read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Онан, говорю, – пояснил Скоффин сварливо, – а не Мастурб! Откуда в Библии Мастурб?
– Да откуда и Онан, – резонно ответил Николай. – Все они извращенцы!
– Мастурбировать – не извращение, – возразил Ворпед. Подумал и добавил: – Как и заниматься сексом с виртами.
– Думаете, – спросил с надеждой Николай, – вирты что-то безобидное, вроде мастурбации?
Ворпед помедлил и сказал уклончиво:
– Думаю, да.
Кирич поморщился:
– Вы хотите сказать, что вирты не слишком большая угроза?
– Конечно, – ответил Ворпед браво голосом Николая. – Все-таки реальные женщины, сложные и непредсказуемые… это реальные! Победа над ними всегда выше. Шеф, разве не так?
– Думайте так, – согласился я мирно. – Да, это как в старом анекдоте, когда в публичном доме один говорит раздевающейся проститутке: нет, такая у меня и дома есть, ты оденься и сопротивляйся! Да, мужчину должна привлекать победа. Особенно над женщиной.
Кирич отхлебывал апельсиновый сок, нахмуренный и неубежденный. Он наверняка чувствует то, что происходит в реальности, а не в декларациях. Да, как же, женщины ценны как раз своей непредсказуемостью, плаксивостью, скандальностью, непониманием простейших ситуаций, об этом столько анекдотов и шуточек, все мы свысока говорим о женском непостоянстве… но вот мне, типичному представителю мужского племени, если честно, ну никак не требуется победа над женщиной. Хватит, я уже наборолся с ними, до сих пор шрамы на сердце. Я как раз предпочитаю, чтобы у меня с женщиной все было без борьбы. Насчет предсказуемости Ворпед ошибается: очень легко ему вписать простенькую программку, что несет элемент непредсказуемости в поведение любого НПСа, позволить беспричинно капризничать, оправдывая высокое назначение женщины портить мужчинам настроение…
Кстати, думаю, и женщины предпочтут красавцев эльфов или даже зеленокожих орков среднестатистическим мужчинам, что уже к тридцати обзаводятся пивным брюшком и валиками жира на боках, свободное время проводят перед жвачником, наблюдая за футболом или хоккеем, для которых трех бутылок водки мало, а одной бабы – много.
И что будет? Мир рухнет? Думаю, что у человечества запас прочности таков, что цивилизации не только ничто не угрожает, но она и не заметит такого пустячка. Гораздо большим событием была, к примеру, эмансипация. Рухнули все традиционные узы, связи и оковы. И что? Да ничего не произошло.
Одно время возле ворот нашего коттеджного поселка дежурили бригады телеоператоров, стараясь хотя бы издали заснять Азалинду. Слухи о ней распространялись самые невероятные. Наш офис также осаждали работники СМИ всех рангов, приезжали телеведущие крупнейших телекомпаний мира.
Но всего через месяц мы добавили аддон, в котором упростилась поддержка НПСов, а расходы на их воплощение вне Реального Мира стали намного меньше. Еще через месяц впродажу поступили новейшие видеокарты с поддержкой поверхностного натяжения некст-ген, это позволило создавать НПСов вне игрового мира уже не только миллионерам.
В первые недели телевизионщики постоянно показывали подсмотренные кадры, как в каком-то особняке эльфийка ухаживает за цветами, как на вилле у мультимиллионера Кантеца в собственном бассейне плещутся сразу три эльфийки, как ведущего дизайнера фирмы «Крайслер» возит на службу строгий неразговорчивый эльф с длинными седыми волосами.
Прошло полгода, за это время НПСы перестали быть диковинкой, а со следующим аддоном поверхностное натяжение было повышено до значительных величин, а стоимость, напротив, упала в сотни раз, хотя, конечно, оставалась все еще в размере стоимости среднего автомобиля. Но, как оказалось, многие предпочитали еще поездить в старом автомобиле, а отложенные на его покупку деньги вкладывали в создание в Реальном Мире спутника жизни по своему вкусу, а затем выводили его в мир людей.
