read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Хорошо, что у него короткая жизнь, – сказал даханавар окрепшим голосом, поставив на пол пустой кубок, – иначе мне пришлось бы просидеть здесь несколько лет. Поэтому не могу обещать полное сканирование твоей сущности. Сколько там тебе веков?
Колдун рассмеялся, но Вивиан беспокойно пошевелился, и он тут же оборвал смех, с тревогой глянув на ученика.
– Мне надо передохнуть, Крис. Хотя бы полчаса.
– Да. Конечно.
– Я видел Флору. Леди выпрашивала у тебя заклинание «Тёмного Охотника».
Кристоф дернулся внутренне, и, конечно, Дарэл почувствовал его боль. Острую, яркую, засевшую в душе, почти сросшуюся с ней. Но внешне кадаверциан остался спокоен, почти равнодушен.
– Она была очень настойчива.
– Я уже представил.
Кристоф поднялся, прошелся по комнате, добавил в «ихор» еще немного укрепляющего состава. Хотел спросить про Вивиана, но его мысли, по-прежнему, оставались заняты Флорой.
– Я не мог дать ей Тёмного Охотника. Он бы убил ее. Эта магия только для кадаверциан.
– Не надо оправдываться. Я знаю.
– Не знаешь! – Он с размаху стукнул себя кулаком по ладони. – Я мог попытаться научить ее заклинанию вызова. Если бы она умела… то не погибла бы.
– Ты не виноват.
– А если бы ты мог читать ее мысли, то узнал, что она задумала убить Фелицию и занять место Первой Старейшины… Мы оба виноваты в ее смерти.
Дарэл знал, что кадаверциан, действительно, так думает. Живет с постоянным сознанием своей вины и не ищет оправданий.
– Помнишь Витдикту? Эту воронку… Когда я проводил ритуал, то все время думал о том, что увижу среди этих мертвых голодных тенейеетень.
В глазах Дарэла отразилось тень боли, которую испытывал некромант, и Кристоф провел ладонями по лицу, словно умываясь, загоняя свою тоску поглубже от его сканэрского внимания…
Кадаверциан не стал продолжать этот мучительный для обоих разговор. Спустя десять минут Даханавар снова опустился в кресло, закрыл глаза и погрузился в прошлое Вивиана.
«А ведь я знаю, когда все началось, – думал колдун, глядя на спящего ученика. – Когда Флора впервые почувствовала недоверие к Первой Леди. Как жаль, что тогда я сразу этого не понял».
Глава 11
Восточный экспресс
Когда мужчина делает именно то, чего ждет от него женщина, он не много выигрывает в ее глазах.
Всегда нужно совершать поступки, которых женщина не может ожидать, и говорить то, чего она не в силах понять.[18]Вена, 1889 год
– У меня есть для тебя небольшое поручение, – Вольфгер щипцами достал из камина уголек и прикурил от него папиросу. – Фелиция просила кого-нибудь из кадаверциан сопроводить одну из старейшин даханавар до Бухареста.
– Одна из старейшин, надо полагать, Флора. – Без труда расшифровал туманное заявление мэтра Кристоф. – А кто-нибудь из кадаверциан – я.
– Ты никогда не ездил на «Восточном экспрессе»? – усмехнулся тот сквозь облако ароматного дыма.
– Нет. И ты знаешь об этом.
– Значит, у тебя появилась прекрасная возможность расширить свой кругозор. – Вольфгер достал из кармана два билета и небрежно бросил их на журнальный столик. – Купе первого класса. Ты довезешь леди до места и проследишь, чтобы с ней ничего не случилось.
– Зачем Флоре понадобилось сопровождение?
Мэтр подошел к окну и захлопнул ставни – шум ночной Вены не смолкал ни на минуту. Потом опустился в кресло и поднял взгляд к потолку:
– Могу назвать тебе несколько причин. Первая – Фелиция пытается укрепить связи между нашими кланами. Вторая – Флора отправляется в Бухарест по делу, касающемуся человеческой политики. Мне бы хотелось, чтобы ее миссия прошла удачно, поскольку это будет выгодно для кадаверциан. И, наконец, третья – красивая женщина не хочет скучать в дороге одна. Какой из этих доводов устраивает тебя больше?
– Второй, – с улыбкой ответил Кристоф.
Вольфгер сделал неопределенный жест кистью, который можно было понять и как «ты безнадежен, друг мой» и как «восхищаюсь твоей прозорливостью».
Синие с золотом вагоны «Восточного экспресса» напоминали дорогие игрушки, только что вынутые из подарочной коробки. Такие же чистые и блестящие. В окнах золотилсятеплый свет, и мелькали человеческие силуэты.
