read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Против матерщинников есть меры, – живо возразил Аллодис.
– Ладно, матерщинников оставим, – уступил Кулиев. – Но мы прекрасно знаем, что грязно оскорбить человека можно, не прибегая к мату. Эти ощутят раздолье!
Аллодис бухнул тяжело:
– Придумаем и против этих. Если стремимся создать лучший из миров, мы его создадим. Специально засадим головастых ребят, пусть мозгуют, ищут выход из ситуации.
Кулиев посмотрел на него с умилением, как на ребенка, рассуждающего о проблемах вечности.
– Да-да, пусть ищут. Только не говори им, что над этой же проблемой человечество ломает головы вот уже десять тысяч лет!.. Оно что, тупое? А вот наши головастые утром сядут, к обеду все решат.
– Для ПК нужно осложнить жизнь, – сказал я, – но не настолько, чтобы полностью искоренить их как явление. Не надо делать наш мир пресным. Даже в виртуальной жизни должны встречаться трамвайные хамы.
– Изредка, – вставил Кулиев.
– Как можно реже, – уточнил Аллодис твердо.
– Согласен, – сказал я. – А что насчет привлечения серьезных людей в наш игровой мир? Все думайте над этим!
Та-а-ак, Аллодис расширил наконец-то словарный запас НПСов и нашел оригинальное решение, чтобы оперировали им соответственно обстановке. Я там же в Гиркане убедился, что НПСы теперь ведут себя вполне естественно. Я поговорил с одним, с другим, третьим, вопросов задавал все больше и больше, одного даже оскорбил, на что тот сразу же ответил вызовом на дуэль. Мы скрестили мечи, мне пришлось туго, у него запас ХП просто чудовищный, и, когда у меня осталась треть жизни, я торопливо сказал, что был не прав и приношу извинения.
НПС тут же опустил меч, буркнул, что извинения принимает, хоть они и недостаточно учтивые, и с достоинством вернулся на свое место. Я ушел ошалелый, да мы молодцы, у нас все круто, ничего подобного ни у кого нет! Теперь бы удержаться, а то баги достали, геодата то и дело смещается, а монстры в башне ТоЦ со всех этажей проваливаются на первый…
Сопротивление мягкосердечного Ворпеда сломили, он создал себе чара и вошел в игру. Скоффин немедленно принял его в клан, тот немедленно появился на экранчиках у всех клановцев. И у него появился маленький экран, на котором пошли надписи: «Скофин: привет, Ворпед!», «Сагитта: привет, Ворпед!», «Кулиев: прив Ворп!», пока Ворпед началторопливо отвечать, Скоффин спросил нетерпеливо:
– Говори, какой девиз тебе написать?
Ворпед, раскланиваясь, все еще отвечал на приветствия:
– Привет… Привет!… Всем привет!
– Понятно, – сказал Скоффин и, быстро написав «Всем привет!:-)», кликнул на «Ввод» и быстро вышел из игры, мол, играть сейчас некогда, надо работать..
Так Ворпед остался с девизом «Всем привет!:-)» который показался сперва глупым на фоне всевозможных «Всех порву!», «Круче меня нет!», «Суперкиллер века», «Убийца богов» и тому подобных, а потом как-то ощутил в этом прелесть, и, когда Скоффин появился в игре через три дня и спросил, ну, какой девиз наконец надумал, он сказал смущенно, что этот его вполне устраивает.
Секира крутился на своем кресле, как попугай на жердочке, фыркал, хмыкал, хрюкал, наконец не выдержал и воззвал к общественности:
– Люди, плюйте на него!.. Он не желает видите ли общаться со мной только потому, что я взял ник «Убивец»!
Николай спросил с интересом:
– Здесь?
– Нет, в Реальном Мире!
Николай сдвинул плечами.
– Ну, наверное, он там защитник окружающей среды, зеленый, пацифист…
Секира фыркнул:
– Там он вообще самка!.. Создал себе чара в виде девицы, томной и нежной, ходит и цветочки нюхает, причем нагибается, стерва…
Скоффин поглядывал на них невозмутимо, а когда Николай повернулся к нему с вопросом в глазах, ответил с достоинством:
– Я сейчас отыгрываю роль порядочной и скромной девушки. А что скажет мне мама, когда увидит рядом с Убивцем?