Мы продолжали азартную работу, я даже не пробовал напоминать своей команде, что теперь, с выводом НПСов в наш мир, они все уже миллиардеры, о чем раньше даже не мечтали. Увы, зуд творчества всех захватил так, что всем как-то фиолетово, сколько у него на счету денег. Много, вот и ладно. А сколько, неважно…
Кулиев переключил экран на обычный телеприемник, Николай и Секира сердито прикрикнули, но появилась панорама городского суда, зал полон, а с трибуны строго одетый человек, то ли адвокат, то ли прокурор, говорил патетически:
– …мы подошли к осознанию такого явления, как виртуальные женщины в реальном мире…
Кто-то из-за стола, где судья и еще двое, вставил:
– И виртуальные мужчины!
Человек на трибуне поклонился вежливо.
– Да, вы совершенно правы, но женщины в силу некоторой консервативности еще не успели обзавестись… да. Хоть некоторые уже, вы правы, но там пока нет проблем. А вот свиртуальными женщинами – да, есть. Хотя бы потому, что их производство уже стало массовым явлением, а это вносит некоторые изменения в общество. Нам нужно понять, какие это изменения.
– Положительные, – крикнул кто-то из зала.
– …какие это изменения, – повторил он, – и во что они выльются. Бывает так, что сначала нечто выступает как положительное, но затем…
Человек за столом сказал недовольно:
– А при чем здесь юристы? Это пусть Госдума принимает законы.
Выступающий воздел руки.
– Погодите, я вовсе не собираюсь возлагать на нас, юристов, такие функции! Но вот передо мной жалоба господина Юнгеля на своего соседа, который избивает свою виртуальную женщину. Мы должны определиться, как реагировать?
После паузы в зале поднялся шум, я слышал то выкрики, что самого соседа бы избить, то какое кому дело, кто-то напомнил, что есть закон, запрещающий избивать и мучить даже собак и кошек, ему резонно возразили, что зато нет закона, запрещающего ломать стулья, если это не настолько шумно, что мешает соседям спать…
Кулиев выключил звук, мы некоторое время смотрели на перекошенные морды и угрожающую жестикуляцию, потом Николай переключил на футбол, но посмотрел на нас, сконфузился и выключил вовсе.
– Так можно бить виртуальных женщин или нет? – спросил Кулиев. – Каков их статус: домашние животные или неодушевленная мебель?
Николай пробурчал:
– Ты юрист, тебе интересно. А мне вот по фигу ваши тонкости. У меня есть своя эльфийка, так вот если кто ее обидит, я того просто зарежу! И не посмотрю, кого принято считать живым, а кто мебелью.
– Вот в том и дело, – сказал Кулиев. – Мы сотворили такое… такое… а сами не хотим отдать себе отчета!
Он посмотрел на меня с укором, я промолчал. Люди консервативные, что вообще избегают онлайновых байм – а такие все еще есть на свете, – уверены, что к виртуальным нужно относиться как к резиновым куклам. Ну а те, кто баймит в Реальный Мир, те уверены, что к ним нужно относиться не только выше, чем к домашним животным, но и выше, чем к большинству из их соседей и даже родни.
Глава 10
Еще полгода и еще аддон. Себестоимость «спутников жизни» снизилась до стоимости недорогого автомобиля. Теперь они начали появляться не только в закрытых помещениях, но даже на улицах и в транспорте. Тут же появились хулиганствующие юнцы, что из озорства носили с собой остро заточенные шила и тыкали ими в виртов. Те лопались с громким треском и фейерверками, рассыпались молнии, что весьма забавляло придурков. Общество еще не разобралось, как правильно реагировать, но родители одного ребенка, у которого вот так разрушили «няню», подали в суд за порчу дорогого имущества.
Не успел состояться суд, как в другом районе Москвы одна девушка получила тяжелую психическую травму, когда «убили» ее спутника. Врачи подтвердили шоковое состояние, и дело в суде завели уже не гражданское, а уголовное. На какое-то время юнцы притихли, зато объявила о себе организация «ультразеленых», хотя их тут же стали называть расистами, эти потребовали убрать с улиц и общественных мест этих ублюдков.
