read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Это зависит от того, что ты решил. – Колдун опустился на стул и потер ноющее запястье.
– А что тут можно решить. – Бран запустил пальцы в рыжие волосы. – Асиман все равно будут охотиться за мной и обратят рано или поздно. Я превращусь в такое же чудовище, как Балор.
– После огненного обряда, который с ним провели, безумие скоро проходит.
– Не важно. – Оват снова покосился на Тёмного Охотника у своих ног. – Мы много разговаривали с Гербертом, и он показался мне действительно хорошим… – друид едва не сказал человеком, но осекся. – Однако если я стану кадаверцианом, то потеряю свой дар.
– Возможно и так. Наши магии слишком разные. Но то, что ты знаешь, бесценно. Если ты станешь одним из кадаверциан – ты сохранишь память.
– Да, ты говорил… Однако, я все равно не понимаю, зачем тебе это надо? Какая польза?
– Нософорос хотят, чтобы мир менялся. Мы пытаемся сохранить все, что любили в нем.
В глазах прорицателя отразилось что-то вроде понимания. Бран встал у двери, посмотрел в темноту, где все еще шелестел дождь.
– Не знаю… может, ты и прав…
Кристоф поднялся, подошел к нему, стараясь не наступить на опасную тень.
– Я не могу провести обращение здесь, иначе хранитель почувствует это и убьет тебя. Нам придется покинуть Ирландию. – Брови овата удивленно приподнялись, но он промолчал, продолжая внимательно слушать. – Ты сможешь укрыться на время в убежище кадаверциан. Во Франции.
Бран посмотрел на деревья, мокнущие под дождем:
– Здесь мой дом…
– Послушай, – колдун постарался вложить в слова всю свою убежденность. – Я тоже очень люблю Ирландию. Но дубы растут не только на этой земле. Сейчас ты не найдешь здесь никого, кому сможешь передать свои знания… Пройдет какое-то время, и ты вернешься.
Оват глубоко вздохнул.
– Наверное, ты прав. Скажи, я сильно изменюсь после обращения? Ты очень изменился?
– Стал умнее, – колдун усмехнулся. – Собирайся, мы уходим прямо сейчас, пока не закончилась ночь.
– Чтобы попасть во Францию, надо найти корабль, а это…
– Нам не нужен корабль. Мы пойдем через тоннель нософорос. Очень старый, мэтр рассказал мне о нем на случай бегства. Хранители не пользуются им уже много веков.
– Мне нужно немного времени, чтобы собраться.
– Не бери ничего лишнего.
Бран быстро оглядел святилище, достал из тайной ниши в стене толстую книгу и положил на край стола.
– Это я возьму с собой обязательно. И серп – тоже.
Колдун взял увесистый том, открыл его и увидел знакомый размашистый почерк Герберта.– «Мы видим обитателей земли,А нас из них никто не может видеть…»,
– прочитал кадаверциан и почувствовал странную тяжесть в душе.
– Что это?
– Скел[73].Песня Мидхира. Я рассказывал, Герберт записывал. Его очень интересовало все о нас.
Кристоф перевернул несколько страниц:
«Есть три вещи, которые постоянно уменьшаются – темнота, ложь и смерть. Есть три вещи, которые постоянно увеличиваются – свет, жизнь и истина. – Было видно, что Герберт торопится, записывая это. Почерк его был неровным. – …Друиды учат народы Ирландии бессмертию души. Они верят, что умерший в этой жизни может возродиться в другой, но многие должны возвращаться на землю неоднократно, пока не преодолеют в себе зло…»
Кристоф захлопнул фолиант, и протянул его овату. Тот бережно завернул том в холстину и убрал в заплечный мешок.
– Герберт был твоим другом? Мне жаль, что он погиб.
– Герберт был моим учеником. Мне еще более жаль. Идем.