Секира завопил:
– Так это же только ник, ник!.. При чем тут я? Как будто не может быть человек с ником «Подонок» хорошим и порядочным человеком?
– Не может, – ответил Скоффин убежденно. – Не может. Если не меняет, несмотря на наши… замечания, да и замечания знакомых, то он и есть подонок. Вот представьте себе, идет навстречу по улице ваш приятель, ширинка расстегнута во всю ширь, трусы не просто видны, а и высунулись… Вы деликатно напоминаете, чтобы поскорее привел всев порядок, а он в ответ возмущенно начинает говорить, что надо не на внешность смотреть, а на душу человека, его знания, мудрость, поступки… А ширинку так и не застегнет! Мол, принимайте меня таким, какой я есть! Думаю, вы с таким не захотите пойти по улице дальше, беседуя о высоком! Или посидеть в кафе, где еще есть люди. Да и вообще вам с таким расхочется общаться, не так ли?
– Бред, – отрезал Секира, но я видел, что поколеблен. Мальчишечье упрямство еще заставит его некоторое время походить с этим вызывающим ником, а потом втихую сменит. – Ничего ты не понимаешь…
Часть 3
Глава 1
Я играл чаром маленькой девочки, назвав ее Линдочкой, она помогает маме торговать на рынке в ее отсутствие. Это позволяет отслеживать сразу огромное количество персонажей, наблюдать их взаимодействие, что-то сразу брать на заметку, но… честно говоря, мне просто нравится созданный нами мир. И мне просто нравится жить в этом мире.
Линдочка сидела, торговала шотами, когда подошел и сел на нее толстый старый купец Anisim. Она встала и отсела, он тут же поднялся и пошел следом, снова сел прямо на нее.Она отсела еще раз, потом еще и еще, а он все ходил следом и садился на нее. Наконец, в ярости, она написала белым, чтобы видели все, кто на базаре: «Смотрите на извращенца Anisim'а! Я уже забодалась от него пересаживаться!», не успела строка уйти выше, она добавила:
– Куда ни уйду, он идет за мной и садится сверху! Он больной человек! У него с психикой кранты!
Постепенно начал собираться народ, посыпались шуточки. Из клана Anisim'а, а он клан-лидер, пришли Fatalist999 и Rahl, начали поддерживать своего лидера, а затем и сами сели на Линдочку. Но Линдочка продолжала осыпать их насмешками, и Anisim первым сдался и отсел. Дольше всех держался Fatalist999, а Линдочка уже вошла в раж и сообщала всем:
– А что он делает, сидя перед монитором, своими погаными ручками, как думаете?
– И что Fatalist999 там ищет у себя в штанишках, но никак не найдет?
– Люди, идите смотреть на больного извращенца! Fatalist999 никак не отыщет в своих штанишках свой прыщик…
– Люди, дайте лупу, пусть Fatalist999 наконец-то найдет у себя в штанишках то, что мужчины находят сразу…
Fatalist999взбесился, начал требовать встречи в реале, на что одна девушка со странным именем Водочка заметила резонно, что девушкам за дурости мужчин бить морду вроде бы не принято. Да и придет бить морду маленькой девочке, а встретят три здоровенных амбала, как тогда? Надеялись, что маленькая девочка расплачется и убежит с базара, а она оказалась очень даже крутой и остренькой в ответах… Наконец Fatalist999, оказавшись в центре внимания? – на него собрались посмотреть со всего базара, – позорно убежал.
Вывод: хоть в городах ПвП невозможны, но можно убить или хотя бы сильно ранить словом. Все эти ублюдки больше всего страшатся привлечения к себе внимания, все разводы хотели бы проводить втихаря, а когда вот так, на всеобщее обозрение – моментально линяют.
Аллодис сразу же сел разрабатывать программульку, которая не позволит двум чарам находиться в одном месте и даже заходить друг в друга краями. Я наконец вышел из роли Линдочки, предложил добавить хотя бы полметра «личного пространства», Аллодис возразил:
– А в реале как? К нам в метро прижимаются?.. Никакого личного пространства!
– Так давайте сделаем здесь!
