– А что ты? – спросил Секира ехидно, окидывая взглядом его приземистую фигуру с широкими плечами и длинными руками.
– Я гном-мастер, – ответил Ворпед гордо. – Мастер-золотокузнец!.. У меня и фамилия настоящая – Голдсмит, если перевести на забугорный.
Секира посмотрел с недоумением:
– Вообще-то я думал, что Золотарев – это от другой профессии… Ну, другой-другой, не спрашивай, я деликатный… Ладно, замнем. Ты прав, надо по возрастающей: от простых камешков к самым драгоценным, но в сверхвысшей лиге надо поместить не как драгоценные, а ценные тем, что принадлежали кому-то из великих: камешек из посоха Моисея, камешек из башни Камелота, камешек из клозета Иисуса Христа…
– У него не было клозета.
– Да, а что было?
Скоффин вмешался:
– А ну покажи еще раз, как это смотрится…
Ворпед вывел на экран женскую голову, а потом менял ей серьги, настолько красивые, что даже я, человек к этой херне равнодушный, как здоровый и психически нормальный мужчина, ощутил, что это поднимает нашу байму на порядок выше остальных. А Ворпед начал примерять ожерелья, амулеты, брошки – преобразились даже женские лица, не говоря уже вообще… ну, вообще.
– Брошей, – сказал он гордо, – как я помню, вообще нет в других играх. Мы – первые!
– Тогда надо поработать над ними.
– Прав, везде кольца, серьги и ожерелья.
Николай сказал мечтательно:
– Броши?.. Тогда уже и пирсинг… Чтобы танец живота…
– Скажи еще – стразы, – возразил Скоффин. – Мы создаем суровый и прекрасный рыцарский мир, а ты какой-то пирсинг! Его делали папуасы да дикари из Южной Индии. Нет, у нас будут только благородные украшения!
Ворпед развел руками.
– Беру свои слова взад. Взамен предлагаю ввести ордена, медали и значки.
– Какие, спортивные?
– Мое дело подать идею, – ответил Ворпед невозмутимо, – а разрабатывать ее черному люду.
Скоффин засопел, привык сам уедать, а что его уели – как-то непривычно даже, но по его взгляду я видел, что идея насчет орденов, медалей и даже значков – хорошо. Надо только придумать, как и во что ее оформить. А это неплохо бы перепоручить еще кому-нибудь, рангом помельче.
Когда Ворпед счел, что эскизы персонажей подготовил, гордо представил на суд общественности и, главное, шефа. До того как остальные начали высказываться, я сказал как можно тверже, чтобы заранее отсечь возражения:
– Ворпед, ты проделал громадную работу, кто бы спорил, и ты… талантлив. Сам убью того, кто будет спорить с этим очевидным фактом на лице. Все движения, которые ты разработал для чаров, превосходны!.. Но, прости, сами эскизы никуда не годятся. Извини, но полета фантазии у тебя как раз и не хватило. Нет, все красиво и стильно, однако…Извини, я неточно выразился. Не полета фантазии, а отваги, нахальства, дерзости.
Все молчали, Ворпед спросил несчастным голосом:
– А что не так?
– Помнишь, чем был вызван успех Линейки? В первую очередь бесподобными персами. А женщины всех рас настолько совершенны, красивы и эротичны, что очень часто мужчины играли женщинами…
Секира прервал весело:
– Три четверти женских персонажей в игре – мужчины! Это проверено.
– Вот видите? Хотя и мужчины в Линейке все хороши: с хорошо прорисованной мускулатурой, с красивыми благородными лицами, прекрасной осанкой, достойной анимацией…Это всех так ошеломило, что вон даже монолитный Близзард дал трещину: в последнем аддоне «The Burning Crusade» там расы созданы под явным влиянием Линейки!
Секира тут же вставил:
– Это, точно, шеф, говорю, как главный подхалим. Я поиграл малость, чтобы, аки лазутчик, подсмотреть у конкурента… смотрю, а они сами слизали этих персов у Линейки!
– Не слизали, – уточнил Скоффин, – а создали, так сказать, под сильным влиянием.
Я развел руками.
– Спасибо за понимание. Вы забываете, что местность и монстры меняются, но со своим персонажем вы будете постоянно! И если там будет хоть одна черточка, что раздражает вас, то в конце концов это выльется в желание оставить игру.
Ворпед возразил:
– Это ты перегнул… В игре главное – геймплей. Интересность. Увлекательность!
Я покачал головой:
– Уже нет. То время прошло, когда мы гоняли шарик по лабиринтам. Вот тогда, кроме геймплея, ничего и не было. А теперь персонаж должен быть не просто… четким, как фотография, но и, главное, красивым. Шарик погоняешь десять минут и всю игру проходишь. А в онлайновые играем годами. Да никто год не будет играть уродом!