…Дождь перестал, но в воздухе продолжала висеть влажная дымка. Пахло цветущим клевером и сырой травой. Кое-где в разрывах туч поблескивали звезды. Бран шел, не оборачиваясь, но смотрел по сторонам с жадной тоской, словно старался запомнить все, как можно лучше.
Скоро небо заволокло серой мглой, из низин пополз туман. Спутники молча обогнули кладбище, где некроманта подкараулил лудэр. По узкой каменистой тропинке, вьющейся между кустов, спустились с холма. Могучий Бойн неспешно нес свои воды между каменистых берегов, и в его волнах отражались тучи.
– Я знаю, куда мы идем, – тихо произнес Бран. – В Брук-на-Бойн. Подземное жилище бога Дагды. Значит, там находится твой потайной ход?
Кристоф молча кивнул.
Он знал, что ирландцы верят, будто ворота в рукотворных холмах, сидхах, ведут в земли богов, где те живут в наслаждении и невиданной роскоши. Доля истины в этом была. Одно из самых почитаемых мест Эрины, действительно, являлось дорогой для бессмертных.
– И что, он приведет нас прямо в Лютецию[74]?
– Он может привести куда угодно, если правильно об этом попросить.
В неровном склоне, поросшем кустарником, показался черный прямоугольный провал. Перед ним лежал продолговатый камень, разрисованный белыми спиралями.
Некромант первым шагнул в темноту. Чужая магия обожгла его лицо, и тоннель с низким земляным потолком превратился в просторный коридор, освещенный зеленоватым светом.
– Я чувствую опасность… – хмуро произнес Бран, шагающий следом за колдуном.
– На тебе моя защита, – отозвался тот, удерживая в памяти сложную магическую формулу, чтобы в нужный момент успеть произнести ее.
Коридор казался бесконечно длинным. Любой, идущий по нему, рано или поздно расслаблялся, не видя ничего, кроме однообразных стен. И в этот самый момент из пустоты возникал Сепс.
Он бросался внезапно, давая путникам всего несколько мгновений, чтобы те успели доказать свое право на дальнейшее путешествие. И если нарушитель спокойствия оказывался чужаком, его дорога была завершена.
Оват замер, увидев в полутьме коридора широко раскрытую пасть. Продолговатая голова зубастой змеи, покрытая чешуей, приближалась стремительно, высокий костяной гребень встопорщился острыми иглами. Но Кристоф успел вскинуть руку перед созданием рода дипсов и начертать в воздухе знак повиновения. Сторож медленно опустил голову. Коснулся мордой ладони некроманта, уронив с клыков на пол несколько прозрачных капель. Между его зубов скользнул длинный раздвоенный язык.
Старший брат этой гигантской твари охранял убежище кадаверциан во Франции. Сепс был поселен здесь, и тоже великолепно справлялся со своей задачей.
Кристофу было известно, что яд этого мифического змея настолько силен, что им пропитываются даже кости укушенного. Магия на аспида не действовала.
Сепс мазнул некроманта по ладони, оставив липкую полосу слизи. Почувствовал знакомый запах. Признал за своего.
– Что это за тварь? – спросил друид, после того как змей остался позади.
– Вольфгер говорит, будто вырастил Сепса из куриного яйца, высиженного жабой. – Кристоф вытер ладонь о куртку. – Но я не уверен, что это правда.
– Он огромный, – Бран все еще выглядел потрясенным.
Кадаверциан улыбнулся.
– Скоро ты увидишь его брата. Гипнала. Вот тот – огромный. Больше твоих дубов.
Оват скептически хмыкнул и тут же застыл от изумления. Перед спутниками открылся просторный зал, сводчатый потолок которого поддерживали десятки прозрачных тонких колонн. Казалось, они выточены изо льда, но каждая лучилась тонкой дымкой магии.
– Это построил нософорос? – Бран с жадным любопытством оглядывался по сторонам.
Колдун кивнул, сосредоточенно ища нужный выход. Одна из колонн едва заметно покачнулась, медленно наливаясь бледно-зеленым светом. Стала таять, приобретая очертания арки.