Позже всех высказалась церковь, да и то не вселенская, а сперва отдельными выступлениями священников. Католические, православные, протестанты – все потребовали запретить это надругательство над человеком. Эпископ Кобургский распространил заявление, что Господь создал человека, а Сатана, возжелав создать нечто еще более высокое, создал обезьяну, что всего лишь пародия на человека. Потому не надо уподобляться Врагу рода человеческого и пытаться идти по его стопам.
Папа римский все еще помалкивал, то ли для солидности, то ли еще не решил, чью сторону принять, церковь давно уже не ведет человечество за собой, а сама идет за ним, все больше отставая, зато все средства информации очень охотно подхватили эту благодатную тему. По всем каналам пошли выступления философов, писателей, политиков, спортсменов – все с умным видом рассуждали о вопросах бытия, этики, культуры и нравственности, благо об этом можно говорить до бесконечности и любое мнение хрен оспоришь, то есть ИМХО.
На время ниже критической упала рождаемость, но к этому времени зарождение детей в пробирке из экспериментальной стадии наконец-то перешло в обычную практику. Теперь стало не просто вызовом обществу, а модно сдавать сперму и яйцеклетки в Центры по оплодотворению и выращиванию.
С нами вошли в контакт два-три института, которые занимаются этой проблемой, мы получили щедрое финансирование и за два месяца добавили еще одну полезную фичу. Теперь мужчинам не приходилось идти в институт по оплодотворению. «Спутницы жизни» сохраняли сперму в своих емкостях, а затем сами относили в нужные лаборатории.
Сказать, что я не боролся, не пытался пересмотреть свои пристрастия, освободиться от «этого наркотика», – ничего не сказать. Я одно время усиленно попытался думать об Азалинде как о неком приспособлении, облегчающем жизнь. Это же просто неодушевленный предмет, созданный нами. Даже вот сперма, столь щедро выплеснутая мною, заботливо собирается в ее емкостях, хранится при надлежащей температуре, а потом эльфийка выберет момент, когда я не буду в ней нуждаться, деловито сдаст туда, куда надо… но думать так не получалось.
Сейчас вот Азалинда шебуршится в постели, забрасывает на меня ноги, сопит в спину, а то вдруг начинает чистить мне уши, как-то понимая, что именно в этот момент мне хочется, чтобы покопалась маленькими пальцами в моих оттопыренных раковинах. Ну никак я не могу настроить себя на то, что это механизм и что с ним надо обращаться как с механизмом или вообще неодушевленным предметом.
Впрочем, мелькнула мысль, а как обращаются с неодушевленными? Вот Кулиев отдал лучшие места в квартире под личную библиотеку. У него все стены в полках с книгами. Каждую книгу чуть ли не обцеловывает, периодически переставляет с места на место, чтобы корешки не слиплись, чистит и пылесосит. Я сам видел, как он, бережно вытащив один безобразно толстый фолиант с рассыпающимися страницами, гладил его кончиками пальцев и приговаривал всякие нежные слова. Настолько нежные, что даже сомневаюсь, чтобы он когда-то говорил их женщине!
А Лилюшка с ее «серебряночкой»? Так она зовет свою легковую машину, уже изрядно поношенную. Та время от времени выходит из строя, и какие только слова Лилюшка ей не говорит!.. Вот вчера она рассказывала нам с восторгом, что серебряночка заглохла посреди дороги, и что ей ни делала, не давало толку, «серебряночка» упрямо отказывалась ехать. Тогда Лилюшка, совсем отчаявшись, вылезла и тщательно протерла лобовое стекло… и «серебряночка» тут же завелась, пошла бодро, как ни в чем не бывало, и вообще весь день была на диво послушная, отзывчивая и ласковая.
Нападок много, обвинения со всех сторон и во всех грехах и преступлениях, но, если задуматься, все эти люди недовольны, что создаем мир и людей в нем лучше, чем мы сами.
Ведь на самом деле ничего принципиально нового не делаем: все религии, литература, музыка, философия и даже законы направлены на то, чтобы создать из того дерьма, изкоторого лепил нас Бог, нечто более высокое и одухотворенное.