– Нет уж, ты сам сказал, чтобы здесь все как в рилайфе.
– Слово начальника – закон! – лицемерно вздохнул Скоффин.
– Это слово кланлидера закон, – возразил Николай.
– А разве шеф не кланлидер? Кстати, шеф, как ты сообразил так клево отвадить этих придурков?
Я откинулся на спинку кресла, победа, даже такая крохотная, приводила в хорошее настроение.
– Как-то в детстве читал замечательный рассказ Генри Каттнера, там один хам все время третировал и унижал одного интеллигента. Интеллигент все терпел, так как не мог на хамство ответить хамством, и хам всякий раз торжествовал победу. Наконец появился бог из машины и предложил интеллигенту примерить матрицу одного средневекового хама. Интеллигент согласился, встретился с хамом и… снова потерпел поражение, так как хам как раз и был на уровне самого грубого средневекового быдла. Интеллигент в отчаянии, и тогда Бог из машины предложил ему наложить матрицу совсем уж пещерного человека, сына Большой Волосатой, охотника на мамонтов. Бедный интель, доведенный до отчаяния, согласился. Новая встреча с хамом, сын Большой Волосатой отвечает ревом и еще большей грубостью, и наконец-то хам поджимает хвост и с визгом убегает!
Николай сказал одобрительно:
– И я читал. Не помню названия, но классная весчь. Неделю ходил под впечатлением.
– Вот и я вспомнил вовремя, – объяснил я. – Когда хам наезжает на интеллигента, то чувствует свое полное превосходство: интеллигент связан по рукам и ногам этикетом и хорошим воспитанием, а вот он, хам, ничем не связан, потому у него преимущество! Но это мгновенно испаряется, когда вдруг интеллигент реагирует адекватно. А интеллигент, позвольте заметить, если уж берется говорить на том же языке, сумеет сделать это куда эффективнее туповатого Анисима и его команды!
Николай кивнул:
– Да я видел, теперь в клане Анисима говорят только, что нехорошо Линдочке было так себя вести…
– Ага, – сказал Скоффин саркастически, – надо было либо терпеть, либо убегать с плачем с рынка. И ура новой победе хамов на сервере! Ведь полиции в городе нет, а админы в подобных случаях не вмешиваются.
Николай вздохнул.
– А жаль…
Скоффин сказал раздраженно:
– Ты не шути, не шути на эту тему. А то шеф возьмет и запряжет тебя. Как, шеф?
Я развел руками.
– Увы, у нас политика невмешательства. Иначе завалят жалобами по любому поводу. Понадобится сто тысяч админов… Нет, будем делать все, чтобы игроки могли разруливать ситуации сами. Интеллигентам выставить какое-то преимущество… придумайте, как это сделать, хамы должны в чем-то урезаться в правах. Сопливые подростки не должны рулить, это поставьте во главе угла! Иначе мы не заманим в байму взрослых и солидных людей. Но поставьте мягко, чтобы и подростки не чувствовали себя ущемленными. Все-таки это они пока что основной контингент…
Я зашел в игру крутым воином, затем прошелся земледельцем, наконец снова вошел милой девочкой Линдочкой. Увидел с ходу, что, совершив такую грубейшую ошибку, Анисими его команда стыдливо избегают гласности. А когда где-то зашел разговор о хамском поведении и вспомнили случай с Линдочкой, Анисим заявил, что это все фигня, была лишь неудачная шутка, и нечего придавать ей значение. Его команда на всех углах кричала, как это неприлично, что такая милая девочка и вдруг оказалась не такой слабой и беззащитной, как ее представляли, а это уже нехорошо. Анисиму и его клану можно быть такими, они и не делают вид, что интеллигенты, а вот Линдочка нас разочаровала, разочаровала…
Скоффин зло хохотнул:
– Суньтесь еще, не так разочаруем! Черт, да виртуальный мир – это же единственная возможность, где закомплексованный интеллигентик в самом деле может давать отпор!..
– Знаешь, – признался я, – от сердца отлегло. Все-таки это в немалой степени саморегулируемая система. Игроки такие случаи вполне могут разруливать сами. Нам вмешиваться не придется.