Творение Жоржа Нагельмакерса и Джорджа Пульмана было готово отправиться в путь.
Элегантная публика неторопливо прогуливалась по перрону, садилась в роскошный поезд и покупала букетики душистых фиалок – цветов модных в этом сезоне – чтобы, спустя несколько минут, забыть их на скамейках. На мгновение Кристофу показалось, что запахи вокзала заглушают ароматы дорогих духов и сигар, плывущие в летнем воздухе. Слышались звуки вальса, которые постоянно преследовали кадаверциана уже несколько недель пребывания в Вене.
Флора появилась на вокзале за десять минут до отправления поезда в сопровождении носильщика, обливающегося потом под тяжестью багажа леди, и молодого человека в отлично сшитом дорожном костюме. Он смерил некроманта высокомерно-раздраженным взглядом ревнивого собственника, опасающегося, что вокруг полно желающих завладеть его женщиной. В этом была доля истины.
– Добрый вечер, господин Кристоф, – сказала Флора, пленительно улыбаясь и протягивая кадаверциану руку для поцелуя. – Познакомься, это герр Густав… Мой друг. Густав – Кристоф де Альбьер. Мой…
– …родственник, – сказал некромант с не менее приятной улыбкой.
– Очень дальний, – тут же поспешила пояснить Флора, послав колдуну убийственный взгляд.
– Не такой уж и дальний, – снова вмешался он, с трудом придерживаясь серьезного тона. – Двоюродный брат. По отцу.
Человек, несколько удивленный столь дотошным выяснением родственных отношений, слегка поклонился Кристофу, прикоснувшись к шляпе:
– Очень рад.
И повернулся к Флоре:
– Поторопись, иначе поезд отправится без нас, дорогая.
– Да, конечно, – пропела леди. – Будь добр, заплати носильщику.
Она поднялась в вагон и в сопровождении почтительного стюарда направилась в купе. Кристоф пошел следом.
– Что за чушь ты нес? – гневно спросила Флора, изящно повернув голову в его сторону. – Какой двоюродный брат?
– А ты рассчитывала всю дорогу наблюдать, как мы ревниво рычим друг на друга? К сожалению, такого удовольствия я тебе доставить не могу, – ответил кадаверциан и, несдержавшись, наклонился к ее уху и прошептал, – дорогая.
Флора, насмешливо фыркнув, скрылась в купе.
Кристоф подождал, пока за леди закроется дверь, и вошел в свою гостиную. В этом роскошном помещении стены были отделаны панелями из красного дерева. Диван манил уютными кожаными объятьями, бронзовая лампа на изящном столике светилась под золотистым абажуром, рядом стояло блюдо с фруктами и бутылка шампанского. На полках, над шкафчиком с инкрустированными дверцами, выстроились книги в бордовых переплетах. К книжному стеллажу было придвинуто кресло с гнутыми ножками. Окно оказалось закрыто металлическим щитом и бархатными занавесками.
За зеркальной дверцей обнаружилась ванная комната, сверкающая золотом и хрусталем. Из соседнего купе послышался нежно-властный голос Флоры, в ответ звучали почтительные реплики стюарда и фразы ее человеческого друга.
– Эти цветы надо вынести. От их запаха у меня болит голова. Замените шторы. Они слишком мрачные.
– Мадам, все будет исполнено немедленно.
– И уберите вон те вульгарные флаконы с полки.
– Но дорогая, это же работа Рене Лалика.
– Мне безразлично, чья это работа. Они меня раздражают.
Улыбаясь, Кристоф вышел из ванной и плотно прикрыл за собой дверь.
Через час после отправления поезда в купе колдуна постучали. На пороге стоял Густав, и на этот раз он смотрел на кадаверциана гораздо дружелюбнее. Легенда о родственнике явно успокоила его.
– Господин Кристоф, извините, что побеспокоил. Ваша кузина интересуется, не хотите ли вы поужинать с нами? Ну и я лично был бы рад, если бы вы присоединились к нам.
– Благодарю за приглашение, – ответил некромант. – Я подойду чуть позже.
Друг Флоры удалился, а Кристоф достал флягу, вокруг которой светилась едва заметная дымка заклинания, позволяющая сохранять кровь свежей, и отвинтил колпачок. На ужин следовало идти, предварительно подкрепившись.