Так что и мы, творя этих существ, как бы мы ни считали себя суперреволюционерами, на самом деле идем в русле общей человеческой культуры. Если покопаться, то доставалось Иисусу и Мухаммаду, закладывающим основы новой морали, Бруно, Галилею и Гусу, Сервету и Спинозе, доставалось всем, кто слишком опережал или кто вообще опережал медленно ползущую массу.
Да она вообще не ползла бы, если бы не тянули ее такие, как мы. Но они тянули тогда, а мы тянем сейчас.
Я, конечно, понимаю страхи и сомнения «нормальных людей», на которых опирается общество. Я понимаю и церковь, что постоянно запрещала луки и арбалеты, как убивающиена расстоянии, потом запрещала порох и пушки… Понимаю Эйнштейна и прочих, что требовали запрета атомной бомбы, понимаю нынешних, что требуют запрета клонирования,пересадки органов, операций на генах, трансгенной пищи…
Увы, невозможно запретить то, что облегчает жизнь. Сексуальная революция была неизбежной, так как облегчила жизнь всем. Неизбежно и широкое внедрение виртуальных женщин. По той же причине.
Сегодня мне пришло семьсот тысяч писем, прога быстро проверила все, отсеяла спам и выделила две тысячи, как любопытные. Я отмахнулся, писем сразу стало четыреста, я фыркнул, программка услужливо убрала еще двести пятьдесят. На оставшиеся я посмотрел лениво, готовясь щелчком отправить все в виртуальную корзину, как вдруг один портрет привлек внимание. Под ним номер телефона и короткая подпись: «Володя, позвони мне!»
Криво усмехаясь, это же сколько времени прошло, я назвал номер и повернулся к стене-экрану. Вспыхнул мягкий серебристый свет, затем появилось огромное безукоризненно правильное лицо. Золотые волосы взбиты в затейливую прическу, губы полные и чувственные, чуть капризные, глаза удлиненные по последней моде.
– Привет, Кларисса, – сказал я. – Ты все хорошеешь!
Она счастливо завизжала, я видел по ней, что не притворяется, в самом деле счастлива меня видеть.
– Володька!..
– Он самый, – согласился я. – Получил твое письмо.
– Классно я придумала? – спросила она хвастливо. – Тебе приходит много писем, но ты можешь заметить мою фотку.
– Это придумала классно, – снова согласился я. – Ну, как жисть?
– Ой, мне так много нужно тебе рассказать! Давай я к тебе приеду? Ты сейчас где?
Я усмехнулся:
– Ты знаешь. Сейчас все знают, где я живу. Хорошо, приезжай. Я предупрежу охрану.
– Все, еду!
Экран погас, я в задумчивости потер подбородок.
На мониторе видно, как к воротам поселка подкатил элегантный серебристый автомобиль, двое охранников подошли с обеих сторон, в то время как многочисленные сенсорыпроверяют машину на предмет наркотиков и оружия, женщину за рулем почти не видно, я успел заметить только ослепительный блеск руки, когда она показывала документы.
Затем ворота распахнулись, автомобильчик весело понесся по дорожке. Я выждал еще, отдал кое-какие распоряжение кухонному агрегату, Азалинда сегодня в эльфийском городе принимает присягу молодых эльфийских рыцарей, так что я сам, все сам.
На том же экране я видел, как к воротам уже моей усадьбы подъехал автомобиль, а когда вышел на крыльцо, автомобиль уже весело катил по широкой дорожке, вымощенной какими-то безумно дорогими плитами.
Кларисса выскочила, хлопнув дверцей, сразу бросилась на шею. От нее пахнет хорошими духами и свежестью, как от ребенка, хотя прошло уже несколько лет с нашей последней встречи, а она, как я понимаю, должна бы малость постареть.
– Володька, как я рада тебя видеть!
– И я, – ответил я искренне.
– Я правда рада, – заверила она, отстранилась, однако не убирая руки с моей шеи, всматривалась в мое лицо. – Понимаешь, только с тобой я и разговаривала всегда откровенно. Веришь?
– Верю, – ответил я так же искренне.
– Со всеми как-то по-другому, – сказала она. – Ой, этот дворец… это твой?.. Ох, прости, я все забываю, что теперь ты – самый богатый человек планеты!
Я отмахнулся:
– Да ерунда все это. Пойдем в дом.
