read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Согласен. Несомненно, Александр, как первый владелец, увеличил стоимость.
Несколько мгновений собеседники пристально смотрели в глаза друг другу. Бальза решал, что для него ценнее – игрушка-фэри или шанс улучшить отношения с некромантом. Последнее оказалось значимее, поэтому нахттотер насмешливо фыркнул и махнул рукой на дверь, ведущую в смежную комнату.
– Можешь забирать. Она мне надоела.
Кристоф поднялся и, не обращая внимания на Йохана, следующего по пятам, прошел в соседнее помещение.
Это была столовая. В меру роскошная и в меру уютная. В центре – огромный дубовый стол, окруженный тяжелыми стульями. У стены – высокий старинный буфет. В углу – кожаный диван, вполне современный, но под старину, английского производства. Рядом с ним, на полу, заляпанном кровью, лицом вниз лежала Паула. Ее пышные волосы были коротко срезаны, шею украшало ожерелье из золотых фигурок ос. Кадаверциан не придал особого значения тому, что девушка обнажена – к подобному он привык давно. А вот маленькие кровоточащие ранки, которые покрывали все ее тело – привлекли его внимание. Фэри была похожа на сломанную куклу и не вызывала абсолютно никакого желания.
«И кто-то еще считает некрофилами кадаверциан», – подумал Кристоф, склоняясь над бесчувственной Паулой. Золотое ожерелье вдруг дрогнуло, зашевелилось. Насекомые расправили острые крылья и, злобно гудя, поползли по белой коже. Когда одна из ос вонзила длинное жало в тело ученицы маэстро, раздался тихий стон.
Колдун, ожидавший чего-то подобного, рывком снял украшение. Маленькие твари закопошились в его кулаке, облепили руку до локтя, но жалить не решались. Йохан, стоящий рядом, дернулся, однако ничего не сказал, продолжая пристально следить за некромантом.
Кадаверциан молча бросил ожерелье на стол, и оно тут же превратилось в пригоршню неподвижных золотых фигурок. Скинул плащ, обернул им фэри, поднял на руки холодное тело и вышел из трапезной.
Миклош, по-прежнему, сидел в кресле, с задумчивым видом глядя на закрытую книгу.
– Уже покидаешь мою скромную обитель? – осведомился он с печалью в голосе. – Впрочем, я тебя понимаю. То, что от нее осталось, – нахттотер кивнул на Паулу, – все еще выглядит весьма аппетитно. Не буду тебя задерживать. Передавай мои наилучшие пожелания Александру.
Кристоф молча прошел мимо тхорнисха к выходу. Угрюмый Йохан, громко сопя, шел следом…
Паула открыла глаза, и некоторое время не могла понять, где находится. Она лежала в мягкой постели. Укрытая легким одеялом. В тепле и уюте. Воспоминания о прошлых ночах слились в темный невнятный кошмар, который она не могла вспомнить связно.
Девушка медленно повернула голову, осматриваясь. Справа, на низком столике, стоял букет пунцовых тюльпанов в круглой вазе. Рядом с ним – высокий серебряный кубок «тюльпан». Одну из белых стен украшал витраж. Паула сразу узнала «Август» Альфонса Мухи с темноволосой женщиной в поле алых маков.
Некоторое время фэри лежала, глядя на нее, потом повернулась и вздрогнула. В кресле рядом с кроватью, положив ногу на ногу, сидел Кристоф Кадаверциан.
– Добрый вечер, Паула, – произнес он с легкой улыбкой.
Фэри поспешно села на постели, попыталась ответить на приветствие, но горло отчего-то сжалось, и девушка не смогла выдавить из себя ни звука. Она вспомнила. Золотые Осы. Боль… Тхорнисх…
Слезы медленно подступили к глазам, начиная жечь веки, словно под них насыпали песка.
– Александр… – прошептала она. – Я звала его… но он…
– Маэстро не бросил вас, – спокойно отозвался мастер Смерти. – Однако он не мог противостоять клану Нахтцеррет, поэтому попросил о помощи меня.