Аллодис, которому явно не хотелось вступать в неприятный спор, да и на Ворпеда жалко смотреть, сказал, морщась оттого, что приходится говорить неприятные вещи:
– Не только фигуры и морды. Даже одежда… Казалось бы, на покрой должны обращать внимание разве что женщины, да и то прибитые. Которые не играть пришли, а повыначиваться… Так нет же, я вот, играя эльфом, надел блю Вульф хэви, посмотрел на это уродство и… снял. Несмотря на прекрасные боевые характеристики доспеха. Лучше уж в плохоньком аваддоне, зато в нем смотришься таким гордым красавцем! А вот, помню, попробовал играть в Сагу о Ризоне, там прекрасный мир, хорошо проработано дерево умений и крафта, все здорово, но… фигуры несколько… недоработанные. Мир доведен до совершенства. А персонажи – нет. Разработчики не врубились, что каждый из нас именно себя считает целым миром! Потому в первую очередь человек должен быть красив и вообще… понятно, потом уже мир.
Николай почесал в затылке, сказал задумчиво:
– Гм, теперь понимаю, почему я попробовал играть в ДоД, но быстро бросил… а вот в Линейку, хоть и допотопная, если сравнивать с ДоД или ГВ, играл долго… Там и мир такой красивый, почти как на Украине. И мобы, будто прямо из рады выбежали…
Ворпед вздохнул и с трагическим видом опустился за свой стол. Самый мягкий и чувствительный из команды, даже самый деликатный, он почти никогда не спорил и постоянно прислушивался к мнению других, но сейчас я видел на его лице упрямое выражение.
Я вернулся к своему генеральскому месту, Ворпед согнулся перед дисплеем, что-то быстро менял, убирал, перетасовывал. Наконец Николай не вытерпел, поднялся вроде для того, чтобы размять кости, очутился за спиной Ворпеда. Через минуту к Николаю присоединился Кулиев.
Я слышал, как Николай подбодрил ворчливо:
– Давай-давай, так их! Сиськи побольше-побольше! Чтоб как на Украине. Красота должна спасти мир от засилья интеллекта.
Кулиев сказал так осторожно, словно шел с шестом в руках по туго натянутой проволоке:
– Только наши компы не потянут, помните?
– Рассчитываем на некст-ген, – напомнил Ворпед, не поворачивая головы. – Интель обещал к Рождеству выпустить уже восьмиядерные.
От своего стола бросил реплику Скоффин:
– А может, рассчитывать на еще более следующее поколение? Там вообще обещано что-то невероятное..
– А что? – спросил Николай.
– Да промелькнул где-то анонс, что фирма «Интел» после выпуска чипов Pentium I, Pentium II, Pentium III и Pentium IV решила выпустить чипы «Pentium возвращается» и «Pentium жив».
– А-а-а, – протянул Кулиев, – ну тогда мы точно сделаем в баймах искусственный интеллект! Разумеется, если у некоторых в нашей фирме появится естественный.
Ворпед проворчал с подозрением в голосе:
– Ты на кого намекиваешь?.. И что ты вообще знаешь об интеллекте, если о нем пока еще никто ничего не знает?
Кулиев дипломатично промолчал, зато Скоффин, как же утерпеть, когда есть возможность вдарить, с довольным видом погладил себе по голове и сказал веско:
– Интеллект – это то, что иногда встречается и у других. Но тебе этого не понять, ты рисуй, рисуй. Людям искусства интеллект даже вреден. У вас вдохновение впереди планеты всей!
Глава 6
К обеду те же девчонки из кафе напротив принесли в алюминиевых судках еду на весь коллектив. На этот раз, осмелев, они доставили, на свой страх и риск, наваристый борщ, которого мы не заказывали. Николай пришел в восторг, сказал, что пахнет ридной ненькой Украиной, ребята тоже жадно двигали носами, принюхиваясь.
Девчонки довольно хихикали, Скоффин спросил с подозрением:
– Вы что же, закрываете кафе на это время?
– Мы еще одну взяли, – объяснил старшая. – Расширяемся!
– Благодаря вам, – добавила вторая.
Когда они ушли, Аллодис придвинул к себе тарелку и сказал с грустным вздохом:
– А все-таки жаль, что в нашем мужском коллективе ни одной юбки!
– Слава богу, – проворчал Скоффин желчно, – что мы в России. Были бы в Европе, пришлось обязательно держать пару женщин и платить не меньше, чем нам, иначе нас затаскали бы по судам за антифеминизм.
– Гм, – сказал Аллодис, – ну это смотря каких подобрали бы…
– Да они все сперва овечками прикидываются! – сказал Скоффин злобно. – И вообще мы парой крашеных дур не отделались бы. А негра забыли? Тоже обязательно. А так какмы страна многоконфессиональная… мать, язык сломишь, даже для русского языка многовато, надо его в немецкий… да, так вот из-за этой… этой… ну, словом, мусульманина обязательно, а то припишут антиисламские настроения, а мы мирных террористов должны поддерживать, чтобы отделить их от немирных шахидов…
– Буддиста, – добавил Николай солидно. – А что? Их уже полно. Вон по Тверской в желтых халатах, будто сбежали из палаты номер пять…
Скоффин сказал раздраженно:
– Надеюсь, евреев среди нас хватает?