– Вперед.
Кристоф направился в ворота. Бран шагнул за ним… и тут же оказался на узкой грязной улочке.
Впереди возвышалась глухая стена. Между крыш, почти касающихся друг друга, виднелась полоска неба. Из подворотни слева тянуло холодом. В щелях между камнями мостовой торчали тонкие травинки.
Издали приплыл гулкий удар колокола, и, словно отвечая ему, прямо за спинами спутников отозвалось звонкое эхо. Кадаверциан стремительно обернулся.
Асиман было семеро, включая Варрона и Эрнесто. И хотя последний выглядел гораздо менее развязно, чем во время предыдущей встречи, семь высших магов против одного некроманта – достаточное число, чтобы чувствовать себя уверенно.
– Рад вновь увидеть тебя, друг мой, – негромко произнес Варрон. – Вижу, ты не ожидал встретить нас. Удивлен, кто сообщил нам о тайном тоннеле, известном лишь некромантам? – Он сделал эффектную паузу и воскликнул. – Твой друг Герберт! Конечно, сначала он противился. Но «Могильная Гниль» развязывала языки и не таким. Тот лудэр встретился нам очень кстати, – продолжил Варрон. – И он оказался гораздо более сговорчивым, чем ты. Сразу согласился на сотрудничество. Твой друг любил гулять по темным, тихим местам. Заклинатель дождался его и… пфф! – маг сделал вид, будто бросает что-то в воздух. – А потом с ним поговорил я. Убедил, что смогу помочь. Ты ведь знаешь, асиман – великолепные алхимики, мы можем составить любое противоядие. А кадаверциан, как и все остальные, не хотят умирать.
– Ты солгал ему, – холодно произнес Кристоф, хотя внутри у него все кипело от ярости.
– Я дал ему надежду, – улыбнулся римлянин. – В обмен на маленькую услугу. Информацию о месте выхода вашего тайного пути.
– Ни один из асиман никогда не сможет воспользоваться им.
– А зачем? – Варрон в показном изумлении развел руками. – Нософорос пропустил нас. Видишь ли, только ты такой несговорчивый, подозрительный и враждебный. Мы смиренны, доброжелательны, легко признаем свои ошибки. И не уводим тайком из страны самое ценное, что в ней есть… Однако, у тебя, по-прежнему, имеется выбор. Признать поражение и вернуться домой живым. Или остаться здесь. Что скажешь, кадаверциан?
– Скажу, что ты, как все римляне, слишком много болтаешь.
Кристоф почти без размаха хлестнул ближайшего мага зеленым кнутом, возникшим из воздуха. Тот вскрикнул, бросился в сторону, но тут же, вскинув руку, швырнул в некроманта огненный шар. Кадаверциан увернулся и ударил снова, и еще… «Кнут Умертвия» стегал асиман, разбрызгивая кровь, выбивал каменную крошку из стены, «Спираль Геенны» вокруг тела колдуна не давала врагам приблизиться.
– Уводите овата! – закричал Эрнесто, взбешенный тем, что его заклятья не достают врага.
Двое магов бросились к Брану, и в это самое мгновение тень за спиной друида открыла глаза. Истошный вопль громким эхом отразился от стен переулка и сменился нарастающим голодным воем. Черная тварь, взмыв с пола, обрушилась на асиман. Подбросила в воздух, смяла и швырнула на землю уже мертвыми.
– Охотник! – заорал кто-то.
– Уходим!
– Варрон, уходим!
– Он сожрет всех.
– Оставьте мальчишку! – крикнул римлянин, залитый кровью. – Эта тварь – его защита! Убейте некроманта!
Кристоф заметил, как Эрнесто медленно отступил, явно не собираясь выполнять это распоряжение, затравленно оглянулся и бросился бежать.
Остальные, наконец, сообразили, в чем дело, и оставили Брана в покое. Парень, злой и одновременно растерянный, замер у стены. А над ним, как ангел-хранитель, парил Тёмный Охотник.