Она расхохоталась.
– Конечно, ерунда, когда у тебя восемьсот миллиардов долларов!..
– Все еще? – спросил я рассеянно. – А, это данные прошлого года…
На пороге особняка она остановилась в восторге, я видел, как загорелись глаза, хотя ничего вроде бы особенного и нет, но тут не мне судить, мне по фигу обстановка, дизайнеры сами мудрили, а я только пользуюсь бассейнами, кухней, спальней да залом с тренажерами. Художественные изыски оставляют меня равнодушным, как и сообщение, что мрамор привезли с каких-то далеких островов специально для моей виллы.
– Здорово, – произнесла она. – Змей, что ж ты молчал, что так быстро идешь в гору?
– Да ты была так занята, – напомнил я, – решая, кого предпочесть, Стивена или Вольдемара… что сама ничего больше не видела.
В гостиной она красиво опустилась в кресло, изумительно стройные длинные ноги изысканно скрестила, словно стесняясь, прекрасный жест, я щелкнул пальцами, кухня замигала сенсорными огоньками.
– Чем угостить? – спросил я.
Она засмеялась, дразня:
– Угощать будешь сам?
– Да. Здесь у меня нет слуг. Электроника делает все необходимое.
Она посмотрела на дальнюю стену комнаты.
– Это все экран?
– Да.
– Ну, ты можешь себе позволить, понятно… Покажи тот мир? А то я, стыдно признаться, слишком собой занималась, отстала…
Я включил, затем с высоты драконьего полета дал общую панораму долины между горных кряжей, опустил камеру и направил взор на разрастающийся эльфийский город. Уже двадцать седьмой, так что эльфийская раса не погибла, не погибла. Кларисса смотрела с великим интересом на грандиозные здания, не утерпела и, красиво вскочив с грацией молодого зверька, прошлась, покачивая бедрами, вдоль стены, наконец повернулась ко мне с сияющей улыбкой на лице.
– Круто!
– Понравилось?
– Грандиозно, – согласилась она. – Теперь вижу, почему деньги гребешь лопатой.
– Почему?
– Там все красиво. И люди красивые… в смысле, эльфы. Все началось, как пишут, с того, что ты сам завел для себя прекрасную эльфийку?
Я усмехнулся:
– На этот раз не врут.
Она повернулась ко мне, ясные глаза смерили меня с головы до ног.
– А где же она?
– Принимает послов, – ответил я. – Или клятву верных рыцарей, не помню. Да, кажется, сегодня обряд посвящения.
Кларисса засмеялась сочным таинственным смехом, глаза ее сияют дивным светом. Я молча любовался ее лицом, цветущим телом, а она приблизилась ко мне легкой танцующей походкой.
– Значит, ты вызываешь ее только на ночь?
Я смолчал. То, что Азалинду полагают только удобным секс-партнером, – это не новость, но, конечно же, ерунда. Сейчас все женщины – идеальные секс-партнеры. Это раньше, когда «секса в СССР не было», да и в прочем мире он был чем-то стыдным и запретным, порядочные девушки им заниматься стеснялись, можно было выделиться на фоне сдержанных или неграмотных в этом деле. Потом все больше женщин раскрепощалось, конкуренция на этом поле усиливалась, наконец все усвоили все виды техники секса, все женщины знают, что ничего в этом деле не стыдно, все допустимо и все хорошо, если это нравится партнеру, и с этого момента они, женщины, стали неотличимы.
Вон даже Габриэлла и Кларисса, при всей разности положения и воспитания, все же, чувствуется, учились они по одним учебникам. Даже слова говорят абсолютно одинаковые, движения одинаковые, а когда ложатся в постель, я вижу этот одинаково оценивающий взгляд: что нужно сделать, чтобы этот получил максимум удовольствия, предпочитает ли анал или орал, главное – предложить это самой, как будто это ее желание, так мужчины стесняются меньше…
Так что не надо, Азалинду предпочитаю совсем не потому, что она настроена на мои сексуальные предпочтения. Но и переубеждать не буду.