Паула почувствовала, как слезинки, наконец, потекли по щекам, и сразу стало легче.
– Миклош сказал, что убьет меня!
Колдун достал носовой платок и молча подал ей. Девушке почему-то показалось, что его утомляют плачущие женщины.
– Простите, Кристоф, – пробормотала она сдавленно и поспешно вытерла мокрые щеки. – Я… очень благодарна вам. Если бы не вы… не знаю, сколько бы еще продолжался этот ужас. Господин Бальза очень изобретателен.
Она попыталась улыбнуться, но, видимо после общения с тхорнисхом, ее улыбка потеряла все былое очарование, потому что некромант, по-прежнему, остался холоден.
– Значит, теперь есть надежда, что это приключение научит вас не вмешиваться в игру до тех пор, пока вы не научитесь играть на достойном уровне.
Паула почувствовала смущение, смешанное с досадой. Похоже, кадаверциан считал ее безответственной, наивной и глупой.
– Быть может, мой поступок оказался не слишком умным. Но вы даже представить себе не можете, насколько унизительно всю жизнь пресмыкаться перед всеми, культивируя в себе ощущение беспомощности. Я должна была отомстить!
Колдун насмешливо поднял черные брови. Фэри ожидала очередного едкого замечания, но неожиданно он произнес с одобрением:
– Лучше быть в ярости, чем в слезах.
Паула усмехнулась, наконец сообразив, как нужно себя вести. Определенно, Кристофа Кадаверциана раздражали слабые и беспомощные женщины, способные служить лишь украшением гостиной. «Он ценит только тех, кто умеет постоять за себя, – поняла девушка. – Именно поэтому его никогда не видели в обществе фэри».
Она провела рукой по волосам и спросила:
– Скажите, что это за место?
– Мой дом.
Спокойствие и уверенность, которые постепенно возвращались к юной фэри, испарились.
– Что с вами? – резко спросил колдун, подаваясь вперед.
– Все хорошо. – Раньше ей всегда удавалось великолепно скрывать свои чувства, и сейчас фэри попыталась изобразить вежливое недоумение. Но слишком поздно сообразила, что ее пальцы нервно мнут платок.
– Вы выглядите до смерти испуганной, – заметил он. – В чем дело, Паула? Думаете, по коридорам этого дома бродят толпы оживших мертвецов?
Паула почувствовала, как закололо щеки, и едва смогла выдержать пронзительный взгляд некроманта.
– Отдыхайте спокойно. Вы в полной безопасности.
– Спасибо! – она услышала в своем голосе почти непристойную радость и тут же устыдилась ее. – Но… я не помешаю вам?
Некромант поднялся и посмотрел на девушку сверху вниз с легкой насмешкой:
– Не волнуйтесь. Как только начнете мешать, я отправлю вас к маэстро.
Когда он вышел из комнаты и тихо закрыл за собой дверь, Паула откинулась на подушки. Машинально прикоснулась к шее, которую еще вчера сжимало страшное ожерелье. Глубоко вздохнула и закрыла глаза…
Фэри проспала всю ночь. Весь следующий день. И проснулась от звуков своего имени, произнесенного далеким голосом Александра. Тот настойчиво звал ученицу, но Паула вдруг поняла с удивлением, что не может и не хочет отвечать ему.
«Он не бросил вас… – вспомнилось неожиданно. – Он не мог противостоять…»
Магия фэриартос пассивна – сколько раз она утешала себя этой фразой и смирялась с унижением. Но сейчас почему-то испытала лишь жгучую ненависть. Ко всему миру и к учителю в частности. Это чувство было таким сильным, что маэстро должен был почувствовать его.
Голос Александра оборвался. Паула поняла, что лежит, тяжело дыша, словно после долгого бега. Приступ безумия прошел. Девушка сама не знала, что способна на такую ярость. Видимо, что-то произошло с ней после пребывания в гостях у тхорнисхов…
В дверь громко постучали.
– Да, – отозвалась она сдавленным голосом и повернулась, по привычке пытаясь вернуть на лицо любезно-одухотворенное выражение.
