read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Она делает то, что хочет, потому что хочет этого сама или потому что ею руководит воля маэстро, стоящего за этим старым мольбертом?! Художник влияет на реальность через искусство?.. Или сам пишет чужие жизни?!
– Вы контролируете нас?
– Защищаю.
Маэстро подошел к ней, крепко взял за плечи, так, что шатающийся под ногами мир послушно замер.
– Когда я чувствую твою боль в будущем, то пытаюсь распутать нити настоящего так, чтобы избавить тебя от страданий. Или хотя бы ослабить их.
Мысли Паулы разбегались. Недоверие, изумление, негодование стремительно сменяли друг друга.
– И что вы изменили в моей судьбе? В настоящем? Встречу с Миклошем? Или вы придумали ее? Для того, чтобы я быстрее научилась магии фэриартос! – она сама не заметила, как повысила голос. Вцепилась в отвороты его пиджака, ошеломленная могуществом магии, разлитой в комнате. – Что это мне даст? Несколько лишних столетий жизни? Смерть тхорнисха? Вы сказали, что защищаете нас от смерти. Что же тогда случилось с Эри?! Почему вы не помогли ей?! А Рудольф? Отчего погиб он?!
– Я не могу спасти всех, – ответил Александр, сжимая ее ладони, и Паула увидела с внезапно подступившим ужасом, каким усталым становится его лицо. Словно он нес на себе непосильный груз и не мог сбросить его. Никогда не сбросит ответственность за всех молодых, беспечных, красивых фэри, не понимающих почти ничего в искусстве, которому служат.
– Значит, вы знаете, что произойдет со всеми нами в будущем? – тихо спросила она.
– Реальность многолика, – повторил он, убирая растрепанные прядки со лба Паулы. – Она может меняться каждый час, каждое мгновение.
– И вы все время чувствуете ее изменения? Анализируете их?! – Девушка ужаснулась, осознав, наконец, какую титаническую душевную и мыслительную работу ведет маэстро. – Но это… невозможно!
– Я говорил, что в нашей магии скрыта бездна радости и столько же горя.
Александр, выпустив ее, снова отошел к мольберту.
– Маэстро, вы можете управлять жизнями всех? Даханавар, кадаверциан, тхорнисхов…
Учитель отрицательно покачал головой:
– Я не всесилен.
– Но это возможно?
– Да.
Пауле показалось, что ей в затылок подул легкий сквозняк. Фэри медленно обернулась и провалилась взглядом в картину – словно окно внезапно открылось в каменной стене…
Тонкие молодые клены шелестели золотыми ветвями на краю густой березовой рощи и роняли на узкую тропинку маленькие изящно вырезанные листья. Прохладный порыв прилетел отсюда. Девушка подошла ближе, рассматривая прозрачные тени, лежащие на земле, и мягкие солнечные лучи, рассекающие кроны деревьев.
– Это я?
– Нет. – Маэстро подошел к полотну, вынул из кармана перьевую ручку, снял колпачок и сделал на полотне несколько едва заметных штрихов.
Деревья тут же застыли. Перестала волноваться трава возле их стволов, аромат осеннего леса растаял среди запаха масляной краски.
Кто-то из будущего безмолвно позвал на помощь, и учитель облегчил его боль? «Тхорнисх, собиравшийся ударить одного из фэри, неожиданно споткнулся и сломал руку? Илиасиман, решивший оскорбить моего собрата, подавился огнем? – рассеянно подумала Паула. – Мы способны менять весь мир. Но одни не делают этого, потому что не обладают достаточной магической мощью. А другие, такие как Леонардо, просто не хотят. Они потеряли интерес к этой реальности и создали свою…»
– Маэстро, кто-нибудь еще знает об этой комнате? – девушка отвернулась от пейзажа, чтобы посмотреть, не изменились ли остальные полотна.
– Нет. – Александр несколько мгновений смотрел на осеннюю картину, потом убрал ручку обратно в карман. – Мысль о возможности потерять свободу может быть тягостнее, чем сама эта потеря.
– А муза не может быть вольна, – с непонятной горечью произнесла Паула. – Она целиком посвящена творцу, рядом с которым витает.
– Потому что, если она улетит, художник из создателя превратится в простого ремесленника. – Александр наклонился, поднял желтый кленовый лист, неизвестно как оказавшийся на полу, подал его Пауле, и она не смогла сдержать улыбки, принимая комплимент и маленький кусочек волшебства, слетевший с картины.
– Маэстро, если вы чувствуете будущее, то кто из фэри способен ощущать настоящее?