Все места в трех вагонах-ресторанах были заняты. Разодетая публика оживленно болтала, рассматривала наряды соседей, пила и закусывала. Кристоф узнал нескольких известных актрис, пару политиков, клиентов вьесчи и просто очень богатых людей, по человеческим меркам, естественно. Шустро сновали расторопные официанты в смокингах.
Флора сидела в центре зала, затмевая красотой и блеском драгоценностей всех присутствующих дам. Взгляды мужчин притягивались к ней, словно намагниченные. Густав раздувался от гордости и чувства собственной значимости. Леди оживленно щебетала о чем-то, время от времени поднося к губам бокал с белым вином. Увидев Кристофа, она улыбнулась:
– А вот и мой дорогой братец. Присаживайся. Густав как раз рассказывал мне совершенно невероятную историю. О строительстве Суэцкого канала.
– Что же в ней невероятного, дорогая? – снисходительно улыбнулся человек. – Это вполне реальный проект. Долгосрочный, но выполнимый.
– Насчет его долгосрочности полностью с вами согласен. – Кристоф взял меню, протянутое официантом, и стал бегло его просматривать. – Этот канал начали строить еще во времена Двенадцатой династии. Фараон Сенусерт III приказал прорыть траншею, соединяющую Нил с Красным морем для торговли с Пунтом. А достроен он был только в пятисотом году до нашей эры Дарием I, персидским покорителем Египта.
Колдун поднял взгляд и увидел озадаченное выражение на лице человека. Похоже, того ошеломили неожиданные познания кадаверциана в истории. Впрочем, он тут же рассмеялся и обернулся к улыбающейся Флоре.
– Ну, в такую древность мы не заглядывали. Я говорил о более современных делах. Канал строили одиннадцать лет, и семнадцатого ноября тысяча восемьсот шестьдесят девятого он открыт для судоходства. Я рад, что являюсь держателем акций этого предприятия. Это дает нам возможность путешествовать в поезде такого класса. Не правда ли, дорогая?
Флора молча улыбалась, поглаживая ножку бокала.
– Так вы занимаетесь строительством, герр Густав? – спросил Кристоф, когда официант с поклоном принял его заказ и удалился.
– И не только, – многозначительно заявил человек.
Кадаверциан взглянул на Флору и увидел, как ее губы шепнули беззвучно: «оружие».
– А чем занимаетесь вы, Кристоф? – спросил Густав, с аппетитом поедая бифштекс.
– Ничем, – лукаво улыбнулась Флора. – Он известный бездельник в нашей семье. Но в свободное от ничегонеделания время увлекается медициной.
– Патологической анатомией, – пояснил кадаверциан и заметил, как на физиономии Густава появилось выражение, которое всегда возникало на лицах людей, когда они слышали этот термин. Легкое недоумение, смешанное с настороженностью.
– Неужели? – сдержанно осведомился спутник леди.
– Нет, конечно, – рассмеялась она. – Он шутит.
Человек снова занялся бифштексом, Кристоф и Флора привычно морочили головы окружающим, сидя над полными тарелками и делая вид, что заняты едой не меньше, чем разговором.
– На этом поезде путешествуют короли, шпионы, известнейшие актеры, политики… – сказал Густав, явно довольный, что может поставить себя в одном ряду со всеми этими важными персонами. – «Восточный экспресс» – реальное воплощение роскоши, вы не находите? – с воодушевлением повернулся он к Кристофу.
– Пожалуй, – отозвался тот, глядя на другое воплощение роскоши даханаварского происхождения, улыбающееся ему через стол.
– Впервые он отправился в путь пятого октября тысяча восемьсот восемьдесят третьего года, но в отличие от настоящего времени, до Стамбула не дошел. Тогда конечной точкой маршрута был Бухарест, – продолжал человек, явно не замечая, что его собеседники перестали обращать на него внимание. – За шестьдесят семь часов, при средней скорости в пятьдесят километров в час, этот поезд может преодолеть расстояние в три тысячи километров! Вы только подумайте об этом!
Но Флора явно не хотела думать о скорости экспресса. Она сидела, опираясь локтями о стол, опустив подбородок на переплетенные пальцы и, не отрываясь, смотрела на Кристофа. А тот чувствовал, что только усилие воли не дает ему утонуть в ее гипнотическом топазовом взгляде.
– Я читал, что болгарский князь Фердинанд, когда поезд проезжал по территории его страны, сам управлял паровозом.
– Надо же, – равнодушно пропела Флора, вынула из букета стоящего на столе алую розу и продела ее в петлицу на камзоле кадаверциана. – Думаю, нам пора, Густав. Я устала.
– Да, конечно, – сказал тот, тут же поднимаясь. – Идем.