В комнату быстро прошел Кристоф. Его длинные черные волосы были присыпаны снегом, на плечах кожаной куртки поблескивали капли, сапоги оставляли мокрые следы на паркете. Он остановился у кровати, обдав фэри потоком холодного воздуха, молча протянул ей мобильный, и так же молча направился к выходу. У самой двери оглянулся и небрежно бросил заклинание, которое мгновенно высушило влагу на полу. Когда за некромантом захлопнулась дверь, девушка, глубоко вздохнув, поднесла телефон к уху.
– Паула, – полился из трубки бархатный голос Александра, – я понимаю, ты очень устала, и не буду утомлять долгим разговором. Сейчас тебе вряд ли хочется возвращаться к себе, и я не уверен, что мой дом желанен для тебя так же, как прежде.
– Маэстро… – фэри снова почувствовала смятение. От недавней злости не осталось и следа. – Ваш дом мне дорог по-прежнему, но я…
– Ты чувствуешь себя в большей безопасности там, где находишься теперь, – закончил он невысказанную мысль ученицы. – Не думаю, что сейчас ты нуждаешься в моем обществе. Но если что-то изменится…
Александр был, как всегда, проницателен и деликатен. Он, как никто, знал, какие чувства она испытывает.
– Я всегда нуждаюсь в вашем обществе, – тихо произнесла Паула, глядя на витраж, и не поняла, говорит правду или обманывает сама себя. – Но мне нужно немного времени, чтобы…
– Да. Конечно. Я понимаю.
Динамик замолчал.
Паула откинула край одеяла, поднимаясь с кровати. Бросила сотовый на постель. Подошла к большому гардеробу, стоящему в углу. Внутри обнаружилась часть ее одежды и косметика. Кто-то весьма предусмотрительный съездил к фэри домой и привез все необходимое.
Очень любезно со стороны гостеприимного хозяина. Но девушке стало неприятно, что посторонний прикасался к ее вещам. «Никто из них не привык церемониться со мной», – с вернувшейся злостью подумала Паула.
Она оделась и накрасилась с особой тщательностью. Взяла телефон и вышла из комнаты.
За дверью оказался длинный коридор. С потолка на толстых цепях свисали тяжелые медные светильники. Они озаряли темные каменные стены дрожащим красноватым светом. Из неровной кладки выступил черный барельеф, изображающий бога Аида на фоне мрачного пейзажа подземного царства. Толстый бордовый ковер на полу глушил шаги.
Интерьер особняка Кристофа нельзя было назвать заурядным. С изумлением оглядываясь по сторонам, Паула шла вперед и едва не столкнулась с человеком, появившимся избокового коридора.
Это был светловолосый паренек. В руках он держал стопку книг, а локтем прижимал к боку несколько папок. Заметив удивленную фэри, юноша остановился, окинул ее внимательным взглядом, улыбнулся и заявил:
– Привет. Я тебя знаю. Ты – Паула. Девушка Вэнса.
Подобная характеристика позабавила ее.
– А ты кто такой?
На щеках фэри заиграли ямочки легкомысленной улыбки. Неужели Кристоф держит у себя дома живой источник крови?
– Я – Лориан. – Он удобнее перехватил книги и протянул ей руку. – Приятно познакомиться.
Продолжая недоумевать над причинами столь свободного поведения, девушка прикоснулась к его ладони, почувствовала крепкое пожатие и тут же ощутила волну голода. Запах близкой человеческой жертвы заставил вспомнить о том, что она не ела сегодня, да и вчера, кажется, тоже…
– Ты живешь здесь? – спросила она, не отпуская его ладонь. Голос девушки зазвучал мягко, чарующе.
– Нет. Прихожу время от времени. – Мальчишка начал ощущать ее ненавязчивую магию и тряхнул головой, словно пытаясь избавиться от назойливой мухи, гудящей над ухом.
– И как часто ты сюда приходишь? – фэри чуть сильнее сжала его пальцы.
Он не успел ответить.