– Клод, Фредерик, Антонис, Ференц, Уолт…
– Многие. – Паула нахмурилась, прикусив черенок кленового листа. – А прошлое?
– Это очень редкий и тяжелый дар. – Взгляд Александра вдруг стал пустым, словно фэриартос смотрел мимо девушки во времена, недоступные для ее зрения.
Фэри мысленно содрогнулась – постоянно чувствовать сотни, тысячи чужих смертей не дар, а скорее проклятье.
– Но среди нас есть такие?
– Есть. Появился недавно. – Учитель снова подошел к мольберту, рассматривая недавно начатую картину.
– Кто?
– Гемран Вэнс.
Глава 25
Александр
Общество часто прощает преступников, но никогда не прощает мечтателей.[56]20января
Телефон взяли после десятого гудка. Паулу оглушили звуки волынок и голос Вэнса на заднем фоне, с надрывом орущий по-немецки.
– Алло, – произнесла она, не уверенная, что ее услышат.
– Да! – завопили с той стороны. – Говорите громче, вас не слышно. Кто это?!
– Мне нужен Гемран.
– Кто?! Ни черта непонятно! – рявкнул неизвестный и закричал, едва ли не перекрывая музыку. – Эй, Вэнс! Возьми трубку!!
Можно было сотни раз говорить, чтобы он не бросал мобильник с номерами телефонов кровных братьев где попало. Можно было тысячи раз напоминать, что он уже не простойсмертный, и ждать хотя бы видимости уважения…
Волынки замолчали, но послышались металлические переливы арфы.
– Паула? – раздался наконец знакомый, чуть хрипловатый, низкий голос. – Ты?
– С каких пор ты стал играть фолк-металл?
– С недавних, – нетерпеливо отозвался Вэнс. Ему явно хотелось быстрее завершить разговор и вернуться к микрофону. – Что ты хотела?
– Я ждала тебя сегодня. Ты пропускаешь уже второй урок.
– У меня репетиция.
– Послушай, Гемран, это важнее репетиций, концертов и даже мирового турне. Ты не должен пренебрегать занятиями. У меня возникает ощущение, что ты избегаешь меня. Почему?
Его резкий вздох долетел до девушки порывом ветра. В трубке послышался шорох, треск, потом музыка внезапно стихла, и голос Вэнса неожиданно прозвучал в глубокой тишине.
– Я не могу делить тебя с главами трех кланов, не считая даханавара.
– Что?! – Паула едва не задохнулась от возмущения и негодования. – Надеюсь, это не приступ запоздалой ревности?
– Ты хотела услышать правду, – с ледяным и надменным равнодушием отозвался Гемран, – ты ее слышишь.
Злость отступила так же быстро, как и накатила. Пауле стало смешно. Правды в заявлении Вэнса была ровно половина. Но пререкаться с ним не имело смысла.
– Гемран, наверное, бессмысленно говорить, что тебя не касается моя личная жизнь. Прежде всего, ты – мой ученик. Я отвечаю за тебя. Если ты не будешь подчиняться правилам клана, мне придется просить маэстро найти тебе другого учителя. Я жду тебя немедленно.
И, не дав ему возразить, нажала на кнопку отбоя.
Улыбнулась.
Он приедет. Не сможет не приехать.
Александр сказал, что Гемран – тот, кто чувствует прошлое. Может быть, поэтому маэстро был против обращения певца? А она не послушалась, сделала по-своему и теперь отвечает за ученика, наделенного даром, который очень тяжело вынести.
Паула вынула из кармана маленький кленовый лист и, задумчиво крутя его в пальцах, подошла к окну. Метель носилась над землей, и сквозь ее белую пелену мутно светили круглые фонари. Небольшой садик, укрытый снегом, превращался в искрящуюся картинку с рождественской открытки. Машины, стоящие на противоположной стороне улицы, накрывались сугробами.
Девушка протянула руку, собираясь открыть форточку, и вдруг услышала, как во дворе у соседей слева испуганно и злобно залаяла собака. К ней с визгом присоединился пес из особняка справа.
Фэри выглянула на улицу, пытаясь понять, в чем причина ночного концерта, но не увидела ничего подозрительно. Однако через минуту во входную дверь позвонили.
«Вэнс не мог приехать так быстро», – размышляла девушка, спускаясь по лестнице. Была также надежда, что в сложных межклановых отношениях с Миклошем они тоже разобрались, и он больше не заявится. Во всяком случае, Кристоф обещал это. Да и вряд ли тхорнисхи вспомнили бы о звонке – в последнее время они привыкли входить в ее дом без приглашения.