Поблагодарив Флору и ее нового друга за компанию, Кристоф вернулся к себе в купе, которое за время его отсутствия стюард превратил в уютную спальню. Закрыл дверь. «А все-таки я был прав, – подумал он, вспоминая разговор с Вольфгером. – Вряд ли Флора будет скучать во время путешествия».
Как всегда в поездке среди людей, сквозь сон он слышал человеческие голоса, хлопки дверей, вопли торговцев на станциях, шум машин. А потом вдруг наступила тишина. Кристофу показалось, будто он провалился в зеленый туман. В нем, скрытая густыми клубами, пульсировала угроза. Все больше усиливающаяся опасность. Рядом. Совсем близко.
Он резко сел на постели, просыпаясь. В висках стучала кровь, по спине тек пот, а в плавающей вокруг пелене появилось встревоженное лицо Флоры.
– Крис, что случилось? Мне послышался твой голос.
Зеленая мгла, наполняющая купе, медленно уползала под дверь, оставляя после себя холод. Ощущение опасности не проходило, но как будто отдалилось.
– Я чувствую смерть.
Леди присела на край постели.
– Ну, в этом нет ничего удивительного. Кругом люди. Они умирают…
Она не замечала странностей, происходящих в его купе. Не видела магического тумана, не чувствовала затаившейся угрозы.
– Нет, это что-то другое. Сколько времени?
– Солнце уже село.
Кристоф поднялся и стал одеваться. Флора нахмурилась.
– Куда ты собираешься?
– В багажный вагон.
– Я с тобой. – Она вскочила, мгновенно превращаясь из высокородной даханаварской старейшины в девчонку, готовую из любопытства ввязаться в любую авантюру.
– Флора, послушай…
– Давай не будем тратить время на препирательства, – обезоруживающе улыбнулась она. – Я все равно пойду.
Багажный вагон оказался последним в составе. Под потолком у входа в него тускло мерцала лампочка, освещая груды чемоданов, ящиков, коробок, контейнеров. Между ними тянулся узкий проход. Пробираясь по нему, Флора крепко держала Кристофа за руку, стараясь не зацепиться подолом тонкого вечернего платья за какой-нибудь гвоздь. Настороженно оглядывалась по сторонам.
– Я ничего не чувствую, – прошептала она. – Ты уверен, что это здесь?
Он молча показал ей в конец помещения. Там стояли пять ящиков, каждый был помечен клеймом с изображением руки, держащей весы.
– Товар вьесчи, – кончиками пальцев Флора прикоснулась к черной отметке. – То, что ты почувствовал, находится в каком-то из них?
– Да. Но я не пойму, в каком. – Кристоф отодрал полосу металла, опоясывающую ближайший контейнер. – Придется открывать все по очереди.
– Негоцианты вряд ли придут в восторг, когда узнают, что их контрабанду вскрывали, – заметила Флора, однако в ее голосе не было осуждения. Она не меньше кадаверциана желала знать, что скрыто внутри.
Кристоф дернул крышку. Выходя из дерева, заскрипели гвозди.
– Кофе, – разочарованно сказала леди, открыв упаковку. Потянула носом воздух и определила: – Сорт «Мокко». Ничего особенного. Что в следующем?
Во втором оказались пряности. Едва Кристоф открыл ящик, как в воздухе поплыл запах гвоздики и перца. В третьем лежало несколько свертков тонкой материи, расшитой золотистыми нитями. А в них были завернуты изящные кованые сосуды, каждый размером с чайную чашку.
– Очень мило, – задумчиво произнесла Флора, рассматривая находку.
– Надеюсь, тебе не пришла в голову мысль прикарманить что-нибудь? – усмехнулся Кристоф, наблюдая за ней.
– За кого ты меня принимаешь?! – Она гордо вскинула очаровательную головку и с видимым сожалением завернула бронзовую чашу обратно в ткань.
Открыв грубо сколоченную деревянную крышку четвертого ящика, кадаверциан увидел еще одну – черную, гладкую с потускневшим орнаментом по краю. И здесь под клеймом вьесчи стоял иной знак – три золотых осы.
– Нахтцеррет! Нет, Крис, подожди, не трогай! – Флора решительно взяла колдуна за локоть, не позволяя открыть содержимое ящика. – Я сама. Вряд ли они везут для тхорнисхов кофе или пряности. Это может быть опасно. Мало ли что там. «Могильная гниль», например.
Кристоф посмотрел на нее с веселым недоумением.
– Что я слышу, Леди?! Вы готовы рисковать собой. Ради меня?