– Лориан! – раздался в конце коридора хорошо знакомый низкий голос. Мальчишка стремительно обернулся, сбрасывая опасное очарование.
– Я жду тебя уже полчаса. – Кристоф приблизился, с явным неудовольствием глядя на человека.
– Извини, – отозвался тот, без малейшего смущения или вины. – Никак не мог найти последнюю книгу. Уже иду…
Он дружески кивнул Пауле и направился прочь. Девушка проводила его взглядом, повернулась к колдуну, ожидая объяснения, и увидела, что тот смотрит на нее с хмурым неодобрением.
– Паула, постарайтесь запомнить. Этот человек – не еда. Пока вы здесь, не морочьте ему голову.
На секунду фэри потеряла дар речи от возмущения.
– Даже не собиралась!
– Вам это только кажется, – губы Кристофа улыбались, но глаза по-прежнему оставались ледяными. – Если вы голодны, кухня – прямо по галерее. В холодильнике достаточно крови на любой вкус. И вот еще что, можете ходить по всему дому, он в полном вашем распоряжении. Но прошу не заходить в мой кабинет – комнату, смежную с библиотекой. Обычно он заперт, но если вдруг окажется открыт, знайте – там нет ничего, интересного для вас. Более того, входить туда опасно…
– Я попаду в замок Синей Бороды.
Он отвернулся, собираясь уходить, но остановился и снова взглянул на девушку.
– Если телефон вам больше не нужен, я возьму его.
Паула внезапно поняла, что стоит, все еще сжимая сотовый, который давно надо было вернуть владельцу, и смотрит на кадаверциана широко распахнутыми глазами, пока тот поучает ее, словно маленькую девочку.
– Да, конечно. Большое спасибо. – Она поспешно протянула мобильный некроманту.
– Не за что, – отозвался он с вежливым равнодушием и неторопливо направился прочь.
– Жиль де Ре! – гневно прошипела фэри, когда Кристоф удалился. – Все двери открыты, но если войдешь в последнюю – умрешь! За кого ты меня принимаешь, кадаверциан?!
На кухню она не пошла, а отправилась бродить по дому. Коридор, неожиданно изгибаясь, выводил девушку во все новые и новые помещения. И каждое напоминало гротески Эдгара По, смешанные с мрачными видениями Гойи.
В пятиугольном зале стояли статуи египетских божеств с головами зверей. На черном полу золотом были нарисованы странные символы и иероглифы, а со стены скалилась злобная маска неизвестного существа.
В одной из комнат, задрапированной болотно-зеленой тканью, стояли огромные напольные часы из черного дерева и, едва фэри вошла, они, заскрипев, начали натужно отбивать положенное время. В их звучании было что-то настолько зловещее, что Пауле показалось, будто как только они замолчат, из стены выйдет призрак смерти в белых одеждах, испачканных кровью. А, может быть, кое-что и похуже.
Поспешно выбежав вон, девушка оказалась в просторном зале с потолком, изображающим звездное небо. Здесь стоял белый рояль. Паула, ободренная тем, что наконец увидела нечто близкое, подошла к нему, открыла крышку и села на табурет. Она не собиралась играть, но пальцы сами опустились на клавиши.
Музыка успокаивала, заставляла забыть о неприятностях. Но в какой-то момент девушка поняла, что вспоминает Миклоша. Она смотрела в пустоту перед собой и с упоением думала о том, как ненавидит его.
Паула стиснула зубы, закрыла глаза пытаясь представить месть, достойную Тхорнисха. Под аккомпанемент грозной сонаты Бетховена ее фантазия разыгралась. В воображении бушевали какие-то невероятные смерчи, сметающие резиденцию Золотых Ос вместе с его главой, на убежище Бальзы падали раскаленные камни, а поток из городской канализации подмывал фундамент.
Ее исступление было почти удовлетворено, когда рядом неожиданно прозвучал гневный возглас:
– Паула!