Паула зажгла светильник в прихожей, открыла дверь и вздрогнула от неожиданности.
На нее в упор смотрели два зеленых раскосых глаза, горящих в темноте. На мгновение повеяло запахом леса и мокрой шерсти, и на свет неторопливо выступил вриколакос. Молодой парень в серой замшевой куртке и таких же брюках. На нем не было обычного ритуального плаща, подбитого волчьиммехом, но на поясе висел нож в берестяных ножнах. Пока девушка удивленно рассматривала гостя, он не с не меньшим интересом таращился на нее.
– Паула Фэриартос… – наконец резюмировал неожиданный визитер.
– Да.
Оборотень кивнул лохматой головой и представился:
– Словен.
В этом не было необходимости – девушка узнала острые черты лица помощника Иована.
– Меня отправили к тебе, чтобы…
– Может быть, зайдешь?
Он взглянул в сторону соседнего дома, где продолжала надрываться лаем собака, и решил:
– Зайду, пожалуй.
Оказавшись в прихожей, вриколакос, как показалось Пауле, принюхался. Потом стряхнул снег с серых волос, засунул руки в карманы куртки, и снова уставился на девушку.
– Во-первых, отец просил передать тебе свою благодарность.
«Занятное начало», – мельком подумала фэри.
– Благодарность? За что?
– За Йохана. – Словен оскалился, и в его довольно приятном теноре послышалось глухое рычание. – Он получил, что заслуживал.
Паула невесело улыбнулась.
– Мне приятно, что я смогла порадовать господина Иована и весь его клан.
Парень шумно вдохнул, видимо собираясь перейти ко второму пункту, и не обратил внимания на приглашающий жест Паулы в сторону гостиной.
– Также он предлагает тебе защиту. В моем лице.
На физиономии Словена мелькнуло выражение величайшего отвращения к подобной миссии, а девушка почувствовала легкое недоумение.
– Прошу извинить меня, но предложение защиты пришло довольно поздно. Я, конечно, благодарна господину Светлову за его заботу, но меня больше не от кого охранять. Тем более, я не понимаю, какую помощь мне можешь оказать ты? Один волк против клана тхорнисхов…
Он злобно сузил глаза, вновь вспыхнувшие зеленым, и прорычал:
– Я не просто волк. Я – сенсор. И тоже не горю желанием служить комнатной собачкой у фэри.
Паула вспомнила свой отчаянный вопрос, обращенный к Леонардо: «Кто защитит меня? Как мне защититься самой?!» Неужели это – ответ? Или с помощью мальчишки-оборотня она должна научиться созерцать? Ведь вриколакос, как никто, умеют растворяться в окружающем мире… Впрочем, быть может, так Александр решил пошутить с ее будущим?
– Одну минуту…
Словен пожал плечами и уселся на корточки, прислонившись спиной к двери. При этом волчий взгляд, которым он смерил Паулу, был не слишком дружелюбным.
«Маэстро. У меня на пороге сидит вриколакос и заявляет, что пришел защищать меня!»
Александр откликнулся сразу, и в голосе учителя послышалась улыбка:
«Думаю, тебе лучше пригласить его в гостиную».
«Мне нужно согласиться на это нелепое предложение?»
«Решаешь ты».
– Хорошо, – сказала девушка вслух и тут же заметила, как физиономия Словена помрачнела еще сильнее. – Ты можешь остаться. Но я не представляю, как ты будешь…
Парень громко фыркнул, с отвращением оглядывая элегантную прихожую:
– Если бы этот коттедж стоял не в городе, я бы жил на улице. Но шавки твоих соседей взбесятся, если будут постоянно чуять меня. Так что придется оставаться здесь.
– Тогда пойдем…
Поднимаясь по лестнице, Паула слышала, как поскрипывают ступени под тяжелыми шагами вриколакоса, и думала, какое лицо будет у Гемрана, когда он увидит в ее доме представителя еще одного клана.
Попав в гостиную, Словен принялся внимательно осматриваться. Паула опустилась в кресло.
– И каким образом ты собираешься меня защищать?
– Я не такой, как Дарэл, но также могу почувствовать опасность, угрожающую тебе. А тот, кто предупрежден заранее – менее беззащитен.
Он уселся на диван, вытянул ноги и вытащил из кармана МР3-плеер.
– Если тебе так не хочется помогать мне, зачем ты согласился?
– Обещал отцу, – нехотя буркнул Словен. – Он считает, что мне полезно общаться с городскими. Это должно усилить мои способности.
