read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Пол в спортивном зале был разрисован руническими символами и геометрическими фигурами. На рисунки пришлось потратить достаточно крови, о чем свидетельствовала груда истерзанных человеческих трупов, сваленных ближе к центру.
Норико блестяще справилась с работой.
Господин Бальза медленно обошел зал против часовой стрелки, придирчиво изучая начертанные большой и малый круг, ломаную линию под лампами дневного света, древние руны, выстроившиеся тринадцатью четкими рядами возле входа в бассейн.
– Хорошо, – скупо похвалил он японку.
– Благодарю, господин.
– Распорядись, чтобы доставили Йохана.
– Во время ритуала моя помощь понадобится?
– Нет.
В зал стремительно вошла Рэйлен, на ходу стягивая с шеи черный шерстяной шарф. На ее кожаном плаще таяли снежинки.
– Ты вовремя, цыпленок. Принесла?
– Да. Вот то, что дал Амир, – она вытащила из кармана небольшой пузырек.
Взяв бутылочку, Миклош рассмотрел ее на свет. Довольно цокнул языком. Прозрачная жидкость полностью закрывала дно.
– Он оказался щедрее, чем я думал. – Нахттотер вытащил плотно пригнанную пробку и принюхался, ощущая нужный запах.
Четверо солдат внесли находящегося в беспамятстве Чумного.
– Положите его на линию. Да не на ту, дебилы! На ломаную! Между кругов! На спину! Теперь убирайтесь с глаз моих! Рэйлен. Тебя мой приказ тоже касается!
– Можно я останусь с учителем?
– На кой чёрт ты мне нужна?! Впрочем, если хочешь рискнуть шеей… Встань в круг. Стой! Не в большой! В малый. Возьми книгу и открой на закладке.
Он подошел к птенцу. Склонился над ним.
Рваные незаживающие раны на груди уже смердели от застарелой, пораженной магией крови.
– Рэйлен!
– Да, нахттотер.
– Запомни, что я скажу. Это важно.
Войдя в большой круг, Бальза взял один из трупов за щиколотку и поволок его к Йохану. Положил рядом.
– Не покидай пределов круга. Иначе даже я не смогу тебе помочь.
Он вернулся за следующим телом.
– Мы… м-м-м… будем вызывать демона?
– Что?! – не веря своим ушам, господин Бальза обернулся к девушке, и его светлые брови подпрыгнули вверх.
– Н-ну… демона. Я… – она смутилась, но все-таки закончила мысль. – Я в кино такое видела. Ну, круг и… все-такое…
– В кино?! – желчно прошипел Миклош. – Порой твой идиотизм переходит всякие рамки приличий! В кино!
Рэйлен прикусила язык.
За несколько минут Миклош выложил из тел настоящую тропу, которая начиналась у края большого круга и заканчивалась рядом с Йоханом. Нахттотер вылил на раны ландскнехта половину имевшегося эликсира и, присоединившись к Рэйлен, произнес:
– Стой молча. Это в твоих интересах.
Он нараспев начал читать заклинание на древнегреческом, и в помещении разом потемнело, словно кто-то притушил лампы дневного света. Миклош, сверяясь с книгой, продолжил произносить формулу.
В углах зала начала сгущаться осязаемая тьма, а кровь на полу стала менять цвет. Четкие линии рисунка расплылись, въелись в доски, оставляя после себя ожоги черных полос. Нахттотер прервался, выждал положенные сорок секунд, прислушался, удовлетворенно кивнул и гортанно выкрикнул шесть громких слов на языке, название которого давно забылось.
В ответ раздался звук, словно изнутри взорвался прогнивший гроб. Рэйлен вздрогнула от неожиданности.
По залу начал расползаться могильный холод. В большом круге произошло какое-то движение. С каждой секундой то, что пришло, обретало четкость. Призрак стремительно обрастал плотью, и Рэйлен сцепила зубы, чтобы не выругаться от изумления и страха.