Около восьмисот кланов уже начали оформляться альянсы, гильдии, союзы. Некоторые кланы позиционируют себя как «Всех убью, один останусь!», другие предпочитают заниматься только фермерством, третьи формируют сообщества охотников, но большинство, конечно, воинственные или полувоинственные, что и понятно – подростки.
Реальный Мир в самом деле отражение рилайфа: среди разнообразных кланов живет и развивается клан Vengeance, в котором кланлидером тот самый старый купец Anisim. Этот клан,как я увидел с немалой долей брезгливости, больше чем наполовину состоит из трансвеститов и чего-то еще такого, что гомосексуалисты в сравнении с ними покажутся непорочными христианами.
Все они, оказывается, в рилайфе красят губы и выходят на улицу в женском платье. На их закрытом форуме, куда дотошный Скоффин все равно проник, промелькнуло сообщение, что половина клана подрабатывает проституцией, подставляя задницу, а также сосут у любителей экзотики, все-таки трансвеститы не так уж и часто попадаются среди проституток даже на Тверской, а на окраинах их нет вовсе.
Anisimв клане формальный лидер, он лидер потому, что начал собирать клан, а должность КЛа – не выборная, быть им до конца существования клана, в то же время из клановцев быстро выдвинулся и неформальный лидер. Звать его Торквемада, кто-то из наших уже негодовал, видя его в игре.
Сегодня Скоффин появился с сенсационными, как он считал, данными о Торквемаде, JustWarrior'e и еще одном их дружке, замеченном в воровстве лута и подставах, Gydrolisk'е. К его удивлению и негодованию, никто на это не обратил внимания, только добрейший Ворпед оторвался от разработки текстур портала и сказал мягко:
– Скоффин, ты делаешь огромную ошибку…
Скоффин ощетинился:
– Какую? Да еще огромную?
– Тащишь из реального в тот, наш мир. Я не называю его нереальным или виртуальным, он уже в чем-то стал реальнее нашего, стоит на тебя посмотреть, но… все же это другой мир. В нем другие законы. Мы видим созданных персов, мы воспринимаем их такими, какими они себя показывают… Кто-то да, и здесь проявляет свою мелкую душонку, как Торквемада или Gydrolisk, но большинство все же здесь отличается от тех, что остаются там. Так это может быть застенчивый закомлексованный человечек, что боится на улицу выйти, вообще импотент и трус, а здесь он – берсеркер с двуручным мечом, сильный и красивый, да еще и с женщинами умеет ладить, комплименты говорит направо и налево, в битву бросается первым, товарища спасает… И нам, которые рядом с ним в этом мире, абсолютно по фигу, что в том оставшемся мире это мелкий и прыщавый подросток… или даже старая бабка! У нас свой мир, свои законы, свои предпочтения.
Скоффин сперва порывался возражать, возражать во что бы то ни стало, но Ворпед повышал голос, и Скоффин замолчал, а когда Ворпед наконец умолк, спросил рассерженно:
– Но как же… Торквемада и Gydrolisk… они и здесь – подонки! Отбросы…
– Согласен, – сказал Ворпед. – Просто это исключение, а не правило. Чаще бывает так, что даже подонки в красивой байме стараются вести себя прилично. Во всяком случае, не сразу раскусишь…
Скоффин сказал хмуро:
– Так и эти двое. Держались тихо, как мыши, пока не накачали мускулы. А потом пошли бить нубов. Чтобы безнаказанно…
– И все-таки, – сказал Ворпед, как припечатал, – ты уж брось это бесполезное дело, наводить справки про играющих. Чаще бывает наоборот, поверь. Здесь убийцами и маньяками чаще выступают те, кому в реале до тошноты осточертело ходить при галстуке, в наглаженной сорочке, улыбаться и говорить дежурные любезности.
Скоффин посмотрел на Ворпеда с недоверием. Ворпед, изрекающий что-то категорично – это как подпрыгивающий слон, хотя слоны по дефолту прыгать не могут.
– И что?
Ворпед развел руками.
– Ты слишком категоричен, вот что. Категоричность – свойство очень юных и незрелых умов. Их поведение вовсе не значит, что все они – законченные сволочи. Юные повзрослеют, незрелые – дозреют…
– Ты их оправдываешь?