«Спираль Геенны» светилась все слабее, и колдун пропустил один из обжигающих ударов. Силы уходили слишком быстро, и того, что осталось, не хватало на достойное сопротивление четырем обозленным магам. Красный огонь разбился о стену рядом, лицо кадаверциана обожгло и посекло мелкими осколками, по шее потекла кровь.
– На этот раз я тебя убью! – рявкнул римлянин. – Ты мне еще в Галлии глаза намозолил… Бейте! – заорал он на своих осторожничающих братьев. – Он слабеет!
Колдуну показалось, что с разных сторон хлынули сразу несколько ручьев лавы. Асиман, объединив силы, обрушили на него всю доступную магию. Щит, который кадаверциан выхватил из воздуха, сдержал поток пламени, но, казалось, еще немного и он, плавясь, потечет на раскаленную землю. Кожа на руках съеживалась от жара.
«Если позвать на помощь мэтра, он не успеет придти… Дьявол, как глупо!»
Некромант почувствовал, что щит тает в ослабевшей руке, и вдруг услышал крик Брана:
– Кристоф, держи!
Кадаверциан увидел, что оват стаскивает крест с шеи.
– Нет!
Знак клана упал к его ногам, и тут же Тёмный Охотник бросился на защиту своего настоящего хозяина. Он расправился с асиманами за несколько секунд. Черная тень с воплем падала на магов, хватала, подбрасывала в воздух, словно играя, ловила на лету и проглатывала. Красные молнии и сгустки пламени пролетали сквозь его черное тело, не причиняя вреда.
Когда с последним врагом было покончено, тварь не спеша, вернулась к Кристофу. Судя по выражению хищной морды, она была не прочь сожрать и ослабевшего некроманта.
– Уходи, – произнес кадаверциан, и Охотник ушел в тень, из которой явился.
…Бран лежал на земле, залитой кровью. В его груди зияла круглая дыра, прожженная огненной молнией. Широко распахнутые пустые глаза смотрели вверх. Оват был мертв. Убил его кто-то из асиман, чтобы последний из друидов не достался никому, или случайно попало шальное заклинание, уже не имело значения.
Кристоф медленно подошел к нему, устало опустился рядом. Иллюзия, что если он защитит Брана, то вина перед Гербертом уменьшится, рассеялась окончательно.
«Мы пытались спасти друидов от людей, от новой веры, а надо было – от самих себя…»
Из распоротого мешка, упавшего рядом с оватом, выглядывал обожженный угол книги. Колдун вытащил ее, открыл наугад и прочитал:Я – ветер, веющий над морем…Я – рокот волн…Я – первый солнца луч…Я властен облик свой менять, как боги.Я – бард, которого лихие мореходы призвали прорицание изречь.Да не узнает отдыха копье, свершающее месть за наши раны.Я предрекаю нам победу…[75]
К дверям монастыря, стоящего неподалеку от деревушки Мобилл, Кристоф пришел поздним вечером, когда солнце уже село, и сумерки поползли по остывающей земле. Услышавгромкий стук, старый монах торопливо перекрестился, пробормотал короткую молитву, помянув в ней святого Колумбу[76],и опасливо покосился на вход. Однако открывать все же пошел. Неспокойное время, но викинги обычно не стучат, а сразу сносят ворота с петель.
– Что тебе, сын мой? – спросил он, сквозь крошечное зарешеченное оконце в двери пытаясь разглядеть лицо высокого человека в длинном темном плаще.
– Я хочу передать вам знания друидов, – произнес кадаверциан низким, звучным голосом. – Сказания, легенды, саги, рецепты врачевания, философские и мистические учения… Если последователям Патрика это нужно.
Привратник засуетился, открывая дверь:
– Конечно! Сейчас я скажу настоятелю. Весь день вчера он простоял у порога одного из вождей, хотел услышать хоть что-нибудь из ваших легенд, однако тот так ничего и не захотел рассказать. А эти бесценные сведения должны быть сохранены… Но ты сам кто? Бард?