– Я вовсе не собираюсь рисковать, – тут же ответила она с легкой досадой. – В отличие от некромантов, против даханавар пока еще не придумано никакого оружия. И, прошу тебя, не говори снова о том, что не примешь помощь от женщины!
– Даже не собираюсь. Второй раз я не могу лишиться шанса наблюдать твое великодушие. – Кристоф отступил на шаг, с улыбкой глядя на Флору, решительно открывающую саркофаг.
Она сдвинула крышку, заглянула в ящик, секунду рассматривала содержимое, а затем произнесла с величайшим отвращением:
– Какая мерзость. – Оглянулась на некроманта. – Это по твоей части.
Колдун подошел. В черном саркофаге лежало мертвое тело. Прекрасно сохранившаяся мумия. И кто-то в прошлом очень искусно поработал, создавая ее. На человеческом торсе – голова шакала. Длинные передние конечности гориллы с кистями, раньше принадлежавшими смертному. В их пальцы вшиты острые загнутые когти. Ноги, покрытые шерстью, с коленями вывернутыми назад. В кожу на груди вставлены твердые костяные пластины. Из шеи растет воротник длинных шипов.
В руках создание неизвестного некроманта держало золотой диск, расписанный письменами.
– Что это? – тихо спросила Флора из-за плеча кадаверциана.
– Молох, – ответил Кристоф, чувствуя неприятное покалывание в солнечном сплетении. – Вечно голодное, бездумное орудие убийства. Существо, собранное из плоти людей и животных.
– Нечто вроде ваших стигонитов? – деловито осведомилась Флора, в очередной раз проявив осведомленность в магии клана Смерти.
– Нет. В одной из наших легенд говорится о том, что до того как создать кровных братьев Основателю пришлось экспериментировать с телами людей, прежде чем он смог добиться идеального результата. Это – одна из неудачных попыток.
– Значит, их было много? – в топазовых глазах Флоры промелькнула тревога.
– Я видел изображения трех. Но не думал, что они, действительно, существуют в реальности.
Леди прикусила нижнюю губу, еще раз окинув взглядом мумию.
– А его можно… как-нибудь использовать?
– Нельзя, – резко ответил Кристоф, подозревая, что практичный ум Флоры начинает искать способы применения древней твари. – Оно неуправляемо.
Она разочарованно вздохнула, но не стала спорить.
– Значит, это его ты почувствовал?
– Не я его. Он – меня. – Кристоф показал на диск в когтях существа. И тут же выбитые в золоте знаки вспыхнули зеленым. – Подозреваю, что мое присутствие наполняет силой этот артефакт. А он должен питать Молоха.
Колдун попытался прочитать древние символы. Это были не слова, собранные в предложения, а образы. Яркие, жуткие, нереально правдоподобные. Перевести их на человеческий язык было невозможно. Боль. Смерть. Голод. Тьма, пронизанная зеленым мраком. Глубокие подземелья, наполненные холодом.
– Но ты сможешь контролировать его, как Тёмного Охотника? – в голосе леди прозвучала надежда. Она безоговорочно верила в силу кадаверциана и не представляла ситуации, когда он мог оказаться слабее противника.
– Не уверен.
Ладонь Флоры, все еще сжимающая предплечье некроманта дрогнула, но Кристоф продолжил:
– Как только Молох проснется окончательно, от вагонов останется груда железа, а от людей – ворох костей. С каждым убитым человеком он будет становиться сильнее. Остановить его оживление возможно лишь двумя способами. Первый – сойти с поезда мне, чтобы кадаверцианская сила перестала касаться его. Или…
Диск запел тонко и пронзительно, заглушив стук колес. Над существом поднялась зеленая мгла. Флора ахнула. Кристоф оттолкнул ее от саркофага.
– Уходи отсюда! Беги к машинисту. Пусть отцепляют вагон.
Она кивнула и, подхватив подол длинного платья, побежала по узкому коридору к выходу. Как только за ней захлопнулась дверь, тварь медленно села в своем гробу… и в тот же миг реальный мир исчез.
Кадаверциан стоял посреди огромного темного зала. Факелы на его стенах горели малахитовой зеленью. Колонны казались целиком вырезанными из изумрудов и светились изнутри мерцающим светом. На плитах пола виднелся сложный рисунок – те же самые письмена, что и на диске.
Колдун повернулся и увидел, как тварь с головой шакала неторопливо приближается к нему. Существо наклонило голову, принюхалось и оскалилось. Из его звериной пасти послышалось приглушенное шипение. Кристоф не был его создателем, и оно имело право не подчиняться.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.