Оно было огромным. Три метра в холке и четыре с лишним в длину. Тяжелая, покрытая свалявшейся белой шерстью голова, толстое заостренное рыло. Задние лапы короче передних – из-за чего спина с выпирающим из-под грязной сероватой шерсти позвоночником казалась горбатой. На правом боку колоссальной гиены зияла страшная рана. Сквозь нее были видны желтоватые ребра и серые, подернутые разложением мышцы. Глаз у твари не было – в пустых глазницах копошились и падали на пол мучнистые черви.
В горле зверя угрожающе заклокотало. Он раскрыл пасть, и удушающий смрад разверзнутой могилы повис в зале, проникнув во все его уголки. Дух разложения был столь ужасен, что от него слезились глаза, и выворачивало желудок. Рэйлен подавилась кашлем, но Миклош втянул запах в себя, точно дорогой парфюм.
Гиена обнюхала лежащие перед ней тела мертвецов и начала есть.
Она жадно чавкала, куски окровавленной плоти падали из пасти на пол, мощные зубы перемалывали жалобно хрустящие кости. Господин Бальза пристально наблюдал, как тает гора мертвецов, и раздувается бездонное брюхо.
В «Лунную крепость» снизошел демон разложения, принимающий предложенную ему дань. Это не заняло у него много времени – через три минуты трупы в кругу закончились.
Слепая белесая голова повернулась к разложенным Миклошем мертвецам. Чудовище беспрепятственно перешагнуло черту и направилось к Йохану, пожирая лежащие на дороге тела.
Лампы мигнули и погасли, погрузив зал в кромешную темноту.
Рэйлен с беспокойством пошевелилась. Миклош предупреждающе поднял руку и тут же опустил, сжимая пальцы на появившейся в ладони рукояти сотканного из паутины тлена кнута. Нахттотер небрежно пошевелил кнутовищем, и вооруженный страшным «когтем» гибкий хвост змеей свернулся у его ног.
Гиена доела последнего из мертвецов и угрожающе нависла над Йоханом. Сухой потрескавшийся нос втянул в себя запах «Снежной крапивы». Чудовище удивленно застыло. Рэйлен затаила дыхание. Зверь осторожно обнюхал Чумного и начал зализывать его раны, вытягивая враждебную магию. Над головой Йохана замерцало, он застонал и пошевелился.
– А это, черт меня побери, что еще такое?! – сузив глаза, прошипел Миклош.
Разлившееся вокруг Чумного мерцание окутало его коконом света, болезненного для глаз тхорнисхов. Неожиданно на появившейся аномалии выступил простой, грубый, сделанный с помощью черного угля рисунок.
Хаотичный, нелепый и в то же время идеально выверенный, искусный. В нем чувствовалась рука художника. И от него за километр несло магией.
Гиена, не обращая внимания на сияние, продолжала вылизывать затягивающиеся раны.
– В чем дело? – встрепенулась Рэйлен. – Что-то не так?
Бальза цыкнул на нее и обратил перекошенное от бешенства лицо на ученика.
Чудовище издало звук – нечто среднее между хохотом и плачем.
– Дело сделано! – быстро бросил Миклош, а затем, не мешкая, вышел из круга.
Демон разложения тут же повернулся к нему, угрожающе опустил голову, показывая страшные желтые зубы. Нахттотер ударил кнутом.
Серебристый росчерк, звонкий щелчок, оглушительный вой. Правая часть морды твари задымилась, плоть начала расползаться, обнажив кости черепа. Гиена бросилась на Миклоша, но он оказался быстрее. По сравнению с огромным чудищем невысокий и узкоплечий нахттотер выглядел хрупким подростком. Однако у него было преимущество – тхорнисх не боялся.
Ударив в грудь, он заставил гиену отступить.
Словно заправский цирковой дрессировщик, Бальза загонял потустороннюю сущность обратно в большой круг. От воя твари закладывало уши, смрадный дым стелился по комнате, гиена теряла плоть, магический кнут сиял серебром. При всей кажущейся незатейливости происходящего перед глазами завороженной Рэйлен творилась высшая магия клана Тхорнисх.
Израненное, но все еще опасное создание оказалось загнано в клетку. Несмотря на боль, причиняемую бичом, оно пыталось вырваться, дотянуться до того, кто убивал его. Наконец, порыв влажного ветра саваном окутал гиену и, превратив в тлен, разметал по залу.