– Я видел вашего аббата Финнена у дома Туана Мак Кейрелла. Святой отец выглядел огорченным. Так что, думаю, ему будет интересно почитать это.
Мужчина вынул из-под плаща увесистую книгу.
– Здесь почти все знания друидов по медицине, географии, астрологии, истории, философии, сведения о выращивании и применении целебных растений…
Монах со все возрастающим интересом смотрел на фолиант в руке незнакомца. Если все сказанное было правдой, то монастырь получал возможность получить и сохранить воистину бесценные знания.
– Заходи. Не стой на пороге, – заторопил он.
Кадаверциан усмехнулся, окинул взглядом маленькое помещение, залитое теплым сиянием светильников. Но не вошел. Молча протянув книгу изумленному монаху, он шагнул обратно в темноту, где начинал тихо шелестеть теплый летний дождь. Снова накинул капюшон на голову, развернулся и неспешно направился в сторону холмов. Через несколько мгновений темный силуэт растворился в зеленом сумраке прохладной ирландской ночи…
Глава 31
Путь в Маг Мелл
Истина перестает быть правдой, когда больше чем один человек верит в нее.[77]5февраляДарэл Даханавар
Кабинет Кристофа был завален книгами. Они лежали в креслах, на ступеньках стремянки, стоящей возле стеллажей, на полу. По ковру были разбросаны бумажные обрывки и несколько кусков пергамента. Со спинки стула свешивалась звездная карта – судя по причудливым рисункам поверх созвездий, сделана она была задолго до нашей эры.
Эпицентр этого беспорядка находился на столе. Здесь стояли несколько открытых баночек с тушью, лежала стопка чистой бумаги, и поблескивал металлический инструмент, в котором я с удивлением узнал морской секстант.
С предельно сосредоточенным видом кадаверциан брал белый лист, мгновение смотрел на него, макал кисть в краску и несколькими быстрыми движениями выводил затейливую завитушку. Хмуро изучал получившийся иероглиф, небрежно отбрасывал его и снова тянулся за бумагой.
– Решил поупражняться в каллиграфии? – Я поднял очередной неудавшийся экземпляр, плавно спланировавший мне под ноги. – По-моему, получается неплохо.
В тонком причудливом завитке виделось нечто знакомое. Элемент арабской вязи и китайского иероглифа, изломанная линия созвездия и ажурное переплетение стеблей травы…
Кристоф, отложив кисть, прислонился затылком к высокой спинке кресла и закрыл глаза. Под его опущенными веками на мгновение блеснул зеленый огонь, и до меня долетело смазанное воспоминание. Зеленая трава… дубы… высокое бархатное небо… сгорбленная фигура, замотанная в плащ, на фоне прозрачной ночи.
Колдун открыл глаза, наклонился и поднял свиток, лежащий на полу:
– Слишком много времени прошло…
– Что ты пытаешься вспомнить? – я повернул к себе новый рисунок, появившийся из-под пера некроманта.
– Как выглядел ключ к воротам Маг Мелл, – колдун взял очередной лист и снова погрузился в раздумья. – Это магический знак нософорос.
Я подобрал еще несколько неудавшихся экземпляров, валяющихся на ковре. На каждом из них древний символ выглядел несколько иначе. А на одном рядом с «иероглифом» была нарисована довольно едкая карикатура. Она изображала горбатое существо с физиономией, растянутой в ехидной ухмылке, и тонкими козлиными ногами, торчащими из-под рваного плаща.
Я показал рисунок Кристофу:
– А это, надо полагать, сам хранитель путей?
Колдун усмехнулся, забрал у меня свои художества, порвал и бросил обрывки под ноги.
– Так ты встречался с ними? – я отодвинул секстант в сторону, присаживаясь на край стола. – Когда? Где?
– В Ирландии. Очень давно.