Ворпед вздохнул.
– Ладно, проведем такой эксперимент. Можно мысленный. Я тебе доверяю, хоть мыслишь ты какими-то зигзугами. Вот поставили мы два знамени. На одном напишем: «Хорошие люди», на другом: «Мы все – говно!» Как думаешь, под какое знамя больше соберется народу?.. Вот-вот, можешь даже не отвечать. Под баннером хороших людей окажется несколько взрослых и пара оторванных от жизни романтиков, а под прапором с изображением кучи говна соберутся миллионы подростков!.. И что же, всех их под нож, потому что признали себя говном?
Скоффин сказал с брезгливостью:
– Но если сами признают себя говном, то и ведут себя как говно…
Ворпед вздохнул еще тяжелее.
– Ведут, – согласился он, – в этом и проблема. Но наша задача не только бить по пальцам за каждую накорябанную на стене букву, но и постараться помочь им побыстреевырасти.
Кирич схватился за голову, когда впервые увидел список кланов в топ-списке, начал кипятиться, жаждал вообще перекрыть малограмотным доступ, Ворпед, наш признанный миротворец, мягко и мудро урезонивал:
– Дорогой, рубль в кармане дурака тот же рубль, что и в кармане умного. А дураков намного больше. Потому мы должны думать в первую очередь о том, как привлечь в игру как можно больше дураков.
Кирич всплеснул руками:
– Как вы можете такое говорить?
– А что?
– Это… это цинично!
Ворпед вздохнул.
– Это называется иначе.
– Как, простите за грубое слово?
– Рыночные отношения, – объяснил Ворпед грустно. – Реальный взгляд на мир. Широта кругозора. Общечеловечность и демократия. Или вы против демократии?
Кирич всполошился:
– Как можно? Я сам демократ!
– В самом деле? – спросил Ворпед с сомнением. – А у вас фашистского билета нет в дальнем ящике стола? А то со своими высказываниями ну чистый и вылитый фашист!.. Только фашисты называют дураков дураками, а мы, демократы, мать нашу, должны называть их людьми нестандартно мыслящими. Даже незашоренными.
Кирич сказал с отчаянием:
– Но они же… неграмотные! Воинственно неграмотные! И не хотят учиться! И, главное, другие, глядя на них, тоже…
Ворпед сказал со вздохом:
– Дорогой Петр Васильевич, а вдруг в этом и есть сермяжная правда? Вдруг в этой неграмотности великое будущее? Вон уже и Тони Блэр, разговаривая с избирателями, держит руки в карманах, будто урюпинский казак. А почему не в самом деле – долой правила этикета? Если мне захотелось почесать свои фаберже, то почему я должен терпеть, когда закончу разговор с женщиной? Вон Тони Блэр чешет да еще с каким остервенением чешет!.. Надел темные очки, чтобы глаз его никто не видел, и – чешет прямо перед телекамерами, аж штаны трещат! А если ему можно, потомку англичан, то почему нашим нельзя по две-три ошибки в слове? Главное, значение угадывается, вот и ладно… Скоро, может быть, вообще будем писать формулами.
Аллодис отодвинулся от монитора вместе с креслом, глаза красные, воспаленные, все еще исхудавший, с бледной, даже болезненно-желтой кожей. Оглядел всех так, словно только сейчас увидел, после многолетнего перерыва, удивленно присвистнул.
Скоффин строго сказал, не оборачиваясь:
– Не свисти, денег не будет! Ты ж не гаишник.
Аллодис воскликнул весело и с удивлением в голосе:
– Денег? Каких тебе еще? Еще не врубился, что мы уже миллионеры?.. Или почти?
Задвигались кресла, и хотя все на колесиках, но слышно, как все разом отъехали от столов и развернулись в строну Аллодиса. Тот широко улыбался. Николай почесал в затылке.
– Он прав. Если взять цифры на сегодня… а завтра будет еще больше…
– …то можно сворачивать работу, – продолжил Скоффин трезво. – То, что мы и хотели. Повкалывать, не щадя живота своего… зато потом отхватить куш! И почивать. И – дорогие машины, особняки, рестораны, бабы…
Они смотрели друг на друга, как будто вырванные из долгого и неспокойного сна. Я слышал вздохи, смешки, шуточки, наконец Ворпед сказал весело:
– Мы так мечтали об этом моменте, но когда настал, даже не заметили!