Почти в то же мгновение вспыхнули лампы.
Нахттотер, весь обсыпанный прахом, старательно отряхнул волосы и одежду. По осунувшемуся лицу главы клана было видно, что «Плач гиены» забрал у него много сил.
Сияние вокруг Йохана погасло, рисунок снова стал невидим. Но господин Бальза знал, что он никуда не исчез. Даже вызванная им тварь не смогла разрушить столь мощное проклятие, снять которое может лишь тот, кто его наложил. И, кажется, Миклош знал, к кому следует обратиться за разъяснениями.
Припорошенная пеплом Рэйлен стояла на коленях возле очнувшегося Йохана.
– Нахттотер, – просипел тот. – Я…
– Подняться можешь?
Бородач кивнул и с помощью ученицы, пошатываясь, встал на ноги.
– Ступай. Поешь. И вымойся. От тебя смердит. Рэйлен, доведи его. После зайди в мой кабинет.
Дождавшись, когда они уйдут, он провел дрожащими пальцами по лбу. Голова готова была взорваться от боли.
Длинные гудки следовали один за другим, но Бальза был терпелив. Наконец заспанный голос хмуро произнес:
– Говорите.
– Доброе утро, господин Белов. Не хотел вас будить, – последнее являлось ложью. Миклошу было все равно, спал ревенант или нет.
– Господин Бальза. Чем обязан?
– Я прошу собрать внеочередной Совет. И как можно скорее.
– Причина? – если собеседник удивился, то не подал вида.
– Это не телефонный разговор. Дело очень важное.
– Хорошо. Я извещу другие кланы. Завтра ночью назначу удобное всем число. Вы удовлетворены?
– Да. Благодарю вас.
– Всего доброго, господин Бальза.
Миклош завершил разговор, мысленно пожелав спесивому ревенанту сдохнуть от проказы.
– Нахттотер, у нас проблемы, – Роман заглянул в кабинет и увидел, что Миклош сидит с закрытыми глазами.
– Удиви меня.
– Мы потеряли новичков. Всех, кого обратили по вашему приказу. От них остался лишь прах.
– Успокой солдат. Передай, что я разберусь с этим, их подобное не коснется. Убери в зале. И подготовь мне ванну. Где Рэйлен?
– Я здесь.
Лениво цедя слова, господин Бальза произнес:
– Как только стемнеет, ты отвезешь Норико к дому Паулы Фэриартос. Привезите ее мне. Следует обсудить с фэри некоторые аспекты… искусства.
Глава 20
Фэри
Искусство – это самая выразительная из всех известных форм индивидуализма.[51]7января
Кристоф медленно шел по узкой дорожке оранжереи. Высоко над головой тускло отсвечивал стеклянный купол. В душном воздухе пахло ванилью и плесенью. Цветы магнолий светились в темноте белыми пятнами, широкие листья пальм казались похожими на веера.
Кадаверциан остановился и прикоснулся к лохматому стволу. На ощупь тот был похож на неровно обрезанную конскую гриву. Мастер Смерти усмехнулся этому сравнению и огляделся по сторонам. Он всегда хотел побывать в настоящем тропическом «райском» лесу. Давняя мечта из прежней человеческой жизни, когда добираться до дебрей «Кхитая» можно было много лет.
Сейчас все проще – несколько часов на самолете, ночью, естественно, и ты уже в «Эдеме». Вот только зачем? Для Кристофа Джулиана, сына господина Альбьера, это было бы истинным чудом господним. Кристоф Кадаверциан мог придти в ботанический сад и представлять, что идет по джунглям Индии.
Однажды некроманту показалось, что он, как и многие другие братья, утратил способность хотеть. Желать чего бы то ни было. Осталась только привычка, скука, долг. Кристоф почувствовал себя одним из собственных зомби, которых наловчился делать во времена первого года обучения у Вольфгера. Заведенный автомат с черной злобой внутри, покорный чужой воле. Колдун понял, что начинает становиться таким же, как его благородные родственники. Усталым, пресыщенным чужой кровью и собственной жизнью.
Специализация клана изменяет всех. Лигаментиа – безумцы. Тхорнисхи – садисты. Вриколакос – дикие звери. А кадаверциан – живые мертвецы.