– Ясно, – Паула со все большим интересом разглядывала вриколакоса, сосредоточенно распутывающего провода наушников. – Видишь ли, в чем дело. Ко мне время от времени приходят гости. Люди и… не только. Но чаще люди.
– Никаких проблем. – Он пожал плечами, глядя на экранчик своего музыкального устройства. – Можешь сказать им, что завела овчарку.
Фэри вздохнула, начиная осознавать, какие неудобства может доставить ей это соседство.
– Сейчас комната для гостей свободна. Ты можешь занять ее.
– Мне не нужна комната. – Словен вставил в уши круглые шарики наушников. – А также кровать, тапочки и халат. Так что расслабься и не обращай на меня внимания.
Он прислонился затылком к спинке дивана и закрыл глаза.
Пожалуй, это было разумное предложение. Делать вид, будто его нет, заниматься своими делами и потихоньку наблюдать со стороны. Насколько Паула знала, именно такая тактика лучше всего подходит для общения со зверями. И оборотнями.
Хотя Пауле приходилось изо всех сил сдерживать любопытство, она встала, опустила жалюзи на окнах и направилась к выходу. Но у двери оглянулась на вриколакоса, тихо мурлыкающего себе под нос мелодию какой-то этнической песни.
– Ко мне должен скоро придти ученик…
– Вряд ли, – отозвался тот неожиданно.
– Почему?
– Звериное чутье, – ухмыльнулся Словен, явно прочитав ее мысли. Потом зевнул и непринужденно растянулся на диване, сунув под голову кожаную подушку.
…Как ни странно, вриколакос оказался прав. Гемран не приехал. Более того, ученик не отвечал на мысленные призывы, а его телефон был «выключен» или «вне зоны доступа». Вэнс не смог простить ей своей ревности…
Паула проснулась от собственного крика.
Она горела. Лицо, руки все тело… Раскаленный шар солнца качался над головой, поливая землю слепящими лучами. С алебастрового неба лился белый жгущий свет…
«Что с тобой?!» – вскрикнул в голове голос Словена, и в спальню запрыгнул огромный серый волк.
Фэри не могла ответить. Не замечая, что впивается в шелк ночной рубашки, разрывая его, девушка кричала.
…Знакомый до последней аллеи сад был заметен снегом. Мягкие пушистые волны сугробов лежали у стволов старых лип. Мраморные статуи стояли под жгучим морозом, улыбаясь солнцу. А на их обнаженные тела падали отсветы живого огня.
Паула видела человеческую фигуру, объятую пламенем. Лицо, запрокинутое к небу, сведенные судорогой пальцы… Крик, рвущийся изо рта мужчины, был ее криком. А его больжгла ее.
– Нет! Н-е-т!!
Ослепшая от горя и жгучего прикосновения огня, она бросилась вперед, желая только одного – прекратить эту пытку, остановить, спасти его…
– Алекса-андр!!!
Тяжелые лапы ударили Паулу в грудь, и она упала навзничь, придавленная к ковру весом огромного скалящегося зверя.
– Опусти меня! – закричала фэри. – Он там… под солнцем! Он умирает!
Мраморная нимфа протягивала венок из лавровых листьев, собираясь увенчать им победителя. Охваченная огнем фигура опустилась перед ней на колени.
– Маэстро! Нет! Не надо!!
Он не слышал ее, а если и слышал, не мог ответить.
– Пусти меня! – заорала фэри в оскаленную волчью морду, и Словен неожиданно выпустил ее.
Девушка вскочила, спотыкаясь, бросилась к столу, с грохотом выдернула ящик, разбросав его содержимое по полу. Схватила лист бумаги. Ломая карандаши, принялась лихорадочно рисовать. Заснеженный парк, статуи, огонь…
– Подождите! Сейчас! Я помогу!
Сила, которая была должна заполнять линии, рвалась, ускользала, таяла. Рисунок оставался пустым. Со смертью Паула справиться не могла. Никто бы не смог. Быть может, только Леонардо.
Пламя, бьющее в ее лицо, угасло. Тело учителя медленно осыпалось пеплом.
– Нет… – шептала фэри, продолжая рисовать. – Нет… невозможно.
На ее руку, сжимающую карандаш, опустилась ладонь Словена, заставляя прекратить бессмысленные попытки спасти маэстро.
– Все, – сказал он тихо.
Мраморные статуи, черные деревья и серый пепел как тень на белом снегу. Это было даже красиво.
Паула медленно опустилась на пол, прижалась лбом к ножке стола и закрыла глаза. Из-под опущенных век потекли слезы. Оборотень замер рядом…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.