Фэри вздрогнула, обрывая музыку, увидела Кристофа и… густые потоки черноты, медленно льющейся по стенам с потолка. Казалось, само ночное небо лениво сползает на землю, пытаясь поглотить ее. Растекается по светлому полу чернильными лужами и оставляет жирные кляксы на белой рубашке некроманта.
– Я понимаю вашу ярость по отношению к Миклошу, – произнес колдун спокойнее. – Но не надо разрушатьмойдом.
– Кристоф… простите, – пробормотала Паула, не понимая, как сумела устроить такое. – Я…
– Вы немного увлеклись, – он подошел к роялю и закрыл крышку. – И лучше вы остановитесь сейчас, прежде чем пробудите к жизни всех моих вилахов.
– Да. Конечно. Я не думала, что…
Но некромант, не слушая оправданий девушки, развернулся и вышел из зала, перешагивая через лужи, натекшие с потолка. Фэри осталась одна, подозревая, что ее пребывание в доме мастера Смерти завершено.
Глава 21
Сеть Аида
Главная прелесть прошлого в том, что оно – прошлое.[52]9января
Зимнее кладбище было тихим и умиротворяющим. Высокие неподвижные сосны и березы чернели на фоне густо-синего неба, словно нарисованные тушью. Луна светила сквозь изогнутые ветви, напоминая знаменитые японские рисунки на шелке. Голубоватый призрачный свет падал на землю, обтекая кресты и памятники. Рисуя на снегу длинные тени. Над землей висело облако силы, видеть которую могли лишь единицы, но люди, приходя сюда, ощущали ее как постоянный холод.
Кристоф медленно шел между заснеженных могил. Края его распахнутого плаща сбивали пушистые хлопья с верхушек сухих цветов, торчащих из неровных белых холмиков. Следом за ним молча плелся Босхет, получивший новое тело.
– Скажи, какого черта ты напал на тхорнисхов? – спросил колдун, не оборачиваясь.
Бетайлас громко засопел, потом пробормотал нехотя:
– Они меченые.
– Что значит «меченые»?
Дух-убийца вздохнул, пиная снежную кочку, попавшуюся под ноги:
– Вы не поймете, мэтр.
– А ты попробуй объяснить, – пока еще дружелюбно посоветовал некромант.
– От них идет зов смерти, которому я не могу противиться. Он действует на меня, как вид воробьев на кота. Инстинкт. Надо напасть. Они – дичь, я – охотник.
– Хм… – мастер Смерти сунул руки в карманы плаща, чувствуя, как кончики пальцев начинает покалывать от избытка силы, разлитой над могилами. – Раньше у тебя не возникало подобного желания.
– Времена меняются, – равнодушно отозвался Босхет.
«Еще одно звено в цепи странных событий последнего месяца», – кадаверциан остановился возле свежей, пока еще безымянной могилы. Остро и душисто пахло еловыми иглами и холодной землей. В пластиковой банке стекленели на морозе белые розы.
Никто из братьев и сестер Кристофа не чувствовал такого покоя на кладбище, как он. Никто настолько хорошо не ощущал прозрачных облаков неведомой силы, мелкими искорками струящейся по стволам деревьев.
«Мы стоим в самом начале жизни, – думал кадаверциан о своем клане, глядя на стынущие цветы. – И охраняем не смерть, не конец существования, а самое начало нового пути. Мертвое уходит в землю, освобождая место для новорожденного… не слишком оригинальная идея, которую большинство моих родственников считают абсурдной».
И опять, как всегда незваные, к нему пришли воспоминания о Флоре.
Вот кто был воплощением жизни. Яркой, страстной, прекрасной, жестокой, бесконечно желанной и никогда не думающей о конце.
Кадаверциан помнил жаркое прикосновение ее ладоней к своим плечам, бурный стук сердца и горячий насмешливый шепот, касающийся его лица:Смерть есть зло, самими это установлено богами.Умирали бы и боги, если б благом была смерть.
Кристоф улыбнулся, хотя на душе, по-прежнему, неподъемным валуном лежала горечь. Образ Флоры в окружении крестов и мраморных памятников казался таким же неуместным, как аромат цветущего луга посреди ледяной пустыни.