Когда Кристоф осознал это, всю свою силу он направил на оживление собственной души, цепенеющей в высокомерном равнодушии. Он пробуждал в себе все новые и новые желания. Чем больше – тем лучше. Он тратил бешеные деньги на свои прихоти, радуясь каждому новому желанию. Никто не знал, что он ведет ежедневную, мучительную борьбу со своей древней кровью. Быть может, только Дарэл чувствовал, что имидж некроманта-оптимиста иногда дается другу с большим трудом.
Однако времени, терпения и денег у мастера Смерти было неограниченное количество. Дом его в какой-то момент стал настоящим музеем искусств. В гараже выстроились два десятка редких дорогих машин. Жаль только, он не мог себе позволить завести лошадей – чуткие животные ощущали кадаверцианскую нежить и шарахались, хрипя и фыркая от ужаса. С этим пришлось смириться… Но самое главное – он жил. Снова и снова чувствовал вкус жизни.
Звонок мобильного прервал размышления колдуна. Кадаверциан взглянул на экран:
– Слушаю, Александр.
– Доброй ночи, Кристоф. Извини, что тревожу…
Голос в трубке звучал странно. Словно Фэриартос был простужен или его горло находилось в крепких тисках.
– Пусть тебя это не волнует, – не сдержав иронии, ответил некромант. – Сегодня ты не добавил мне беспокойства.
– Я знаю, что кадаверциан предпочитают не вмешиваться в дела других, – после секундной заминки продолжил глава клана Искусства. – Но я не могу обратиться ни к кому, кроме тебя.
Голос Александра на мгновение прервался:
– Паула. Моя ученица… сейчас она в «Лунной крепости» тхорнисха. И я боюсь, что ей не выбраться оттуда живой.
С ветки на плечо некроманта свалилась мертвая зеленая гусеница, он щелчком сбросил ее на землю и устало вздохнул:
– Александр, времена, когда я спасал прекрасных дам от коварных похитителей, давно прошли. К тому же, с чего ты взял, будто ей что-то угрожает?
– Она навела проклятье на Йохана, – глухо отозвался фэриартос.
Кристоф тихо хмыкнул. Потом уточнил, испытывая невольное уважение к смелости юной фэри:
– Ты хочешь сказать, ей удалось «Искажение»?
– Чумной ранен. Жаль, что не смертельно… Подробностей я не знаю, но слышал, Миклошу пришлось тащить его на себе до самого логова.
Плечи некроманта дрогнули от беззвучного смеха, когда он представил это, но отозвался колдун сдержанно, даже сухо:
– Не думал, что Миклош так дорожит своими слугами. Реальнее представить, что он бросил ландскнехта подыхать на дороге, боясь запачкать рубашку.
– Кристоф, мне все равно как он относится к своим солдатам. Послушай! Бальза уважает только тебя…
– Это сказано слишком сильно, – перебил кадаверциан.
– Уважает, не хочет связываться, опасается… Назови, как хочешь – важно не это! Главное, только ты можешь договориться с ним. Прошу, помоги. В ответ ты можешь рассчитывать на любую мою помощь! Паула очень дорога мне…
Кристоф посмотрел под ноги. Сморщенная гусеница валялась на каменной дорожке. Мастер Смерти направил на ее дохлое тельце комочек зеленого света. Насекомое, оживленное некромантической магией, зашевелилось и быстро поползло в траву.
– Хорошо. Я сделаю то, о чем ты просишь… Исключительно из любви к искусству.
– Благодарю тебя.
Кристоф с досадой выключил телефон:
– Черт бы тебя побрал, Дарэл! – произнес он, глядя на погасший экран. – Вечно лезешь, куда не просят!
Если бы даханавар не передал Пауле высшие знания фэриартос, она бы не связалась с Йоханом. Оставалось надеяться, что девчонка пока не разболтала тхорнисху о том, кто научил ее наводить проклятья. Иначе телепат в полной мере получит неудовольствие еще одного клана.
«Даханаварская страсть к интригам – это великое зло, – хмуро подумал кадаверциан, садясь в машину. – Даже когда они лежат в беспамятстве, кому-то приходится разбираться с их делами».