Кристоф откинулся на спинку кресла, глядя мимо меня.
В его памяти я увидел вереницу сияющих залов, высокие деревья, сплетающиеся кронами над головой, поляны, по которым стлались лиловые облака цветов. Земля, покрытая зеленым ковром клевера, превращалась в зеркальный пол и уходила за горизонт…
А потом на меня накатила яркая картина, заслонившая собой реальность. За несколько минут я пережил события долгой летней ночи, произошедшие много веков назад. Это было все равно, что нырнуть на огромную глубину, а потом медленно подниматься на поверхность, чувствуя, как колотится сердце, и легкие горят от недостатка кислорода.В чужих эмоциях и воспоминаниях тоже можно захлебнуться…
Я пришел в себя не сразу, и какое-то время сидел, отдуваясь, ошеломленно качая головой.
Вот, значит, почему он не обращает неофитов. Герберт и Бран убиты. Вивиан едва не умер, Сэм предал свой клан и тоже мертв. Впору задуматься о злом роке, преследующем моего друга.
– Ты выжил после «Могильной гнили», общался с настоящими друидами и передал их знания людям?
– Похоже, второе потрясло тебя больше всего, – Кристоф отбросил в сторону очередной испорченный лист и пробормотал. – Если бы тогда я был внимательнее…
Он поднял руку, пытаясь повторить знак, сделанный нософоросом. А я подумал, что если бы он был менее требователен к окружающим и к себе самому, остальным было бы гораздо легче.
– Невозможно запомнить все.
– Естественно! – Колдун взглянул на меня так, словно я сморозил исключительную глупость. – Но интеллект дан нам для того, чтобы отмечать самое главное… Большинству из нас, во всяком случае, – добавил он после секундного размышления и снова взялся за кисть. – Мне нужно встретиться с кланом Нософорос.
Кристоф, похоже, не заметил, какое впечатление на меня произвело его заявление. С тем же успехом он мог бы захотеть пообщаться с Основателем.
– Слушай, они ушли давным-давно, и я не думаю, что с ними можно увидеться без их желания. А как раз именно этого желания, по-моему, они не испытывают.
– Поэтому я и пытаюсь вспомнить…
На меня снова налетел вихрь смазанных образов, и лишь один был более-менее четким. Существо в плаще поднимало тонкую руку, выводя в воздухе сложный знак.
Я на ощупь нашел на столе бумагу, карандаш и, не глядя, нацарапал увиденный символ:
– Похоже?
– Да. – Кристоф положил рисунок рядом со своим. Они были одинаковыми.
– У тебя хорошая память. Что бы ты ни говорил. Очень четкие картины. Считывать Вивиана было труднее. – Я слез со стола, сгрузил на пол книги из ближайшего кресла и сел в него. – Так что если когда-нибудь потребуется переселять в новое тело твою личность, это не составит большого труда…
– Надеюсь, это не произойдет в ближайшее время, – рассеянно заметил кадаверциан, перерисовывая готовый символ. – Но благодарю за предложение.
– Кстати, зачем тебе понадобилось встречаться с хранителями?
– У меня к ним есть несколько вопросов.
– Каких?
Он не ответил. Более того, воспоминания колдуна, все еще наполненные зелеными долинами, холмами, четырехлистным клевером и магическими символами, вдруг погасли. Ихотгородила тяжелая монолитная стена, о которую вдребезги разлетелось мое любопытство. Кристоф заслонился от меня! Пожалуй, впервые он пытался скрыть свои мысли.
– Извини, Дарэл, – он поднял взгляд, в котором светился изумрудный отсвет Ирландии, а также искреннее сожаление. – Я не могу сказать тебе. Не потому что не доверяю…
Ничего не стоило рассеять его защиту, но я не стал делать этого. В конце концов, у каждого есть право на тайны.
– Да ладно. Только предупреди заранее, если собираешься устроить всемирный потоп, чтобы я успел приготовиться.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.