Глава 11
Она снова опустилась в кресло, я подал фужер с шампанским, чокнулись краями, она отпила чуть, красиво и зовуще двигая губами и языком, запрокинула голову, чтобы я полюбовался ее безукоризненной шеей, засмеялась таинственно:
– Если ты вот так один… то с кем разговариваешь? Ведь нельзя же только трахаться? Это скучно.
– С ней и разговариваю, – ответил я. – Ее зовут Азалинда. Она хорошо поддерживает разговор.
Кларисса покачала головой, в глазах недоверие.
– С компьютерным изображением?
– Ты вообще-то разговариваешь, – напомнил я, – даже со своей кошкой.
Она фыркнула:
– Моя Мурка все понимает!
– Сказала бы, что понимает собака, я бы еще… А вот Кулиев разговаривает со своим хомячком. А Ворпед с рыбками в аквариуме. И тоже гордится, что они его понимают. Мол,когда сыплет им корм, они подплывают и жрут, какие умные!
Она пожала плечами.
– Не знаю, как можно сравнивать.
Я ответил мирно:
– Я тоже. Рыбки не отвечают, а с Азалиндой и поговорить можно.
Она вскрикнула:
– Поговорить? А со стиральной машиной не пробовал? Там столько же интеллекта!
– У стиральной машины, – ответил я мирно. – У стиральной машины столько, сколько у нашего дворника. У моей соковыжималки намного больше, там запрограммированы разные смеси, дозировка, объемы… так что соковыжималка по интеллекту на уровне футбольного фаната. Ты разве не замечала, что большинству людей интеллект вовсе не надобен? И они им не пользуются? Всего лишь сложные алгоритмы поведения? Как-то английские ученые подсчитывали, сколько же человек мыслит, оказалось – две с половиной минуты в сутки. Но и то, думаю, потому что они проводили исследование в своей среде. А вышли бы на улицу…
Она коротко усмехнулась.
– Да, мне часто кажется, что мужчины не мыслят. Их ведут инстинкты, к тому же очень простенькие. Мне достаточно одного взгляда на мужчину, чтобы сказать, что скажет и что сделает, на какой минуте потащит в постель.
Я быстро взбил коктейль и, налив в тонкий узкий бокал, протянул ей.
– Видишь, консенсус. Не потому ли «все мужчины одинаковы», «все женщины одинаковы»? Пользуемся готовыми алгоритмами! Начиная со звонка будильника, когда встаешь итопаешь в ванную чистить зубы… Даже со старого алгоритма на чуть измененный переходить не желаем! Сколько раз, поменяв место работы, привычно едешь по старому маршруту?
Она расхохоталась, показав безукоризненные зубы.
– Да, со мной так было, было… Один раз даже очнулась возле твоего дома, представляешь? Ну, того, где мы забавлялись…
Я ощутил угрозу, сказал беспечно:
– Ну, не настолько и часто мы занимались этим делом, чтобы это вошло в алгоритм.
– Но вот вошло, – ответила она, и я не мог определить, правду говорит или лжет. – Наверное, что-то отложилось. Мы, женщины, чутки к необычному. Если я не сумела в тебе разглядеть будущего магната, то подсознание мое разглядело и подавало сигналы…
– Подсознание, – сказал я, – подсознание… Единственное, чего нет у наделенных разумом кофемолок, соковыжималок и виртуальных чаров.
Она победно улыбнулась:
– Вот видишь! А подсознание, как везде говорится, – это огромный кипящий океан, на котором то-о-о-онкая пленка разума!
– Верно, – согласился я. – Подсознание – это океан… Тот самый, который роднит нас с нашими предками обезьянами, пресмыкающимися, рыбами… Но и подсознание оперирует готовыми алгоритмами.
Она снова засмеялась провоцирующе.
– Ну да, потому всем мужчинам на слово «Европа» приходит в голову одна и та же рифма, верно?
Я развел руками.
– За всех не знаю…
– А тебе? – поинтересовалась она со смехом. – Ты моей пользовался с удовольствием!
Я снова ощутил угрозу, слишком Кларисса идет напролом, повернулся к кофемолке:
– Два эспрессо по-кунгурски!
Кларисса прищурилась.
– Тебя не тошнит от этого кофе? Я слышала, мужчинам очень полезен коньяк… если его пьет женщина!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.