Заснеженный английский сад патрулировался. На здании резиденции тхорнисхов, выстроенном в готическом стиле, была установлена новейшая система слежения и несколько параболических антенн. Подъехав к воротам, Кристоф открыл окно, и сейчас же над переговорным устройством засветился маленький экранчик. На нем появилось изображение сексапильной блондинки. Кадаверциан усмехнулся – Миклош был неизменен в своих желаниях. Девушка, не переставая, показывала в улыбке ровные белые зубки без намека на клыки – на первой линии охраны у тхорнисхов находились люди. Она метнула быстрый взгляд куда-то вниз и прощебетала:
– Добрый вечер, господин Альбьер. Вам не назначено.
– Это неофициальный визит. У меня дело к господину Бальзе.
Улыбка секьюрити застыла, будто приклеенная к лицу.
– Пожалуйста, подождите минуту, – произнесла она напряженно и исчезла с экрана.
Колдун откинулся на спинку кресла и, барабаня пальцами по рулю, с удовольствием представил, какой переполох творится сейчас в доме Миклоша. Явиться сюда стоило только ради этого.
Девушка больше не порадовала его своим хорошеньким личиком. Переговорник продолжал молчать, но ворота открылись.
Пока машина ехала по аллее, кадаверциан с интересом посматривал по сторонам. В открытое окно проникал холодный воздух и отголоски магии. Казалось, заклятия висят на каждом кусте. Оставалось только удивляться, как троица вриколакосов сумела сюда пробраться.
Мастер Смерти припарковался на широкой площадке перед домом, залитой светом фонарей. С низкого неба падали снежные хлопья, похожие на пух, и, медленно кружась, ложились на старательно расчищенную дорогу.
Некроманта не встречали, но затылком он чувствовал десятки настороженных взглядов, следящих за каждым его движением. Кристоф знал – если им покажется, будто незваный гость замышляет недоброе, в него полетят не только заклинания, но и пули.
Посмотрев на здание, колдун увидел в одном из темных окон черный силуэт и, стараясь не нервировать охрану, неторопливо направился к дому.
Хлопнула входная дверь. На пороге показался Йохан. Окинув его взглядом, кадаверциан не заметил в первом ученике Миклоша никаких явных следов воздействия проклятия. Кристоф усмехнулся – он хорошо помнил, как ландскнехт люто ненавидит его.
«Чумному есть за что тебя ненавидеть, – говорил, бывало, Адриан насмешливо. – Во времена человеческой жизни, когда он принимал участие в захвате замков, ему доставались кухарки. А ты брал лучших леди…»
– Нахттотер ждет, – сказал тхорнисх мрачно и пошел впереди. Казалось, даже его бритый затылок и плечи выражают неодобрение из-за присутствия некроманта в святая святых клана Нахтцеррет.
Поднявшись по лестнице, они миновали пару залов. Чумной остановился возле высокой дубовой двери, постучал в нее, открыл и жестом велел Кристофу входить.
Комната была освещена пламенем камина. Отсветы огня играли на деревянных панелях стен и золотили изображения ос, вышитых на портьерах. Миклош сидел в кресле возле низкого столика. Сегодня он был ироничен и спокоен.
– Какой приятный сюрприз, – улыбнулся хозяин дома, захлопывая книгу, которую держал в руках. – Чем обязан удовольствием встречи?
Кадаверциан опустился в кресло напротив главы клана. Йохан тут же оказался за его спиной.
– Удовольствием ты обязан Александру.
– Неужели наш покровитель искусств нашел защитника? – Миклош сыто прищурился и небрежно бросил тяжелый том на стол. – И чем он тебе платит за услуги?
– Молодыми фэри, – произнес Кристоф невозмутимо. – Кстати, одна из них сейчас у тебя. И как раз ее мне не хватает для полной коллекции.
– Не знал, что мастеров Смерти так интересует использованный товар.
Йохан позади нагло хмыкнул.
– Некоторые называют товар, которым долго пользовались, антиквариатом. А он, как известно, оценивается весьма высоко, – отозвался колдун.
Миклош рассмеялся:
– Это смотря, кто пользовался…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.