– Надейся, – ответил Николай загадочно и начал очень внимательно измерять взглядом лицевые углы его черепа, присматриваться к носу, нет ли следов пластической операции, вроде бы в этом году быть евреем снова невыгодно, а эти гады быстро меняются и маскируются. – Но все равно мы их вычислим!..
– Ну хоть антисемитизм не припишут, – вздохнул Кулиев. – В России это самое страшное обвинение. Хуже только, если патриотом обзовут. А женщин не надо, не надо… Она же всех затаскает по судам за харрасмент! Это я вам как недоучившийся юрист говорю.
– А если харассмента не будет?
– А ты докажи!
– Я? А разве не она должна доказывать?
– Ну знаешь, такие вещи даже доказывать смешно. Как будто добровольно и перед всем залом признаться в импотенции! Лучше уж в харассменте…
Я подсчитал на планшетке, прикинул и спросил:
– Кто-нибудь помнит, что через две недели исполняется год, как мы затеяли это дело?.. По всем прикидкам в сроки укладываемся, первый тест сумеем начать именно тридцатого мая. Всем выспаться, завершить домашние дела, разделаться со всеми неприятностями. Учтите, с того момента, как хоть кто-то из посторонних получит доступ в нашу игру… половина наших тайн будет раскрыта. А в этом мире дальше не зевай: успевай продукт выбросить на рынок побыстрее. Иначе сопрут и продадут, как свою разработку.
Аллодис сказал оскорбленно:
– Движок не так легко спереть!
– Я не о движке. Как только увидят наши находки, тут же постараются ввести их у себя. А когда коллектив большой, а денег у них много, то могут и опередить.
Кулиев сказал с нервным смешком:
– Какие домашние? Я уже месяц как ночую в офисе.
– Единственная моя неприятность, – буркнул Скоффин, – это наша байма. Но с нею разделаться не так просто…
Только Ворпед сказал очень серьезно:
– Босс, мы все учли. Потому и тянули с открытым тестированием. Понятно, что как только завершим тестирование…
Я прервал:
– Сроки?
– Постараемся уложиться как можно быстрее.
Николай вставил:
– А если даже выпустим продукт чуть сыроватым, то можем сделать как в Дарк энд Лайте: первые три месяца бесплатно, пока будем убирать баги, глюки и поправлять геодаты. Но все-таки игра уже выпущена, народ заходит, пробует и… остается!
Ворпед сплюнул, перекрестился, сложил два кукиша и потыкал во все стороны, громко шепча:
– Только бы получилось, только бы получилось!
Я заглянул через плечо Ворпеда. Эльфийка, как и положено, светлокожая, с длинными волосами цвета свежевыпавшего снега, изумительными глазами, ресницы длинные и загнутые, взгляд прямой и строгий. Фигура – само совершенство, с поправкой на женское изящество, то есть что-то среднее между угловатыми и худыми манекенщицами и сексуальными формами темных эльфиек. Собственно, все светлые эльфы – это как бы застывшие в вечной юности парни и девушки.
Николай тоже подошел, всмотрелся, вздохнул горестно.
– А все-таки жаль, что отказались от темных эльфиек… Какие у них формы! Какие сиськи, какие задницы… А какие позы принимают…
– Ты о чем? – спросил Ворпед с подозрением.
– Это ты о чем, – огрызнулся Николай. – У тебя, как у поручика, одно на уме. Когда просто стоят – залюбуешься! А когда бегут, идут, танцуют? Каждое движение – изысканная эротика!
– Порнуха, – буркнул Ворпед.
– Эротика, – возразил Николай. – Каждое движение исполнено изысканного эротизма. Ну и что, что темного? Секс – весь темный.
Подошел Скоффин, поинтересовался вкрадчиво:
– Это что же, светлые эльфы сексом и не занимаются вовсе?
Николай фыркнул.
– Они занимаются не сексом, а любовью. Это что-то очень серьезное и скучное, как любовь к Родине или произведениям Третьяковки.
– Тебе откуда знать, бабник? Ты ни Родину не любишь, ни в Третьяковке не был.
Николай вздыбился.
– Сперва свой палец вымой!.. Стану я в москальскую Третьяковку ходить, смотреть на своих угнетателей? А ты сам, кацап, там был хоть раз?
– Был, – ответил Ворпед не моргнув глазом.
– Да знаю, когда ты был. И я тогда в музеи ходил! В третьем классе водили на обязательные экскурсии. А мы все спрашивали, где тут мороженое продают.
Я прервал их пикировку, что ушла далеко в сторону:
– Ворпед, а что, эльфийки все будут такими?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.