Кирич произнес негромко, но все услышали и повернули к нему головы:
– Я все ждал, когда кто-то вспомнит. Это поворотный пункт.
– Поворотный? – переспросил Аллодис. – Вообще-то мы собирались на этой стадии разбежаться. Аддоны сможет клепать нанятая команда, как делают все разработчики. А мы собирались уйти в великий загул! И наконец-то оттягиваться, балдеть уже на большие деньги.
Сердце мое сжалось, дыхание остановилось в зобу. Я с великим щемом ждал, но наступила тишина, наконец прозвучал голос того же Кирича:
– И что?
– Что «что»? – переспросил Аллодис. – Пойдем или нет?
– Да.
– Пойдем, конечно, – отрезал Аллодис с железной уверенностью. – Правда, я лично чуть-чуть позже. Этот аддон почти готов, смешно отдавать в чужие руки, чтобы изговнякали. Другое дело, когда кто-то будет делать с нуля, я не виноват в их промахах. А выпустим аддон… я сразу же завеюсь на всю лето в Испанию… или во Францию… куплю особнячок на берегу моря… солнце, бабы…
После паузы заговорил Скоффин:
– Я тоже чуть задержусь. А аддон нужно закончить и выпустить самим, и еще тут кое-какие мелочи довести до ума. Зато потом оторвемся за все эти бессонные трудовые ночи… Я в такой загул уйду, что небо содрогнется!
Глава 2
Как-то просто и до обидного буднично я погасил последние долги, снова купил две машины. На этот раз не потому, что нужны, а как бы утверждаясь, что на этот раз не утонул, что снова стою твердо и в состоянии покупать дорогие автомобили, как признак процветания. Правда, не самые дорогие, взял мерс последнего выпуска и самый новенький и навороченный «форд». Ручная сборка мне ни к чему, я не помешан на автомобилях, просто у мужчины, который стоит на своих ногах, машина должна быть.
Так же буднично и как-то серо растет сумма на банковском счету. И очень быстро. Раньше я бы на ушах ходил, а сейчас абсолютно спокойно выслушал льстивое сообщение банковского клерка, а мысль, лениво отметив факт роста доходов, тут же ушла в более привычную и приятную обстановку лихорадочной подготовки второго аддона.
Сегодня Ворпед сказал смущенно:
– Знаешь, шеф, что-то со мной происходит. Все мои мысли о нашей байме. Засыпаю, она у меня вертится в голове, а просыпаюсь с первой мыслью о ней, проклятой… Не говоря уже о том, что и во сне я все еще там, там…
– Так это же здорово. Во сне идеи приходят.
Он взглянул еще смущеннее:
– Да знаешь, я там не столько конструктор, как жилец. Фигня, конечно, но я только и думаю, как повысить лэвел, как выбить доспех покруче, как накачать нашу мастерицу, чтобы крафтила доспехи следующего уровня. Понимаешь, мы уже достигли пятьдесят второго, когда можно носить доспехи и оружие класса В, а малышку начали качать поздно…
– А чего так?
– Да спохватились поздно. Сперва все взялись за мечи… ну, кто-то за посохи магов, пошли всех крушить, ломать, а когда уже прошли первые двадцать-тридцать лэвелов, вдруг вспомнили, что доспехи высшего класса в магазине не купишь, надо выбивать из монстров куски и самим из них мастерить, а мастерить могут только специально обученные кузнецы…
Скоффин сказал строго:
– Сапожник ходит без сапог! Как будто ты этого не знал.
– Знал, Сереженька, – ответил Ворпед сокрушенно. – Но кто ж думал, что байма так затянет? Мы ж думали пройтись немного персами по созданному нами миру, как бета-тестеры, на этом и закончить! Потом начали запускать игроков и снова решили задержаться, чтобы проверить взаимодействие с ними, живыми людьми… А потом еще что-то задержало. Словом, сейчас я прямо живу в этом мире и не могу из него выпутаться.
Скоффин посоветовал насмешливо:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.