«Ты постоянно напоминаешь мне о том, что я не вечна. – Ее голос был холодным и равнодушным, но топазовые глаза горели страстью. – Поэтому, мой колдун, я не могу бытьтвоей до конца, до последней мысли. Ты повелеваешь смертью, ты сам – смерть, а я хочу думать только о жизни».
В итоге, он стал причиной ее гибели.
«Сколько бы я не обвинял асиман или Фелицию, вина остается на мне, – думал некромант, медленно шагая вперед, по узкой тропинке между оград. – Флора опасалась мира, которым я управляю. Тишина кладбища страшила ее больше, чем бурные магические всплески асиман, тхорнисхов или леарджини. А то, чего очень боишься, всегда кажется всесильным. Она считала меня всемогущим. И это ее погубило».
Впереди, сквозь голые ветви сирени, мигнул желтый огонек. Маленький островок жизни посреди безмолвного покоя. Спустя несколько минут, Кристоф вышел к низенькому домику смотрителя. Стряхнул снег с сапог, поднялся по трем деревянным ступеням и велел Босхету остаться снаружи.
В крошечной прихожей было темновато.
– Доброй ночи, – сказал кадаверциан, проходя в маленькую, жарко натопленную комнату-кухню.
Старик, пивший чай за круглым столом, накрытым пестрой клеенкой, доброжелательно кивнул:
– Доброй.
– Все благополучно?
– А что им сделается? – резонно заметил сторож. – Лежат себе.
За приоткрытой дверцей печки потрескивал огонь. На стенах, оклеенных дешевыми бумажными обоями, висели фотографии в рамках. На одной из них был изображен представительный молодой человек в военной форме, и трудно было поверить, что когда-нибудь он превратится в высохшего седого старика, сидящего сейчас перед некромантом.
Кристоф придвинул скрипучий табурет.
– На шестьсот третьей могиле покосился крест. Береза у шестьсот десятой скоро упадет, ее надо спилить. И вывезти мусор, наваленный у старого входа.
– Сделаю, – равнодушно отозвался смотритель.
Колдун знал, что если он и сделает, то в лучшем случае половину. Но настаивать не стал.
На остальных кладбищах кадаверциана работали совсем другие люди. Молодые дельцы, лишенные всяческих предрассудков и умеющие делать хорошие деньги даже на покойниках. Они жили в дорогих квартирах в центре, и на работу приезжали не на погосты, а в современные офисы – чтобы руководить штатом дворников, садовников, могильщиков, граверов и архитекторов. Но там колдун не любил бывать. Ему больше нравился этот дом и живущий в нем молчаливый старик, казалось, причастный к тайнам потустороннего мира.
Мастер Смерти поднялся, подошел к старой этажерке, притулившейся в углу, и положил на верхнюю полку несколько банкнот, сложенных пополам. Старик, как всегда, не подал вида, что заметил это.
– В следующий раз приду через две недели, – сказал некромант уже от двери.
– Дело ваше, – согласился смотритель, окидывая кадаверциана проницательным взглядом. – А за лекарство, что вы в прошлый раз принесли, спасибо. Помогло.
– Не за что, – равнодушно отозвался Кристоф.
За то короткое время пока он был у сторожа, кладбище изменилось. Прежний покой был нарушен. Сметая снег с ветвей, дул ветер. По небу ползли тяжелые тучи. Померк таинственный блеск на стволах деревьев. Они шумели глухо и тревожно. Босхет, сидящий на крыльце, беспокойно крутил головой, поблескивая желтыми глазами на человеческом лице.
– Мэтр, ничего не чувствуете?
Колдун глубоко вдохнул ледяной воздух, и отрицательно покачал головой. Бетайлас кивнул:
– Я тоже, но мне перестало здесь нравится.
Кадаверциан спустился с крыльца и беззвучно произнес слова призыва. Несколько бетайласов прорвались сквозь тонкую грань, отделяющую мир духов от этой реальности.Пока еще бесплотные, они закружили вокруг некроманта, касаясь его горячим дыханием.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.